Перевод

Символизм Животных

Барбара Ханна

Символизм животных.

Глава 28

Лев как символ побуждения, страсти и обладания.

Третий класс символизма трудно отделить от второго и третьего классов. К этому классу образов и сюжетов я в основном отношу страстное сексуальное влечение, которое так часто олицетворяет лев. Но человек может быть охвачен и мотивирован властью, в той же степени, как и сексуальностью. В действительности невозможно чисто разделить примеры по группам власти и секса. Более того, этот класс обязательно пересекается с четвёртым, потому что в примерах, где лев побеждён и его сила поглощена (символом этого является Геракл, одетый в шкуру немейского льва), лев подчас превращается в духовную ману, поднимающуюся до самого высокого уровня, что относится к четвёртому классу.

В легенде о Святом Маркелле Губернатис рассказывает о вдЕнии святого, в котором лев убивает змею. (де Губернатис 1872, 159) (Это явление считалось предсказывающим удачу похода императора Лео в Африку.) Я бы только хотела отметить здесь связь между змеёй и львом, потому что она делает очевидным то, что лев как животный инстинкт находится на более высоком уровне. Победа льва, теплокровного и поэтому находящегося ближе к человеку, чем змея, Святой Маркелл посчитал возвещающей удачей. Все сомнения, имя тоже имело значение: император Лео победит своих врагов в Африке так же, как и его тёзка побеждает змею. Но Губернатис продолжает:

Иногда, с другой стороны, герой и героиня становятся львом и львицей в результате мести божеств или чудищ. Аталанта бросает вызов [претендентам] на её руку обогнать её в беге, и убивает тех, кто проиграл. Гиппомен, пользуясь благосклонностью богини любви, получив три яблока из сада нимф Гесперид, уговаривает Аталанту состязаться. По дороге он бросает яблоки, Аталанта не может сопротивляться влечению собрать их, и Гиппомен обгоняет её и соединяется с ней в священном лесу матери богов. Оскорблённая богиня превращает молодую пару во льва и львицу. (де Губернатис 1872, 159f)

Эта история разворачивается любопытно. Какой, по-вашему, могла бы быть причина, с психологической точки зрения, для богини земли, матери богов, превратить эту молодую пару во львов?

Здесь эго захватило то, что принадлежало Самости. Это – очень частый сюжет в сказках. Ведьма, олицетворяющая отрицательную сторону богини, превращает любую молодую личность, досаждающую ей, в животное (как мы видели в сказке о Принце-Кольце). Это – настолько обычный сюжет, что и он несколько противоречив. Богиня не могла согласиться с инстинктом, захватившим их, когда они были в священной зоне любви, и поэтому они были наказаны превращением в хищных зверей. Они дали волю чисто животному стремлению в священной роще; значит, они должны были встретиться с последствиями.

Вспомните сон в работе г-жи Юнг об анимусе девушки, которая должна была относить чашу с кровью своему духу-любовнику каждый месяц до тех пор, пока, наконец, благодаря этой жертве, дух-возлюбленный сам не превратился в жертвенный кубок. (Эмма Юнг 1978, 33) Но Богиня-Мать, подобная ведьме, всегда склонна к ликантропии (то есть, сама превращается в разные формы, в частности, в волков), поэтому здесь для неё мог быть просто удобный случай.

Мы видим прямую связь образа льва с сексом в следующих примерах Губернатиса:

Тваштар, создатель, то божественный, то в образе монстра, Тваштар-лев, должен обязательно создавать львоподобные формы. В тосканской истории кузнец создаёт льва, с помощью которого Аржентофо проникает ночью в покои молодой принцессы и соединяется с ней. В третьей истории четвёртой книги «Пентамерона» три брата принца, когда проклятие феи исчерпало себя, вернулись домой со своими невестами в упряжке с шестью львами. Этот лев-соблазнитель напоминает нам об Индре, который тоже был львом и соблазнителем женщин. (де Губернатис 1872, 155f)

Здесь лев полностью вовлечён в любовные дела. Он является как прикрытием, в котором Аржентофо соблазняет принцессу, так и олицетворяет энергию, благодаря которой женихи приводят домой невест. И Индра сам превращается во льва в своей роли соблазнителя женщин.

Занимательный сон мне однажды принёс парень, который был очень маленьким человеком во всех отношениях. Этот молодой мужчина мыслил себя тем ещё львом, своего рода Доном Гуаном и Гераклом, слитых воедино. Естественно, дела не шли. Ранее он страдал полной импотенцией, но затем в некоторой степени восстановился. Ему приснился чудесный сон, в котором он решил, наконец, разобрать свою постель и перевернуть матрац, и там, под матрацем, он обнаружил льва. Так вот, поскольку этот человек был не совсем львом, с какой стороны ни погляди, мы склонны считать сон прекрасной иллюстрацией Salon-Lowe (салонный лев, буквально: «лев комнаты для гостей», дамский угодник, паркетный рыцарь). Дела пошли гораздо лучше, когда он изменил свои представления о себе и принял в себе обыкновенного человека. Но «лев под кроватью» едко обратил внимание на то, что пряталось под его убеждениями о его сексуальном геройстве. Здесь всё было выстроено на ложном фундаменте.

Я взяла главный пример третьего и четвёртого классов в алхимии, где лев играет значительную роль. Например, мы встречаем сюжет о его отрезанных лапах, которым он делится с матерью, которой отрезали руки по той же причине. Образ льва, инцестуозно проглоченный матерью, - ещё один сюжет, который мы рассмотрим.

Хотя связь между матерью и львом будет более ясной позднее в этой серии лекций, здесь я хотела бы рассказать вам сон об этом, который, удивительное совпадение, я получила в письме, когда готовила материал для этой части лекций. Это – сон пожилой англичанки, состоявшейся профессионально, имеющей негативный комплекс матери. (У неё, кстати, не было привычки присылать мне свои сны.) Она была успешной в профессии, но, когда она ушла на пенсию, её охватило чувство барахтанья на поверхности жизни, и она решила заняться поиском смыслов в свои завершающие годы. (В последнее время у неё были весьма заслуживающие признания работы активного воображения об анимусе.) Ей приснился сон:

Я открываю дверь и вхожу в зал дома, в котором я жила девочкой. Большой лев выбегает мне навстречу. Мать находится с другой стороны зала и, попеременно привлекая внимание льва, нам удаётся, сначала матери, затем – мне, забраться в комнату и закрыть дверь. Бабушка тоже живёт с нами. В первый раз я чувствую к ней симпатию и направляюсь предупредить её о появлении льва. Это трогает её, и она пожелала дать мне картину со своей стены, которая, в свою очередь, производит на меня впечатление. Но я говорю: «Я не могу взять её, - ты её любишь, и тебе будет её не хватать». И я вижу, что на картине нет ничего, кроме мрачных туч и тумана. Она отвечает: «Я прошла сквозь туманы, и мне она больше не нужна». Тогда я оглядываюсь в зал и вижу людей, которые идут, не опасаясь льва. В удивлении я смотрю на льва. Он значительно уменьшился в размере и теперь кажется всего лишь игривым, переросшим львёнком.

Она добавила такие ассоциации к своему сну:

- «Лев сильно контрастирует с моим последним символом животного, которым был робкий козлёнок. Очевидно, что его грозная сила компенсирует в бессознательном слабость козлёнка. Возможно, козлёнку пришло время умереть».

- «Обманывая льва, нам удаётся убежать, а лев остаётся во владении территорией, в то врем ям как я закрыта в комнате с моей матерью, вместе с моей старой бабушкой».

- «За много лет до её смерти моя бабушка оставила любые попытки адаптации и жила в изолированности туманных клубов её настроений, фантазий, жалоб, которые вызывали протест остальных членов семьи».

- «Мать была «папиной девочкой» и ненавидела, когда ей говорили по какому-либо поводу, что она похожа на свою мать».

- «Картина тумана и туч, мне кажется, олицетворяет те вещи, которые отрезали мою бабушку от реальности».

К этой последней ассоциации я бы добавила, что сновидица, кажется, опасается, что бабушка хочет передать ей это тёмное наследие.

В завершение сегодняшней лекции я хочу отметить, что наш подход к сюжету тумана и туч очень важен. Он позволяет увидеть поразительную разницу между этим сном и сказкой, которую мы обсуждали, потому что вместо дружбы со львом, он завершается превращением льва во львёнка. Мы начнём с этого сюжета на следующей неделе.

Лекция одиннадцатая: 10 февраля 1958 года.

Давайте начнём сегодня с того места, где мы остановились на прошлой неделе в нашем третьем классе символизма. Я рассказала вам о сне, который иллюстрирует связь льва и матери. Дальше, что может олицетворять грозный лев, бегущий навстречу сновидице в доме её детства?

Очевидно, этот лев – нечто, что осталось в доме детства и, скорее всего, связано не только с её матерью и бабушкой, но и либо с сексом, либо властью, либо и с тем, и с другим. Мать умерла, когда сновидица была молодой. Бабушка в действительности была своего рода «пренебрежительной величиной» в доме. Она толком ничего не могла сказать, но участвовала своим неприятным присутствием и вызывающим поведением, что отразилось в активном воображении сновидицы. Вследствие плохих личных отношений между тремя женщинами контакт с «великой» матерью заблокирован и нарушен.

За последние три или четыре года как в диалогах, так и в воображении сновидица проделала необычайно большую работу со своим анимусом и, в связи с этой работой, сон развивается в инстинктивной форме. Этот сон представляет значимое событие в её внутренней работе с собой. Она является женщиной, склонной жить несколько ниже своего уровня. Относясь к чувствующему типу, она ненавидит волнения и предпочитает на поверхности оставаться дружелюбной и милой. Поэтому она заперла поглубже свой очень беспокоящий комплекс матери, и теперь повстречалась с ним здесь в тревожащей форме. Прежде у неё было хорошее и приятное отношение к женщинам, а теперь напористо выступает другая сторона. Необузданная эмоция, олицетворяемая львом, очевидно необходима для проявления этого содержания бессознательного. До сих пор в её активном воображении никогда не встречалась женская фигура большой силы. Обычно у неё был очень слабый образ тени, иногда уносимый анимусом.

Сновидица плохо относилась к бабушке, что можно, в частности, видеть по её ассоциации к картине, хотя во сне бабушка совсем не содержит негативности. Сама сновидица явственно живёт на мужской светлой стороне, при этом женский эрос преимущественно скрыт туманом и тучами, ей для жизни достаётся совсем немного женственности. Естественно, она ощущает потерянность в тумане и склонна понимать тучи и туман на картине как форму, в которой она воспринимает женственность. Сама она любит ясные мнения, и поэтому бабушкины пары настроений отвратительны ей. И всё же, к удивлению, сон намекает, словно в личном отношении к бабушке может быть невидимый смысл. Но я сомневаюсь, что бабушку нужно рассматривать здесь слишком лично. Фигура из сна выглядит больше как «великая» мать – так сказать, настоящая «великая» мать. (прим.переводчика: игра слов. Слово «бабушка» по-английски, «grandmother», состоит из двух слов: «grand» - великая и «mother» - мать) Как правило, во снах образ матери более или менее олицетворяет настоящую мать сновидца, в то время как образ бабушки, скорее, олицетворяет архетип великой матери. Но поскольку бабушка жила в семье, мы не можем игнорировать реальную женщину.

Можно даже связать туман с духом, который «скитался над водами». Мне интересно, даёт ли этот сон информацию о том, в чём сновидец не мог сам разобраться. Многие люди проживают жизнь многие годы до старости, словно задержались, и всё же кажется, что в них что-то прорастает. Сон оставил во мне впечатление, что, возможно, есть больше смысла, чем представляется нам, в тех внешне бесполезных годах ожидания смерти. Иногда задаёшься вопросом, зачем жизни нужно продолжаться. Два или три года назад я была свидетелем продолжительной болезни и тогда поняла, что эго должно было полностью сдаться прежде, чем человек мог умереть. В этом сне у нас есть подтверждения, что бабушка чего-то достигла, поскольку нечто произошло в той затуманенности, которая захватила её.

Всё, что родители должны были сделать, и все проблемы, которые они должны были разрешить, переходят к ребёнку, и сновидица теперь должна разобраться с чем-то, что ни её бабушка, ни её мать вообще не занимались. Когда я сказала, что, возможно, что-то произошло у бабушки, я выдвигала гипотезу, потому что, в конечном счёте, у внучки проблема. Вновь высказывая догадки, можно предположить, что работа личности также помогает предыдущим поколениям. Нам не нужно глядеть за пределы своих проблем, чтобы видеть, как всё меняется внутри нас, поскольку нам недостаточно известно о другой стороне. Многие сны, однако, дают понять, что наша задача – заниматься и доводить до конца неразрешённые вопросы наших отцов и матерей, наших бабушек и дедушек, прабабушек и прадедушек, и дальше. Здесь можно поднять вопрос перерождения, - очевидно, что накоплено достаточно свидетельств, указывающих на то, что в какой-то форме существует возвращение к жизни, - но из образов этого сна невозможно делать какие-либо выводы по этому вопросу.

Лев во сне сначала обозначает эмоции и подавленную энергию, запертую в матери и бабушке. Как мы уже отмечали, лев развивается определённо к лучшему, поскольку опасный зверь превращается в игривого львёнка. Потребовалось бы много лет анализа и работы, чтобы найти подходящий способ принять и выразить спрятанные сдерживаемые эмоции.

Теперь я хочу сравнить сюжеты во сне и в сказке о сыне короля. Предположительно, вследствие того, что сновидица – женщина, лев, вместо того, чтобы быть послушным и полезным животным, как в упомянутой сказке, принимает образ львёнка, за которым она может ухаживать, развивая функции своей материнской части. Когда бабушка передаёт ей картину тумана и туч, она получает в наследство символ матери. Сновидица в действительности очень хорошо относится к животным (здесь её функции работают адекватно), и её отношения с животными затрагивают её естество до самых глубин. Поэтому лев в образе игривого львёнка – наиболее подходящий символ. Более того, его игривость – это ровно то, что ей нужно. В наш мужской век женщины стремятся жить разумом (логикой). Принятие своей гораздо более расплывчатой женской стороны – очень распространённая проблема сегодняшних женщин, потому что многие из них настолько живут погруженными в анимус, как псевдо-мужчины, что им кажется, словно они попадают в полный туман, когда переходят в свою женскую часть. В этом сне мы видим, что опасные эмоции женщины, прежде застрявшие в материнском комплексе, на самом деле, если с ними работать, могут превратиться в львят, с которыми возможно справиться. И это должно стать поощрением для женщин.

Но в сказке, которая предположительно отражает мужскую психику, это стоило ужасной жертвы для бесстрашного принца – подчиниться и принять руководство инстинкта льва. Но только благодаря этой жертве он и анима были спасены. В нашем представленном случае женщина-сновидец только и ждёт, чтобы принять такое руководство. Женщины склонны стремиться опереться на мужчину и переложить всю ответственность на него. Но здесь она должна принять ответственность за свою эмоциональную жизнь на себя. Прототип мужского эго, однако, должен потерять свои глаза прежде, чем он сможет почувствовать себя достаточно униженным, чтобы принять руководство инстинкта. Многие женщины находят это ужасно трудным – принять ответственность за свои собственные жизни, в частности, когда анимус начинает сдавать позиции, и поэтому сон обращается к её материнскому инстинкту – принять ответственность за львёнка. Материнские инстинкты, которые затерялись в туманах, нужны теперь, чтобы заботиться о львёнке, оставленном в доме детства. Можно возразить, что здесь проявляется регрессия в детство, но я рассматриваю это как возвращение для того, чтобы подключиться к эмоции и энергии, которая в детстве казалась ей разрушающей и грозной, как лев. Через принятие туч и тумана, а также бабушки и мамы, игривый львёнок может стать подопечным, о котором ей нужно заботиться и воспитывать.

Лев здесь также олицетворяет творчество, поскольку ни одна женщина по-настоящему не творит до тех пор, пока она не начнёт использовать свою женскую сторону наряду с мужской. Символ – это только картинка, предположительно означающая творческий образ; творческая часть обнаруживается вместе с её матерью и бабушкой: только через принятие женского начала становится возможным управляться со львом.

С фокусом на науке и прямолинейности в наш мужской век, попытка принять женское начало, как вынуждена сделать наша сновидица (даже в отрицательной форме воспоминаний о своей бабушке), ощущается подобной принятию тумана. Юнг говорит, что по мере старения у вас есть выбор оставаться в престижной психологии, напряжённо удерживая себя в верхнем слое, или опуститься прямо в туман и темноту долины, и тогда ваше сознание всенепременно станет значимо менее ясным, но одновременно шире и приносящим больше удовлетворения.

Один из обучающихся только что отметил, что этот лев здесь является одновременно Янем и Инем; это – мужская сторона, которая также содержит женскую. Да, это правда, хотя нужно быть осторожным, чтобы не запутаться. Психологическое утверждение никогда не является до конца истинным, если только вы не развернёте его в обратную сторону и не посмотрите с обратной стороны. В целом, стоит рассматривать льва как принцип Янь. Тем не менее, в алхимии мы увидим женский символизм, связанный со львом. Как в сказке, так и во сне преображение льва произошло без отрезания лап. А в алхимическом символизме мы обнаруживаем, что лапы льва и руки матери отрезают, и тем самым лев соотносится с женственностью. