Перевод

Анимус

Барбара Ханна


Анимус

Глава 6,1
Образы анимуса в литературе и современной жизни



Примечание редактора: эта глава состоит из компиляций письменных заметок, которые были сделаны непосредственно Улмой Г. Томас (Ulma G. Thomas) во время цикла из двенадцати лекций, прочитанного в институте К.Г. Юнга в Цюрихе в период между 26 октября 1953 года и 22 февраля 1954 года. Мисс Томас пишет, что её заметки ни в коем случае не следует считать полными, и они не были проверены Барбарой Ханной. Тем не менее, записи достаточно информативны. Она также надеется, что её ошибки случайно не попадут в текст. Так как Мисс Томас изначально не предполагала делиться своими записями с другими людьми, её комментарии на первой лекции являются краткими и неполными, занимая чуть больше одной страницы. Но этого материала оказалось достаточно, чтобы, используя другие записи, восстановить эту лекцию Барбары Ханны. Были использованы записи нескольких других участников, из которых был идентифицирован Dr. Fellowes. В первой лекции содержится некоторый материал из предыдущего эссе.


Лекция 1
Как нам известно, анимус олицетворяет женский дух, в то время как анима представляет собой душу мужчины. В целом, можно сказать, что на более примитивных уровнях анимус порождает внутри женщины «убеждения», а анима создаёт настроения мужчины. Но в действительности, та часть анимуса, с которой мы можем взаимодействовать, является всего лишь частицей духовного бытия женщины. И в своей повседневной жизни женщина обычно имеет дело не со своим анимусом во всей его полноте, а лишь с некоторой частью, подменяющей своими мнениями глубину духа. Этого заместителя можно назвать «духом рационализации», который не устаёт продуцировать свои убеждения, кажущиеся логичными, по крайней мере, если смотреть на них с точки зрения женщины или общества в целом.
Так как изначально большая часть анимуса пребывает в бессознательном, то он естественным образом смешивается с тенью, которая, однако, не является идентичной анимусу. Тень по большей части состоит из личного подавленного материала и того, что мы уже забыли. Она в определённой степени соответствует фрейдистскому понятию подсознания в целом. Юнг отмечал, что бессознательное также является бездонным источником творческих идей, выражение которых мелькает в произведениях по литературе, живописи, музыке, в танцевальных композициях, в сказках, в мифах, в примитивных, древних и современных религиях и так далее. Тень, в большей или меньшей степени, представляет собой первый уровень бессознательного, на который мы наталкиваемся сразу же, как только обращаем внимание на нашу внутреннюю бессознательную жизнь.
Первые столкновения с бессознательным сопряжены с трудностями в тех случаях, когда тень смешана с коллективными фигурами (герои, демоны и им подобные) и с архетипическими образами анима и анимуса. Умение отличить анимус от остальной тени (то есть, от всего бессознательного) является задачей длинною в жизнь. Порядка двух тысяч лет назад гностические учения, (в особенности школа Валентина), сформулировали четыре стадии индивидуации анимуса и анимы или отношения человека с духом или душой. Вот эти четыре уровня у гностиков:

АНИМА АНИМУС
4 София Гермес/Психопомп
3 Мария Любовник
2 Елена Муж
1 Хава/Ева Фаллос

Первой стадией анимы является Хава, изначальная змея, недифириннцированный, всеобъемлющий потенциал женственности, это Ева или земля, борозда, йони и сексуальность. Этот уровень соотносится с начальной стадией развития анимуса, которая называется фаллос. Второй уровень Елена коррелирует с мужем. Третий — Мария, для анимуса это будет любовник. Самой высокой стадией индивидуации анимы является София, В случае анимуса - психопомп, к примеру, Гермес — проводник душ. [1]
В литературных работах женщин анимус часто служит формой для проявления духа, spiritus rector (духовный наставник), другими словами, дух, направляющий работу. Литературный «дух» женских романов обладает своими индивидуальными, узнаваемыми чертами. Более того, главным героям присущи схожие черты характера, которые переходят у автора из одного произведения в другое. В действительности, подобные истории возможно рассматривать, как формы активного воображения писателя. Незримое присутствие духовного наставника можно очень ясно увидеть в произведениях таких писательниц, как Агата Кристи, Джордж Элиот (Мэри Энн Эванс), Джордж Санд, Элизабет Гоудж, Джейн Остин, Мэри Уэбб и Ребекка Уэст. Некоторые особенности могут быть автобиографичными, и тогда будет интересно изучить подробности жизни автора. Но остальные характеристики стоит воспринимать как «зеркальные образы» анимуса писательницы.
Едва ли мы сможем обнаружить документы, свидетельствующие о существование анимуса, в период до наступления средневековья. Женскому анимусу предоставлялся мизерный шанс для дифференциации и развития в те времена, ввиду того, что он очень сильно был слит с проекциями, которые были наведены на мужчин: мужей, военных, священников, государственных деятелей и тому подобных представителей этого пола. В лучшем случае, мы можем найти прототипы анимуса в религиозных, мифологических и сказочных образах. К примеру, в различных чертах личностей богов и героев явно проявлены мужские черты анимуса (или духа). Более прямые соответствия можно увидеть в личности и делах Юдифь в Книге Юдифи или в Саре и Асмадеусе в Книге Товита. Демонические формы анимуса были известны из случаев одержимости женщин (мы это видели на примере монахини Жанны Фери в шестнадцатом веке) и в образе Великого Мастера среди ведьм. Но в целом, количество информации об анимусе просто ничтожно. Случаи одержимости анимой можно обнаружить и до наступления средних веков. [2] Но, до исследований Юнга, свидетельств существования анимуса, этого аналога анимы в бессознательном женщин, можно найти лишь с огромным трудом.
Я сама потратила годы своей жизни на то, чтобы обнаружить на уровне интеллекта действия анимуса внутри меня самой. Это было похоже на собаку, которая лает на собственный хвост. Вы не сможете поймать анимуса, который проявляется в литературном творчестве, речи или мышлении, для этого нужно работать с духом. Мой первый проблеск ощущения какой-то неопределённости присутствия анимуса случился благодаря Эросу, через мои мысли, чувство разочарования и ощущение, что я отгорожена от моего окружения. Я медленно училась распознавать это состояние, дабы сомнения не мешали мне, так это стало скромным началом формирования образа, с помощью которого я смогла приблизиться к бессознательному. Анимус делает всё возможное, дабы проглотить вас, и когда ему это удастся, он станет вас презирать.
С помощью принципов Логоса и Эроса мы можем ориентироваться в мире, но для полной картины с точки зрения каждого из них, нам необходимы все четыре функции: мышление, чувствование, интуиция и ощущение. Мы можем жить, ориентируясь на разнообразные оттенки чувств, возникающие в отношениях, или пользоваться рациональным мышлением для различения чего-то.
На семинаре по анализу сновидений летом 1930 года Юнг сказал:

Логос является принципом различения, в противовес Эросу, который несёт на себе функцию связанности. Эрос собирает вещи вместе, устанавливает динамичные связи между ними. В то время, как Логос порождает возможные аналогии или логические заключения, но для него типично отсутствие в отношениях эмоциональной динамики. [3]

Без Логоса Эрос не в состоянии понимать и осмыслять. Это будет слепая связанность, примером тому служат женщины, растворённые в своих маленьких счастливых семейках. Эрос и Логос по сути обладают природой гермафродита, это объединение двух разных, но всё же комплементарных принципов. Проводником женщины во внешнем мире является Эрос, а Логос должен быть её водителем в духовном измерении бессознательного. Если анимус может раскритиковать и разрушить объект, это знак того, что в действительности мы видим только наше собственное лицо в этом объекте, и мы не в состоянии воспринять этот объект как таковой. Когда женщина ставит себе цель построить отношения и быть женственной с человеком противоположного пола, ей не удастся избежать определённого рода одержимости взглядами своего анимуса. Анимус шепчет ей: «А теперь тебе стоит показать это чувство или другое...» И вот уже вся ситуация разыгрывается на кухне у дьявола. Спонтанность исключена полностью. Но, если женщина пытается обнаружить её внутри себя, чтобы найти связанность со своим собственным анимусом, то, возможно, отношения удастся сохранить. Это справедливо и для Логоса: подлинный Логос должен обладать внутренним Эросом.

Лекция 2
Я бы хотела дополнить тремя замечаниями материалы, представленные мной на первой лекции на прошлой неделе. Первое, что мне бы хотелось подчеркнуть: признание тени и столкновение с ней является занятием достаточно малоприятным, это не менее сложно, чем установление отношений с анимусом. Для этого мы проходим через очень реальные и, зачастую, болезненные столкновения, когда женщине приходится бороться, анализировать, действовать, реагировать и в конечном счёте договариваться с формами, существующими во внутреннем духовном пространстве. Второе, я упоминала духовного наставника женщин-авторов, в связи с чем хочу обратить ваше внимание, что в целом достаточно легко обнаружить анимуса героини произведения. Однако, когда мы всматриваемся глубже, пытаясь увидеть то, что стоит за этой фигурой, то мы также можем распознать мировоззрение (Weltanschauun), то есть взгляды на мир анимуса писательницы. И в конечном счёте анимус управляет функцией распознавания женщины. Таким образом, и в активном воображении и в повседневной жизни у анимуса есть инструменты воздействия, с помощью которых он может обмануть женщину в любой момент. И только внутреннее чувство, то есть реакция эроса, в состоянии не поддаться на логические уговоры и рациональные убеждения, навязываемые анимусом.
Возвращаясь к тому, на чём мы закончили лекцию на прошлой неделе, я хочу отметить, что каждый в отдельности из принципов Логоса и Эроса являются сухими и бесплодными, до тех пор один из них не будет включать в себя другой. Эта задача стоит как перед мужчинами, так и перед женщинами: выйти за пределы потенциальной бесплодности форм каждого из свойственных им принципов, и, интегрировав противоположность, превратить их в целостные живые формы. Когда между мужчинами и женщинами возникают сложности в отношениях, то каждая из сторон ищет проблему в партнёре. Но причина состоит в том, что нам очень сложно понять самих себя и увидеть своё собственное отражение или разобраться в нашей внутренней жизни. Поиск источника проблемы в самих себе состоит в обнаружении присущего нам принципа. Только полное отчаяние или настоящая любовь станут для женщины источником необходимой силы, чтобы разобраться со своим анимусом.
Но когда наша жизнь течёт гладко, то мы обычно ещё больше подвержены опасности идентификации с анимусом. Это послужило причиной для Юнга говорить о «страдании от успеха», который в определённом случае бывает сложнее принять, чем поражение. Когда у нас складываются хорошие отношения, то анимус начинает нам нашёптывать, что так должно продолжаться всегда, счастливые часы должны тянуться вечно.
Во время работы над собой женщине важно ясно понимать, что существует внутренний и внешний миры. Правильное место для анимуса — функционировать в неизвестном и невидимом внутреннем пространстве, которому он принадлежит. Женщина и её анимус связаны как сиамские близнецы, но ни один из них не видит реальности другого. Анимус является мостом, естественным образом соединяющим нас с нашим внутренним миром. Юнг отмечает:

Предназначение анимуса - быть всеобъемлющим, это функция, которая должна расширять наши духовные и интеллектуальные возможности в пространстве бесконечности, открывая нам безграничность коллективного разума. Когда анимус расширяется в великом бессознательном космоса, он действительно находится на своём собственном месте, он принадлежит этому пространству, это его дом. [4]

Чем лучше у нас получается вытеснить анимус из нашего личного мира, путём усиления нашей связи с принципом Эроса, тем больше увеличивается наш шанс развивать собственный ум. [5] Настоящая форма анимуса представляет собой своего рода героя, в котором есть нечто божественное, но в нашей повседневной жизни мы взаимодействуем не с ним, а с его заместителем, порождающим убеждения.
Анализируя сны и видения одной женщины в «Видениях», Юнг пишнт:

Эту женщину осаждало большое количество демонических анимусов, они были повсюду. Далее в результате работы с видениями, и процесса трансформации, её ум оказался пленником земли, утонув в подступающей материи Инь, в женском, в матери, и постепенно её анимуса удалось придавить. Больше у неё не осталось предубеждений о самых разных вещах, как это было раньше, и её психическому материалу предоставилась возможность выказать свои собственные мысли. Итак, вещи начали сами происходить с ней, к ней стали приходить идеи, она освободилась от убеждений, которым подобало быть, не взирая на реально происходившие события. Этот нереальный, негативный анимус не позволял ей напрямую воспринимать психологические факты, всё время подставляя своё мнение на место подлинного восприятия. Как только женщина что-то осознавала, тут же появлялся анимус и говорил ей, что это нечто совершенно другое, таким образом исподволь искажая фактический опыт. Реальное переживание подменялось совершенно пустыми идеями о том, чем это является или может являться. Но сейчас она научилась проживать опыт объективно, видя, что в действительности происходит, в результате чего анимус оказался в заточении.
Это невероятное достижение для женщины — удерживать свой анимус в стороне, сказав ему: «Я посажу тебя в пробирку, чтобы потом проанализировать». Помещение вещества в пробирку или котёл является началом алхимического процесса. Мы заточаем анимуса или аниму с целью их трансформации. Это настоящий процесс очищения, это не является очищением пола, это воображение. Трансформируется не пол, а формы, переживания. В результате пребывания в заключении анимус сильно меняется, он вырван из своего собственного мира, когда он оказался в пробирке... пробирка закрыта, так что внешние влияния исключены, ничто не может вторгнуться внутрь. Ничто не может побеспокоить внешнее пространство, таким способом можно хранить самых вредных микробов, не боясь заразиться. Ничто не может попасть в пробирку или выйти из неё во вне. Итак, анимус не может выйти во внешнее пространство, ему не доступны никакие объекты, так что теперь он может быть трансформирован.
Главное, что здесь происходит — мы преграждаем доступ к любым объектам этим демоническим анимам и анимусам. Обычно их интерес к чему-то вызван тем, что мы позволяем себе потакать своим желаниям. Concupiscentia (вожделение) — так это называется в церкви, этот термин вы найдёте главным образом у Святого Августина, convoitise (похоть) — на французском языке, desirousness (желание) — на английском, begehrlichkeit (жадность) — на немецком. В этом вопросе все великие религии сходятся во мнении. Огонь желания — это то, что нужно победить в буддизме, это справедливо и для Брахманизма, для тантрической философии, Манихейства, Христианства, также подобное понятие есть и в психологии. Когда вы потакаете влечению, вне зависимости направлено ли ваше желание к небесам или ведёт в ад, вы, тем самым, предоставляете аниме или анимусу объект. Таким образом, они оказываются во внешнем мире, а не во внутреннем, и вещи, которые должны оставаться под покровом ночи, оказываются на дневном свете, то, что должно быть у вас под ногами теперь над вашей головой... Но, если вы захвачены вашими желаниями, то в действительности вы одержимы. Женщина может стать одержимой реальным мужчиной только в том случае, если это проекция её анимуса, также, как и мужчина может быть одержим реальной женщиной только в случае проекции его анимы. Итак, это зависит от субъективных предпосылок отдельного человека, а причиной являются ваши потакания своим желаниям. Если вы заключите свою аниму или анимуса в сосуд, вы освободитесь от одержимости, хотя внутри вас будут происходить малоприятные вещи, потому что, когда для ваших демонов наступают плохие времена, вы незамедлительно это почувствуете. Вам нужно понять: этот ваш дух - добрый или злой. Если вашему негативному анимусу будет нелегко, то вы сами сможете наслаждаться жизнью. Конечно, он будет громыхать внутри вас, но через некоторое время, вы поймёте, что поступили правильно. Постепенно вы успокоитесь, и ваша психика трансформируется, а потом вы обнаружите, что в этом сосуде растёт камень - янтарь или лазурит. Другими словами, отвердевание или кристаллизация означает, что ситуация стала привычной. Прочность этого камня зависит от того, насколько в вас укоренилась привычка к самоконтролю, то есть вы перестали потакать себе. Чем привычнее стало подобное поведение, тем прочнее и твёрже будет камень, и когда это станет свершившимся фактом (fait accompli), он превратится в алмаз. И теперь вас больше не беспокоит ваше влечение...
Мужчина, появившийся из камня, является анимусом совершенно другого рода. До этого негативный анимус подменял собой реального. Настоящего анимуса не нужно закупоривать. Удерживание анимуса в пробирке является временной мерой. Его держат в заточении, пока он не станет безопасным, потому что, если открыть сосуд, в котором ещё что-то осталось от прежнего вожделения, из него появится злой дух, и человек снова впадёт в одержимость. Но если ситуация совершенно безопасная, камень уже образовался, тогда сосуд может быть открыт, и из него явится новый анимус. Вы сможете понаблюдать, как он теперь ведёт себя и что делает... Обычно женщины совершенно не понимают анимуса, такое впечатление, что они абсолютно слепые. Действительность состоит в том, что в женщине существует ментальная функция, которая не позволяет ей видеть, как всё происходит на самом деле... Наша пациентка подошла к анимусу, поймала и обездвижела его, она держала его в таком состоянии, пока не научилась непосредственному восприятию опыта. Анимус можно рассматривать как своего рода плёнку, расположенную между реальностью и умом женщины, он всегда говорит о том, как всё должно быть, а когда он утверждает, что нечто должно быть именно таким, то вероятнее всего, оно будет совершенно другим... Анимус — это туман перед её глазами, и чтобы преодолеть эту иллюзию, требуется тщательное систематическое самообразование. [6]

Как только мы собираемся заняться активным воображением, мы наталкиваемся на убеждения, которые блокируют поток образов. Если мы будем видеть происходящее, непосредственно воспринимая опыт и не поддаваясь влиянию разрушительных мнений, загораживающих от нас реальность, то мы сможем посадить нашего анимуса в заточение. Из-за искажений, наводимых анимусом, у людей возникают сложности во время активного воображения. Ему удаётся изменять восприятие до тех пор, пока это уже не превращается в очевидную глупость. Заточение анимы или анимуса является колоссальной жертвой. Для женщины будет невероятной заслугой сказать своему анимусу: «Я помещу тебя в пробирку для дальнейшего исследования».
Женщина должна изгнать убеждения, вторгающиеся между ней и реальностью. В видении, которое описывалось выше, заключённый анимус содержится именно в янтаре. Мы получаем бесценный совет относительно исполнения этой сложной процедуры. С помощью своих мыслей мужчина создаёт сосуд для бессознательного, женщина использует для этого Эрос, то есть чувства и отношения. Янтарь зарождается в старых лесах, которые были затоплены морем. Несмотря на то, что он полностью затвердел, его можно расплавить горячим маслом, в результате чего он станет достаточно клейким. То есть, станет обладать свойством магнита. Итак, на ситуацию можно посмотреть так: пациентка стала воспринимать реальность как таковую, в результате чего анимус был вытолкнут из её мира, и он упал в липкую массу, подобную смоле, которая постепенно его обездвижела. Самая известная женщина-алхимик Мария Профетисса говорила о соединении камеди с камедью в «священном браке», здесь речь об аравийской по происхождению камеди, «которую используют, как тайное имя трансформирующего вещества за её вяжущие свойства». [7] Вероятно, здесь используется именно камедь, так как она может обездвижить летучего Меркурия.
Таким образом, перед нами два сосуда, один создан Логосом, другой — Эросом. Мужчина обездвиживает или «заточает» аниму с помощью функции различения. Но у анимуса в рукаве припрятаны пара тузов. Вы поймали себя и подумали: «Наконец-то я поняла это!», - но это уже есть готовая формула, которую вы накладываете на жизненный поток. Анимус выскочил из пробирки и в качестве решения на сегодня выдаёт вам вчерашнюю истину. Единственное, что поможет вам удерживать его в пробирке — это следование потоку жизни и его переменам, при этом важно всегда помнить о реальности и не позволять себе пользоваться предубеждениями. [8] Кстати, сама я этому училась, общаясь с людьми, которые действительно много для меня значат. В результате я научилась говорить моему анимусу: «Сейчас заткнись и жди молча. Время покажет. Пока мы не знаем, чем это обернётся, так что забирай свои идеи и уходи». И это работало. Теперь я могла судить о происходящем, исходя не из мыслей и предубеждений, а по реальным результатам, воспринимая поток жизни как таковой. Если анимус свободен, то своими мнениями он может убить жизнь также, как стрела или копьё убивает живое существо.
Когда что-то вам кажется не совсем реальным, то зачастую это знак того, что какая-то мысль проскользнула в вашу голову и теперь не даёт вам эмоционально воспринимать происходящее. Анимус всегда отрезает вас от реальности. Смола — это сок, кровь, сущность деревьев и растительной жизни. Так что, липкое вещество является сущностью природы, и движется оно медленно. Оно замедляет, подобные стрелам, мысли анимуса. В результате реальный жизненный опыт встаёт на место прежних неадекватных и деструктивных взглядов на отношения и на повседневные дела. «Камедь» или «смола» трансформирует мнения анимуса в духовный опыт, в результате дух и инстинкты постепенно объединяются. Это то, о чём говорит Мария Профетисса — конъюнкция «камеди и камеди» или «священный брак».
Женщины, которые в старые времена повиновались мужчинам, теперь могут обнаружить себя подчинёнными своим анимусам. Рассказывая о манипуляциях анимуса, Юнг упоминает пример девочки, которая, заметив на себе взгляд мужчины, мгновенно переводила этот взгляд в целую историю своей жизни, которая заканчивалась тем, как она становилась бабушкой. Возможно, здесь присутствуют некоторые природные и инстинктивные проявления, так как желания являются основой природы. Получить желаемое можно, столкнувшись с реальностью. Но анимус подменяет её образами, что приводит к тому, что девочка мгновенно теряет связанность и удаляется от происходящего, закрываясь от мужчины. Я вспоминаю здесь одну женщину, которая разочаровавшись во фрейдистском анализе, пошла к юнгианскому аналитику-мужчине. После встречи с ним у неё возникло ощущение, что теперь-то она много чего поняла. Эта дама решила, что этот психоаналитик сможет ей помочь. Но потом она подумала: «Я — замужняя женщина, а ведь я могу влюбиться....», и далее эта перспектива показалась ей настолько ужасной, что она сильно расстроилась и решила оставить всё как есть, отказавшись от анализа. Так она лишила себя того, что могло стать для неё важным опытом.
Мы можем управлять своими влечениями, когда они сталкиваются с реальностью. Вам нужно увидеть ситуацию такой, как она есть, принять все неприятные последствия, взять ответственность и отстаивать свои желания и потребности. Но, если мы решаем отказаться от чего-то, тогда мы также должны неуклонно придерживаться этого. Не должно быть притворного пренебрежительного отношения к чему-то недоступному. Вместо этого стоит признать, что, возможно, вам не достаёт мужества, чтобы достичь чего-то. Если мы не возьмём на себя полную ответственность, анимус сможет ухватиться за это, вне зависимости от того, хотим мы что-то получить или отвергнуть. Иногда нужно просто идти за потоком жизни, который сначала может привести нас к одному варианту, а потом к другому. И тогда нужно посмотреть на происходящее, чтобы понять, какая из альтернатив подходит нам наилучшим образом в данный конкретный момент.

