Перевод

Юнг говорит

Из книги «Юнг говорит»
под общей редакцией Уильяма МакГуайра и Р.Ф. С. Халла.

Юнг Говорит

К.Г. ЮНГ АМЕРИКАНЦЫ ДОЛЖНЫ СКАЗАТЬ "НЕТ" (1931г.)

Венский культурный союз (Vienna Kulturbund) в очередной раз предложил Юнгу прочесть лекции 29 января 1931 г. Их темой стала "Открытие Души"; лекции, в конечном счете, были переведены на английский под названием "Основные постулаты аналитической психологии" (CW 8).

В это же время Юнг также дал несколько интервью для венской прессы, очень коротких и касающихся в основном его представлений о примордиальных людях Восточной Африки и Америки. Такая публичная активность Юнга привлекла внимание иностранного корреспондента Нью-Йоркской газеты «Sun» в Вене, Барнетта, который отправился в Цюрих и взял интервью у Юнга 11 февраля этого же года.

Барнетт (1899-1973) был корреспондентом в течение нескольких лет, сначала в Париже в «Herald Tribune». Позже в 1931 году, он и его жена Марфа Фоли основал журнал «Story», который они выпускали в Вене, в Пальма-де-Майорка и после 1933 г. в Нью-Йорке. В 1957 году, в сборник "Это Моя философия, Барнетт включил эссе Юнга "Дух Психологии" (см. CW 8, "О природе психе"). Интервью Барнетта было опубликовано в «Sun» в феврале 1931 года.

За редким исключением комментарии Барнетта здесь опущены.

(Барнетт: Согласно мнению доктора Карла Густава Юнга, основателя цюрихской школы психоанализа и главного оппонента венской школы З. Фрейда, проблемы Соединенных Штатов – это всеобщие проблемы людей. Старая критика, что в Америке всё слишком унифицировано, слишком ускоренно, и всё слишком "внешнее", вполне оправдана, считает ученый из Цюриха. Более того, разрушительный потенциал заключается в том, что эти "злосчастия" некоторых жителей США становятся стандартами для всех остальных. Но что хорошо для некоторых – это яд для большинства других. Согласно Юнгу, статистический анализ показывает, что в таких центрах скорости и унификации как Нью-Йорк, сегодня существует столько же койко-мест в клиниках, сколько есть во всех других столицах мира вместе взятых…).

К.Г.Юнг:

Скорость жизни в Америке принимается как норма, к которой жизнь должна быть направлена. В мире сегодня с одной стороны стоит Америка, с её часто завидными провозглашениями "высокого уровня жизни", и Россия, с другой стороны, также равномерно демонстрирующая тотальный "уровень бедности". Обе страны являют сегодня большие силы. Конечно, совершенно невозможно подумать, что эти две разнообразные природы (проявившие себя в Америке и России) могли бы объединиться: они будут бороться не на жизнь, а на смерть. Европа же стоит между Россией и Америкой в качестве убежища индивидуализма, который необходим для счастливой жизни. Индивидуализм этот конечно всегда более или менее различный в каждом конкретном случае, но в отличие от однородности России, и Америки, он необходим, если мы хотим удовлетворить коллективное бессознательное, первичный разум, который предупреждает нас о наших заблуждениях и проявляет себя, чтобы спасти нас, в различных неврозах.

Нью-Йорк – это лишь наиболее яркий пример того, как доминирующие идеи в Америке влияют на природу людей. В других Штатах, таких как Калифорния, к примеру, где не так много внимания уделяется людскому сумасшествию, сумасшедшие не слишком выделяются, и по всей Америке есть тысячи душевнобольных, которые никогда не попадали в соответствующие клиники. Америка открыто стремиться к однородности, к желанию материальных вещей, к постоянному материальному обустраиванию своей жизни, подражанию успешным соседям и т.д. – но тут нужно великое умение сказать "НЕТ"!

Остановиться на минутку и осознать, что многие из вещей, которые
люди ищут, не нужны для счастливой жизни, и что пытаться
жить в точности как кто-то из успешных соседей не следует, так как люди принципиально различны, и возможно, отличаются коренными моментами в структуре личности, которые человек мог бы раскрыть (реализовать), однако сознательно пытается избавиться от них, что проявляется в форме внутреннего конфликта и, рано или поздно, переходит в форму невроза, болезни, или даже безумия.

Нас подчас пробуждает ощущение несправедливости в этом мире, что наши современные предрассудки в переоценки важности интеллекта и сознания ложны. Нам хочется простоты. Мы страдаем, в наших городах, от потребности простых вещей. Мы бы хотели увидеть наши огромные железнодорожные вокзалы безлюдными, улицы безлюдными, чтобы великий покой низошел на нас. Это проявляется в тысячах сновидений. Женские сны, мужские сны, сны каждого человеческого существа, проистекающие из одного источника – первичного коллективного бессознательного – которое одно и для негра из центральной Африки и для нью-йоркского биржевого агента. Так, на наш взгляд, проявляется во снах наше тело (наше биологическое начало), которое напоминает о себе, дает о себе знать.

Сны – по большому счету, это предупреждение о чем-то, что должно прийти. Сны в наибольшей степени выражают потребности тела и в наилучшей форме символически говорят о том, что в нашей жизни идет не так. Сны привлекают внимание нашего сознания к потребностям, ощущениям и инстинктам нашего тела.

Если человек не обращает внимания на эти символические предупреждения своего тела, то он расплачивается за это иным способом. Невроз – это просто тело, взявшее контроль над человеком, независимо от сознательного разума.

Мы получаем ужасную головную боль, когда мы совершенно свободно не можем уйти из неинтересной и скучной для нас компании, когда нам не хватает храбрости высказать об этом правду. Наша голова действительно болит. Мы готовы бежать… Мы в большой опасности, так как когда целые страны проигнорируют эти предупреждения – каждый станет невротиком и люди заполнят клиники.

Минувшая война1, я думал, научила нас чему-то. Оказалось – нет. Наши бессознательные желания безлюдных мест, тишины, бездействия, которые ныне, как и прежде, спонтанно проявляются в сердцах наших великих городов во вспышках лирических высказываний поэтов или речах сумасшедших, возможно, предупреждают нас об опасностях, которые таит в себе наш сознательный разум или другой более страшной катастрофе, от которой мы, возможно, никогда не оправимся. Мы можем отравить нашу жизнь, и тогда весь мир окажется действительно безлюдным и не будет никого, кто смог бы сидеть под Солнцем или видеть сны…

1 Имеется в виду Первая мировая война.


Перевод Григорий Зайцев.

агиография

Читайте также

похожие материалы

  class="castalia castalia-beige"