Перевод

Процесс Индивидуации в Эоне

Барбара Ханна.

Процесс индивидуации в "Эоне".

Введение.

ЛЕНИВЫЕ ЛЮДИ ПРИЛАГАЮТ БОЛЬШЕ УСИЛИЙ! Я выбрала "Эон" из числа тем, предложенных мне, потому уже работала над ним до этого, но вскоре увидела, что лекции до публикации книги и после - нечто совершенно различное. Поэтому я решила - за исключением нескольких страниц введения - начать сначала и передлать их от А до Я. Я практически не буду зачитывать ничего из книги на сей раз, вместо этого я приготовила краткое изложение каждой главы собственными словами, но я хочу подчеркнуть, что это никоим образом не заменяет чтения книги. Это не университетский курс, поэтому я немогу заставить вас работать вне и помимо лекций, но я думаю обсуждение было бы полезно, если вы, прочитав следующую часть текста, подготовите вопросы, которые вам хотелось бы обсудить.

Поэтому я предлагаю, прежде чем мы начнем обсуждать каждую главу, прочитать небольшое резюме, в котором я пытаюсь извлечь основную линию - больше похожую на "кошачьи глаза", позволяющие машине не вылететь с дороги - а затем задать мне один-два вопроса или прокомментировать сказанное мной для того чтобы начать обсуждение, потому что я уверена, что в случае с такой сложной книгой, какой явялется "Эон", понимание может придти только в результате обсуждения.

Одна вещь о которой я бы хотела упомянуть с самого начала - сжатость (краткость) - я использовала, возможно, десяток слов там, где Юнг использовал тысячи - я преподносила вещи гораздо более жестко и откровенно, чем это делал Юнг. Мне ясно, что в

целом в книге "Эон" значительно больше такта, чем у меня. Как я сказала ранее, я только пыталась наметить основную линию и если временами я, таким образом, была недостаточно умна и это оскорбляет вас, то пожалуйста обвиняйте меня, но не Юнга, за то что он использовал целые страницы, чтобы объянсить и подвести к определенным выводам, там где я просто даю их целиком, вне контекста. Я сожалею об этом, но резюме должно быть коротким и я не вижу как этого можно избежать.

Другая вещь, о которой мне хотелось бы сказать - в предисловии Юнг говорит, что после публикации "Психологии и Алхимии" его настолько часто просили "обсудить отношения между традиционной фигурой Христа и естественными символами целостности (самости)", что он решил сделать это. Но он говороит, что такое начинание требует знаний, которыми он обладает в весьма ограничиенной степени. Я уже упоминала о своей гораздо более значительной ограниченности и очевидном дефиците, когда речь идет о разнице в знаниях. Вы будете, я в этом просто уверена, задавать мне вопросы, на которые я не смогу ответить. Я могу только сказать, что постараюсь откровенно признать своё незнание и, если вопрос очень важен для того, кто его задает или для всего класса, я приложу все усилия, чтобы найти ответ на него к следующей лекции.

Книга "Эон", опубликованная в 1951 году, фактически написана позже, чем основные положения Великого Делания Юнга - "Mysterium coniunctionis", хотя последняя работа была неоконченной и опубликована лишь спустя несколько лет после "Эона". Юнг однажды сказал мне, это потому что "Mysterium coniunctionis" имеет дело с обобщающей и наиболее сложной темой объединения противоположностей, и хотя он имел намерение просто завершить этот труд, постоянно находил, что обязан рассмотреть целый ряд вопросов, до того как противополжности будут объединены. Один из таких вопросов и рассмотрен в "Эоне". В противопоставление двум довольно объемным работам, написанным на немецком языке в этот же период ("Символика духа" и "Психология бессознательного") и состоящим из переработанных более ранних лекций "Эранос", "Эон" был абсолютно новой работой и в целом гораздо более органичной, чем его непосредственные предшественники. Частично четвертая и пятая глава содержит материалы из лекций "Эранос", но этот факт был слишком преувеличен в предисловии переводчика. "Эон" был написан перед "Ответом Иову" и статьей "О синхроничности", которые также были целиком новыми работами. "Психология переноса" изначально была частью "Mysterium coniunctionis", но была опубликована самостоятельно перед публикацией "Эона".