Лекция 3
На прошлой неделе мы остановились на янтаре. Мы обсуждали случай из книги Юнга «Видения», там описывался способ, который может помочь нам заточить анимуса. Также мы говорили о работе Марии Профетиссы, где речь шла о камеди, которая соединяется с камедью. Это и есть «естественный сок дерева», с помощью него мы можем остановить поток наших предубеждений обо всём в жизни. В этом же семинаре Юнг продолжает описание образов:

Итак, перед нами мужчина, связанный ремнями и пронзённый стрелами. Стрела — это то, что проходит быстро и проникает внутрь, как и мысли: это лучи света, или их можно назвать озарениями, которые пронзают завесу, созданную анимусом. Женщина должна пронзить и проникнуть, потому что она всегда во власти этого миража, который находится между ней и реальностью. Эта женщина пронзила туман, за которым был настоящий анимус. Она говорит: «Я вытащила эти стрелы настолько нежно, насколько смогла, и освободила его от пут» [9]

В «Тибетской книге мёртвых» говорится о сосульке и психической стреле, посланных с намерением убить. Существует также много примитивных историй о знахарях, которые посылают сосульку или стрелу, чтобы навредить врагу, после этого им нужно быть осторожными, так как стрела всегда возвращается обратно. Юнг упоминает шамана-знахаря, который повесил своё пальто на чучело в поле для того, чтобы вернувшаяся злая стрела попала в его одежду, а не в него самого. После того, как она вернулась, он трепал её, пока она не истрепалась окончательно. В результате подобной работы со «стрелой», «бумерангом» или «сосулькой», злой дух уходит, и шаману уже не может быть причинён вред. Только после этого он кладёт её себе в карман для будущих нужд. [10] Если анимус пытается прервать приятные отношения или разговор, вы можете попросить его подождать, чтобы обсудить всё потом. Но, когда вы берёте за правило обращать его негатив обратно на него же, вы наносите ему рану, стрелы направляются в него, вы будто говорите ему: «Твой ум похож на сточную канаву, ты полон ужасных подозрений». Тем самым копьё летит обратно в него, нанося ему рану. Когда ваш анимус в таком состоянии, вы тоже можете себя плохо чувствовать, но всё равно это гораздо лучше, чем идентифицироваться с ним.
Если анимус ранен, женщине следует приложить усилия, чтобы он восстановил свою целостность. В «Видениях» Юнг отмечает, что в процессе вытаскивания стрел содержится возможность исцеления. Он пишет:

То, что нам необходимо сделать с анимусом, является жестокостью. Не забывайте о том, что раньше одержимость анимой или анимусом было обычным состоянием человека. Мы все были одержимы, мы были рабами, и до сих пор мы так и не освободились полностью из этого положения, а главная причина состоит в том, что мы постоянно прикладываем усилия, чтобы вернуться в это рабство. Мы даже не понимаем, до какой степени мы одержимы, вероятно наша свобода весьма относительна. Подавление анимы или анимуса — мера крайне жестокая и безжалостная, и, чтобы добиться этого даже в незначительной степени, нужно быть твёрдым и жёстким человеком. В действительности, пройдя через такой процесс, анимус становится совершенно больным, и после этого его нужно создавать заново. Мы удерживаем анимуса в связанном состоянии, в результате он получает специфические раны, которые требуют исцеления. Теперь нам нужно донести до сознания анимуса, что, пройдя через весьма жёсткое лечение, он стал другим, более целостным. Это невероятно важный момент, и мы склонны быть очень сентиментальными по этому поводу. Мы переживаем это как предательство. [11]

Много лет назад, когда я ездила в отпуск в Англию, я получила письмо от Тони Вульф, которая просила меня привезти с собой в Швейцарию самую маленькую машину моего отца. Сначала я пришла в ярость. Эта просьба была совершенно бессмысленна. Она просто не понимала, насколько он был помешан на всех своих машинах. Ей и в голову не могло прийти, что будет со мной, когда я подойду к моему отцу с подобным вопросом. Мне было невероятно сложно добиться от него разрешения сесть за руль, даже когда он был рядом со мной. Я очень ярко могла себе представить тот поток эмоций и упрёков, который обрушится на меня, если я попрошу о таком одолжении. Я провела целые дни, расхаживая туда и обратно, не решаясь просить его об этом. В конце концов я решила рискнуть нарваться на взрыв его эмоций. И к моему безграничному удивлению, он легко и просто дал мне машину. Это был важный шаг в направлении снятия проекций моего анимуса с отца.
Вернёмся к «Видениям». Юнг продолжает:

После того, как я освободила его от пут, он побежал прочь с невероятной быстротой и остановился только на краю обрыва. А потом, подобно Икару, он закричал: «Я полечу!» Я ответила: «И как Икар ты убьёшься». Чувствуя глубокую печаль, он медленно пошёл в мою сторону и упал предо мной на колени.
Итак, анимус пытается сбежать прочь, дабы занять своё прежнее место в мире форм, он хочет снова прыгнуть в пространство и опять заполнить его своими иллюзиями. И ещё, он хочет достичь невозможного — солнца. Но она говорит ему: «Теперь ты больше не будешь летать вокруг, создавая иллюзии, оставайся на этом месте и не навязывай мне свои взгляды», - и он послушно ложится рядом с ней. [12]

Далее по ходу этого семинара становится очевидным, к чему привело повиновение анимуса. Теперь женщина должна полностью взять на себя ответственность за саму себя.
Пожалуй, это самая нелепая и неприятная ситуация, когда кого-то вынуждают взять на себя ответственность за другого человека. Но некоторые люди боятся ответственности, именно поэтому они не желают видеть вещи такими, какие они есть. Гораздо проще не знать, что происходит в соседней комнате, тогда вам ни за что не нужно будет отвечать. По крайней мере, можно обманывать себя, не понимая, что происходит. Конечно, всё это выглядит нелепо, но это так глубоко заложено в природе человека, что не так-то просто от этого избавиться. Всё повторяется снова и снова. Люди говорят: «Но я понятия не имел, что он собирался сделать, как я могу за это отвечать?» Но правда в том, что, если бы вы захотели, то вы бы точно об этом знали. Итак, в тот момент, когда анимус стал послушным, эта женщина должна взять на себя ответственность за свою жизнь. Теперь ей придётся жить с открытыми глазами, что чрезвычайно сложно в действительности. Очевидно, что жизнь настолько проще, если вы много не замечаете. Всё, более или менее, идёт гладко, и у человека всегда есть возможность сказать, что произошедшее было чистой случайностью. Но, когда глаза раскрыты, то всем совершенно очевидно, кто же автор происходящего.
Итак, нам неизвестно, какие трудности мы повстречаем на нашем пути. Но мы точно знаем, что если мы контролируем нашу аниму или анимуса, то окажемся в чрезвычайно сложных ситуациях. Реальность всегда их нам предложит. Когда мужчина контролирует свою аниму, а женщина — своего анимуса, они двигаются в потоке жизни. Человечество было одержимо с самого творения мира, и, если вы рискнёте освободить себя, то столкнётесь с другим порядком вещей, который будет прямым вызовом для старого уклада. Стоит вам выйти из под власти одного демона, как против вас, объединившись вместе, встанут все остальные демоны. Если мужчина честно пытается держать под контролем свою аниму, его незамедлительно начнут терзать и проверять на прочность все дьяволы этого мира, пытаясь сделать всё, чтобы вернуть во власть слепого повиновения матери природы. Даже, если он хотя бы сделает попытку вырваться, он уже выйдет из под влияния обычной толпы. Всё это справедливо и для женщины. Любой из демонов, блуждающий на расстоянии ста миль, сделает всё возможное, чтобы заполучить свою козу. Управление анимусом или анимой подобно созданию вакуума, в результате пространство определённого объёма остаётся пустым. И в эту брешь бросается всё, что только может её заполнить. Люди, которые пытаются взять под контроль эти фигуры, сталкиваются с совершенно другими обстоятельствами, которые почти всегда вынуждают их вернуться к их прежнему состоянию. В действительности, это срабатывает практически автоматически. [13]
Как сказал об этом Юнг, рассказывая о другом случае, если одна овца покидает стадо и больше не щиплет траву вместе с другими овцами, другие, встретив её одну, уже не узнают. Они подумают, что это какое-то животное, которое привыкло разгуливать в одиночестве, подобно волку или медведю, и будут к ней относиться, как к обычному врагу. Гретхен из «Фауста» смеётся над девушкой, которая хочет иметь ребёнка, а после этого видит, как она ведёт себя, как и всё стадо. Как ей легко было осудить другого, хотя сама она сидит в той же самой лодке. Как отметил Юнг: «Это срабатывает автоматически». Мы пытаемся контролировать наши проявления, и всё равно возвращаемся в рабство, с усталостью обнаруживая себя на том же самом месте снова и снова. Но, в действительности, мы движемся не по кругу, а по спирали. Сначала мы лишаем свободы нашего анимуса, а затем пугаемся и отпускаем его, и он снова регрессирует. Но, если мы настроены на работу серьёзно, этот период становится короче. Подобные изменения в природе происходят в течение тысяч лет, но в итоге мы вкладываем что-то в решение проблемы, которая кажется на данный момент самой существенной для современных людей. Юнг как-то сказал о ком-то: «По крайней мере, она пытается работать со своим анимусом, а это лучшее, что может сделать человек».

Ребекка Уэст
Сейчас я хочу обратиться к роли анимуса, которую он играет в произведениях, написанных женщинами. Ребекка Уэст — первый автор, с которого мы начнём, её настоящее имя — Сесиль Изабель Фейрфилд. Она родилась в шотландско-ирландской семье в Лондоне 25 декабря 1892 года. Её отец, Чарльз Фэйрфилд, был журналистом, он умер, когда ей было четырнадцать лет. [14] Уэст училась в школе для девочек Джорджа Уотсона в Эдинбурге, свою писательскую карьеру она начала, присоединившись к феминистской газете «Free woman» в 1911 году. Вскоре после этого она стала одним из главных политических обозревателей журнала “Clarion”, также она писала для “The Star”, “Daily News” и «New Statesman”. [15]
Уэст интересовали социальные вопросы. В 1913 году она написала о суфражистке Эмили Дэвидсон, которая бросилась под королевскую лошадь в Дерби. В эссе “The Sterner Sex” (1913) мы читаем её заметки на свадьбе своей двоюродной сестры, её симпатии в адрес женщин, работающих на «Army Clothing Employees’ Union» (Союз работников по изготовлению военной одежды). Также она выражает свой гнев: «Я увидела мир женщин, которые стараются изо всех сил, как и нынешние американские мужчины в капиталистическом мире, чтобы поддерживать представителей паразитирующего пола, которые одновременно и тиранят их, и получают от них удовольствие». Свою первую книгу о писателе Генри Джеймсе Уэст написала в 1916 году, когда ей было двадцать четыре года.
В 1913 году, когда Уэст был двадцать один год, у неё начался бурный роман с Г.Д. Уэллсом, несмотря на то, что ранее она называла его «старой девой, затесавшейся среди романистов». В круг её друзей входили такие известные личности как феминистка и автор страшных историй Виолетта Хант, писатель и художник Уиндом Льюис, Джордж Бернард Шоу и некоторые другие интеллектуалы того времени. Т.С. Элиота она называла подделкой. Среди её многочисленных любовных связей были Чарли Чаплин и газетный магнат Макс Бивербрук. В 1923 году Уэст ушла от Уэллса. А в 1927 году она стала проходить фрейдистский психоанализ, о котором позже она писала, что это было ужасно запутанное и сложное дело, связанное с её отцом. В 1930 году в возрасте тридцати восьми лет она вышла замуж за банкира Генри Максвелла Эндрюса, с которым и жила в счастливом браке. Уэст работала порядка пятидесяти лет, она писала книги, политические и литературные обзоры, которые имели влияние на международную политику, она официально общалась с британскими политиками, представителями королевской семьи, также и с американскими политическими деятелями, включая Джона Эдгара Гувера, который стал директором ФБР. Она твёрдо и решительно выступала против диктаторов и коммунистических большевиков, чей тоталитарный режим она предвидела за десятилетия до его наступления. Её литературное творчество отличалось великолепным интеллектом и безупречным стилем, который временами поднимался до поэтических высот, как это было, к примеру, в её документальных заметках о балтийских государствах. [16]
В книге «The Harsh Voice», которую мы будем рассматривать, содержатся четыре коротких рассказа. [17] В трёх из них анимус разрушает мужчину. А вот четвёртая история покажется нам несколько более сложной, так как здесь та же самая тема представлена в перевёрнутом виде, так что это больше похоже на рассказ анимы. Но в первых трёх историях мы видим одинаковую картину: сильный анимус является, чтобы возвеличить женщину и разрушить мужчину. В первом рассказе мужчине удаётся выжить, но отношения уничтожены. Во второй истории причиной финансового краха мужчины становится его тень, а не главная героиня произведения. В третьем рассказе женщина считает себя совершенством и уничтожает своего мужа, склонив его к убийству. Четвёртая история рассказывает о том, как мужчина зарабатывает большие деньги на руднике на Западе. Он женится на женщине из своего окружения, которая его любит и делает всё возможное, чтобы он добился успеха в обществе. В итоге, она совершенно изнуряет себя, положив все свои силы на то, чтобы он занял высокое положение в социуме. И тут он решает, что ему пристало подобрать себе более молодую женщину, в результате чего он влюбляется в хористку, которая выжимает из него по капле всю кровь, однако, окончательно его не уничтожая. Удача отворачивается от него, и он летит в пропасть, и теперь ему остаётся только признаться ей в этом и уйти. Но оказывается, что она действительно его любит и согласна продать свои драгоценности, которые он ей подарил. На эти деньги они снимают небольшую квартиру. Но, когда с его женой случается удар, и она становится безнадёжно больной, девушка оставляет его без гроша. Убеждённые в том, что они достигли полного краха, муж и жена решают совершить самоубийство вдвоём, но внезапная череда обстоятельств удерживает их от этого поступка. На заседании совета он произносит великолепную речь, в результате чего ему предлагают прекрасное место с высокой зарплатой. Испытывая огромное облегчение, он возвращается в квартиру к жене, его переполняет благодарность и желание изменить их жизни, но потом он замечает её ужасные морщины. И снова, покидая свой дом, он думает, что ему явно нужна женщина помоложе.
Итак, все отношения оказываются разрушенными. [18] В каждой истории автор подчёркивает, что взаимоотношения человеческих существ всегда обречены на безнадёжность и раскол, люди просто не в состоянии понять друг друга.
Тут мне хотелось бы поразмыслить над мировоззрением (Weltanschauung) автора. Во-первых, поражает то, какую огромную роль во всех четырёх историях играют деньги. Отношения не работают, а герои не развиваются. Все остаются такими же, как в начале повествований, или даже деградируют. Более того, обращаешь внимание на отсутствие внутренней тайны в этих рассказах, которую в лучшем случае заменяют сомнительные выходки разных героев. В одном случае мужчина убивает жену, совершенно не думая о последствиях. В другом — пара выбирает самоубийство, полагая, что это будет подходящим выходом из ситуации. (Несмотря на мрачные и болезненные идеи, лежащие в основе этих рассказов, писательница написала книгу о Святом Августине, когда ей было уже близко к сорока годам, который попал в ловушку рационализма, но потом вышел из неё путём искупления и трансформации эмоциональных переживаний).
Нам нужно попытаться понять, не является ли анимус автором этих историй, предложив читателю свои убеждения о жизни. Будучи неустанным производителем ложных мнений, анимус совершенно не заинтересован в тайне. Так что же побудило писательницу написать эти рассказы? Можем ли мы хоть где-то разглядеть процесс индивидуации? Он очень ясно описан в «Wuthering Heightsor», к примеру. Или возьмём Шекспира «Всё хорошо, что хорошо кончается», здесь также представлены определённые стадии процесса развития. Возможно, именно в этой пьесе, индивидуация играет самую значительную роль, если сравнивать с другими его работами. Пожалуй, это как раз может иметь прямое отношение к тому, что принято называть гением писателя. Но в этих историях Ребекки Уэст нет никаких признаков индивидуации. Развитие отсутствует полностью, также, как и какой-либо намёк на четверицу. Если нет развития, то можно полагать, что анимус так и не был обездвижен смолой, он остался нетрансформированным, так что никаких изменений с ним не произошло. Если бы это случилось, он бы привнёс творческий, динамичный материал, который можно увидеть в «Wuthering Heights». Если не появляется символ творческого архетипа, например, двойная свадьба или убедительное описание перемен, произошедших с человеческим существом, то мы смело можем предположить, что анимус так и играет старую роль того, кто порождает одни и те же идеи и предлагает вчерашние рецепты, ведущие человека в тюрьму, вместо того, чтобы раскрыть перед ним новые формы жизни.
В конце сегодняшней лекции я хочу добавить, что анимус в этих рассказах очень сильно подвергся влиянию материализма девятнадцатого века и духу того времени, который породил психологию таких мужчин, как Зигмунд Фрейд и Альфред Адлер. В этих историях отсутствует «срединный путь», который присущ Юнгу и свободно движущемуся духу творчества. (Так же интересно отметить, что в более поздние годы Ребекка Уэст обратилась к документальным репортажам).

