Перевод

Оккультная психология

Альта Ла-Дейдж

Оккультная психология

ГЛАВА VII

Архетипы - божества на древе сефирот

Доктор Юнг определяет архетипы как центры и силовые поля в бессознательном. Я особо подчеркнула это здесь, поскольку на этом уровне архетипов мы имеем дело с миром Ацилут Древа сефирот (которым в йогических системах соответствуют чакры – те же силовые поля; семь чакр соотносятся с семью из десяти сефирот). В своих ранних работах Юнг говорил об архетипах как об образах – «изначальных образах», как он их называл. Но спустя несколько лет он начал разграничивать архетип как таковой (т.е. силу) и архетипичный образ. Это вызвало у его читателей некоторое замешательство. Однако в Каббале это различие всегда было четким. «Вещь» существует во всех четырех мирах, следовательно, имеет четыре аспекта: сила (энергия), концепция, образ, материальное воплощение. Архетип, как силовое поле, относится к миру Ацилут. Нам на Западе трудно представить себе концепцию как нечто вещественное, но для восточного человека в этом нет ничего странного. Если у нас имеется хоть какое-то представление о своей «оккультной анатомии», то речь идет в лучшем случае о чем-то эфемерном – и уж конечно, не о «реальном» в каком бы то ни было смысле. Платоновский «идеальный мир» населяют образы, а не предметы. Но в представлении восточного человека мы имеем отдельное тело в каждом из миров, и каждое настолько же реально в своем мире, как физическое тело – в мире материальном. Духовное тело, развиваясь, обитает в мире Ацилут. В мире Бриа возникает прототип, или энергетическая концепция; в Йецира – образ, или совокупность образов, представляющая собой архетип. Там же, в мире Йецира, вокруг этого архетипа формируется мифология и всевозможные культурные пласты, создается его образ, его имя – Зевс или Тор. В мире Бриа он существует лишь как некий паттерн, или абстракция одного из проявлений божественности – «Любовь», или «Милость», или «Страх». Но в мире Ацилут он существует только как замысел, намерение или воля. Например, когда я говорю: «В один прекрасный день я собираюсь стать президентом» - это намерение как таковое, плюс некий заряд ментальной энергии, которую я собираюсь использовать, чтобы это осуществить – то есть нечто осязаемое, «вещь в себе», существующая прежде любых намерений и действий и отдельно от них. Так же, очевидно, и Вселенная направляет Руах Элохим (чистую энергию) в свои намерения. Даже если это звучит абстрактно, это лишь иллюстрация того, как рассуждали древние каббалисты – что, возможно, показывает нам, что наши современные философские учения не так глубоки. Трудность описания проистекает из-за языка как такового, и из-за нашего в высшей степени конкретного мышления. Язык появляется только на уровне Йецира, а замысел – на уровне Бриа, но Ацилут находится за пределами форм, образов и каких-либо наименований.

Энергия, концентрируясь, обретает форму (образ) в Йецира, и тогда духовное видение (либо во сне, либо в результате прозрения наяву) фиксирует его, приостанавливая энергетические колебания. «Что наверху, то и внизу» - то есть духовные чувства функционируют на своем уровне точно так же, как физические – на своем. Например, мы знаем, что даже в объективном мире (мире Асиа) мы не живем в мире «вещей» - столов, стульев и т.д. Принимаем ли мы волновую или квантовую теорию в физике, мир так или иначе – динамичная энергетическая система, и все «вещи» в нем находятся в состоянии непрерывного изменения. Нет нужды доказывать, что наши физические чувства играют всего лишь роль регистраторов этих перемен, улавливая энергетические колебания с ограниченным количеством частот. Более высокие или низкие не воспринимаются конкретным физическим чувством, и тогда оно просто регистрирует данный набор энергетических колебаний как «вещь» - то есть нечто твердое или мягкое, и т.д. Таким образом, если я еще могу «увидеть» ангела – во сне или видении – я не могу увидеть Бытие как таковое, поскольку оно не имеет ни образа, ни формы. Силовое (энергетическое) поле, помеченное ярлыком «ангел», регистрируется моим внутренним зрением, как имеющее образ и форму. То есть у понятия «ангел» есть некий паттерн. Божество, имея конкретный образ, конечно же поддается геометрическим измерениям! Это очевидно. Но когда мы воспринимаем паттерн, мы находимся в мире Бриа – мире прототипов. Поэтому, воспринимая архетипы как «силовые или энергетические поля», мы сможем избежать попадания в ловушку, в которую привело бы нас их «овеществление» (речь именно о юнгианских архетипах).

Архетип существует в человеческой психэ, функционируя как инстинкт, движимый внутренней энергией (либидо). Либидо, Жизнь, «заключена» внутри архетипа точно так же, как атомы со своей энергией «заключены» в форму, к примеру, карандаша. Эти атомы не могут ускользнуть и улететь в космос или рассыпаться по полу до тех пор, пока их удерживает вместе энергетическое поле (паттерн) карандаша – что лишь доказывает нам, как может быть могущественна «чистая» идея! Точно так же Дыхание Жизни (либидо), которое пронизывает и движет всё, в какой-то момент ограничивает некую свою часть рамками той или иной формы, из которой ее весьма сложно высвободить. В случае с архетипами – рассеять их сможет только Страшный Суд. Не все эти инстинкты функциональны в среднестатистическом человеке; иначе говоря, среднестатистический человек их не осознает. Главная цель психологического развития – осознать и взять под контроль эти архетипы (инстинкты). Именно автономные инстинкты, которые мы определяем как инстинкт выживания, сексуальный инстинкт и т.д., являют собой потенциальные автономные архетипы. Если один из этих архетипов вдруг становится из потенциального активным, мы бессильны ему противостоять. (Для лучшего понимания, отчего так происходит, прочтите книгу доктора M. Esther Harding “ Journey Into Self ”.)

Автономность делает архетипы объективными по отношению к нам, в том смысле, что они существуют прежде нас и более могущественны, чем мы. Они управляют нами – именно поэтому наши предки, а также каббалисты, и считали их объективно существующими. Это не значит, что они ходят отдельно от нас по улицам – но это значит, что они не являются нашими персональными фантазиями, от которых при желании можно избавиться. Нам не нужно встречаться с ними в фантазиях, чтобы ощутить на себе их силу. На самом деле, большинство из нас даже не осознает их присутствия большую часть времени, а те архетипы, что находятся за завесой Парокет на Древе Сефирот, мы не осознаем вообще никогда, если только не достигли той стадии, на которой эти глубочайшие (высочайшие) архетипы становятся функциональными инстинктами в психэ. Иногда мы можем осознать их присутствие в снах или видениях, или просто ощутить их силу в результате мгновенного инсайта. Но даже это кратковременное осознание может быть очень сильным и пробуждающим опытом, воздействие которого будет проявляться в течение всей жизни. Любой, кто встретился с коллективным архетипом (божеством) в своей собственной психэ, никогда этого не забудет.

Именно этот спонтанный прорыв из бессознательного в сознательное представлял для Юнга наибольший интерес на протяжении всей его жизни. Одной из причин такого интереса был его собственный личный опыт – он испытал на себе явления архетипов из сферы бессознательного. Когда – и если – архетипы проникают в сознание, то обычно они сами выбирают для этого время и место. Но большую часть времени большинство из нас даже не осознает их присутствия. У Чинмайананды[1] однажды спросили, отчего Индия, традиционно считающаяся на Западе миролюбивой, атаковала Гоа серьезными военными силами, чтобы вытеснить оттуда португальцев. Он ответил, что Индия и в самом деле была в высшей степени миролюбивой страной до тех пор, пока однажды не «явилась Кали» и началась война. Он не обвинял Индию или индийский народ. Для него это выглядело именно так – великая богиня разрушения захотела «явить себя». Но у нас на Западе такое объяснение, конечно, сочли бы неубедительным. В конце концов, к такому явлению как война мы подходим рационально. Или нет? На самом деле мы ведем себя довольно иррационально, когда ищем объяснений каким-то вещам, случившимся с нами, в астрологии, и даже признаем, что мировые события подвержены влиянию планет – но вот если наша страна вступает в войну, мы обвиняем правительство, или большой бизнес, или что угодно еще – только не планеты. Однако если у нас был «тяжелый день», или мы не в духе – мы вполне можем сказать, что это «влияние Марса». Мы ожидаем, что нации и страны достаточно рациональны, чтобы не ввязываться в войны, и в то же время считаем вполне естественным, что нам трудно сохранять самообладание, если нас что-то раздражает. Но ведь нации состоят из миллионов людей – которые столь же несознательны, как и мы сами.

Божества (архетипы) оказывают подобное воздействие на нас именно потому, что мы их не осознаем. Если бы мы сознавали их присутствие и их намерения, то могли бы сопротивляться им или, напротив, осознанно сотрудничать с ними. Также мы могли бы не соглашаться сотрудничать с ними в любых обстоятельствах. Не так-то просто «сотрудничать» с землетрясением – независимо от того, преобразует ли оно земную кору или душу. Однако и вовсе невозможно сотрудничать с инстинктом, которого мы не осознаем. Практическая Каббала включает в себя методы обнаружения и пробуждения архетипов. Для того, кто серьезно изучает сферу сознания, возможен только один путь – он должен не ждать со страхом и трепетом внезапной атаки со стороны бессознательного, а сознательно и преднамеренно искать с ним встречи. Это серьезное отличие между практиками Каббалы и юнгианства – для практикующего каббалиста необходимо осознанно штурмовать бессознательное. Это его долг –снять завесы, одну за другой, с тех образов, которые воплощают те или иные силы. Юнг развивал технику «активного воображения» для изучения бессознательного – но этот довольно простой сам по себе метод вполне сопоставим с контролирующими и ритуальными методиками, используемыми в практической Каббале.

Доктор Юнг говорит, что мы «живем наяву и в мечтах», поэтому еще одна причина для того, чтобы попытаться понять все эти тонкие материи, - в том, что нам необходимо научиться сублимации, или правильному сотрудничеству с архетипами, при котором они не имели бы над нами превосходства, которое имеют изначально, будучи автономными. Мы должны постараться стать настоящими хозяевами своих владений (тела и разума), без того чтобы все больше разграничивать различные уровни мышления (корковая функция), что лишь подавляет эти архетипы. Если чересчур разграниченное мышление подавляет один из наиболее глубоких архетипов в психэ, в то время как он уже готов естественным путем интегрироваться в сознание, этот архетип может проявиться своей дурной стороной и стать причиной всевозможных психосоматических расстройств, эмоциональных потрясений и т.д. Добросовестный психоанализ и/или алхимическое развитие приводят к тому, что эти архетипы становятся функциональными аспектами сознания, не подчиняя его и тем самым не воздействуя на него против его воли. Иными словами, мы должны постараться интегрировать их в сознание. Мы должны научиться сотрудничать с ними – но, что важно помнить, с их энергиями, а не с их образами.

Парадоксально звучит – но, имея с ними дело как с энергиями, мы должны думать о них как о Сущностях. Как говорилось ранее, если мы медитируем на одну только силу (энергию), она может использовать нас, тогда как если мы медитируем на форму (образ) – то сами можем ее использовать! Для адепта каббалистики архетипы являются божествами, или ангелами, или некими иными автономными сущностями, а не компонентами его собственной психэ. Однако при таком подходе он устанавливает индивидуальные дистанционные отношения с каждым из них, и результаты такого общения совершенно иные, чем они были бы в том случае, если бы он попытался общаться с ними как с инстинктивными силами своей собственной психэ. Каждая такая «Сущность» - например, Зевс, или Кали – имеет свой образ и свою сложную историю. Такой подход – одно из средств защиты при изучении оккультных наук, при овладении магией; но эти темы уже выходят за рамки данной книги. Воображение – вот наиболее могущественное средство из всех нам известных. Единственная причина, по которой мы этого не осознаем, заключается в негативном отношении к фантазии большинства западных психиатров, особенно фрейдистской школы. Верно также и то, что существует большая разница между праздными фантазиями и активным воображением.

О спорах по поводу объективности и субъективности мира феноменов уже говорилось раньше. Различные мнения по этому поводу могут быть найдены в трудах представителей нескольких добросовестных школ – поэтому не будем на этом задерживаться. Достаточно сказать, что другая точка зрения основывается на субъективном восприятии, и обе эти точки зрения работают достаточно хорошо, чтобы сделать возможным для отдельных своих сторонников восприятие мира феноменов.

Если мы почитаем труды Алистера Кроули на эту тему, мы увидим, что иногда он высказывает такие мысли, словно придерживается теории объективизма. Например, он воспринимает Тифарет как Самость, существующую независимо от разума индивида (как от сознания, так и от подсознания). Но порой он воспринимает Тифарет как субъективную сущность (состояние, качество). От моего учителя мне доводилось слышать о Высшей Самости – он говорил, что «видел ее, и она являла собой существо такой красоты и величия, что это не поддается описанию». Однако на вопрос об объективности ее существования он отвечал красивыми, но по сути бессодержательными фразами – что все «вещи», независимо от того, принадлежат ли они внешнему или внутреннему миру, находятся в сознании; что этот мир, объективный или субъективный, представляет собой динамичную энергосистему; что он воспринимается физическими чувствами как существующий отдельно и независимо от нас и только поэтому кажется нам «объективным». С другой стороны, он признавал, что когда космические энергетические потоки (таттвы) усиливаются или ослабевают, это отражается и на энергетике отельных индивидуумов – отчего эти энергопотоки, а также влияние планет, могут считаться для нас «объективными». Тогда сразу же возникает вопрос: а результаты их воздействия объективны или субъективны? Адепт джняни-йоги, без сомнения, объяснил бы это, используя понятие «лока» – невидимых, или внутренних, составляющих человеческого существа. Он сказал бы, что наша Самость (в индуизме – Атман, в каббалистике – Тифарет) находится в единстве с Высшей Самостью (Параматман, или Кетер). «Лока» - это сферы, или уровни, существования, включающие в себя и наш физический мир, который представляется нам объективным, или внешним, а также тонкие миры, которые тоже представляются нам внешними, когда мы путешествуем по этим невидимым мирам. Мы не живем в наших физических телах. Физическое тело – вместилище сознания. Нам кажется, что пребывать в этом вместилище сознания – это и значит находиться в объективном мире, но мы живем в этом мире не дольше, чем в своих собственных телах. По крайней мере, такова была бы аргументация сторонника субъективизма.

