Перевод

Юнг говорит

Из книги «Юнг говорит»
под общей редакцией Уильяма МакГуайра и Р.Ф. С. Халла.

 

Маргарет Тилли (рассказ о встрече с К.Г. Юнгом)

МУЗЫКОТЕРАПИЯ (1956)

THE THERAPY OF MUSIC (1956)



Маргарет Тилли, концертирующая пианистка из Сан-Франциско, урожденная англичанка, стала интересоваться экспериментированием с терапевтическими эффектами звучания музыки при использовании, в частности, в определенных случаях психотерапии. Этот интерес вырос из собственного опыта юнгианского анализа и аналитики подтолкнули мисс Тилли ознакомить К.Г. Юнга с её работами. В 1956 году, в то время как она приехала в Женеву, чтобы дать концерт на радио, она решила отправить Юнгу какие-то документы, которые она написала по данной теме. Ответ пришел с обратной почтой, от секретаря Юнга: её пригласили в Кюснахт с визитом через два дня.

Мисс Тилли (1900-1969), позднее – главный музыкальный терапевт в клинике Langley-Porter Clinic в Сан-Франциско, написала о ее встрече с Юнгом в буклет клуба аналитической психологии Сан-Франциско в 1961 году. Этот материал с небольшими сокращениями взят для данной публикации.

Ссылки на музыку являются сравнительно редкими для творчества К.Г. Юнга – в полном собрании сочинений дается не более чем двадцать ссылок на музыкальные произведения. Один из редких подобных комментариев Юнга находится в письме к Сержу Море (Serge Moreux) от 20-го января 1950 года, см. в «Письмах» т. 1.

***

Когда я вошла в его зал, доктор Юнг подошел и протянул мне руку для приветствия и я чувствовала, что здесь был один из самых теплых и дружелюбных людей, которых я когда-либо видела – так легко было с ним говорить, что я не ощущала скованности. Мы сидели за круглым столом у окна в его кабинете. Мои бумаги лежали перед ним, и его, казалось,
буквально распирало от интереса и любопытства.

Он сказал: «Я читал и слышал много о музыкальной терапии, и мне всегда казалось всё это ужасно сентиментальным и поверхностным. Я не был этим заинтересован. Однако эти Ваши работы совершенно другие и мне просто не терпится услышать то, что Вы делаете. Я не могу себе представить, что это такое. Пожалуйста, используйте Ваш язык, а не мой».

Я не сразу поняла, что означала последняя фраза и я сказала ему: «Перед тем, как говорить, доктор Юнг, могу я спросить Вас, каково Ваше собственное отношение к музыке?" И его ответ был сюрпризом. «Моя мать была прекрасной певицей, как и её сестра, а моя дочь прекрасная пианистка. Я знаю практически всю музыкальную литературу – я слышал, большинство великих исполнителей, но теперь я никогда не слушаю музыки. Музыка истощает и раздражает меня!» Когда я спросила: «Почему?», он ответил: «Потому что музыка имеет дело с такими глубокими архетипическими материями, что те, кто играет её, не понимают этого». И тогда я поняла, наконец, почему Юнг не симпатизировал музыке. Оказывается, он слишком высоко её ставил, а не слишком низко.

В этот момент он сказал: «С Вашего разрешения я попрошу мисс Бейли и мою дочь присоединиться к нам в этот день, так как им будет очень интересно то, что Вы собираетесь сказать нам. А теперь давайте выпьем по чашечке чая вместе». И мы пошли в его большую, темную и уютную гостиную, где он
познакомил меня со своей дочерью и мисс Бэйли[1], которые сидели у огня. В дальнем углу комнаты стоял большой рояль Bechstein[2] с открытой крышкой. Мы прекрасно провели время у камина, доктор Юнг был полон веселья и когда я допила чашечку чая, он сказал: «Я не могу ждать ни минуты более. Давайте начнем, но Вы используете Ваш язык». Я сказала: «Неужели Вы хотите, чтобы я сыграла?» и он сказал: «Да. Я хочу, чтобы Вы обращались со мной точно так, как будто я один из ваших пациентов. Теперь – что Вы думаете мне нужно исполнить?». Мы оба так и покатились со смеху, и я сказала: «Вы
действительно будете стоять за моей спиной, не так ли?». Он сказал: «Да, именно так. Теперь давайте пройдем к роялю. Я немного глуховат,
так что можно ли мне сесть рядом?". С этими словами он сел позади меня, так, что мне пришлось повернуться немного, чтобы видеть его. Я начала играть. Когда я обернулась, он был, очевидно, очень тронут, и сказал: «играйте-играйте».