Лекция 4
Был задан вопрос о том, какое влияние на анимуса дочери окажет мягкий и потакающий во всём отец. Ответ таков: это может послужить образованию анимуса по типу Деда Мороза, и дочь, вероятно, останется инфантильной. Такие девочки никогда не верят слову «нет». Даже если мужчина скажет ей «Нет!», она всё равно в конечно счёте останется с убеждением, что ей сказали «Да». Если у вас негативный анимус, то вам сложно верить в положительные вещи, а с позитивным — также проблематично принимать негативные. Однажды Юнг использовал достаточно дерзкую метафору, сравнивая женщину с анимусом-Дедом Морозом с клещом, который ждёт на кусте, пока внизу не пройдёт теплокровное животное, чтобы упасть на него. Так он может прождать годы, и ему даже не придёт в голову мысль, что он может перестать делать это. Но, как и в случае с сильно негативным анимусом, так и с очень положительным, женщина теряет контакт с реальностью.
Анимус обладает бесчисленным числом граней, он может быть спроецирован на мужчин, которые ему подходят. Но в то же время, он может спроецировать себя и на свою противоположность, это зависит от его мировоззрения. В некоторых случаях женский проекция осуществляется с целью установления отношений, но это может происходить, минуя чувствующую функцию. Анимус появляется так и там, где ему самому вздумается.
Итак, существуют две точки зрения: первая из них считает, что анимус всегда заметает свои следы в женских произведениях, но при этом незримо руководит всем происходящим. Другое мнение состоит в том, что анимуса очень сложно, если вообще возможно, обнаружить в литературных работах женщин до девятнадцатого века, в качестве примера приводятся Фанни Берни или Мария Эджуорт. [19]
Если в книге отсутствует развитие характеров, то можно вполне быть уверенными в том, что мы имеем дело с анимусом, который подменяет живой поток жизни своими мнениями. Он не находится в смоле, так сказать. Творческая жизнь в таких книгах отсутствует, а во рту остаётся неприятное послевкусие после их прочтения. В них не найдёшь реальной жизни, и мы оказываемся в расстроенных чувствах. Прочитав книгу, необходимо затем спросить: «Какое настроение я испытываю после её прочтения?» Или: «Испытываю ли я реальные чувства?» Это касается тех случаев, когда анимус остаётся на свободе во внешнем мире.
Невозможно, чтобы в произведении полностью отсутствовали бы архетипические фигуры, например, в историях Ребекки Уэст женский и мужской архетипы, возможно, представлены Марсом и Венерой, с перевесом в сторону Марса. Английский алхимик и теолог семнадцатого века Джон Пордейж писал алхимику Джейн Лид (своей «мистической сестре») о конъюнкции и об опусе. Он описывал черты Марса и тип конъюнкции, который нужен Марсу. Марс, писал он, является холериком, он слишком острый и огненный. Он быстро гневается, часто бывает яростным и ревнивым. Его огонь может иссушить и сжечь. В сравнении с ним пламя любви Венеры обладает качествами справедливого и истинного огня. Пордейж пишет:

Следовательно, если ты хочешь стать мастером своего дела, честно посмотри на союз твоих собственных Марса и Венеры, чтобы брачный бант был завязан правильно, и их свадьба свершилась бы подобающим образом. Вы должны смотреть, чтобы они лежали вместе в брачной постели, где происходит их единение и пребывали бы в гармонии. Потом девственная Венера породит свою жемчужину, свой дух воды в тебе, дабы смягчить пламя Марса, и яростный огонь Марса спадёт, превратившись в мягкость и любовь, в пламя любви Венеры. Таким образом оба качества, огонь и вода смешаются вместе, придут в согласие и станут одним потоком. И из этого согласия и единения произойдёт первое зарождение магической жизни, которое мы называем тинктура, тинктура любви-огня. Теперь, хотя тинктура зародилась в матке твоей человечности и пробуждена к жизни, всё же ещё остаётся огромная опасность, и стоит остерегаться, потому что она всё ещё в теле или матке, и может быть испорчена пренебрежением. [20]