Наша трудность здесь, на Западе, состоит в том, что когда мы думаем о «центре», мы думаем, что этот «центр» - нечто, находящееся в середине чего-то, что находится вокруг. Так же, как атом с его ядром, протонами, нейтронами и т.д. Нам даже представляется трудным постичь вездесущее бытие – так что нам трудно считать себя центрами сознания, не ограниченного рамками физического тела или материального мира. «Лока» индуизма, или различные планы астрального мира, или, по Юнгу, различные уровни коллективного бессознательного связаны с монизмом и, по сути, относятся к одному и тому же: различные состояния сознания одного отдельно взятого человека. Мы имеем дело с ними, действуя так, как если бы они не относились к сознанию. Будучи ограниченными пятью физическими чувствами, мы бы и не могли воспринимать их иначе.

Юнг говорит, что мы унаследовали коллективное бессознательное, и через него – древние мифические образы, и что эти «энграммы» (как называл их доктор Паллен-Берри (Pullen-Burry), известный каббалист) не только таятся в глубинах подсознания, но являются составной частью самой структуры мозга. Весь его метод «активного воображения» основан на этой теории. Если, говорит Юнг, человек – психологическое существо, то этот метод для него будет работать – так же как каббалистический метод работал прежде, работает и сейчас. То, чего хочет хороший психолог или хороший наставник, независимо от той теории, которую они считают основополагающей, – в первую очередь хорошие результаты, Мы можем корпеть над этими теориями до бесконечности и не прийти ни к какому твердому заключению до тех пор, пока внутренняя самореализация, последовательно, в несколько этапов, не станет постепенно открывать нам правду о нас самих. Человек – не статическое существо, поэтому то, что сработает для одного человека, не сработает для другого. Юнгианский метод работает очень хорошо для многих людей. Каббалистический аналитический метод также работает для многих людей, и то же самое можно сказать о методах различных йогических школ на Востоке. Восточные методы не лучше воздействуют на западных людей, чем западные – на восточных, но при утрате религиозной веры мы, здесь на Западе, обращаемся к восточным дисциплинам и осознаем, что они вознаграждают нас – в том же самом религиозном смысле. Однако дхарма западных наций имеет ряд отличий от дхармы восточных, отчего стоит признать: «свой обращенный [в чужую веру] – уже не вполне свой», что отражается на эволюции его национального духа. Коллективный разум определенной нации не столь упрям и несгибаем, как это кажется на первый взгляд. Он не столь уж непроницаем для воздействия чужой культуры, которое может привести нацию к серьезным переменам. Предназначение Запада – выстроить конкретный тип мышления. Однако случилось так, что даже будучи облачены в деловые костюмы западного образца, мы тем не менее испытываем на себе влияние привычек, заимствованных из ряда стран Востока. Однако мы сами вводим себя в заблуждение, если думаем, что восточный человек, нося деловой костюм нашего образца, обладает точно такими же взглядами на жизнь в целом, как и мы. То же самое и с западными людьми, носящими шафрановые одежды и протягивающих чаши для подаяния в наших международных аэропортах. Перемена одежды или системы взглядов не означает, что мы сразу же получаем доступ к силам, обитающим в сфере коллективного бессознательного представителей иной культуры. Лишь в каких-то исключительных обстоятельствах представители различных культур могут время от времени встречаться и при обоюдном уважении наводить мосты между своими психэ. Такое общение обогащает обоих – как это произошло между моим учителем и его собственным учителем. Однако по большей части западным ученикам лучше придерживаться западных дисциплин. Юнговские техники – одни из наиболее подходящих, если только стремящийся к самопознания человек не захочет использовать вместо них каббалистические, что также является хорошей школой. Однако лучшие каббалистические школы для не-евреев находятся в Европе, отчего юнгианский метод становится еще более ценным для тех из нас, кто обитает в Западном полушарии.

Юнгианская техника активного воображения – один из методов, которые использовались оккультными орденами Запада задолго до того, как мы что-либо услышали о психологии в ее современном смысле, и нет никаких аргументов в пользу того, чтобы использовать эту технику в том случае, если существуют достаточно серьезные опасения насчет неконтролируемого выплеска жизненной энергии в форме эктоплазмы, когда пациент позволяет своему вниманию слишком увлечься визуализируемыми образами. Гораздо больше людей незаметно для себя теряют прану, чем это могут определить наши [западные] психологи – если вообще могут. Однако медики могут обнаружить сильное понижение сахара в крови у тех пациентов или учеников, которые используют метод активного воображения со всей основательностью. Мы должны прежде всего постараться синтезировать наши психэ, перед тем как проецировать их подобным образом. Юнг говорил, что психологии не было бы без психэ – и продемонстрировал нам ее, эмпирическим путем доказав ее существование. Но даже зная об этом, мы по-настоящему не знаем всего, что стоило бы, когда вступаем в контакт с тем, что находится за пределами сознания. Лишь немногие отважные психологи, такие как Дион Форчун, исследовали эти неведомые территории, и мы поступим с пользой для себя, если попытаемся узнать как можно больше из чужих открытий прежде чем отважимся пересечь границы сознания.

Юнг относился к коллективному бессознательному как к «объективной психэ». Я замечаю, что ученики, столкнувшиеся с этой идеей впервые, неизменно спрашивают: «Объективной по отношению к чему?» Когда мы спим, пребываем ли мы в этой объективной сфере, или же находимся в пределах личного бессознательного? Но то же самое мы можем спросить и о видениях наяву. Приходит ли видение из эфирных слоев астрального плана, или из моего собственного подсознания? В обоих случаях, если выделяется достаточное количество эктоплазмы – путем высвобождения энергии в результате активизации тех или иных образов – мы имеем дело с удивительным физическим феноменом. Это не такое уж редкое явление, как можно подумать, и оно не ограничивается пределами комнаты для спиритических сеансов. Если кто-то использует активное воображение, пребывая в густом дыму благовоний, очень легко вызвать подобный феномен. Но совсем не так просто заставить его исчезнуть! Поэтому я не рекомендую необузданно использовать активное воображение. Юнг также не советовал этого делать. Он тщательно предупреждал о нежелательных результатах, которые могут воспоследовать. Все зависит от того, кто именно использует эту технику, под чьим контролем, и т.д. Когда мы узнаем об оккультных техниках вроде этой, вошедших в практику благодаря психологам, которые могут знать, но могут и не знать, как на самом деле функционирует оккультная анатомия (или даже, что она вообще у нас есть!) – мы можем лишь сожалеть о злополучных обстоятельствах, которые загнали западную оккультную традицию в подполье в III веке [н.э.].

Каждый, кто имеет дело с магическими образами, независимо от конкретного метода, через некоторое время приходит к заключению, что все это не так просто, как пытаются убедить нас психотерапевты. В одной из своих замечательных книг Александра Давид-Неель рассказывает о мыслеформе, которую она преднамеренно создала во время одного из своих путешествий на Тибет, и о том, как та отделилась от нее, стала самостоятельной, видимой и осязаемой – не только для нее, но и для всех ее спутников. Важно понимать суть мыслеформ, прежде чем высвобождать заключенную в этих образах энергию с помощью активного воображения. В случае с мадам Давид-Неель ей понадобилось много месяцев очень серьезных усилий, чтобы наконец избавиться от этого маленького монаха, которого она сама же и «сотворила». Он жил своей собственной жизнью и временами был очень зол и груб с ней. Я знаю многих людей, которые читали ее дневники и в частности эту историю – и все без исключения сочли это очень любопытным и интересным психическим феноменом, но никто не задавался вопросом о серьезности происходящего. Я сомневаюсь, что многие из нас столь же искусны в воплощении магических образов в реальность, но те образы, которые мы создаем бессознательно, несут в себе часть эмоциональной энергии, которую мы вкладываем в них, и их «жизнь» внутри психэ протекает во многом так же, как если бы некие чужие тела жили внутри вашего физического тела. Психический комплекс такого порядка – это нечто реальное, с чем действительно приходится иметь дело! Но в таком случае нам необходимо знать как можно больше о нашей оккультной анатомии – точно так же, как наш лечащий врач должен знать все о нашей физической анатомии. Мой учитель был против любого использования «медитации на семя» (как это называется на Востоке), если речь шла о новичках. Вместо этого он концентрировал внимание ученика на энергопотоках, указывая на переменчивое состояние материальных «вещей». В приватных разговорах я слышала, что ему доводилось прибегать к силе воображения для достижения желаемых целей – но он никогда не обучал этому никого публично.

Когда человек сначала сублимирует либидо, проецируя его, через поклонение, в образы богов, - что приводит к мистическому соучастию с силами природы, - состояние так называемого просветления приводит к упадку веры. В результате его либидо регрессирует в подсознание, где оживляет архаичные образы, которые, будучи унаследованы из прошлого, потенциально скрыты не только в подсознании, но и в самой структуре мозга. Понимание механизма раскрытия психических центров в мозгу высвобождает энергию – как если бы каждый из этих центров «оживал» под воздействием поднимающейся Кундалини (глубинные уровни либидо). Архаичные образы (архетипы богов, которые Паллен-Берри называл энграммами) поднимаются в сознание. Нечто подобное, только без сознательно контролируемых результатов, происходит под влиянием некоторых изменяющих состояние сознания таблеток и трав, которые воздействуют на центры сознания в мозгу. Эта энергия функционирует в мозгу таким же образом, как в солнечном сплетении или любом другом из нервных центров физического тела. Все эндокринные железы содержат серое вещество, и, в оккультном понимании, каждая из них играет роль мозга для той части астрального тела, которому соответствует та или иная чакра – но это больше касается оккультной анатомии, а тему «внутренних тел» я не готова подробно обсуждать в этой книге. Я упоминаю об этом лишь для того, чтобы обратить ваше внимание на тот факт, что мозг – не единственный инструмент, который служит мышлению. ESP и все внешние чувства функционируют без вмешательства эндокринных желез, равно как и центров мозга.

Эти архаичные образы в наши дни определяют план исследований, а также возможные случайности в развитии психоанализа, отчего Юнг и придавал архетипичным символам такое глубокое психоаналитическое значение – шла ли речь об активном воображении или образах из снов, или видениях («снах наяву»). При использовании каббалистического аналитического метода эти образы поднимаются в область сознания с помощью продуманной и контролируемой методологической системы. Таким путем, используя уже многократно испытанную систему для пробуждения образов, уже заранее узнаешь тот мир, в который пытаешься проникнуть, чтобы завладеть им. Но с таким же успехом он и сам может подчинить нас! В каббалистической терминологии, в соответствии с образом действий, это порой называется скраинг [особый вид спиритизма, который направлен на познание явлений, находящихся за пределами физического восприятия человеком. – Прим. перев.] астральных видений, или восхождение в тонкие миры. В обоих случаях точно знаешь, «где» находишься, и каким образом контролировать видения, голоса и т.д. Кто-то способен заглушить или вовсе «выключить» их по своей воле. Однако, чего нельзя сделать – это изменить их. Но разве не так же обстоит дело с функционированием наших привычных пяти чувств? Можем ли мы предположить, что открыли глаза и не в состоянии их закрыть? Но именно это порой случается с непроизвольно возникающими видениями или голосами: они приходят незваными, и мы не можем заставить их исчезнуть. Практически единственная вещь, которую может в таком затруднительном случае сделать для пациента психиатр – попытаться убедить его в том, что в реальности он ничего не видит и не слышит – или назначить лечение электрошоком или медикаментами, которые воздействуют на мозг и нервную систему. Или просто поместить пациента в клинику для душевнобольных.

Я знала жену министра, которая без всяких причин вдруг начала видеть «потусторонние вещи». Ее муж в конце концов убедил ее лечь в клинику для душевнобольных. После долгого лечения ее выписали как «исцеленную». Она пришла ко мне вскоре после выписки, и первое, что она мне сказала в ответ на мой вопрос о том, как она себя чувствует, было: «Теперь я знаю, что на самом деле я ничего такого не вижу, потому что доктора сказали мне об этом – но мне по-прежнему кажется, что вижу». Я также была знакома с одной молодой женщиной, которая, также без всяких причин, начала слышать голос, который приказывал ей убить себя. Ее семья поместила ее в частную клинику нервных расстройств. Через полгода ее выписали, также «излеченной». Всего через несколько дней пребывания дома она сказала матери: «Врач сказал мне, что на самом деле я ничего не слышала, и теперь я знаю, что это так, – но все равно слышу». Недолгое время спустя она покончила с собой. Ни одна из этих женщин никогда не принимала наркотики, они никогда ничего слышали о йоге, которую медики порой обвиняют в том, что она способна вызвать «галлюцинации». Границы наших пяти чувств гораздо более уязвимы и проницаемы, чем мы думаем – при том, что иногда мы ощущаем, что они готовы сообщить нам нечто большее, чем обычно.

Внутренний контроль дает нам тот же сознательный контроль ментальных функций, которым мы обладаем над своими конечностями, будучи способными поднимать и опускать руки по своему желанию, или над зрением, будучи в состоянии открывать и закрывать глаза, когда захотим. Точно так же, будучи способными сознательно вызывать и контролировать внутренние образы и силу, воплощаемую в этих образах, или те откровения, которые сообщают нам внутренние голоса, - мы можем интегрировать их в сознание. Если кто-то попытается разобраться со своим комплексом или неврозом, он может, путем интеграции этой энергии («укоренения ее», как называют это адхимики), может в конечном счете научиться контролировать этот беспокоящий элемент в своей психэ. Тогда этот элемент больше не будет тревожить его разум и/или тело, как нечто неизвестное, вызванное из глубин подсознания. Если речь не идет о серьезном неврозе, он может просто прийти к более глубокому пониманию жизни и себя самого, и достичь этого теми же самыми средствами.

Многие из этих вещей, как объяснял Юнг, представляют собой явления нашего подсознания, которое скрывает целый заповедник оборотней, демонов, добрых и злых божеств. Это вызывает состояние нуминоза (от латинского слова numinosum – божественный или господствующий дух). Когда эти образы бесконтрольно поднимаются в сознание, они могут затопить его, и оно будет неспособно интегрировать заключенную в них энергию. В такой ситуации человек в лучшем случае увидит нечто вроде астрального шоу, хотя и сможет извлечь из него некоторую пользу – как бывает, когда мы выходим из кинозала под впечатлением от просмотренного фильма, показавшего нам тот или иной аспект жизни во всей полноте. Однако при катарсисе вся энергия расходуется на эмоциональное потрясение, что не позволяет ее интегрировать. Но если кто-то хочет только ментального понимания, это может сослужить достаточно хорошую службу, и поскольку какая-то часть энергии, «завязанной» в бессознательном комплексе, высвобождается – человек может почувствовать облегчение (или даже опустошенность и упадок сил). В любом случае часть внутреннего давления уйдет, пусть даже вместе с ней уйдет и энергия. Это наилучший путь для того, кто не стремится к интеграции энергии в целях психологического развития или обретения психологической силы. Нельзя наливать новое вино в старые мехи и надеяться, что всё обойдется. Поэтому, прежде чем адепт станет обучаться интеграции энергии, ему необходимо пройти этап психологического очищения, осуществляемый либо его индивидуальным учителем, либо им самим с помощью методик определенной школы. Аналитическая психология лучше всего помогает западным адептам достичь гармоничного соотношения собственной индивидуальности с коллективной психэ.

Однако тот, кто продолжает обучение и стремится развиваться дальше, постигая Герметическое Искусство, должен быть заинтересован в том, чтобы интегрировать эту энергию. Для него недостаточно просто понять, что означают те или иные образы, и проанализировать свои сны и видения для того, чтобы разрешить свои внутренние конфликты. Недостаточно получить катарсис, высвободить энергию и таким образом избавиьтся от давления бессознательного. Именно здесь проявляется некоторое различие между юнгианским аналитическим методом и методологией практическй (т.е. магической) Каббалы. Но Юнг также изучил процесс интеграции энергии – что подробно изложено им в его исследования, посвященных алхимии. Одна из лучших книг о психической энергии – это «Психическая энергия, ее источник и цель» доктора медицины Эстер Хардинг, которая была ученицей Юнга. Если не считать книг Дион Форчун, я не нашла ничего написанного в оккультных кругах (и в тех школах, которые напрямую не идентифицируют себя с оккультизмом), относящегося к интеграции энергии, что можно было бы сравнить с книгой доктора Хардинг. В этой книге есть глава, посвященная алхимии – лучшее из всего, что я когда-либо читала на эту тему, не считая «Философского камня» доктора Израэля Регарди.

Я должна добавить, что из-за идеи Юнга о том, что психэ является замкнутой системой, в которой энергия периодически циркулирует из бессознательного в сознание и наоборот, у кого-то может сложиться ошибочное впечатление о вытеснении энергии за пределы этой системы в момент катарсиса. Каббала помогает прояснить этот вопрос. Сефира Малкут не включена ни в одну из триад. Когда энергия перемещается от Кетер к Малкут, она должна в конце пути обогнуть ее, чтобы совершить обратный путь. В каббалстической терминологии Малкут именуется «падшей сефирой». Однако в пьесе «Диббук» говорится:

Отчего, о, отчего

Низвергается душа

С высочайших высот

В глубочайшие глубины?

[Оттого, что] само ее падение

Несет в себе восхождение.

Поэтому именно последний шаг вниз (в Малкут) – самый значимый. «Падение, заключающее в себе восхождение», в том числе его апофеоз, - эта идея подспудно присутствует в мозгу. Иными словами, мы должны знать, что делать с «падшей» энергией. Можно сохранить ее, чтобы она продолжала циркулировать. Если мы высвобождаем энергию в процессе катарсиса, она не исчезает, поскольку не может выйти за пределы вселенной, но больше не может вернуться обратно, чтобы продолжать циркулировать в границах нашей собственной психэ, после того как очистится в Йесод. Сефира Йесод очищает эманации. Она испытывает на прочность и корректирует сформированные ими образы и приводит их в единство, в котором они продолжают существовать, уже не изменяясь и не иссякая. Как указывала Дион Форчун, древние священные тексты многое говорят сознанию, если медитировать на них достаточно долго. Однако именно эта фраза достаточно ясна, и на нее не нужно медитировать слишком долго, чтобы понять скрытый в ней тайный смысл. Здесь говорится о том, что в этой сефире рассеивается напряжение, связанное с комплексом или чем-то подобным – но именно в Малкут происходит окончательное «заземление» энергии, после чего она проходит надир и возвращается обратно «вверх» по Древу. Иначе говоря, трансмутация энергии, прежде чем она проходит через сефиру-медиатор и полностью гармонизируется, подавляет тот тип энергии, который применим к одной из двух боковых колонн (Ида–Пингала) . Как «тип» энергии, он тогда меняется на противоположный и трансмутируется на другой колонне. Для гармонизации энергии необходимо, чтобы два ее аспекта, положительный и отрицательный, были равны друг другу и, таким образом, друг друга нейтрализовали бы – но, если эта третья сила, известная как гармонизирующая сила, не интегрирована (не укоренена) – то энергия просто ускользнет в пространство, откуда вернется к своему универсальному источнику. Таким образом, человечество, когда оно не подавлено, служит универсальному благу. Когда оно подавлено, его энергия уходит в культуру (церковь, государство, искусство и т.д.) – или же, если подавление слишком сильно, питает темного двойника (клипот) Древа сефирот, активизируя таким образом силы «организованного зла».

Я понимаю, наряду с прочим, и то, что привожу большое количество аргументов из разных сфер, чтобы сделать некоторые вещи максимально доступными для массовой читательской аудитории, - но пусть будет так. Критический настрой со стороны того, кто взглянет на подобный материал, поможет извлечь из него ту или иную долю истины. Так уже случалось, поэтому не стоит беспокоиться о том, будет ли так продолжаться и впредь. Сегодня я не горю желанием рассказать как можно больше, но даже моя книга может быть сожжена, как были сожжены труды Вильгельма Райха – здесь, в Соединенных Штатах, не далее как в 1963 году! Книги Вильгельма Райха содержали ценную информацию, которая могла бы быть весьма полезной тем из нас, кто занят поисками истины в наши дни. Только один пример: «защитный блок» в том смысле, в котором его использует Райх, означает «форму» или «паттерн» в Бриа, о которых я говорила раньше – паттерн, внутри которого заключена энергия. Рассеивание этих форм и высвобождение содержащейся в них энергии было целью терапии Райха – так же как тантры-йоги и алхимии. Библия призывает человека спасти свою душу – и если мы не согласны с этой идеей с моральной точки зрения, мы можем рассмотреть ее в терминах сохранения энергии, или даже сохранения массы (что по сути оно и то же) – к чему стремились и алхимики. Так или иначе, физики говорят нам, что материя и энергия суть одно и то же – по крайней мере, в теоретическом смысле. В практическом они взаимообратимы. Предмет алхимии – изучение техник, позволяющих провести подобную трансформацию, и рассматриваемых в наиболее широком философском и наиболее болезненном мирском аспекте.

Алхимия как практика была тайной (эзотерической) большую часть западной истории. Юнг оживил интерес к ее философским аспектам в результате долгого изучения предмета, о чем свидетельствую труды «Алхимические штудии», «Психология и алхимимя», «Mysterium Coniunctionis» и «Эон». По большей части он объяснял алхимию в терминах психологии, и хотя этим алхимическая наука далеко не исчерпывается – по крайней мере, он дал нам более подробное представление о предмете. В своем комментарии к китайскому алхимическому трактату «Тайна Золотого цветка» Юнг в той или иной мере делает отсылки от него к психосоматическим процессам. Он также утверждает, что китайская алхимия не слишком хорошо воздействует на уроженца Запада – и то же самое мы можем сказать о большей части восточных тантрических практик.

Алхимия – западная тантра. Возможно, более правильно было бы сказать, что восточная тантра и западная алхимия представляют собой два разных способа взаимодействия с одним и тем же фундаментальным принципом. Алистер Кроули посвятил алхимии отдельную главу в своей книге «Магия». Это один из наиболее прекрасных трактатов по алхимии, которые когда-либо были написаны – но ничего о ней не говорит! В конце главы Кроули пишет: «Теперь мы можем не знать, что такое алхимия, но мы совершенно точно знаем, чем она не является». Из трудов Юнга, посвященных алхимии, мы как раз совершенно точно знаем, что это. Он не говорит о том, как пришел к такому пониманию – но очень четко объясняет, что это. Он предоставляет читателю самому догадаться, каким образом. Но объем знаний, который он дает, значительно превышает всё, написанное по данной теме каким-либо другим автором. Большинство из них говорят нам, подобно Кроули, о том, чем алхимия не является. Зачастую она ассоциируется с черной магией теми, кто увидел только краешек истины. В некотором смысле она сходна с «коротким путем» в тибетской магии. Но белая и черная магия различаются не на практике, а лишь по намерениям.



[1] Свами Чинмайананда (1916-1993) считается одним из выдающихся философов и духовных учителей Индии XX века.

  class="castalia castalia-beige"