Название книги - "Эон" - это имя бога, который являет собой принцип твроческого потенциала времени. Этот бог играл важную роль в митраистской религии, а также в позднеантичный период и в Риме. В музее Ватикана есть две известные статуи этого бога. Эон можно было бы назвать персонификацией космоса как живого универсума - на современном языке - архетипической персонификацией принципа синхроничности.

Книга состоит из двух частей. Юнг говорит в предисловии:"В то время как вклад моей коллеги, доктора Марии-Луизы фон Франц, описывает психологический переход от античности к христианству путем анализа "Страстей св. Перепетуи", моё собственное расследование ищет способы пролить свет на изменения в психическом состоянии в "христианском эоне" с помощью христианских, гностических и алхимических символов самости".

Обе части очень тесно связаны между собой, так вторая часть рассматривает, то каким образом фигура Христа проникает в процесс ассимиляции бессознательного девочки в те ранние времена, первая главным образом сосредоточена на процессе ассимиляции главного образа Самости, каковым является символ Христа в матрице бессознательного на протяжении всей христианской эры. Поэтому, большая жалость разделять эти части, но я к сожалению вынуждена сделать это, в связи с ограничением по времени. Это, однако, не столь существенно, так как есть английский перевод работы "Перепетуя" от издательства "Spring" (фон Франц 1949) и вы можете сами прочитать и оценить её.

Возможно, для некоторых из вас является довльно туманным то что подразумевается под ассимиляцией (включением) исторического образа или идеи в матрицу бессознательного. В качестве более близкого примера, я могу вспомнить о том, как постоянные студенты Института собрали коллекцию снов о самом Юнге и передали их ему. Это простой пример исследования того, каким образом в матрицу бессознательного людей, заинтересованных в предмете, был ассимилирован или же включен образ Юнга.

Как я упомянула прежде, в "Эоне" рассматривается процесс ассимиляции центрального символа Самости, и я хотела бы привести пример, который появляется в самом конце книги, чтобы дать вам общее представление о том, почему данный процесс длится вечно и почему для него невозможно застыть на месте. Для нас очень трудно понять это, так как наше христианское воспитание было призвано внушить нам, что христианское откровение было спущено нам с небес и будет оставаться таким же неизменным во веки вечные, аминь. Хотя я отказалась от этой идеи десятки лет тому назад, она постоянно возникает в виде скрытых предубеждений, которые успешно используются анимусом в его негативном аспекте.

В послденей главе "Структура и динамика Самости" Юнг приводит две гностические и другие четверичности, чтобы проиллюстрировать эту тему и в конце-концов скомбинировать их в интересную, но довольно сложную формулу. Он говорит:"Наша формула представляет собой символ самости, поскольку самость — не просто некая статическая величина или постоянная форма, но также и динамический процесс. Подобным образом, древние рассматривали imago Dei в человеке не как простой отпечаток или безжизненный стереотип, но как активно действующую силу. Четырьмя трансформациями представлен процесс восстановления или омоложения, происходящий как бы внутри самости, — процесс, сравнимый с углеродно-азотным циклом трансформаций, происходящих на солнце, когда ядро углерода захватывает четыре протона (два из которых немедленно превращаются в нейтроны), а в конце цикла высвобождает их в виде альфа-частиц. Само же углеродное ядро выходит из реакции в неизменном виде, "как Феникс из пепла". Секрет существования — то есть, существования атома и его компонентов, — вполне может состоять в непрерывном повторении процесса омоложения; к весьма сходному выводу мы приходим и тогда, когда пытаемся объяснить нуминозность архетипов".

Когда кто-то осознает идею движения и изменений, которые постоянно имеют место в динамическом процессе индивидуации, и помнит, что в любом случае архетип в целом находится вне нашего понимания, он также осознает идею того, какаими различными должны быть символы, которыми человечество пытается объяснить необъяснимое в различные эпохи и в разных местах. И все же ядро, как Феникс или атом углерода, остается по существу тем же самым, и когда кто-то ощущает дуновение, если так можно выразиться, его сущности, он посознает, что это один и тот же архетип. "Эон" предоставляет лучшую возможность ощутить это дуновение, которую только может дать книга. Столь велико неисчмслиммое количество его аспектов, на протяжении всей христианской эры, что нужно последовать совету древних алхимиков - прочесть множество книг, чтобы понять о чем в действительности они все. Кроме того, он касается механизма возникновения различий между официальными христианскими символами и более эмпирическими, естественными символами целостности, которые возникают извне или которые компенсируют христианскую догму. Как вы знаете, юнгианская психология соотносит образ Христа, равно как и образ Будды с образом Самости, хотя христианам зачастую не нравится такая формулировка и они скорее сколнны представлять Самость как символ Христа. Рассматривая вопрос эмипирически, с более широкой точки зрения, мы однако не находим подтверждения последней точке зрения, хотя для любой религии достаточно естественно рассматривать свои символы как единственно истинные, что таким образом сужает видение проблемы с самого начала.

Но несмотря ни на что, Христос - определенно наиболее важный символ Самости для нас, потому что он наш символ Самости, с которым мы выросли, не важно было ли наше образование христианским или нет, он у нас в крови, в нём корни нашей культуры. Мы будем долго обсуждать это, когда подойдем к предмету данной книги, но я хотела бы уже сейчас отметить, что когда Юнг осознал, что для завершения работы над "Mysterium coniunctionis" ему необходимо рассмотреть целый ряд вопросов, в том числе ему пришлось разобраться в символике Христа значительно глубже, чем он это делал до сих пор, так как это абсолютно

необходимо для понимания всей западной цивилизации.

Книга "Эон" дает изумительную картинку того пути, который прошло человечество за последние две тысячи лет, пытаясь иметь дело с нуминозностью архетипа богочеловека, последним всемирным символом которого является Христос.

Возможно, можно было бы довольно приблизительно разделить такие усилия на попытки установить догму (хорошо понятные усилия получить нечто постоянное и незыблимое, на что можно оперется в любых опасностях или суматохе жизни) и попытки испытать тайну (мистическое переживание) непосредственно. Первое только становится негативным, когда используется для подавления последнего или теряет собственный смысл. Догма всегда находится в опасности превращения в "вы должны" или "все должно оставаться таким как оно есть", но все же её изначальное содержание многозначно, и Юнг прилагает большие усилия, чтобы открыть глаза богословов, на тот факт, что содержание их догмы все еще эффективно, все еще нуминозно и только их язык, их приверженност к внешней форме делает её абсолютно бессильной и беспомощной сегодня. Это желание оставить все как есть,

жестко и навсегда закрепить важнейшие моменты Юнг находит уже у ранних отцов церкви, и поэтому он обращается к алхимикам и гностикам, которые всегда были более склонны обращаться к непосредственному опыту. эти две тенденции глубоко укоренились в человеке, так как мы находим их в абсолютно разных местах. На Дальнем Востоке дзен-буддизм играет практически ту же роль, что алхимия и гностицизм на Западе, опираясь на непосредственный опыт и часто отвергая догму гораздо более безжалостно, чем его западные аналоги.

Ясно, что тенденция к обретению прямого и непосредственного опыта останется более близкой к архетипу, который, кажется, постоянно самообновляется в матрице бессознательного, чем любая установленная и зафиксированная догма, поэтому понятно что

в "Эоне" в основном рассматриваются гностицизм и алхимия, которые были компенсаторным подводным течением в противоположность церкви и её догме, правящим на поверхнности. Гностики в большей мере были интеллектуалами - они ломали голову и размышляли над тайнами, мистерями и произвели на свет множество глубоких и оригинальных мыслей. А алхимики в большей мере стояли на практических (эмпирических) позициях, хотя конечно были личности, которые занимались и тем, и другим. Например, Дорн - алхимик семнадцатого века, с одной стороны, глубокий мыслитель, ломавший голову над множеством

проблем, которые он не понимал, точно так же как и гностики, с другой стороны, весьма практичный и осознавший, что в алхимическом делании ничто не может быть достигнуто, прежде чем ты достигнешь этого внутри себя.