Пордейж продолжает писать о том, что этот союз Венеры и Марса, эта «тинктура любовь-огонь» проходит через ужасающий опыт тьмы и испытывается Люцифером и миллионом демонов, которые пребывают в ярости Марса. И только в таком столкновении, проходя через ужасы тьмы, женщина может начать процесс трансформации. (Этот текст, конечно же, написан мужчиной, и в действительности описывает психологию анимы). [21]
В «The Harsh Voice» голос Марса настолько громкий, что Венеру можно едва ли услышать. Если заниматься поиском духовного наставника в женских книгах, то характеры мужчин, конечно же, не будут приниматься в расчёт. В целом, в этих историях мужчины являются более приятными людьми, чем женщины. Здесь может играть важную роль личный опыт общения с мужчинами. Мы можем предположить, что на момент публикации этих историй Ребекка Уэст ещё не встретила подходящего мужчину, который смог бы сковать её анимуса и посадить его «в смолу». Если это так, то есть и другая причина того, что её анимус порождает эти подменяющие жизнь взгляды. Все истории заканчиваются плохо. Я считаю, что это показатель того, что она в меньшей степени, чем другие романисты, которые доходят до свадьбы, является жертвой обмана анимуса. Здесь мы видим одну важную вещь: её анимус не обманывает её. Итак, я скажу, что она в значительной степени, пожалуй, одержима анимусом, и позволяет ему режиссировать истории за сценой, но всё же она не идентифицируется с ним полностью. Кто-то может сказать: «Она — хороший писатель, и жизнь в действительности является такой, как она её описывает. Всё работает именно так». Но в реальности это анимус вводит нас в заблуждение. Он всегда говорит лишь половину правды. В первой истории нам предлагают сюжет, в котором причиной краха отношений стало то, что мужчина испугался и сбежал со свадьбы, решив всё прекратить. Но это и правда и не правда. Если женщина должным образом относится к своим отношениям, она примет его извинения за брачную ночь, и мы больше об этом не услышим. То есть, её любовь окажется сильнее, чем сила импульса. Мнения анимуса не оказывают воздействия на глубокие слои психики Думаю, что это та ответственность, к которой авторы, в особенности женщины, ещё в реальности не пробудились, ввиду того, что подобные истории сильно влияют на юных девушек. По сути, Ребекка Уэст не описывает отношения, как она их в действительности переживает, так как между ними и ей стоит мировоззрение её анимуса.
Юнг как-то сказал, что Эрос женщин похож на природный, извилистый, но при этом грязный маленький ручеёк, наводнённый обычными насекомыми, а вдоль его берегов растут прекрасные цветы. К этому извилистому ручейку нужно относиться с огромным уважением. Мужчин одолевает желание прочертить черту через него и сказать: «Моя дорогая, тебе стоит пойти в университет» или почитать такие-то книги. У женщин есть тенденция смотреть на Эрос мужчин так, как будто он их собственный, а мужчины аналогично относятся к Логосу женщин, как будто это их принцип, призванный определять и направлять. Эта тенденция очень ярко проявлена в книгах Ребекки Уэст. Она пытается прояснить отношения, используя жёсткий подход, а это всегда является признаком анимуса. Человек рассуждает о вещах вместо того, чтобы скромно признать, что просто чего-то не знает, и позволить фактам свершится, чтобы увидеть, что же будет. Так ситуация попадает под влияние анимуса, и он не оставляет места для живой тайны. Ярким примером этого была дочь профессора философии, которая всегда изрекала мнения своего отца в самый неподходящий момент, прерывая тем самым разговор. Ещё я знала одного мужчину, у которого был самый ужасный материнский комплекс из всех, что я встречала, и для него всё представляло собой материнскую матку. Он настолько отчётливо это всё переживал, что однажды, держа свою руку, он громко сказал, что это была «материнская утроба», люди вокруг разразились смехом. Это, конечно же, примеры крайностей.
Так как мать является первым носителем проекций для сына, то отец — для дочери. У женщины складывается мнение о ситуации, и она считает, что ею управляют, в то время, как она сама является властной. Кажется, что анимус никогда не упускает возможности, когда кто-то предлагает крючок. Анимус является тем посредником, который и формирует проекции. Подобное происходит и с мужчиной, но в случае с анимой речь идёт о настроениях и обидах. Если содержание осознаётся, то его нельзя спроецировать. Практический опыт состоит из огромного количества разнообразных отношений. Психику женщины уравновешивает мужская часть, её бессознательное обладает мужскими характеристиками. Анимус означает «ум» или «дух» и соответствует отцовскому Логосу. Анима мужчины несёт на себе ту же функцию. Я далека от того, чтобы давать этим достаточно интуитивным понятиям слишком конкретные определения. Я использую термины Эрос и Логос чтобы показать, что для сознания женщины более характерно качество связанности Эроса, чем различительные и когнитивные свойства Логоса. Эрос является выражением истинной природы женщины, в то время, как её Логос может быть не развит до такой степени, что будет представлять собой всего лишь прискорбное препятствие. Эти взгляды базируются на предварительных предположениях, которые претендуют на звание абсолютной истины. Мужчина может спорить на очень высоком эмоциональном градусе, но это происходит в том случае, если он одержим анимой, которая берёт под контроль его естественную функцию логического мышления, и его принцип Логоса проявляется совершенно иррационально. Для таких людей принципиально встаёт вопрос тщеславия и чрезмерной чувствительности. Но у женщины главенствует Эрос, то есть, её тщеславие обслуживают модельеры и парикмахеры. Отец оказывает огромное влияние на взгляды женщины. Если она ведома анимусом, то никакая земная логика не способна её переубедить, и тут не важно, насколько дружелюбен и склонен к сотрудничеству её Эрос. Во многих случаях у мужчины складывается ощущение, что только физическая сила может оказать какое-то воздействие на его жену, при этом он не осознаёт, что эта драматическая ситуация вскоре развалится на кусочки, если он предоставит поле сражения своей жене, а сам отступит. Но подобная целительная идея редко доходит до сознания мужчины, потому что они не в состоянии вести переговоры с анимусом (даже непродолжительное время) без того, чтобы мгновенно не ощутить себя жертвой своей анимы. Если он будет слушать беспристрастно, то осознает, насколько банальна эта дискуссия. Запись разговора может произвести воистину просветляющий эффект. По-видимому, такая ситуация становится чрезвычайной из-за того, что, когда встречаются анимус и анима, анимус выхватывает свой меч силы, а анима распространяет свой яд. Оба пребывают в плену иллюзии, считая, что эти старые банальности, которые они произносят, являются совершенно уникальными. Вне зависимости от того, негативные или позитивные отношения между анимой и анимусом, они всегда эмоциональные, и корни их в бессознательном, что обуславливает их общими инстинктами. Мужчины становятся чувствительными или обидчивыми, а женщины переполнены взглядами и вымыслами. Женщина (как и мужчина) находится в семейном коконе, потому что она дочь, которая является «единственной, кто понимает отца». В результате, направляемая своим анимусом, она оказывается в стране овец. Положительный анимус может действовать как посредник во взаимодействии с бессознательным.
В принципе, влияние анимы и анимуса на эго идентично. Его невероятно сложно устранить из-за их авторитета, а частично из-за того, что они спроецированы на кого-то. Я склонна считать, что за это реально присутствующее влияние ответственен архетип. Именно этот факт объясняет абсолютно иррациональные настроения и взгляды, появление которых ничто до этого не предвещало в дискуссии. Заведомо невозможное влияние этих настроений и взглядов обусловлено очарованием архетипом, который гипнотизирует сознание и берёт его в плен. Иногда эго воспринимает это как моральное поражение, и ощущение неполноценности возрастает так, что возникновение отношений становится невозможным. Благодаря образованию мы понимаем, что не состоим на сто процентов из чистого золота. Это кажется естественным, что у женщин есть взгляды, а мужчины подвержены настроениям. В основе этой ситуации лежат инстинкты. Природа консервативна, и вмешаться в её устройство не так-то просто, анимус и анима защищают свои права, отстаивая этот последний рубеж. Понимая, что вряд ли будет мудро идти против природы, у нас, возможно, возникает чувство, что может быть нам не стоит выносить некоторые вещи в сознание. У большинства людей есть сложности в понимании анимуса и анимы, потому что они находятся за сферой обыденного. Это ведёт к возникновению предрассудков и табу.
Когда мы решаем, что нам нужно изъять наши проекции, мы вступаем на неисследованную территорию. Это имеет далеко идущие последствия. Без сомнения мы проецируем всё, что касается анимы или анимуса, многое можно осознать через сны, активное воображение и другие подобные методы. Это показывает, что у нас есть мысли, чувства и аффекты, о которых мы не знали. Тот, кто никогда не получал подобный опыт, считает такую возможность совершенно нереальной, потому что нормальный человек «знает, о чём он думает». Если он добьётся успеха в понимании этих вещей, то результат окажет на него глубокое впечатление. В наши дни развитие подобного понимания является большой редкостью. Человеку обычно приходится платить за это неврозами, а то и более серьёзными расстройствами. [22]
В фигурах анимуса и анимы получает своё выражение автономный характер коллективного бессознательного. Их содержание персонифицируется и, когда оно больше не спроецировано, то может быть интегрировано в сознание. В этом смысле анимус и анима действуют также, как преобразователи содержания коллективного бессознательного. Если между сознанием и бессознательным возникает блокировка, то они не смогут выполнять эту функцию. Если возникает напряжение, то эта прежде безвредная функция противостоит сознанию, приняв персонифицированную форму, и действует в большей или меньшей степени как расщепление в эго, то есть становится отдельным фрагментом души. В действительности, такое сравнение неадекватно, потому что ничто, принадлежащее эго, не может быть от него отрезано. Скорее, две фигуры (анимус или анима) формируют новый психологический комплекс, который может нанести вред. Содержание анимуса или анимы может быть интегрировано, так как оба являются архетипами, и, таким образом, лежат в основе психической целостности, но сами по себе они не могут быть ассимилированы. Они расширяют сознание, и никогда не могут стать осознанными полностью. Следовательно, они автономны, и нам нужно всегда помнить об этом их качестве автономности. С терапевтической точки зрения это просто невероятно важно, так как постоянное наблюдение приносит свой вклад в понимание бессознательного, что является взаимным сотрудничеством. Симптомы и содержания бессознательного должны быть тщательно изучены, потому что для сознания всегда существует опасность стать однобоким, то есть использовать избитые пути, которые в конечном итоге приводят в тупик. Только под влиянием идеальных обстоятельств, (когда жизнь проста и достаточно бессознательна для того, чтобы инстинкты могли свободно проявляться), может успешно произойти естественная бессознательная компенсация. Чем цивилизованнее и запутаннее жизнь человека, тем сложнее ему услышать голос природы. [23]



Примечания
1. [Смотрите эссе Барбары Ханны под названием «Анимус в современной женщине», где более детально описаны эти стадии. Ред.]
2. [Такие примеры, как сирены, Елена Троянская, Клеопатра, более поздние Беатриче Данте, Лаура Петрарки и «Она» Райдера Хаггарда упомянуты во вступительной статье второго тома этой работы. Ред.]
3. К.Г. Юнг «Анализ сновидений. Семинары 1928-1930»
4. К.Г. Юнг «Видения»
5. Эмма Юнг «Анимус и анима»
6. К.Г. Юнг «Видения»
7. К.Г. Юнг «Психология и алхимия»
8. [Это высказывание Барбары Ханны несколько напоминает буддийскую сатипаттхану, где речь идёт о «памятовании», то есть нужно пытаться отстранёно наблюдать за борьбой противоположностей, физическими страданиями, эмоциями и так далее, пытаясь найти нечто объединяющее, выходящее за рамки взглядов анимуса и анимы, убеждений эго и т. п. Однако, практика сатипаттханы, беспристрастного наблюдения, не является просто пассивным уходом, а несомненно служит пробуждению человека. По сути, Барбара Ханна говорит здесь о чём-то подобном. У нас нет подтверждений, изучала ли она буддийские концепции по этому поводу. Ред.]
9. К.Г. Юнг «Видения»
10. Там же
11. Там же
12. Там же
13. Там же
14. [Её отец был образцовым, тщеславным англо-ирландским сквайром, для своей дочери он был легендарной фигурой. См. Richard Tillinghast, “Rebecca West and the Tragedy of Yugoslavia,” The New Criterion10 (June 1992), p. 12. Ред.]
15. [Хотя Ребекка Уэст была названа журналом «Time» «женщиной-писательницей номер один в мире», разнообразие и двусмысленный характер её работ создавали сложности для определения её литературного статуса. Возможно, гораздо лучше известны её документальные работы: о путешествиях, об истории, биографии, репортажи, критические обзоры, чем её, временами, чрезмерно интеллектуальные романы. Её произведения отличают блестящий ум и безупречный стиль. Она писала о реальном мире и его неоднозначности, используя свою широкую эрудицию и воображение. Широта взглядов Уэст и её разносторонность сделали её многогранной писательницей, в любое время и в любом жанре она оставалась узнаваемой, и на протяжении долгой жизни её вели по большей части одни и те же мифы. Прозу Уэст можно охарактеризовать как ритмическую, величественную, эпифаническую и иногда нарциссическую. См. Richard Tillinghast, "Rebecca West and the Tragedy of Yugoslavia,” The New Criterion 10 (June 1992), p. 12. Ред.]
16. Ребекка Уэст (1892-1983) достигла совершеннолетия в годы Первой мировой войны. Она разрушала иллюзии и порой давала резкую оценку тому, как западное общество относилось к женщинам. Неприятности, приведшие к окончанию её первых отношений с Г. Уэллсом, сделали её здравомыслящей женщиной. Она решительно выступала против фашизма, развернувшегося в 30-е годы в Европе, высказываясь также против смутной угрозы нацизма. Во время Второй мировой войны Уэст была «супервизером переговоров» на BBC в Лондоне. Её заметки о Нюрнбергском процессе были собраны в «Train of Powder»(1955); а статьи о британцах, работавших на Германию во время Второй мировой войны появились в книге «The Meaning of Treason» (1949). Хотя в начале своей карьеры Уэст писала для социалистических газет, в 50-х годах в США она активно поддерживала крестовый поход против коммунистов. В своём документальном произведении "The Strange 'Necessity» (1928) она исследовала темы творчества и когнитивные способности. А в произведении «St. Augustine»(1933) она писала о степени влияния Августина на западную мысль. Ричард Тилингаст (Richard Tillinghast) пишет: “Читая Уэст, мы встречаемся с английской прозой во всей её динамичности и чувственности: каждое предложение дышит жизнью... корни этой прозы восходят к Томасу Брауну, Шекспиру и Цицерону, в основе философии Уэст лежит английский эмпиризм. На каждой странице можно прочесть простые предложения, которые пробудят в нас чувство полезного материализма...А временами писательница поднимается до уровня поэзии (“Rebecca West and the Tragedy of Yugoslavia”, The New Criterion10 (June 1992), p. 12). Её литературная карьера длилась более семидесяти лет. К концу своей жизни она была самой знаменитой женщиной-автором в Англии, а в 1959 году она получила звание Дамы-командора Ордена Британской империи. Уэст умерла в Лондоне 15 Марта 1983 года в возрасте 90 лет. Одна из её самых известных цитат: «Мне самой никогда не было понятно, что же такое феминизм. Я только знаю, что люди называют меня феминисткой всякий раз, когда я выражаю чувства, отличные от половой тряпки или проститутки» Ред.]
17. [Чтобы лучше понять текст Барбары Ханны, в приложении 1 приведено краткое изложение четырёх рассказов Ребекки Уэст. Также смотрите литературный обзор, написанный Edith H. Walton (New York Times, February 3,1935), в котором вы найдёте многочисленные доказательства, которые дополнят рассказ Барбары Ханны об анимусе. Ред.]
18. [Однажды она написала достаточно колкое замечание, в котором, вероятно, отражена суть её личного опыта отношений: «Такой вещи, как переговоры, просто не существует. Это иллюзия. Есть только интересные монологи, и это всё, что можно услышать». (Tillinghast, “Rebecca West and the
Tragedy of Yugoslavia,” The New Criterion10 (June 1992), p. 12). Ред.]
19. [Фрэнсис Берни (1752-1840) была драматургом, писала романы и вела дневники. Всего она написала четыре романа, восемь пьес, одну биографию и двадцать томов, содержащих её дневники и письма, в которых она описывала жизнь английских аристократов, высмеивая их претензии и личные слабости. Она обращалась также к более широким вопросам, связанным с участием женщин в политике.
Мария Эджуорт (1768-1849) была знаменитой ирландской писательницей, педагогом-теоретиком, она затрагивала классовые, расовые и гендерные вопросы в своих работах. Когда Марии было шесть лет, её мать умерла. Будучи старшим ребёнком в семье, у неё были тесные отношения с отцом — ирландцем Ричардом Лоуэллом Эджуортом, который был писателем, учёным и педагогом-теоретиком. Он дал своей дочери блестящее образование и сильно повлиял на её работу. Пока он был жив, он читал и редактировал практически всё, что она писала. Её одна из первых опубликованных работ — феминистское эссе «Letters for Literary Ladies» («Письма для образованных дам») (1795), стала призывом к началу реформы образования женщин. Она была одной из первых авторов, затрагивавших социальный реализм и писавших исторические романы. Написав огромное количество работ, Мария оказала влияние на молодых писателей, таких как Уильям Мейкпис Теккерей и Джей Остин. Ред.]
20. К.Г. Юнг «Психология переноса»
21. Там же
22. К.Г. Юнг «Эон»
23. Там же

женская индивидуация
  class="castalia castalia-beige"