И я играла снова. В этот раз он был гораздо более глубоко тронут,
говоря: «Я не знаю, что со мной происходит – как Вы это
делаете?» И мы начали беседу.

Он не дал мне ответить и задал ещё один вопрос. «Какие цели Вы преследуете, что Вы ожидаете получить таким образом? Не просто расскажите мне – покажите, покажите как Вы с этим работаете?». Постепенно, после моих объяснений, он сказал: «Я начинаю видеть то, что Вы делаете – покажите мне больше». Я рассказала ему много материала потому, что я делала и мы просидели так около двух часов. Он был слишком взволнован, такой простой и наивный, как ребенок, чтобы воспринимать всё последовательно. Наконец он воскликнул: «Это открывает совершенно новые возможности исследования, я бы о таком ранее и не мог мечтать! Из-за того, что Вы показали мне сегодня, не только то, что Вы сказали, но и то, что я на самом деле пережил и ощутил – я чувствую, что отныне музыка должна быть неотъемлемой частью любого анализа. Она достигает таких глубин архитипического материала, о которых мы можем иногда лишь мечтать в нашей аналитической работе с больным. Это самое замечательное!»

В этот момент какой-то злой Джин заставил меня посмотреть на мои часы, и я сказала: «Доктор Юнг, я должна идти, иначе я пропущу мой поезд в
Париж». «Ах, Вы не должны уходить» – сказал он – «Вы можете остаться
на несколько дней с нами? Вы не можете так нас оставить!» С огромной неохотой я была вынуждена проститься. Его дочь отвезла меня до поезда, и я сидела в оцепенении весь путь до Парижа[3].



[1] Третья дочь К.Г. Юнга Марианна (Marianne Niehus-Jung) (1910-1965), и Рут Бейли, которая вела домашнее хозяйство и ухаживала за Юнгом после смерти его супруги в 1955-м.

[2] Компания «Бехштейн» является самым крупным европейским производителем пианино и роялей. Карл Бехштейн основал свою фортепианную фабрику в Берлине в 1853 году. Ныне производство инструментов марок C. Bechstein и Bechstein Academy налажено в саксонском городке Зайфхеннерсдорф.

[3] Алан Уоттс, в своей автобиографии «Мой собственный путь (в русских изданиях «На моём пути»)» (Нью-Йорк, 1972), p. 394, относительно кратко описывает встречу Маргарет Тилли с Юнгом и добавляет: «Вскоре после этого дочь Юнга сказала Маргарет:
«Возможно, Вы не осознаете, что сделали что-то очень важное для
меня и моего отца. Я всегда любила музыку, но он никогда не
понимал этого, и это было препятствием между нами. Ваш приход всё изменил и я не знаю, как и благодарить Вас».

Алан Уилсон Уотс (англ. Alan Watts, 6 января 1915 – 16 ноября 1973) — британский философ, писатель и лектор, известен как переводчик и популяризатор восточной философии для западной аудитории. Написал более 25 книг и множество статей, затрагивающих темы самоидентификации, истинной природы реальности, высшего осознания, смысла жизни, концепций и изображений Бога и нематериального стремления к счастью. В своих книгах он соотносит свой опыт с научными знаниями и с западными и восточными религиями, эзотерикой ифилософией.

Перевод Григорий Зайцев

агиография

Читайте также

похожие материалы

  class="castalia castalia-beige"