Перевод

Анимус

Барбара Ханна

Анимус

Глава 5

Проблема анимуса для современных женщин



Примечание редактора: две лекции Барбары Ханны «Проблема анимуса для современных женщин» (1962) и «Женская психология в литературе» (1957) на девяносто процентов идентичны по своей структуре и изложению. Во избежание повторений, они сведены в одно эссе, в котором объединена вся информация.

Введение
Когда последний раз, девять лет назад, я читала курс по анимусу, меня попросили дать название моей лекции, и я предложила вариант «Анимус-кокон». Это название попадает в самую точку, так как в нём отражены два основных аспекта деятельности анимуса: способ, которым анимус изолирует женщину от её окружения, сплетая сеть своих убеждений между ней и реальностью; и, в случае, если женщина согласилась с ситуацией, то сеть превращается в кокон, из которого куколка женского духа может вылупиться, превратившись в крылатое существо.
На разумных основаниях этот заголовок был отвергнут. Было решено, что для широкой публики он будет совершенно невразумительным. Но мне предложили дать два названия для моего курса: внешнее название будет напечатано на программе, а внутреннее будет существовать уже для самой группы. Анимус-кокон действительно является основной идеей этих лекций, и я хочу, чтоб вы об этом не забывали. Так как я не претендую на чужие лавры, то хочу напомнить, что определение «анимус-кокон» изначально было создано Марией-Луизей Фон Франц.
Несомненно проблема анимуса является задачей, стоящей перед каждой современной женщиной. Этот вопрос, хотя и не так явно, важен и для каждого мужчины, так как понимание этого принципа является ключевым для решения многих загадок, сокрытых в непостижимом поведении их жён (или других женщин).
В этой лекции мы также коснёмся темы анимы, которая является аналогом анимуса. Если в ходе курса я буду использовать одну из книг, а именно The Evil Vineyard, написанную Мари Хэй, то мы столкнёмся с необходимостью рассматривать материал не только с точки зрения анимуса, но и анимы. [1] Важно подчеркнуть, что эти фигуры настолько разные, что никогда не стоит прямо переносить выводы об одной на другую. К примеру, я могу уверенно сказать, как уже сделал Юнг до меня, что главной проблемой современной женщины является анимус, но при этом я не решусь утверждать, что анима является основной проблемой современного мужчины, так как это совершенно запутало бы нас. Вместо этого я скажу, что анимус — это первостепенная по важности проблема для каждой женщины, в то время, как анима, является второстепенной, хотя и жизненно важной, задачей для каждого мужчины.
Причина заключается в том, что на протяжении нескольких поколений женщин было больше (полагаю, что эта ситуация уже начала меняться). Но природа никогда не создаёт ничего бесполезного или бессмысленного. Хорошо известно, что очевидная потеря баланса привела к тому, что огромное количество женщин отошли от многовековой модели, предлагавшей им только роли жён и матерей, они могли быть ещё тётями, но до участия в мужской профессиональной сфере они не допускались.
По этой причине, проблема анимуса стала для женщины основной, наряду с её отношением к мужчине и семье. А что касается мужчин, то их работа всё также остаётся сферой относительно свободной от воздействия анимы. Её роль становится заметной, когда речь заходит об отношении к женщинам. По этой причине мужчины обычно, но конечно не всегда, осознают свою аниму и женского анимуса, в то время, как женщины обыкновенно, и тут снова стоит помнить об исключениях, натыкаются на своего анимуса задолго до того, как начнут осознавать аниму мужчины.
Конечно, анима имеет огромную силу и сильно влияет на жизни мужчин, также, как и анимус на женщин. Сейчас я рассказываю вам о том, как впервые мы начинаем осознавать эти две фигуры. Для современной женщины более заметным является анимус, и тут она оказывается перед лицом огромного количества проблем, которые могут быть решены только внутри неё самой.
Подача материала этой лекции будет немного изменена, я буду меньше говорить о самом анимусе и больше сосредоточусь на женской психологии в целом. В литературном творчестве женщин роль анимуса настолько очевидна, что мне не представляется возможным обойти это стороной, когда речь заходит о женщинах-авторах. О том, насколько это серьёзная проблема, можно судить по тем словам, которые мне однажды сказал Юнг: самое полезное дело для любой женщины является её работа с собственным анимусом. Однако, навряд ли ей это удастся, пока она до определённой степени не справилась с проявлениями своей тени. Масштабы этой задачи ясно обозначены в двух моих снах, которые мне приснились, когда я готовилась к одному из моих ранних семинаров про анимус. Первый из них я увидела сразу же после того, как прочитала курс под названием «Эго и тень».

Я бродила по каким-то зданиям или лабораториям, где, по всей видимости, работала. Это было высотное здание, и в одном месте было большое отверстие в потолке, через которое можно было видеть крышу. Потом я увидела, как все мои вещи переместились в это свободное пространство, которое, очевидно, должно было стать моим новым офисом. Я с возмущением спросила, как такое возможно? Ведь я была вполне счастлива в моём прежнем маленьком квадратном офисе, и у меня не было желания куда-то переезжать. В ответ на это мне было сказано, что, так как моя следующая работа будет об анимусе, мне нельзя оставаться в такой маленькой комнате, потому что в ней недостаточно для него места.

Как вы понимаете, этот сон не сильно ободрил меня. Тогда, впрочем как и сейчас, я ощущала себя совершенно не готовой решать эту задачу. И, как это часто бывает, та же идея вновь ворвалась в мою жизнь в тот момент, когда Юнг сказал в моём присутствии, что часть анимуса, с которой мы можем войти в контакт, является лишь крупицей той фигуры, которая находится далеко-далеко за пределами нашего восприятия. Моё бессознательное уловило это, и в эту ночь мне приснилась мужская фигура человеческого размера, стоявшая перед фигурой гораздо большего размера, за которой в свою очередь находилась фигура ещё крупнее и так до бесконечности, насколько хватало моего взгляда.
Сейчас, конечно, мне всё это уже понятно на интеллектуальном уровне. На своих лекциях я не устаю повторять, что теоретически нет причин, которые мешают нам осознать нашу тень полностью, так как в этой области содержатся персональные переживания человека, которые были подавлены или забыты. Так что, с этим материалом можно вполне работать в маленькой квадратной комнате. При работе с тенью единственной действительно сложной проблемой, за исключением неприятных аспектов личности, является то обстоятельство, что тень смешана с архетипическими фигурами, такими как анима и анимус. И более того, ещё и с коллективной тенью, которую в обществе принято именовать дьяволом. В результате упорной работы эти влияния по большей части можно устранить. Я часто подчёркиваю, что анима и анимус находятся на границе коллективного бессознательного, следовательно у них есть как индивидуальные, так и коллективные аспекты.
Как вы замечали на практике, мы часто слышим о «моём анимусе» и «вашей аниме», но, чтобы быть ближе к сути, правильнее говорить об аниме и анимусе вообще. Так почему же мне приснились эти сны? Очевидно, что я уже осознавала на тот момент то, о чём они мне поведали. Но в жизни так случается редко, сны чаще показывают нечто, чего мы ещё не знаем.
В первом сне мы видим, что принцип работы с анимусом совершенно отличается от работы с тенью. И лекции об анимусе не могут быть подготовлены в небольшом кабинете, для выполнения этой задачи нам необходимо проделать лабораторную работу всем вместе. Мы изучаем практически неизвестный предмет, и нам требуется весь наш опыт, ведь эта тема была открыта совсем недавно.
В своих семинарах «Видения» в 1931 году Юнг говорил о четырёх стадиях развития анимы, предлагая следующие символические образы: Ева (Хава), Елена Троянская, Мария и София; (аналогия для анимуса: Фаллос, Муж, Герой и Психопомп). [2] Эти четыре стадии персонифицированы в образах четырёх известных женщин, в соответствии с гностицизмом. Сводная таблица выглядит так:

АНИМА АНИМУС
4 София Гермес/Психопомп
3 Мария Любовник
2 Елена Муж
1 Хава/Ева Фаллос


Юнг продолжает:

Меня попросили подобным же образом проиллюстрировать развитие анимуса. Видите ли, все эти обломки древней философии, - а философия была тогдашней психологией, - были созданы мужчинами. К примеру, китайская философия, которая в действительности является своего рода психологией, была исключительно мужским изобретением. Ввиду того, что в те времена женщины не имели веса в мире мужчин, они могли оказывать лишь косвенное влияние. В античный период и во всех примитивных сообществах, выражение “cherchez la femme” (ищите женщину) было неизменной истиной, но сама женщина не была признана, и когда мужчины начинали исследовать вопросы психологии, существование женщин совершенно упускалось из виду. Нет ничего удивительного в том, что классификация развития анимы исходит из глубочайшего источника, которому более двух тысяч лет, а что касается анимуса, о нём нам ничего не известно, возможно, мы даже ничего не знаем о его существовании. Мужчины только проклинали женщин, приводя различные аргументы, но им никогда не приходило в голову применить научный подход. Женщин не удостаивали чести стать объектом научных исследований, на них смотрели, как на смесь плохого настроения и невразумительных идей жены профессора, которая не может иметь ничего общего с теми лекциями, которые читает её муж.
Но сейчас мы можем поразмыслить над анимусом и создать для него похожую схему. Однако мы снова сталкиваемся с тем, что эту классификацию сделал мужчина. Я приношу извинения женской части аудитории за то, что вторгаюсь на территорию, которая мне не принадлежит. И у вас есть полное право предложить свою классификацию, так что рассматривайте мою точку зрения всего лишь как предположение, в основе которого лежит определённый опыт, приправленный более или менее доброжелательным отношением. [3]

Далее Юнг продолжает объяснять гностическую классификацию стадий развития анимы, начиная «снизу», то есть с Чаввы, земли. Речь идёт не о физической земле как таковой, образ этот скорее можно сравнить с бороздой в поле, которая нуждается в посеве. Мы рассматриваем, главным образом, символический смысл. В действительности речь здесь идёт о женских половых органах, о йони. Так что, первый уровень можно назвать стадией йони. В определённых гностических текстах её также называют Евой. Вторая стадия — Елена Троянская, третья — Мария, Божья Мать, а четвёртая — София. Существует гностический текст Пистис София, «Гнозис Света». Пистис означает нечто схожее с такими понятиями, как верность, доверие, надежда, приверженность или даже вера. [4] Текст Пистис София был найден на месте коптской церкви в старом Каире. Ссылки на эту книгу, я думаю, что и целые фрагменты, можно найти в работе Мида «Фрагменты забытой веры». [5]
Юнг также пишет, что стадии развития анимуса будут аналогичными, а лучше сказать будут заложены в основу классификации, базирующейся на нашем опыте взаимодействия с анимой. Символом, соответствующим йони, будет фаллос. Почитание фаллоса в примитивных религиях, существующих и в наши дни, представляет собой, главным образом, женский культ плодородия. До сих пор бесплодные женщины умащивают камень-лингам в надежде забеременеть. Обычно для этого используется продолговатый камень красного цвета, его устанавливают на некотором подобии пресса для оливок, в котором есть маленькие каналы для вытекания масла. На индийских рынках для туристов можно встретить подобные камни разных форм, но меньшие по размеру. Лингам также является сакральным символом, который помещают в храм, где его часто умащивают маслом, дабы привлечь изобилие. Это пережиток древнего поклонения фаллосу, почитание генеративной силы. [6]
Вторая стадия, - муж, - идёт сразу же после фаллоса. Третья стадия — любовник, а четвёртую представляет некто вроде Гермеса, психопомпа, проводника или пастыря душ. В Пистис София эта стадия носит название Христос, Совершенный Спаситель.
Прежде, чем завершить рассмотрение идей Юнга, мы ненадолго обратимся к его объяснению четырёх стадий для анимуса. По его предположению, эти четыре стадии, представленные мужскими образами, соответствуют четырём уровням понимания. На самом низком уровне женщина вообще не рассматривает мужчину как личность, он существует ровно настолько, насколько может выполнять репродуктивную функцию. Женщина говорит сама себе: «Я хочу ребёнка, поэтому мне нужен мужчина», это просто способ завести ребёнка. (здесь подойдет любой мужчина). Ввиду того, что он предоставляет оплодотворяющее семя, мужчина функционирует как порождающий фаллос, и больше ничего от него не нужно. Если он предлагает что-то помимо этого, возможно он будет замечен, а может быть и нет, существует своего рода рефлекторное восприятие. Это характерно для женщин некоторых примитивных культур и очень схоже со многими видами животных. [7]
На второй ступени появляется уже, так сказать, человеческий элемент. Мужчина, который породил ребёнка, становится «моим мужчиной», тот, кто с ней шалаше, в жилище или доме, и настроен он более менее дружелюбно, а может и не очень. И это тоже, зачастую, мужчина, который просто оказался рядом. Возможно, он купил корову, и теперь у него есть право приходить в жилище. Это также может быть практически любой мужчина, но так как это именно тот, кто заплатил за корову, возможно, он купит ещё одну, так что... посмотрим. А может она на самом деле выйдет за него замуж, ну и на этом всё. Каким человеком он является это не так уж и важно, достаточно того, что это «мой мужчина». [8]
Юнг отмечает, что Ева/Хава/Земля представляет собой тело и его функции. Подлинное сознательное различение начинается на стадиях Елены и Марии, но тут легко запутаться. Мы должны понять, что это не буквальные имена, а символические названия стадий внутреннего развития. Елена является полигамной стадией в мужчинах, в особенности, если речь идёт о не слишком обременительных отношениях, тогда как женщины предпочитают устойчивые отношения, и по природе в целом им свойственно быть с одним мужчиной, жить в семье, в безопасности и так далее.
Любви мужчин мешает стремление к независимому сексу. Но для женщины препятствием являются материалистический цели, желание безопасности, жизни в роскоши. Таким образом, первые две стадии являются схожими стадиями развития для мужчин и для женщин.
Далее за мужем следует любовник. На стадии мужа уже есть психология, потому что делается определённый выбор, есть исключительность. Теперь ему следует сосредоточиться на женщине, и он для неё очень важен, так как это не просто оплодотворитель и уже не предмет интерьера. Очевидно, что ему нужна она, а он нужен ей, так что это исключительно их выбор, который подводит нас к сути вопроса и приближает к душе женщины. Таким образом мы подготавливаем почву для следующей стадии Гермеса. И вот тут уже появляется бог, предвестником которого был любовник. В тексте по йоге сказано, что из этого низшего центра или с уровня любовника, мы уже направляемся вверх. [9] Находясь на уровне любовника, мы уже видим бога, также, как и будучи на уровне мужа можно увидеть стадию любовника. Вы ещё не находитесь там, но, из этого центра вы можете увидеть стадию бога.
Можно сказать, что эти четыре уровня развития анимуса соответствуют аналогичным стадиям анимы, и без этих соответствий мужчины и женщины просто бы не подходили бы друг другу. Анима мужчина должна в чём-то соответствовать женщине, в противном случае подобная фигура никогда бы не появилась бы в его жизни, а анимус женщины должен, в свою очередь, соответствовать мужчине. Иначе мужчины и женщины никогда бы не смогли бы приспособиться друг к другу.
Каждая стадия предвещает следующую, но каждый раз это свой определённый способ. На стадии любовника женщине нужно прикладывать огромные усилия, так как ради настоящей любви ей необходимо отказаться от своих эгоистичных целей, что и впечатлит мужчину. Муж и любовник свободно перетекают друг в друга, но если на стадии любовника женщина будет настаивать на материальных желаниях, она регрессирует обратно на второй уровень. Соответствия первых нижних стадий увидеть достаточно легко, но следующий уровень, любовника и Марии, понять гораздо сложнее. Любовь является принципом, это милосердие, и мужчина может научиться этому через отношения с Марией. Здесь мы видим религиозный символ, что означает, что в любви и отношениях с Марией секс отсутствует полностью, тогда как стадия любовника для женщины подразумевает отказ от материальных целей. Если вы поразмышляете над тем, что финансовую поддержку проституции обеспечивают женатые мужчины (и государство), тогда вам станет ясно, почему муж соответствует Елене, которую можно разглядеть в этих пленительных дамах, стоящих на улице. Далее Юнг спрашивает:

Существует ли более прекрасная история любви, чем история Марии? Изумительная тайна, божественность, единственная любовная история Бога, известная нам. Он незаконный божественный любовник, в результате союза с которым рождается Искупитель. Так что, между этими двумя стадиями существует несомненная параллель: любовник всегда видит в своей возлюбленной нечто от Божьей Матери, а любящая женщина видит в своём возлюбленном божественного посланника. Стадия Гермеса — совершенная и завершённая божественность, которая находится за пределами человеческого восприятия. На данный момент это моё предположение, и я оставляю за дамами право создать нечто лучшее самим или оспорить эту мою идею. [10]

Юнг бросил этот вызов в 1931 году, и по моему ощущению, с тех пор в этом направлении было сделано не так уж и много. Возможно, во время индивидуального анализа, аналитики, как женщины, так и мужчины, применяют новые наработки, но в любом случае, данных о результатах других людей практически нет. Конечно, для женины достаточно сложно справиться с этой задачей, ввиду того, что Логос не является основным женским принципом, а умение различить стадии, по большей части, относится к сфере действия Логоса. Вероятнее всего она будет в этом проигрывать своему анимусу, так как выдвинутое «предположение» нужно перевести на язык Эроса, но к этому вопросу мы с вами обратимся позже. (Ввиду того, что автором идеи является Логос, нам просто необходимо сотрудничество и помощь мужчин. И здесь они окажут нам бесценную услугу, так как для них естественно рассматривать анимус несколько иначе, а в подобных обстоятельствах нет ничего полезнее обмена мнениями двух сторон).
Как и в случае с анимой, хорошие материалы, описывающие проявлениях анимуса, найти довольное сложно. Когда в 1957 году я читала лекции по теме «Анимус в литературе», я рассмотрела с этой точки зрения огромное количество книг, написанных женщинами. И, должна вам признаться, что собранный урожай чрезвычайно меня расстроил. Персонификации анимуса встречаются крайне редко, в особенности, в женских книгах. Их совсем немного, и ни один из этих образов, к сожалению, не назовёшь действительно первоклассным. А какое место занимал анимус в такой женщине, как Джей Остин? Хотя, он и не предстал во всей красе в её творчестве, ему всё же не удалось полностью остаться вне игры. Когда я готовилась к этому курсу, я наткнулась на один фрагмент в семинарах, проведённых Юнгом в 1932 году, там я и нашла наводку. Он отмечал, что с настоящим анимусом, обладающим героическими, божественными и демоническими качествами, нам приходится иметь дело крайне редко. Искать его придётся долго и упорно, а в обычной жизни мы имеем дело с совершенно ненастоящим анимусом, с некоторой «подменой представлений». [11]
Это натолкнуло меня на мысль о женских книгах, где, возможно, удастся напасть на след анимуса, анализируя его убеждения, лежащие в основе действий и ограничивающие естественное развитие. К счастью, на этом этапе мне удалось обсудить этот вопрос с Юнгом. Он согласился с тем, что за сюжетами женских романов мне может удастся обнаружить направляющий дух или духовного наставника, как его это называл. Он спросил меня: «Как вы считаете, качества анимуса принадлежат мужчинам в книге или самой писательнице»? Я признала, что думала, что это был анимус автора, который и являлся духовным наставником. Юнг согласился с моим мнением.
Для того, чтобы проверить предположение Юнга, нужно будет прочитать гораздо больше, чем одну книгу женщины-автора. На чтение нескольких длинных книг у нас явно нет времени, так что я для начала очень коротко представлю четыре небольших рассказа, написанных Ребеккой Уэст из книги The Harsh Voice, чтобы показать вам, что же я нашла. [12] Мы постараемся не задерживаться слишком долго на рассмотрении этих коротких рассказов, а затем перейдём к The Evil Vineyard Мэри Хей, книге, о которой рассказал мне Юнг, отметив, что считает её лучшим сюжетом женщины-автора из когда-либо встретившихся ему. В этой повести мы очень ясно увидим образ духовного наставника. А потом, если у нас ещё останется время, я бы хотела рассмотреть книги Мэри Уэбб, в особенности Precious Bane, которую, за исключением Wuthering Heights, я считаю лучшей историей об анимусе.
Мне часто задают вопрос, почему я не использую книги мужчин для описания анимуса, и книги женщин-авторов для примеров изображения анимы. Мы можем увидеть прекрасный образ анимуса в некоторых коротких рассказах Д.Г. Лоренса, к примеру в книге “The Lady Bird” (Миссис Сингер), а у Эмили Бронтэ в Wuthering Heights в образе Кэтрин прекрасно изображена анима. Однако, если мы будем тщательно изучать материал, то поймём, что это не работает: в творчестве мужчин не всегда можно увидеть лишь проявление мужской психологии, а у женщин — только лишь женской. Возможно, это из-за того, что женщины и мужчины пишут по-разному. Мужчина использует сознательный ум, он выдерживает линию сюжета, а его анима создаёт атмосферу или настроение книги. В то время, как для женщины чувства являются её естественной средой обитания, она их прекрасно осознаёт, но жизнь книги, сюжета находится в руках её духовного наставника.
Приведу пример, иллюстрирующий на практике мои слова: когда Гёте писал «Страдания юного Вертера», он был совершенно уверен в том, что задуманный им сюжет должен привести Вертера к самоубийству. Но, начав писать эту часть, он впал в эмоциональный кризис из-за этого, и написал в одном письме, что скорее он сам застрелится, чем позволит Вертеру умереть. [13] Полностью отождествившись с Вертером, Гёте переживал очень тяжёлое эмоциональное состояние, он стал одержим настроением своей анимы. В письме он рассказывал, что три дня ходил с пистолетом в кармане, пока этот конфликт был в разгаре. Далее он пишет о том, что испытал облегчение, когда наконец-то смог написать, как Вертер застрелил себя. Ни на одно мгновение сознательный ум Гёте не усомнился в том, что единственным логическим завершением сюжета будет самоубийство. Но его анима вогнала его в такое эмоциональное расстройство, что он почти полностью потерял способность трезво рассуждать и почти утратил свой инстинкт самосохранения.
Сейчас я не могу даже представить женщину в подобной ситуации, чтобы она в течение трёх дней расхаживала с пистолетом в кармане из-за своей неуверенности в том, кто же должен умереть, она сама или её героиня? Отчасти это происходит потому, что она гораздо лучше понимает ценность отношений, чем мужчина. А вторая причина состоит в том, что её сюжетами управляет не сознательный ум, а её духовный наставник. Поэтому её сознательный ум не станет так сильно привязываться к логическому развитию сюжета, как это случилось с Гёте, и когда она начнёт писать, то она не впадёт в эмоциональное расстройство, а в случае сомнений, она скорее будет метаться между разными вариантами развязки её рассказа, в основе которых будет лежать то, что на немецком называют «идеологическими соображениями». [14] Женщина-автор гораздо более склонна к размышлениям, например, если самоубийство допустимо, или не удаётся найти другого финала рассказа, и она также станет кому-то писать письма об этом, то в них она будет обсуждать со своими друзьями разнообразные философские идеи по этому поводу.
Надеюсь, на этом примере я прояснила мою точку зрения. Анимус, духовный наставник, создаёт структуру женского сюжета, тогда как анима, предоставляет эту работу сознательному уму, создавая атмосферу и настроение книги.
Это ярко видно в творчестве Д.Г. Лоренса. В его рассказах всегда присутствуют сильные, не явно выраженные эмоции, создающие атмосферу, что указывает на влияние сильной анимы. Его искусство остаётся в сфере сознания, и я охотно признаю, что его рассказы — это произведения искусства, может даже работы гения с художественной точки зрения, но в них присутствует некоторое отвращение к аниме, и после прочтения у меня всегда остаётся своего рода неприятное послевкусие во рту, как после женских книг, в которых анимусу удалось подавить автора.
Прежде, чем перейти к литературному материалу, я хочу исследовать анимус как таковой, как о нём рассказывал на своих семинарах Юнг, и рассмотреть его влияние на повседневную жизнь, как эмпирическую проблему каждой женщины. Перечитав фрагменты семинаров Юнга, где он говорил об анимусе, я отобрала несколько из них, показавшиеся мне наиболее важными для нашей темы. Я прочитаю вам несколько коротких отрывков и проиллюстрирую некоторые из них примерами из моей личной практики.
Простейшее определение анимуса, с которым мы имеем дело в нашей жизни, снова и снова встречающееся в книгах Юнга и в его семинарах, гласит, что анимус является автором убеждений в женской психике. (А анима создаёт настроения мужчины, примером чему является Вертер Гёте). Эмпирическая разница между анимой и анимусом логически проистекает из их природы. Анимус представляет собой сокрытые мужские черты женщины, а анима — это бессознательные женские характеристики мужчины. Это ясно отражено и в их названиях, ибо анима означает душу, а анимус — это дух. Сферой влияния одной фигуры является отношения и Эрос, другая же правит в области различения и Логоса.
Юнг более чётко описывает разницу:

Сознательный мужчина и анима [могут стать] идентичны. К примеру, если мужчина одержим анимой, он незамедлительно трансформируется в женщину. Также, как и женщина, одержимая анимусом, естественно становится мужчиной... Мужчина, полностью поглощённый своими эмоциями, одержим анимой, когда он думает под влиянием чувств, то делает он это, как женщина. Он говорит точно также, как женщина, и выдаёт такие же рассуждения анимуса. Но женщина достаточно прямолинейно выдаёт во вне порождения своего анимуса... На настроение женщины влияют идеи и убеждения. А в случае мужчин это работает прямо противоположно: сначала он испытывает какое-то настроение, потом у него появляется какое-то мнение. Это можно увидеть на примере: если вы скажете мужчине, что он в плохом настроении, он ответит: «Нет, это не так, решительно не так». А когда вы скажете женщине: «Но у вас же есть какое-то мнение, предубеждение». Она ответит: «Нет». У неё нет никакого мнения. Но, если вы скажете ей, что она испытывает определённое настроение, то это она охотно признает. Как однажды, одному мужчине, рассказывавшему о своих эмоциях, сказали, что он излагает своё мнение по такому-то поводу, он не смог этого увидеть. А что касается женщины, то она не может не замечать эмоций или настроения, так как для неё совершенно ясно, что она переживает определённую эмоцию, а для мужчины это не очевидно, так как он терпеть не может признавать свои эмоции. Конечно, это немного сложно для понимания, но если у вас есть ясное представление о взаимоотношениях эго с анимусом или анимой, то вам будет несложно понять природу мужского или женского образа в их психике. [15]

Юнг часто писал о том, как мужчин раздражают мнения женщин, что они всегда высказываются не по существу, неуместно, что это не оригинальные идеи определённой женщины, а всем известные, общепринятые истины, которые делают бессмысленной конкретную ситуацию, приводя к разрушению отношений. Как будто эти идеи каким-то ветром принесло в голову женщины, а потом она была захвачена ими полностью. Но важно понимать, что всё не так-то просто в том, что касается ума женщины и её анимуса. Фактически Юнг указывает на то, что в определённых условиях, ум и анимус становятся тождественны. Происходит едва заметный сдвиг, и анимус уже в некотором смысле становится её умом. Это также справедливо и для мужчины. Анима управляет его функцией устанавливать связи и Эросом, и становится частью него самого. Когда она его контролирует, а он её нет, мужчина становится одержим анимой, она становится автономной и в определённом смысле управляет ситуацией. Если какой-то психологический комплекс или часть нашей психики получает автономию, то обычно она обретает определённую персонифицированную форму. В действительности, комплексы и другие части нашей психики оформляются в отдельный образ в ситуации, когда они оказываются диссоциированными, то есть становятся сами себе хозяевами. Это хорошо было ранее описано французскими психологами. Юнг обращает на это внимание:

Уму или человеческой психике присуще такое свойство, что каждая его часть является персональной, не в смысле, что это отдельный индивид со своими комплексами, но это по своей природе личность. Это похоже на то, как, если бы вы отрезали мизинец, и он продолжил бы жить совершенно независимо. Тогда бы он обрёл личность мизинца, он был бы женского или мужского рода, он дал бы себе имя и говорил бы лично от самого себя. Если у детей спросить, откуда они что-то знают, они могут ответить, что им об этом рассказал мизинец, как если бы он был отдельной личностью. Таким образом, определённые мысли, ускользнувшие из под контроля и ставшие диссоциированными, немедленно обретают форму эго. [16]

Далее Юнг блестяще описывает архетипические качества, присущие аниме и анимусу:

Невозможно понять архетип до тех пор, пока вы с ним не идентифицируетесь. Если вы хотя бы немного прикоснулись к анимусу или аниме, наиболее общим архетипам из всех, вы стали ими. Человек не сможет понять их до тех пор, пока не окажется полностью в их власти. Ни одна женщина не осознает, что же такое анимус, пока не идентифицируется с ним, и ни одному мужчине не удастся понять, что такое анима, пока она полностью не завладеет его психикой. Рассуждая об этих вещах, я говорю: как если бы. Как если бы каждый из этих архетипов был бы сильнее эго. Они легко поймали бы вас, и вы стали бы одержимы, как будто они львы или медведи, другими словами, первобытные силы, которые совершенно точно сильнее вас. Видите ли, наше предубеждение состоит в том, что мы считаем, что сидим на вершине горы, обладая сознанием и волей, и ничто не может добраться до нас; но потом мы оказываемся пойманными нашим бессознательным изнутри. То, что находится ниже, люди называют «подсознательным», вместо того, чтобы называть это «бессознательным», что звучит гораздо лучше. Подсознание — это подвал, нечто под вашими ногами, а вы — Святой Георгий, стоящий на драконе. Но если вы сойдёте в этот мир, вы встретитесь с фигурой, которая гораздо сильнее, чем ваше эго. Так что, Райдер Хаггард достаточно наивен, когда говорит о «той, которая должна повиноваться». Но другим способом ничего не выйдет, повиноваться придётся вам. Ведь совершенно очевидно, что она является самой сильной частью... Иногда мы можем победить дракона, так что можно предположить, что он не всегда так могущественен. Но существует огромное количество китов-драконов, которые атакуют и побеждают героя, доказывая, что дракон гораздо сильнее, пока герой не нападёт изнутри. [17]

Спустя несколько страниц Юнг продолжает эту дискуссию, говоря о том, что для женщины важно делать различие между собой и потоком мыслей в её голове. Ей не стоит предполагать, что другие люди считают точно также, как она. Женщине нужно критично рассматривать подобные суждения, пытаясь понять, принадлежат ли они действительно ей. В случае, когда негативный анимус предлагает неуместные идеи, нужно задаться вопросом: «Это действительно ваше? Вы действительно сами так считаете? Вы убеждены, что дела обстоят именно так?» И часто оказывается так, что женщина понимает, что на самом деле эти мысли не принадлежат ей. И тут следует задать вопрос, чьё же это мнение? [18] Возможно, женщина вдруг выяснит, что так говорил её отец или другая авторитетная фигура, а может быть она прочитала это в газете.
Когда человек, подобный Юнгу, благожелательно показывает вам то, как это работает, то это может крайне благотворно повлиять на вас. Мужчины получат от этого не огромную пользу, если женщина сможет показать ему, как сентиментальна и нереальна может быть его чувственность. Но важно, чтобы это было сделано человеком и очень по-человечески, в противном случае, это может ещё больше всё запутать или, того хуже, привести к столкновению. Но, к сожалению, обычно анима обращается к аниме и наоборот; и тогда общение становится деструктивным.
Вот ещё одна история из семинаров Юнга, очень наглядно иллюстрирующая причины подобных явлений:

Счастливая пара собирается завтра сходить в театр на интересную постановку. В понедельник они обсуждают свои планы, предвкушая хороший вечер. А потом во вторник жена забыла попросить девушку-прислугу почистить нужную пару обуви мужа. Её муж любит немного щегольнуть, и он считает, что именно в этих ботинках он выглядит особенно эффектно. Они являются важной частью его гардероба, и он одевает их в исключительных случаях. Этот поход в театр как раз и есть такой повод, поэтому именно эта пара обуви должна быть вычищена. Жена уже обещала это сделать, ей обязательно нужно не забыть об этом. А девушка всё время забывает об этих ботинках, потому что у неё присутствует смутное ощущение, что их трогать запрещено. Если она настолько безнравственна, что может позволить себе любовные отношения с хозяином, она будет чистить эти ботинки каждый день и ставить их ему под дверь. Но, если она человек с моралью, она будет постоянно забывать о них, и тогда это обязанность жены напомнить ей об этом. Но из-за этого сложного положения дел, жена тоже склонна забывать о них. В результате своей систематической забывчивости, она навлекает на себя гнев мужа. Он выходит из своей комнаты за ботинками, но видит не ту пару. Он спрашивает: «Разве я тебе не говорил?», а она в ответ: «Я думала, что тебе нужны эти ботинки, обычно ты предпочитаешь надевать именно их, когда идёшь в театр». Это неправда, она никогда сама так не думала, но в этот самый момент она попадает в лапы дьявола, потому что она что-то забыла, а потом подумала, что дело обстоит так (но это было мнение анимуса). И она произносит эти слова с полной убеждённостью, возможно, она может быть даже задета глупой идеей мужа, что ему нужно надеть именно те, особенные ботинки в такой день, а теперь он вдруг заявляет, что хочет только их. И она с апломбом уверяет его, что он часто сам говорил ей, что предпочитает надевать другую обувь, когда идёт на важное мероприятие. Итак, случилась эта неприятность, она забыла, упустила что-то важное, и из-за этой оплошности её ум был захвачен автономной функцией, и тотчас же на сцене появляется анимус и произносит: «Я думала». Всякий раз, когда женщина начинает с этой фразы, вы знаете, что она не думала, точно не думала, именно это так раздражает мужской ум, он чувствует, что она совершенно беспечна по поводу самых важных дел. К сожалению, это наносит ему удар по больному месту, именно так происходит здесь, ведь эти ботинки особенные. У него есть своего рода комплекс, что в такой день он должен выглядеть безукоризненно, он понимает, что это нелепо, но его анима убеждает его, что именно в этой обуви он особенно изящен, она говорит ему: «А помнишь, как увидев их в витрине магазина, ты сказал, что если наденешь эти ботинки, то будешь выглядеть просто великолепно? Поэтому ты их и купил». Это пример того, как действует анима. Она даёт оценку этой конкретной вещи, что огорчает жену и вызывает на сцену её анимуса, вполне вероятно, что, как только речь заходит об этих ботинках, жена сразу же прибегает к диссоциации. Вот так обстоят дела, и эта тайная игра происходит непрерывно.
Очевидно, что это нелепо, и когда пациенты рассказывают вам подобные истории, вы считаете, что они просто дураки, если беспокоятся из-за таких пустяков. Но вещи могут играть свои роли в психологических тайнах. Это может быть определённый стул, стол, бутылка вина, картина, - и всё это выглядит полным абсурдом, но, если вы внимательно будете следить за историей, то поймёте, что вещи становятся символическими объектами тайных культов анимуса и анимы. А так как анимус и анима изначально были божествами, то всё, что принадлежит им становится чрезвычайно важным. В таких случаях всегда стоит погрузиться в эту тайную историю, для того, чтобы выяснить значение, на первый взгляд, совершенно несущественных мелочей, так как они обладают скрытой ценностью и оказывают сильное магическое воздействие. Видите, как незаметно происходит в уме переход к анимусу, а через некоторое время он мгновенно оказывается на своём прежнем месте, и вы снова можете его контролировать, как будто женщина возвращается обратно к реальности и видит, что к чему. Это произошло, как нечто неизбежное, которое она не вполне смогла понять, именно поэтому женщины часто потом отрицают, что высказали или имели ввиду мнение анимуса. «Но за чем ты это сказала?» «А я полагала, что это было так». Когда говорит анимус, то случай безнадёжен, в этот момент невозможно ничего исправить, остаётся только ждать, пока ум не придёт в обычное состояние, а анимус отойдёт на своё собственное место. То же касается и анимы: когда мужчины оказываются во власти неадекватных, глупых чувств, женщине остаётся только ждать, пока анима не вернётся на своё место. [19]

Здесь и сокрыта реальная проблема, о которой мы постоянно забываем. Анима и анимус произошли от божеств, и Юнг отмечает:

Вследствие его божественных характеристик, анимус совершенно очаровывает женщин, и они становятся беспомощными жертвами его силы; и, конечно, чем сильнее они отождествляются с ним, тем больше попадают под его власть. То же справедливо и для анимы. В античном смысле она является богиней. Шпителлер называет аниму богиней, она действительно королева, сила которой очевидна и непреодолима. Когда анимус предстаёт в своей божественной форме, он являет собой это самое качество, он подобен богам. По мере повышения уровня осознанности, люди всё лучше и лучше понимают, какая неординарная сила проявляется посредством анимуса. Женщина только чудом может избежать его влияния. Его сила равна силе невроза, фобии или импульсивного желания. Вы считаете подобный симптом проявлением болезни, которой не должно быть, вы гнушаетесь этого и думаете, что это нелепо, однако, то, что кажется таким смехотворным и неважным, возможно, является самой значительной вещью в вашей жизни. Он мешает вам в каждый момент времени, портит вам жизнь, а вы всё равно продолжаете утверждать, что это всего лишь невроз, совершенно нелепый симптом. Это выглядит так, как если бы вы считали Первую мировую войну, огромной ошибкой для определённых людей... Но это невроз, и вы делаете огромную ошибку, не понимая, что, то, что кажется вам столь незначительным, в действительности является огромной силой. Именно так обстоит дело в случае анимы и анимуса. Они священны, как и божества древности, и обладают качествами, которые их выводят за пределы добра и зла. Их никогда нельзя рассматривать с позиции морали. [20]

Если мы посмотрим на нашу тему под этим углом, то история религии многое нам разъяснит. Изучая сложные взаимосвязи разных богов, можно понять много полезного для повседневной жизни. Существует огромное количество примеров, взгляните хотя бы на ревность, царящую между богами и богинями греческого пантеона. Классическим примером является неистовство какой-нибудь богини, которую забыли помянуть во время жертвоприношения. Обычно древние греческие писатели объясняли возникновение эпидемий и других подобных вещей яростью богини или бога, которым забыли принести жертву. Их первая мысль была такой: «Может мы забыли или обидели какого-то бога или богиню?» Например, Агамемнон обидел Артемиду, и она не дала его кораблям доплыть до Трои, что привело к тому, что ему пришлось принести в жертву его дочь Ифигению. [21] Вот поэтому, как только в комнате повеет дух анимы или анимуса, то в воздухе проявляется нечто, «похожее на табу» или обладающее нуминозностью, вне зависимости, понимаем мы это или нет, даже если вы считаете, что в истории, описанной Юнгом, речь идёт всего лишь о паре обуви.
Хотя истинным источником проблемы с ботинками была анима с её склонностью к изяществу, а анимус ей только умело вторил, часто происходит наоборот. Существует бесчисленное количество тому примеров. Внешняя правда может находиться на стороне женщины, что в результате приводит к тому, что женщине ещё сложнее увидеть, что эта правота принадлежит её анимусу, который ужасно ошибается в данном случае. Подобными искажениями матери могут сильно навредить своим сыновья, а жёны — мужьям.
На семинаре по аналитической психологии, проведённом в 1925 году, Юнг даёт прекрасное описание случая, при котором он сам впервые на опыте осознал существование своей анимы. [22] Когда он первый раз обнаружил, что, так называемое, нормальное бессознательное, впрочем, как и ненормальное, выдаёт огромное количество коллективных фантазий, а в то время он как раз совершал свои первые изумительные и успешные эксперименты с активным воображением, дело угрожало принять жуткий оборот, пока он не понял, как же справиться с этой ситуацией. А именно, он решил последовательно всё записать. Занимаясь этим, он не переставал дивиться происходящему, понимая, что это не наука, и вдруг какой-то голос произнёс: «Это искусство». Он задался вопросом, может ли быть так, что бессознательное сформировало другую личность внутри него, которая настаивала на самовыражении, при этом он, сам не зная почему, был уверен что этот голос был женским. Живая женщина могла бы сказать это точно так же, если бы она хотела избежать дискриминации и притеснения. Очевидно, что это была не наука, значит, это было искусство, будто это была единственная альтернатива в мире. Юнг говорит: «Так работает женский ум» [23] Спор прекратился, Юнг был уверен, что она ошиблась, но она продолжала настаивать, что это искусство.
Это было первое столкновение Юнга с коварными инсинуациями анимы, с помощью которых она может оказывать давление на мужчину, придавая вещам ложный оттенок, тем самым пытаясь увести его от реальности. Если бы он поверил ей, и решил, что он непонятый художник, он был попался на её крючок, и в любой момент, когда ей бы этого захотелось, она могла бы повернуть всё в точности наоборот: «Ты действительно вообразил, что подобная бессмыслица является искусством?» Это пример того, как человек может быть дестабилизирован анимой или анимусом, это явление называется энантиодромия. Так как Юнг не потерял почву под ногами, отклонив её предложение, и в то же время признал реальность её существования и право говорить, защищая свою точку зрения, ему удалось создать кусочек твёрдой земли, где они могли бы встречаться и конструктивно общаться.
Конечно, очень похожую технику можно использовать и для работы с анимусом, но для женщины более опасно подпускать его так близко. В то время, как мужчина работает со своим собственным сознательным принципом, Логосом, который может различать, - как это было в случае, когда он сказал аниме, что это не просто искусство. Но женщинам стоит избегать такой прямой работы в своей психике, в этом случае мы будем работать с принципом, находясь в сфере анимуса, и очевидно, что он сможет победить в этой игре, так как здесь он находится у себя дома, в отличие от нас, женщин.
В своих семинарах о Заратустре, Юнг рассуждает о сосуде, который нужен для того, чтобы придать форму содержанию бессознательного. О проблеме сентиментальности мужчин Юнг говорит:

Чувствительность действует на нервы и это именно так; эта сентиментальность должна шокировать, потому что она совершенно неуместна. Правильно, что женщин шокирует сентиментальность анимы, ибо это неадекватное проявление эмоций. Это действительно досадно, и причина проистекает из отсутствия сознательных форм для бессознательного содержания ума. Оно [содержание] может быть выражено другим языком, а не сентиментальным. Мужчина становится одержимым анимой из-за того, что его сознательный ум не предоставляет другой возможности для бессознательного. У него нет сосуда, нет формы, в которую можно поместить содержание. Анима беременна, и он из-за этого так чувствителен. Он похож на старого Иосифа, который является своего рода печальной фигурой, он смотрит на Марию и говорит: «Да, это просто замечательно, что ты беременна Святым Духом, я стану твоим покровителем, я помогу тебе. Я отправлюсь с тобой в Египет». Но ситуация прискорбная и затруднительная, и он становится невыносимо чувствительным, рассуждая об этом. Это и есть случай мужчины, ум которого не может предложить форму, герметический сосуд, в котором разместилось бы содержание его бессознательного. Понимая это, возможно, вы можете стать более терпимыми и снисходительными к сентиментальности мужчины. Но, тем не менее, он заслуживает взбучки, и женщина с инстинктами никогда не постесняется её устроить и не сможет удержаться от наказания мужчины за подобную ложную чувствительность. А мужчине необходимо серьёзно относиться к своему уму и его потребности в необходимом сосуде, где сможет разместиться его бессознательный материал. [24]

Примерно в 1916 году Юнг осознал, что само бессознательное сформировало личность, отдельную от него, которая вела себя как женщина. Когда он обращался с ней, как с настоящей женщиной, вступая в разговоры, его ум создавал подходящий герметический сосуд для бессознательного материала, что привело к обнаружению не только анимы, но и коллективного бессознательного, и мира архетипов, стоящих за ней.
В Заратустре Юнг продолжает:

Это справедливо и для женщины, хотя, конечно, использование понятия беременности тут неуместно, а больше подойдут мужские образы. Речь идёт о logos spermaticos [сперматический логос], который играет в женщине ту же роль, семенное слово. Её игривый ум не сентиментален, вы же знаете, что представляет из себя анимус, думаю, мне не нужно повторять. Он раздражает мужчин, он действительно таков, и будет справедливо ударить в ответ... Мужскую грубость всегда провоцирует анимус женщины, но ей это необходимо, она хочет этого, так как её бессознательное не может понять себя, если она не подвергнется своего рода грубому обращению, это и является причиной того, почему анимус доводит мужчину практически до безумия. Но в этой ложной форме анимуса заложено зерно истины, есть нечто, ради чего женщине стоит найти правильную форму. Она существует, но находится в сфере её эроса, а не ума, она не может создать её с помощью ума, ей нужно использовать свои чувства. Женский эрос вдохновляет мужчину, если только это не анимус. А если это он, то мужчина ударит в ответ, и он будет абсолютно прав, действуя так. Так же, как и права женщина, отказывая в понимании этой вязкой, липкой чувствительности, предлагаемой мужчиной. Но анима беременна, также, как и анимус полон семени. [25]

И вот тут мы подходим к настоящей трудности, с которой сталкиваются женщины, пытаясь работать со своим анимусом и бессознательным. Мы не можем просто скопировать способ взаимодействия с ним, уместный для Юнга или мужчин вообще. И всё же сосуд, как мы знаем, создан Логосом, и в некоторой степени это неизбежно, что мы его используем. Например, я сомневаюсь, может ли вообще женщина обнаружить внутри себя измерение анимуса так, как это сделал Юнг в случае с анимой. По своему происхождению анимус полностью идентичен с умом женщины, и практически без сомнений он будет препятствовать идее, что внутри неё формируется или даже уже существует какая-то личность, которая теперь разговаривает с ней, как мужчина. В любом случае, исходя из моего опыта, анимус непременно напустит туман, чтобы женщина не смогла проводить подобное различение, не прибегнув к его помощи.
Лично я убеждена в том, что нам никогда не удастся обнаружить самим наш анимус. Любой, у кого есть опыт в этой области, согласится, что примерно так и обстоят дела внутри нас. Однако, всё равно это концепция, заимствованная у Логоса, поэтому очевидно, что она не может полностью отвечать потребностям женщины, и быть правильной формой, как уже было выше упомянуто в семинаре о Заратустре. Женский сосуд не может быть создан умом, его должен создать Эрос, используя связанность.
Очевидно, подобную форму будет очень сложно описать, так как выражение с помощью слова относится к сфере действия Логоса и мысли. Попытка описать Эрос, используя прямо противоположные по смыслу термины, является задачей нереальной. Я могу всего лишь предложить вам пару намёков из личного опыта, моего и других женщин, и предоставить вам самим решать, согласуется ли это с вашим опытом или идёт вразрез.
Хотя я осознала, что концепция анимуса действительно соответствует реальности, я должна признать, что потратила много времени, лет, по правде говоря, пытаясь ухватить это умом. Конечно же, он всегда был слишком умён, и обманывал меня снова и снова. Наконец, до меня дошло, что это была определённая реакция Эроса. Как бы я могла её описать? Возможно, чувство разочарования, нереальности, отсутствия ощущения земли под ногами или потеря связи с моим окружением. Когда бы анимус ни говорил или ни думал, я чувствовала, что этот голос или мысли не принадлежат мне. Я научилась распознавать это состояние и постепенно узнавать его, не взирая ни на какие сомнения, и тогда-то я начала создавать форму, с помощью которой я могла приблизиться к бессознательному.
Иными словами: если бы анимус, как в случае с Юнгом, сказал бы мне, что, то, чем я занимаюсь, называлось «искусством», (хотя гораздо вероятнее, что он назвал бы это «наукой»), я, возможно, стала бы спорить с ним, тем самым оказавшись в сфере Логоса. И очень скоро ему бы удалось внедрить мне определённые неуместные убеждения, за которыми я не увидела бы реальную суть дела. (Это такая же, сбивающая с толку, смесь архетипа и человеческой психики, о которой речь уже шла выше). Но, если бы мне удалось понять, как это влияет на меня в отношениях с ним и моим окружением, я бы без сомнений поняла, что это предложение не сработало. Тогда мне понадобилась бы твёрдая земля под ногами, где бы анимус не смог бы меня запутать, ведь Эрос не является его принципом. Конечно, анимус постоянно поглощает импульсы связанности, делая нас неуверенными в её наличии, но это происходит из-за того, что мы не опираемся на них.
Когда мы понимаем принцип Эроса, исходя из собственного жизненного опыта, о чём я сейчас и рассказываю, то постепенно вмешательства анимуса становятся для нас очевидными. Если работать с ним через принцип Эроса, то есть связанность, то его влияние значительно снизится, но главное, постепенно вы поймёте, что сам он не очень хочет участвовать в том, во что он ввязывается. Он вроде бы не очень заинтересован в том, чтобы посадить нас на короткий поводок, но предпочитает, чтобы мы продолжаем вести себя по-женски, то есть давали возможность встретиться его Логосу и нашему Эросу. Если он действует по-другому, то есть неправильно, то в результате мы приходим к убеждению, подобно Джилу Мартину в книге Хогга «Исповедь оправданного грешника», когда он подстрекает Роберта совершить убийство, говоря: «Я связался с твоей изменчивой фортуной, и я остался ни с чем, также, как и ты». [26]
Я хочу сказать ещё кое-что полезное о принципах Эроса и Логоса. Существует распространённая ошибка отождествлять Логос с мышлением, а Эрос — с чувствованием. Такую оплошность допустить несложно, так как действительно о Логосе легче думать, чем чувствовать его, или это гораздо привычнее. А что касается Эроса, то легче почувствовать, что это, чем думать о нём. В действительности, Логос и Эрос являются принципами, с помощью которых мы можем ориентироваться во внутреннем и внешнем мирах. И чтобы у нас сложилась полная картина о каждом из этих принципов, нам необходимо использовать все четыре функции. Ведь мы можем жить, обращая внимание на то, что происходит в отношениях, а можем использовать наше умение различать.
Пожалуй, самое ясное и занимательное определения Логоса и Эроса Юнг предложил на первых семинарах летом 1930 года. Тогда он сказал, что в действительности Логос и Эрос гермафродиты. Для мужчин Логос выполняет роль проводника, указывая путь во внешнем мире, а Эрос пребывает внутри, в бессознательном. Для женщин функцию направления несёт Эрос, который ведёт её (или должен вести) во внешней жизни, а Логос находится в сфере бессознательного. Юнг пишет:

Будучи принципом различения, Логос не только позволяет человеку, но и вынуждает его, давать адекватное определение любому объекту мышления или наблюдения. Это даёт мужчине возможность с практически религиозным сосредоточением посвятить себя классификации вшей или различных качеств испражнений, сделать это занятие таким же существенным, как и подсчёт звезд. Для того, чтобы нарисовать эту картину, предположим, что есть несколько лабораторий. Лаборатория номер один — это обсерватория мужчины, который посвятил годы астрономическим исследованиям. В следующей лаборатории находится мужчина, занимающийся классификацией вшей: шестьдесят тысяч экземпляров, пожалуй, действительно интересное предприятие! А в третьей - работает мужчина, чрезвычайно заинтересованный изучением различных характеристик испражнений, весьма сомнительное занятие. Несмотря ни на что, каждый из них работает с одинаковым сосредоточением, с одухотворённостью. А теперь подумаем, а где в этой ситуации Эрос, женский принцип? Ну, допустим, что женщине здесь отведена роль подёнщицы, занимающейся уборкой. Она считает астронома ужасно неприятным человеком, жёстким и холодным, он никогда не оставляет ей чаевых, и по сути он самый настоящий бобыль. Мистер профессор Озабоченный-вшами мог бы быть достаточно приятным мужчиной, если бы он не был постоянно поглощён такими отвратительными вещами, иногда он оставляет ей чаевые, он женат и у него прекрасные дети. Это человек, достойный уважения, и где-то у него есть двоюродный дедушка. Она в курсе всех подробностей. Это проявление функции связанности, как мы видим. Это совершенно другой аспект мира. Мужчина, посвятивший себя звёздам, со страстью отдающийся своей работе, ни в малейшей степени не осознаёт того, что он мог бы полюбить женщину. Он считает, что любовь является определённого рода болезнью, которая настигает людей в ранней юности, а победить её можно женитьбой. Как однажды сказал мне один мужчина: «Только для того, чтобы справиться с этим проклятием». Это и есть Логос.
Можно сказать, что оба принципа играют огромную роль в истории мышления и искупления, которые находятся в сфере психологии. Например, в Христианстве роль спасителя принадлежит не только Логосу, но и воплощённый в принципе любви Эрос, также принимает в этом участие. Здесь снова можно увидеть объединение обоих принципов. Могу добавить, что Логос может быть идеальным только в случае, если он содержит в себе Эрос, в противном случае в нём будет полностью отсутствовать динамический аспект. Мужчина, в котором представлен только Логос, может обладать невероятно развитым интеллектом, но это всего лишь сухой рационализм. А Эрос без Логоса, находящегося внутри него, останется ни чем иным, как слепой связанностью. Подобные люди могут иметь отношение Бог знает к чему! Есть женщины подобного рода, которые полностью растворились в своих маленьких семьях, состоящих из двоюродных сестёр, отношений, и внутри этих проклятых вещей нет ничего, всё совершенно пусто. Так же обстоит дело и с людьми, у которых Логос на низшем уровне, с этими ребятами-классификаторами, мало что понимающими на самом деле. [27]

Мы живём во времена, когда Логос в почёте, поэтому женщинам сейчас гораздо сложнее. В первой главе евангелия от Иоанна, Логос идентифицирован с Христом, посредником и искупителем. В те же времена, когда было написано это евангелие, во времена позднего греко-римского синкретизма, к богу Эросу относились как к великому посреднику. Это сходство противоположностей можно особенно ясно увидеть в мифологической основе концепций Логоса и Эроса, но к этому мы вернёмся позже.
Как вам известно, одна из главных проблем нашего времени в отношениях между мужчиной и женщиной состоит в том, что им всё сложнее и сложнее придерживаться своих собственных принципов. (Мы уже сталкивались с этим ранее, когда обсуждали вопрос о том, как анимус может достать аниму, и наоборот). В своих семинарах «Видения» Юнг говорит об этом, как о проблеме современной цивилизации, где слишком большое количество женщин потеряли связь с инстинктами, и живут, руководствуясь тем, что полезно и пригодно, в результате оказываясь неудовлетворёнными жизнью. Многие женщины живут, под влиянием псевдо Логоса, вместо того, чтобы быть ведомыми Эросом, их собственным принципом. Юнг пишет об одной женщине:

Она совершила наиболее тяжкое преступление против хорошего вкуса и морали, находясь под влиянием священного убеждения [анимуса], что это было благоразумно и оправданно. Как матери, которые пытают своих детей, считая, что это именно то, что должно быть сделано. Анимус может вершить ужасные вещи. Если идея, что ходить без одежды является здравым и благопристойным занятием, попадёт в голову одержимой анимусом женщины, она будет разгуливать голой, совершенно ни о чём не беспокоясь, пренебрегая тем, что она совершенно некрасивая, старая ведьма. У женщины было трое сыновей, и она ходила в таком виде в их присутствии дома, а потом она удивилась, что они сбились с пути и стали предаваться сексуальным фантазиям. Это было благонамеренная дама, которая всегда заботилась о гигиене, ела только полезные салаты и прочие подобные вещи. Она была либеральной, её волновали идеи социальной помощи, она участвовала во всех общественно полезных делах. А ходить без одежды — это ведь гораздо дешевле и поддерживает чистоту, а разве тело может быть безобразным?... Она была англичанкой, даже не немкой. Я смог бы простить ей это, если бы она была немкой. Вот что может натворить анимус, полный абсурд! Женщина может стать проституткой, чтобы угодить анимусу, вместо того, чтобы делать правильные, обычные вещи, руководствуясь своими собственными инстинктами. [28]

Из-за неразберихи, которая часто происходит в обычном разговоре между мужчиной и анимой, женщиной и анимусом, иногда кажется, что нет никакой надежды, чтоб женщина руководствовалась Эросом, а мужчина — Логосом, когда они взаимодействуют друг с другом. Например, столкнувшись с иррациональной эмоциональностью мужчины, женщина должна дистанцироваться от замечаний, насмешек и колкостей своего анимуса. А перед лицом женских нереалистичных «фактов» и ударов ниже пояса, мужчине нужно не поддаваться своим эмоциям и настроениям, при этом оставаясь чувствительным. Я ни раз была практически на грани отчаяния в подобных ситуациях.
Однажды Юнг сказал, рассуждая о сложностях взаимоотношений мужчин и женщин:

Проблема понимания не находится там, где её ищут люди, не имеющие опыта. Скорее речь идёт о понимании самого себя. Если мужчина сможет понять разницу между собой и своей анимой, он сможет разобраться в самом себе. И тогда он будет знать, что представляет из себя мужчина, а его инстинкт ему поможет понять женщину. Если он воспринимает себя через свою аниму, он так и не обнаружит себя, а будет находиться во власти иллюзий. Ввиду того, что женщина не знает себя и позволяет своему анимусу за себя думать, она никогда не поймёт мужчину, и так и останется навсегда сбитой с толку. В действительности, она будет проецировать свои предубеждения на него, он должен быть таким-то и таким. Так что проблема не в объекте, который в темноте пытаются найти люди с завязанными глазами. Мужчина считает, что проблема в том, что он не может понять женщину, а не в том, что он не знает самого себя. Всякий раз, когда нужно справиться с подобным состоянием, курс анализа, который определяют сны, всегда направлен на то, чтобы привести пациента к самому себе. И, если людям однажды удастся понять что-то о самих себе, то они поймут и других. Это нельзя понять посредством иного объекта, потому что мы неизменно видим в другом только своё собственное лицо, мы таращимся на облако, и оно становится зеркалом. В итоге мы видим наше собственное лицо. Расхожая истина состоит в том, что мы настолько можем что-то понять, насколько мы понимаем самих себя. [29]

Проблема навсегда остаться слепым в отношении другого пола, может быть решена только в результате самопознания, что совершенно очевидна для меня, по крайней мере, в отношении принципов Эроса и Логоса. Если связанность выдержит испытания своим собственным анимусом, который невероятно искусен в её разрушении, мы можем быть абсолютно уверенны, что он [анимус] сможет прекрасно общаться с мужчинами во внешнем мире. Но если анимусу удастся её разрушить, это будет знаком того, что мы до сих пор очень плохо знаем самих себя, нам стоит увидеть наше собственное лицо в объекте, вместо того, чтобы пенять на объект, который существует сам по себе.
Насколько я могу судить из моего личного опыта, этот поиск изъяна в самих себе во многом содержит поиск нашего собственного принципа, в случае женщин речь идёт об Эросе. Наблюдая за собой и другими женщинами, я заметила, что как только кто-то пытается вести себя женственно во внешнем мире, к примеру, с человеком противоположного пола, то влияние анимуса сразу же усиливается. Он шепчет: «Теперь тебе следует проявить эмоции», «теперь стань абсолютно пассивной», а затем быстро, словно вспышка молнии, он говорит: «Ну, давай же, давай, в тебе нет ни капли женственности». Или: «Как ты вообще можешь такое говорить?» … И вот уже вся ситуация разворачивается на кухне дьявола. И тут уже невозможны ни спонтанность, ни естественность. Но, если вы попробуете быть такой внутри себя, если найдёте место, где сможете опереться на своё ощущение связанности, устояв против своего анимуса, тогда вы поймёте, как спастись от него и найдёте кусочек земли, где он не сможет напасть и разрушить ваши внешние отношения.
Я не имею ввиду, что этот вопрос решается исключительно внутри. В том же самом семинаре, касаясь проблемы Ницше, Юнг говорит:

Вам не удастся оказаться в серьёзном конфликте с самим собой, когда вы, отдыхая в Альпах, находитесь в обществе пожилой хозяйки отеля, и больше никого вокруг нет. Ситуация обострится только в случае, когда ваши противоположности персонифицируются, вот тогда и сможет разразится настоящий конфликт. Другая сторона тоже должна быть воплощена в теле, а так как оно не может быть вашим, то для этого нужно чьё-то ещё присутствие. Если ваша противоположность проявляется просто, как ваш внутренний враг, то это совершенно абстрактно, так как у него нет тела. … А потом вы можете считать это просто своим воображением, или признать своих плохие черты характера, и с чувством исповедаться во всех своих грехах перед Богом. Но, если кто-то другой скажет вам, что у вас есть подобные грехи, вы проклянёте его, призвав дьявола себе на помощь. Вы никогда не согласитесь с этим, в особенности, если этот человек играет роль в вашей системе. Поэтому конфликт становится реальным только в том случае, если другая сторона спроецирована на кого-то. Она воплощается в чьём-то теле, в результате ваша собственная противоположность спроецирована на другого, которому теперь, возможно, придётся с вами конфликтовать. [30]

У человека нет никакой мотивации работать с анимусом до тех пор, пока у него не будет достаточно напряжённых отношений с кем-то противоположного пола, повергающих его в отчаяние. Только безысходность или очень сильная любовь даст необходимой силы импульс, который позволит провести самую неприятную работу, спроецировав анимус во вне. Внешнее и внутреннее зависят друг от друга, побуждая нас переживать внешний опыт и быть в постоянном поиске раздражающих внутренних факторов. Я делаю упор на дестабилизирующих факторах, потому что большинство людей считают необходимым что-то делать с собой только в случае, когда что-то идёт не так. Но, в действительности, когда всё идёт хорошо, нам может угрожать ещё большая опасность. Именно это имеет ввиду Юнг, когда говорит о «страдании от успеха», и указывает на то, что в реальности пережить успех может быть сложнее, чем неудачу. Когда отношения складываются особенно гармонично, к примеру, у анимуса появляется прекрасный шанс прошептать: «...всегда должно быть так, как сейчас», или незаметно внушить, что один счастливый час является обещанием ещё одного такого же. И женщина оказывается полностью во власти concupiscentia (сладострастия, силы желания). Но к этой теме мы вернёмся позднее.
Очевидно, что когда мы работаем над собой, необходимо ясно осознать, что существуют внутренний и внешний миры, и важно их различать, а это, учитывая влияние проекций, задача далеко не такая уж простая. В «Видениях» Юнг пишет:

Исходя из практической пользы, будет лучше, хотя это может и сильно шокировать, предполагать, что всё имеет двойную жизнь: известную, ощутимую наружность и в то же самое время невидимое и неизвестное существование. Вы можете назвать бессознательную и неведомую часть вещи душой, также как бессознательную, неизвестную жизнь внутри нас называют душой или сущностью или любым другим термином, в зависимости от личных предпочтений. Эта устаревшая идея стара как наш мир, а потому она настолько поражает современного человека. Мы — люди, которые считают, что открыли правильное устройство мира после всех этих веков. А выглядит это так, как будто мы подверглись самой ужасающей регрессии, когда извлекли этот старый образ двойного мира из глубин истории. Но уверяю вас, что с практической точки зрения, это очень оправдано, в противном случае, вы никогда не поняли бы значения анимуса и анимы. Лучшее, что мы можем сделать... полагать, что мы находимся между двумя мирами, видимым материальным миром и другим, невидимым, который каким-то образом обладает специфическим качеством реальности, но очень тонким. Это своего рода невидимая материя, существование которой не очевидно, но она пронизывает тела и несомненно присутствует за пределами времени и пространства. Она здесь и везде одновременно, но при этом её нигде нет, потому что у неё нет протяжённости; это полная аннигиляция времени и пространства, и это сильно отличается от нашего представления об очевидном мире. Но сейчас мы оперируем лишь философскими рассуждениями, которые необязательно привносить в практическое понимание. Я повторю ещё раз, что ваш практический подход должен заключаться в понимании, что всё существующее обладает своего рода двойственностью. [31]

Как вы знаете, анимус занимает своё истинное место только в том случае, когда он функционирует в этой неизвестной, невидимой реальности, которой он и принадлежит. В своих книгах и на семинарах Юнг часто говорит, что анимус играет роль обычного моста, который связывает нас с этим невидимым миром, он выполняет своего рода функцию посредника между двумя измерениями. В 1933 году Юнг расширил эту концепцию, пролив свет на некоторые моменты. В «Видениях» он говорит:

Страна анимуса... будет коллективным бессознательным, следовательно он обычно является функцией; его можно назвать полубессознательной границей [женского] ума, через которую она воспринимает коллективное бессознательное...
Да, анимус выполнял трансцендентную функцию, он был своего рода психопомпом, так как анимус и ум женщины являются функциями, в которых может объединиться содержание бессознательного и сознания. Следовательно, аспект Логоса будет нести трансцендентную функцию в женщине, также, как Эрос будет сходным образом работать в мужчине. Его Эрос, его личная связанность, вместе с анимусом создаёт символ, объединяющий содержание бессознательного и сознания, и делает возможным возникновение трансцендентной функции...
…..
Таким образом, работа анимуса схожа с деятельностью анимы... это мост, находящийся на стороне коллективного бессознательного, а не в пространстве обычного, так называемого материального мира. Но всегда есть опасность, что анимус откатится назад, иначе говоря, исчезнет в коллективном бессознательном, и тогда на некоторое время связь с бессознательным будет прервана. Это похоже на разводной мост, одна из сторон которого закреплена в бессознательном: когда его разводят, доступ оказывается перекрыт. У нас складывается правильный образ анимуса, так как, в действительности, он гораздо больше принадлежит миру бессознательного, чем сознания. Вы можете видеть, что анимус не был создан сознательным умом, это творение бессознательного, поэтому он и является его персонификацией. Это врата в коллективное бессознательное, и, используя определённый подход, можно вызвать проявление этой функции. Но, если он вернётся обратно, и мост будет поднят, то ворота окажутся запертыми... Анима и анимус не являются просто функциями, созданными сознанием, с его помощью они были обнаружены. Никакие наши сознательные усилия не помогут нам построить мост, который свяжет нас с бессознательным. Гораздо вероятнее то, что коллективное бессознательное проявится в форме анимы или анимуса и, конечно, когда мы это осознаем, мы дотянемся до этой фигуры, установив таким образом взаимосвязь. [32]

Мне кажется, что по мере возрастания нашей способности устранять влияние анимуса на наш личный мир, увеличивается наша возможность развивать сознание. Иными словами, мы можем отправить его в его собственный дом путём усиления нашей связи с принципом Эроса, сделав его нашим естественным способом функционирования. В моём втором сне проявился также и космический аспект. Вам необязательно глубоко изучать блестящие материалы об анимусе Эммы Юнг, но мне бы хотелось, чтобы вы обратились к этому эссе, дабы познакомиться с женской точкой зрения на этот весьма практичный и жизненно важный вопрос. [33]
Возможно, самое важное из всего, что Юнг рассказал об анимусе в семинарах «Видения», является его комментарий о фигуре женщины, обнаружившей шершавый чёрный камень в рыбе, которая сама выбросилась к её ногам. Она потёрла этот камень о свою грудь, то есть, вложила в него своё либидо, и он превратился в янтарь. Далее она говорит:

Внутри янтаря я увидела страдающее лицо... Затем я ощутила сильный пульс, бьющийся внутри камня, я почувствовала себя уставшей и легла на землю. Пульс бился как огромное сердце, и вскоре земля и деревья вокруг меня тоже забились, я начала ощущать пульсацию повсюду. [34]

Она ощутила необходимость освободить лицо из янтаря. Наконец, она поняла, что сделать это возможно, только дав ему свою кровь. Она поранила себе грудь и сделала это, янтарь исчез, а на его месте стоял мужчина, связанный ремнями и пронзённый стрелами. [35] Как и следовало ожидать, это был анимус, и это объясняло страдания: сначала страдал он, а потом она, когда порезала себя, чтобы дать мужчине свою кровь. Ей пришлось сковать свою маскулинность. Юнг говорит, что реальная форма анимуса представляет собой героя, обладающего духом, но нам всегда приходится иметь дело с подменой, предлагающей нам убеждения. Юнг продолжает:

Поэтому эта женщина была окружена большим количеством дьявольских анимусов, они были повсюду и во всех видениях, в процессе трансформации, а её ум.. стал пленником земли, утонув в подступающем материале Инь, в феминном, в матери, так постепенно её анимус был подавлен. У неё больше не осталось предубеждения о том, каким должно быть положение вещей, она предоставила возможность материалу выражать своё сознание. Итак, она вошла в поток событий, к ней пришли мысли, и она теперь не думала, что должно произойти, не видя того, что происходит в действительности. Этот поддельный, негативный анимус не позволяет воспринимать психологические явления непосредственно, постоянно предлагая разные готовые мнения, вместо достоверного понимания. Как только женщина что-то воспринимает, тут же вмешивается анимус, представляя всё совершенно иначе, что приводит к искажению фактического переживания. Реальный опыт заменяется мнением о том, чем это должно быть, или чем это, возможно, могло бы быть. Теперь она научилась получать объективный опыт, понимать, что происходит в действительности, и это сковало её анимуса. [36]

Вы видите эти качества во внешнем мире и в наших собственных жизнях также хорошо, как и в снах и в образах во время активного воображения. Когда этот нереальный, вселяющий в нас убеждения, заместитель занимает место, «он» (анимус) заполняет нас иллюзиями о внешнем мире, мешая переживать психическую реальность такой, какая она есть. Этот фрагмент, написанный Юнгом, обладает, на мой взгляд, первостепенной важностью, так как в нём автор подчёркивает следующее: важно научиться видеть реальность и напрямую проживать происходящее без искажающей завесы мнений. Ориентируясь во внешней реальности подобным образом, мы держим в заточении наш анимус, не позволяя ему навязывать нам свои мнения. Пожалуй, главной причиной трудностей, с которыми сталкиваются люди во время активного воображения, является стремление анимуса и анимы исказить наше восприятие реальности. Этим людям пока что не удалось запереть своего анимуса, он по-прежнему царит повсюду, искажая любое прямое восприятие переживаний внутреннего мира, и это будет продолжаться до тех пор, пока мы не перестанем считать, что глупо обращать на это наше внимание. Эта проблема описана в мемуарах Мойзиша «Операция Цицерон». [37] Он пришёл к заключению, что нежелание увидеть реальность, понять, чем же в действительности была мировая война, стало, возможно, самой значительной глупостью нацистских лидеров.
Юнг продолжает развивать свою идею и говорит об аниме:

Мотив заточения анимуса имеет свой аналог в мужской психологии в лишении свободы анимы, но, конечно, здесь есть отличия, так как это связано с эмоциями и настроениями. Когда мужчина в состоянии различать объективное положение вещей и своё настроение, когда он больше не позволяет эмоциям ослеплять его ум, и может дифференцировать эти вещи, признавая, что сейчас у него странное настроение, - это является признаком, что ему удалось поместить в заточение аниму. Через некоторое время он сможет сказать своему настроению: «У тебя нет права на существование, я помещу тебя в пробирку, чтобы проанализировать». Конечно, это огромная жертва, которая даётся только кровью, ведь для того, чтобы сдерживать аниму, человеку потребуются сверхчеловеческие усилия. И я охотно признаю, что отстранение анимуса является и для женщины незаурядным достижением, взять и сказать ему: «Сейчас я помещу тебя в пробирку, чтобы проанализировать позже». [38]

Так же, как мужчина может сказать своему настроению, заслоняющему ему реальность, «у тебя нет права на существование», помещая тем самым настроение в пробирку, женщине нужно изгнать убеждения, находящиеся между ней и реальностью, заточив их в женский аналог пробирки. Тот факт, что именно янтарь оказался местом заточения анимуса в этом видении, даёт нам очень ценный намёк на понимание разницы того, как этот процесс происходит у разных полов. Понимание анимы может быть таким: анима была выставлена из её мира после того, как увидела реальность такой, как она есть, она упала в липкую массу, похожую на смолу, которая постепенно твердела и сковала её, и она оказалась пойманной «наступающей материей Инь», как это выразил Юнг на семинаре.
Нечто схожее можно найти в древней гностической легенде о Нус и Физис (Nous and Physis): когда Нус любовался отражением земли в воде, Физис (персонификация природы) заключил его в свои объятия так сильно, что он был втянут прямо в землю, где с тех самых пор и пребывает в заточении. Как вы понимаете, его освобождение является основной задачей алхимиков.
Насколько я в этом разбираюсь, единственным эффективным способом, с помощью которого мы можем поместить анимус в «пробирку», является следование принципу жизни, потоку перемен, при этом важно постоянно сдерживать любые предубеждения по поводу происходящего. Я поняла это на практике, мой анимус всегда пытался выносить решения в таких делах, как важные переговоры, отношения со значимыми людьми и так далее. Я научилась говорить ему: «Замолчи и стой тихо. Только время покажет, было ли это правильно или нет. Я обсужу это с тобой позже, а сейчас уходи. Мы пока не знаем, чем это всё обернётся». В моём случае это работало, анимус останавливался, а потом я могла судить по результатам, исходя из реальности и потока жизни как такового, и поскольку у меня это получалось, анимус фактически завяз в этой смоле жизни. Кажется, что в видении этой женщины смола символизирует женский аналог формы, созданной мужским Логосом. Но ведение переговоров с анимусом в тот момент, когда происходит нечто важное, крайне редко приводит к успеху, если это вообще возможно. Так как, если он свободен, и находится везде, то своими мнениями он может убить жизнь также, как пуля, стрела или копьё может убить любое живое существо.
И нам снова нужно задать вопрос самим себе: «Почему в видении был именно янтарь?» Янтарь — это окаменелая смола, иначе говоря, кристаллизованный сок или животворящая кровь прямо из сердца сосны. Янтарь происходит из старых лесов, которые были затоплены морем. Хотя он полностью затвердел, его можно растворить с помощью горячего масла, и он станет достаточно мягким. Ему присущи свойства магнита. В твёрдом состоянии смола представляет собой вид драгоценного камня, который произошёл не из минералов, а из сущности растительной жизни дерева. [39] Так, быстрые, похожие на жало, нереальные идеи анимуса, которые всегда неуместны, замедляются посредством липкого вещества, принадлежащего дереву. Таким образам этим убеждениям приходится таять и смешиваться со смолой, с сущностью растительной жизни, в результате неадекватные или даже деструктивные жизненные позиции заменяются на жизненный опыт, который, в свою очередь, приводит к некоторому духовному пониманию. Как об этом сказала Мария-Луиза фон Франц, когда мы обсуждали эту тему, смола, аравийская камедь, превращается в гнозис, в духовный жизненный опыт, что ведёт к постепенному объединению духа и инстинкта.
Легендарная женщина-алхимик Мария Профетисса, которая подчёркивает важность камеди в алхимическом процессе, будучи женщиной, указывает в том же направлении. Ей максиму “Marry gum with gum in true marriage” более поздние алхимики цитируют снова и снова. В «Психологии и алхимии» Юнг отмечает, что «изначально это была аравийская камедь, и её использовали в качестве тайного названия трансформирующей субстанции». [40] Особого внимания заслуживает то, что камедь является ингредиентом, который используют для удерживания неуловимого Меркурия. В «Психологии и алхимии» Юнг цитирует поэму на латыни, написанную комментатором работ Марии Профетиссы, которое переводится следующим образом:
Мария дивное кратко изрекает, и громогласно столь важное оглашает,
Она двойными крепкими смолами закрепляет то, что стремится вниз
Дочь Плутона связует то, что сродственно любви
Радуется поджаренному, посеянному и по три соединенному
[41]

Бракосочетание между камедью и камедью, описанное Марией Профетиссой, подразумевает сублимацию неуловимого, летучего Меркурия и ближайшего родственника анимуса Гермеса, которые практически синонимичны по значению. Помните, что стадия Гермеса является самой высокой в четырёхуровневой схеме развития по Юнгу. Хотя он существует с самого начала, на ранней стадии Меркурий представляет собой негативный аспект Гермеса, который, как вы знаете, был искусным мошенником, своровавшим скот, и в целом подозрительной личностью. Ускользающий и неуловимый анимус любит делать огульные утверждения, которые искажают реальность, проносясь мимо с сумасшедшей скоростью. Но здесь Мария приклеивает его к дну реальности, погружает его в смолу, и теперь он больше не сможет проноситься мимо, а вынужден быть неподвижным и трансформироваться, вне зависимости от того, нравится ему это или нет. Эта идея схожа с историей о том, как Нус был пойман Физисом.
А теперь перейдём к практике: В чём разница между сосудом, созданным Логосом и сосудом, сделанным Эросом? Мужчина заточает аниму умением различать. Он видит, что у него определённое настроение, к примеру, и, осознав его, помещает его в пробирку. Но анимус прекрасно знает эти трюки. Вы сами ловите себя на убеждении, к примеру, и это работает, вы изгоняете его и ощущаете спонтанный жизненный поток. Вы думаете: «У меня получилось!», - и применяете этот способ на следующий день. Но на следующий день это уже становится готовой формулой, которую вы накладываете на поток жизни. Таким образом, анимусу удалось освободиться из его пробирки, и теперь он использует вчерашнюю истину как сегодняшнее знание.
Я хочу привести пример, как это работает на практике. Женщина, не использующая в жизни все свои возможности, пришла на приём к мужчине-аналитику. Он очень впечатлил её, ей показалось, что он действительно понял её, и она решила, что это был честный, порядочный человек. Но вдруг молниеносно появился анимус. И она подумала: «Я — замужняя женщина. Я могу влюбиться в него». В результате она решила отказаться от его услуг и застряла в своём привычном состоянии. Если она смогла бы отклонить это предубеждение и подумать сама, она бы увидела, что подозревала аналитика в том, что он хочет её соблазнить, а далее поняла бы абсурдность этих подозрений. В этом случае анимус выдал общую, всеми признанную истину, гласящую, что мужчинам и женщинам не следует вступать в любовную связь, когда у каждого есть свои жизненные обстоятельства. Если бы ей удалось придерживаться своего собственного впечатления об аналитике, как о порядочном человеке и сказать своему анимусу: «Сейчас тебе придётся подождать. Посмотрим, что реально представляет из себя этот мужчина», тогда бы у неё появился шанс поместить анимуса в смолу и держать там до тех пор, пока аналитик не показал бы ей, что за этим стояло. Юнг пишет:

Когда мы помещаем вещество в пробирку или в котёл, мы запускаем тем самым алхимический процесс. Чтобы трансформировать анимуса или аниму, мы лишаем их свободы. Это называется настоящим процессом сублимации. Здесь не происходит сублимации пола, работа идёт с мысленным образом. Трансформируется не пол, а форма и переживания. В результате заточения анимус меняется определённым образом, он вырван из своего мира, как вещество, помещённое в пробирку... внешние влияния исключены, он внутри, и ничто ему не помешает. Во внешнюю среду тоже ничто не вмешивается. Таким способом можно держать в комнате самых вредных микробов, не боясь заразиться, так как ничто не может попасть в пробирку или выйти из неё. Следовательно, когда анимус не может проникнуть во внешнюю атмосферу, он лишён объекта, на который может воздействовать, и у него есть время трансформироваться.
Самым важным в этой трансформации является то, что мы убираем объекты от этих демонических анимы и анимуса. Они получают их только в том случае, когда мы позволяем потакать себе в чём-то. Concupiscentia (вожделение) — так это называется в церкви, этот термин вы найдёте главным образом у Святого Августина, convoitise (похоть) — на французском языке, desirousness (желание) — на английском, begehrlichkeit (жадность) — на немецком. В этом вопросе все великие религии сходятся во мнении. В буддизме это сила привязанности, которую нужно победить, это справедливо и для Брахманизма, для тантрической философии, Манихейства, Христианства, также это является и психологическим термином. [42]

Очевидно, что если желание является точкой пересечения всех великих религий, то мы можем быть уверены, что это близко к самой сути человеческой природы. Возможно, отказаться от этой эмоции нам сложнее всего. Ответ христианской церкви — отречение — считается совершенно необходимой ступенью в развитии человека, но для дальнейшего развития этот подход является слишком однобоким. Подавление одной стороны ломает все границы и ставит перед нами задачу найти другой ответ. Юнг так комментирует этот вопрос:

Когда вы потакаете влечению, вне зависимости направлено ли ваше желание к небесам или ведёт в ад, вы, тем самым, предоставляете аниме или анимусу объект. Таким образом они оказываются во внешнем мире, а не во внутреннем, и вещи, которые должны оставаться под покровом ночи, оказываются на дневном свете, то, что должно быть у вас под ногами теперь над вашей головой. Но, если вы можете сказать: «Да, я хочу этого, но всё же я не привязываюсь к этому, я решаю получить это, и я попытаюсь получить это. Или, если я решу отказаться от этого, я откажусь. Если таково ваш сознательное отношение к этому вопросу, то вы не оставляете возможности проявиться аниме или анимусу. Но, если вы захвачены вашими желаниями, то в действительности вы одержимы. [43]

Хотя вся реальность, где царит concupiscentia (влечение) накалена, стократно увеличивая сложность этой задачи, эффективный подход в том, что касается анимуса или его убеждений, по сути не отличается от только что рассмотренного нами. Единственный известный мне способ контролировать свои желания состоит в том, чтобы столкнуть их с реальностью. Если вы решите получить нечто, что бы это ни было (первая из альтернатив Юнга), вам нужно посмотреть, как всё обстоит в действительности, принять все неприятности и взять на себя полную ответственность за своё желание. Обычно это весьма неприятно, особенно для женщин, отказаться от своей гордости вместе со всеми многочисленными пустыми иллюзиями. (Мужчинам нужно сделать то же самое с их анимой). Или, если вы принимаете решение отказаться от желания, то тут стоит вспомнить, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Вам придётся полностью принять всю боль отречения от этого, и, возможно, принять, что вам не хватило мужества добиться своего, то есть, взять на себя ответственность за то, что вы не попытались это получить.
Насколько мне позволяет судить мой опыт, желание становится в том или ином смысле объектом для анимуса только в том случае, когда мы не берём на себя полную ответственность за ситуацию, и вместо этого потакаем своим фантазиям об этом. Иногда это не так легко понять, что же человек хочет: получить нечто или отказаться от этого, но важно следовать потоку жизни, который может привести сначала к одному варианту, а потом к другому. В этом случае нужно не потакать фантазиям, а обдумать реальное положение дел, решив, какая альтернатива вам подходит здесь и сейчас в этот конкретный момент.
Молодой терапевт, который только начал свою карьеру аналитика, рассказал мне о своих сложностях в работе с пятидесятилетней женщиной, так как он считал, что в этом случае что-то происходит не так. Вскоре из сна стало ясно, что речь идёт об очень сильном сексуальном переносе. Я спросила его, как он себя чувствует в этой ситуации. Он сказал, что прочитал наши семинары об анимусе, и столкнув её лицом к лицу с реальностью, исходя из его собственного понимания, попытался ей помочь выдержать это переживание. Аналитик хотел найти причину того, почему бессознательное выражает совершенно, по-видимому, безнадёжное желание. Или он думал, что может помочь ей отказаться от своего желания, понимая, что её боль также даст ей возможность пострадать. Но какой бы оборот не принимали фантазии, он снова и снова сталкивался с отказом этой женщины увидеть реальность. Её едва заметная улыбка говорила о том, что она ни верит ни одному слову о том фактическом положении дел, которое он ей описывал. Другими словами, эта женщина потакала своему желанию и различным фантазиям и вариантам развития сюжета, игнорируя все его усилия вернуть её к реальным фактам. Анимус становился всё толще и толще, и с каждым днём её одержимость им только усиливалась, так что анализ оказался на грани срыва.
Лично я не думаю, что этот аналитик смог бы что-то сделать. Если женщина не видит реальность, никто ей не поможет. Юнг пишет:

Женщина может стать одержимой реальным мужчиной только в том случае, если это проекция её анимуса, также, как и мужчина может быть одержим реальной женщиной только в случае проекции его анимы. Итак, это сводиться к субъективным предпосылкам отдельного человека, причиной являются ваши потакания своим желаниям. Если вы заключите свою аниму или анимуса в сосуд, вы освободитесь от одержимости, хотя, конечно, внутри будут происходить малоприятные вещи, и вы это почувствуете, потому что, когда для ваших демонов наступают плохие времена, вы незамедлительно это почувствуете. Вам нужно понимать, является ли этот дух добрым или злым, тогда, если для негативного анимуса настанует тяжёлый периоод, вы сможете наслаждаться жизнью. Конечно, он будет громыхать внутри вас, но через некоторое время, вы поймёте, что поступили правильно. Постепенно вы успокоитесь, и ваша психика постепенно трансформируется, а потом вы обнаружите, что в этом сосуде растёт камень, янтарь или лазурит. Другими словами, отвердевание или кристаллизация означает, что ситуация стала привычной. Прочность этого камня зависит от того, насколько в вас укоренилась привычка к самоконтролю, или же вы перестали потакать себе. Чем привычнее стало подобное поведение, тем прочнее и твёрже будет этот камень, и когда это станет свершившимся фактом (fait accompli), он превратится в алмаз. И теперь вас больше не беспокоит ваше влечение. [44]

Я привожу здесь мысль Юнга, так как она с совершенно неожиданной стороны освещает алмаз, который является одним из символов Самости, в особенности, это имеет смысл на востоке, где так важно создать, так называемое, «алмазное тело». Однако, мы отойдём слишком далеко от темы, если начнём глубже рассматривать эти аспекты прямо здесь.
В видении женщины мы говорили о мужчине, который появился из янтаря:

Это другой тип анимуса, ложный анимус, замещающий настоящего. Нам не следует закупоривать настоящего анимуса. Удерживание анимуса внутри сосуда является временной мерой. Это может продолжаться пока вы в полной безопасности, потому что, если ещё остался пережиток старого желания, и сосуд будет открыт, злой дух вырвется на свободу, и человек снова станет одержимым. Но, если ситуация явно безопасна, камень уже создан, тогда сосуд можно открыть, и оттуда появится новый анимус. И тогда вы увидите, как он себя ведёт и что делает. [45]

Из истории видения этой женщины мы узнали, что мужчина сможет выйти из янтаря только в том случае, если женщина прольёт на камень свою кровь. Хочу вам напомнить, что, когда он появился, то был связан ремнями и пронзён стрелами. Насколько можно мягко, она вытащила из него стрелы и освободила его из его пут. Юнг писал, что женщине пришлось сковать старого анимуса, изобилующего мнениями, для того, чтобы остановить поток его убеждений, чтобы он не мешал ей воспринимать вещи такими, какими они были на самом деле. [46] В этом образе стрелы можно рассматривать как озарения, которые пронзили завесу мнений анимуса.
Когда вы просите анимуса подождать, вы сковываете его или приклеиваете к дну. Если вы решаете повернуть против него его копья и стрелы, тогда они его пронзают, как и было в том видении. К примеру, женщина в ходе прохождения своего анализа впала в заблуждение. Она не только не смогла попросить анимуса подождать, тем самым связав его или приклеив, но она направила его измышления на него же самого, сказав: «Твой ум похож на канализацию, он переполнен грязными идеями. Ты подозреваешь доктора Х в том, что он является бессердечным Доном Жуаном, несмотря на всё, что о нём говорят люди. А затем ты абсолютно безосновательно внушаешь мне, что я изменю моему мужу. Да вы всего лишь злобный, лживый сплетник!» Его копья повернуты обратно против него и он получает их, вместо этой женщины. Далее Юнг отмечает:

Не забывайте о том, что быть одержимым анимой или анимусом, было обычным состоянием человека. Мы все были одержимы, мы были рабами, и до сих пор мы так и не освободились полностью из этого положения, а главной причина состоит в том, что мы постоянно прикладываем усилия, чтобы вернуться в это рабство. Мы даже не понимаем, до какой степени мы одержимы, возможно, что наша свобода весьма относительна. Подавление анимы или анимуса является мерой крайне жестокой и безжалостной, и, чтобы добиться этого даже в незначительной степени, нужно быть твёрдым и жестоким человеком. В действительности, пройдя через такой процесс, анимус становится совершенно больным, и после этого его нужно создавать заново. В результате усилий, направленных на то, чтобы его в связанном состоянии удерживать внизу, ему наносят специфические раны, которые нужно исцелить. Потом нужно будет донести до сознания анимуса, что теперь он другой, он исцелён после весьма жёсткого лечения, через которое прошёл. [47]

Жизненно важный момент, по поводу которого мы часто очень сентиментальны, заключается в том, что жестокость совершенно необходима, чтобы приклеить анимуса. Мы были зависимы от него, мы его портили и баловали, не понимая этого, и теперь нам необходим незаурядный героизм, чтобы действовать против него. Я повторю историю, которую уже рассказывала раньше, она является очень ярким примером того, о чём мы сейчас говорим. Много лет назад, когда я была на каникулах в Англии, мне написала мисс Вульф, прося меня привести небольшую машину от моего отца. [48] Сначала я пришла в ярость, я сочла это абсолютно невозможным, зная, как мой отец относится к своим машинам. Мне всегда было сложно получить его разрешение, чтобы воспользоваться хотя бы одной из них, когда я к нему приезжала. Вихрь хорошо узнаваемых обличений пронёсся в адрес мисс Вульф в моей голове, и он впоследствии ещё долго не мог утихнуть. Однако, мне удалось усмирить мои возражения, и, испытывая страх и мужество, я решила уладить вопрос. Я привела себя в спокойное состояние, насколько это было возможно, и подошла к отцу. И к моему огромному изумлению он дал мне машину без каких-либо проблем. До сих пор я испытываю благодарность к Тони Вульф, в результате я поняла, как это невероятно сложно пойти против анимуса, его жёсткости и неопровержимых убеждений. Но сделать это совершенно необходимо, или же он так и останется этим демоном, пичкающим вас своими мнениями.
Однако, как мы видели на примере с бессознательным, ничто не вечно, вчерашняя истина превращается в готовую формулу на сегодня. Когда анимус уже достаточно долго пребывает в заточении, в результате которого ону мог трансформироваться, а ситуация стала уже в достаточной степени безопасной, то приходит время для другой процедуры: женщине нужно теперь исцелить его от ран и, дав ему свою кровь, освободить его. Когда он окажется на свободе, он мгновенно убежит, крича, подобно Икару: «Я буду летать!» А она ответит: «И ты будешь убит, как Икар». [49] Тогда он с грустью вернётся и встанет перед ней на колени.
Позже станет ясно, к чему привело это подчинение анимуса. Теперь женщина должна взять полную ответственность за себя. Юнг отмечал, что принуждение принимать на себя ответственность за кого-то является самой нелепой и жалкой ситуацией. Кто-то боится ответственности и не желает видеть вещи такими, какие они есть. По большей части, мы предпочитаем не знать того, что происходит в соседней комнате, иначе, нам придётся занять позицию относительно этого. Теперь никому не удастся обмануть себя, жалуясь, что не понимает, что происходит. В действительности, всё это бессмысленное занятие, но это настолько свойственно человеческой природе, что освободиться от этой привычки совсем непросто. Всё повторяется снова и снова: если я этого не знаю, то как же могу нести за это ответственность? Но мы можем быть в курсе, конечно, если сами хотим. В тот момент, когда анимус стал послушным, мы должны принять ответственность на себя. И теперь нам нужно жить, видеть и действовать, - и эти три вещи чрезвычайно сложны. Всё гораздо проще, когда мы ничего не видим, тогда всё более или менее идёт гладко, и мы всегда заявляем, что такие-то вещи произошли по чистой случайности. Но, если человек тщательно изучает сам себя, то ему становится ясно, как нечто в нём заранее планирует большую часть этого спектакля. [50]
Итак, нам неизвестно, какие трудности мы повстречаем на нашем пути. Но мы точно знаем, что если мы контролируем нашу аниму или анимуса, то окажемся в чрезвычайно сложной ситуации. Реальность всегда будет предлагать нам разные трудности. Когда мужчина контролирует свою аниму, а женщина — своего анимуса, они двигаются в потоке жизни. Человечество было одержимо с самого творения мира, и, если вы рискнёте освободить себя, то столкнётесь с другим порядком вещей, который будет прямым вызовом для старого. Стоит вам выйти из под власти одного демона, как против вас, объединившись вместе, встанут все остальные демоны. Если мужчина честно пытается держать под контролем свою аниму, его незамедлительно начнут терзать и проверять на прочность все дьяволы этого мира, пытаясь сделать всё, чтобы вернуть во власть слепого повиновения матери природы. Даже, если он хотя бы сделает попытку вырваться, он уже выйдет из под влияния обычной толпы. Всё это справедливо и для женщины. Любой из демонов, блуждающий на расстоянии ста миль или около того, сделает всё возможное, чтобы заполучить свою козу. Управление анимусом или анимой подобно созданию вакуума, в результате пространство определённого объёма остаётся пустым. И в эту брешь бросается всё, что только может её заполнить. Люди, которые пытаются взять под контроль эти фигуры, сталкиваются с совершенно другими обстоятельствами, которые почти всегда вынуждают их вернуться к их прежнему состоянию. В действительности, это срабатывает практически автоматически. [51]
Как сказал об этом Юнг, рассказывая о другом случае, если одна овца покидает стадо и больше не щиплет траву вместе с другими овцами, другие, встретив её одну, уже не узнают. Они подумают, что это какое-то животное, которое привыкло разгуливать в одиночестве, подобно волку или медведю, и будут к ней относиться, как к обычному врагу.
Мы видим, как наше продвижение в анализе очень часто похоже на хождение по кругу. Мы опять возвращаемся на то же самое, изрядно надоевшее нам старое место, снова и снова. Но, руководствуясь опытом женщин, которые усердно работали над собой, хочу сказать, что в действительности, это не круг, а спираль. Мы лишаем свободы нашего анимуса, а потом боимся ответственности за это и неожиданных последствий. Мы освобождаем его, и он регрессирует до состояния демона, навязывающего нам свои мнения. Но временами нам удаётся укоротить поводья этого ложного заместителя. И, если мы усердны и берём на себя хотя бы небольшую ответственность за себя, нам удаётся ещё чуть дольше выдержать это напряжение. Возможно, будет слишком оптимистично полагать, что кому-то удаётся выдерживать его постоянно. Для того, чтобы произошли изменения в природе человека, должны смениться поколения, а может и пройти целые века, нужно время, чтобы мы повзрослели. Но в итоге каждый из нас делает свой вклад в то, что, по-видимому, является одной из самых существенных задач нашего века. И, как отмечает Юнг, работа со своим анимусом или анимой, является наибольшей заслугой для каждой женщины и каждого мужчины.



Примечание

1. Marie Hay, The Evil Vineyard(London: Tauchnitz, 1923). Также см. “The Problem of Womens Plots in Marie Hay’s The Evil Vineyard", том 2, ред.]
2. К.Г. Юнг «Видения», [В арамейский рукописях Хава означает изначальную змею. Считается, что имя Ева в Ветхом Завете произошло непосредственно от Хава. Ред.]
3. Там же
4. Текст Пистис София, датируемый примерно 250-300 годами н.э., имеет отношение к гностическому учению о преображении Иисуса в присутствии его последователей, включая также и Марию Магдалину, Марию — мать Иисуса и Марту. Вознёсшийся Христос одиннадцать лет жил на земле, в течение этого времени он показал сложные структуры небесных иерархий, известные в гностических учениях. Непонятное название Пистис София иногда переводится как «Вера и Мудрость» или «Мудрость Веры», оно включает в себя гностическую веру в Софию, являющуюся, образно выражаясь, супругой, божественной сизигией Христа. Её также можно рассматривать как жену Бога, так называемую Богородицу, мать Бога (как в греческом православии).
5. К.Г. Юнг, Видения. (Visions,p. 490). [Другая версия текста Пистис София была найдена во время археологических раскопок в Наг-Хаммади в 1945 году. Перевод огромного количества текстов библиотеки Наг-Хаммади был завершён в 1970-х годах, что привело к серьёзной переоценки раннего христианства и сущности гностицизма. В то время, когда Барбара Ханна читала эти лекции, тексты ещё не были доступны. Ред.]
6. Там же
7. Там же
8. Там же
9. C. G. Jung, Die Psychologie des Kundilini-Yoga
10. К.Г. Юнг «Видения»
11. Там же,
12. Rebecca West, The Harsh Voice (Garden City, N.Y.: Doubleday, 1937). См. также “Animus Figures in Literature and in Modern Life”.
13. [В 1773 году Гёте опубликовал историческую пьесу «Гёц фон Берлихинген», его первая заметная работа, которая послужила подъёмом патриотизма в Германии. Ред.]
14. [Weltanschauliche Betrachtungen - идеологические, моральные и философские соображения. Ред.]
15. Jung, Nietzsche’s Zarathustra,p. 731
16. К.Г. Юнг «Видения»
17. Jung, Nietzsches Zarathustra,pp. 155
18. Там же
19. К.Г. Юнг «Видения»
20. Там же
21. [Агамемнон собрал греческих воинов, чтобы с моря напасть на Трою. Согласно Эсхилу, Агамемнон навлёк на себя гнев Артемиды за своё решение пожертвовать в битве таким большим количеством молодых мужчин. Ред.]
22. К.Г. Юнг «Воспоминания, сновидения, размышления»
23. Там же
24. Jung, Nietzsches Zarathustra,p. 738f.
25. Там же
26. Джеймс Хогг «Исповедь оправданного грешника»
27. C. G. Jung, Dream Analysis: Notes of the Seminar Given in 1928-1930(Princeton, N.J.: Princeton University Press, 1984), pp. 700f.
28. К.Г. Юнг «Видения»
29. Jung, Nietzsche’s Zarathustra,p. 742
30. Там же
31. К.Г. Юнг «Видения»
32. Там же
33. Эмма Юнг, Animus and Anima (New York: The Analytical Psychology Club of New York, 1957), pp. 39Ff
34. К.Г. Юнг «Видения»
35. Там же
36. Там же
37. [Базна Эльяз, конспиративное имя «Цицеро», шпионил на Германию во время Второй мировой войны. Ред.]
38. К.Г. Юнг «Видения»
39. [Янтарь сделан из смолы дерева...Ред.]
40. К.Г. Юнг «Психология и алхимия»
41. Там же
42. К.Г. Юнг «Видения»
43. Там же
44. Там же
45. Там же
46. Там же
47. Там же
48. [Тони Вульф была партнёром и коллегой К.Г. Юнга и принимала участие во многих семинарах. Ред.]
49. К.Г. Юнг «Видения»
50. Там же
51. Там же

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

женская индивидуация
  class="castalia castalia-beige"