Вас может удивить, что в "Эоне" очень много астрологии, особенно если вы лично не очень интересуетесь ней, но тут следует помнить, что "Эон" был напсан перед статьей Юнга о синхроничности, а астрология по существу базируется на принципе синхроничности и могла бы быть определена как подбирающаяся к осознанию свойств во времени. Если сказать проще: синхроничные события имеют свойство присход тогда, когда архетип приближается к сознанию. Это порождает неказуальные связи между образами и событиями, которые происходят как с отдельными личностями, так и с целыми группами людей. Архетип

существует вовне и в разные времена, не завися при этом ни от времени, ни от пространства, и в работе "Эон" в основном разбирается вопрос, каким образом архетип Самости, образ которого для нас в основном связывается с образом Христа, был включен не только в матрицу нашего бессознательного, но и в наше сознание. Время играет важнейшую роль в этом процессе ассимиляции, и мы видим медленные длительные изменения в архетипическом образе, которые особенно хорошо отражаются в нашем прохождении первой и второй рыбы, в астрологическом знаке рыб.

Нам ясно видно, то что было подходящим и абсолютно верным в период средневековья, не соотвутствует сегодняшней дествительности. Это как-будьто нам нужно свериться с мировыми часами, чтобы понять где мы находимся духовно. В своей последней работе "Человек и его символы" (1964) Юнг приводит серию снов, приснившихся 12-летней девочке. Они полны самых экстраординарных архетипических мотивов, главным образром о смерти и возрождении. Девочка приближалась не только к половому созреванию, но и к смерти, так как она умера годом или двумя позже. Без понмания того, где она находилась духовно, эти сны были бы абсолютно необъяснимы.

Когда дело доходит до процесса индивидуации, вся схема здравого смысла подходит к окнцу. По принципу, например, двенадцатилетней девочки, которая толко вступает в жизнь и все должно говорить об этом. Но в её снах нет ничего подобного; они - подготовка к смерти, и если бы она подверглась анализу, который однако не был произведен, любой бы отметил отсутствие общих правил, характерных для её возраста. Мы можем только стремиться увидеть свойства, характерные данной личности в конкретный момент времени, что равносильно изучению истории.

Когда вы пытаетесь ассимилирвать архетипический образ, вы контактируете с чем-то, что находится вне времени, поэтому в данном процессе обязательно присутствуют и прошлое, и будущее. Вот почему методам, таким как И-Цзин или астрология, призванным иметь дело с конкретным моментом времени, присущи пророреческие качества, и это всего лишь два примера из множества существующих.

Поскольку этот курс называется "Процесс индивидуации в "Эоне", вы можете упрекнуть меня в том, что я довольно редко упоминаю данный термин в процессе рассмотрения. Это потому что вся книга рассматривает исключительно процесс индивидуации. Включение образа Христа, символа нашей Самости, одновременно и в матрицу бессознательного и в сознание, по-существу и является процессом инидивидуации, движением от одностороннего Эго к цельной личности. В первых четырех главах Юнг объясняет процесс индивидуации в своей собственной терминологии, как мы видим это сейчас, в следующих главах как это видели отцы церкви, более поздняя церковь, алхимики и, наконец, гностики.

Касательно первых четырех глав хочется отметить, что их не было в "Эоне", в том виде, в котором он был изначально написан Юнгом. Они были добавлены задним числом. После того как книга была написана, Юнг осознал, что книга может быть непонятна тем, кто не знаком с его психологией, и он добавил очень ясное описание Эго, Тени, Анимуса, Анимы и Самости. Он описал эти понятия не с интеллектуальной точки зрения, но с точки зрения ощущений и опыта. Они стали, я зачастую думаю, наиболее ясным и доступным из всех объяснений его психологической теории, особенно вторая и третья глава. Они привносят весьма желанную простоту, так как я уже говорила, что трудно отрицать тот факт, что "Эон" является одной из самых сложных для понимания работ Юнга.

Перевод Александр Петренко

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

осмысляя юнга

Читайте также

похожие материалы

  class="castalia castalia-beige"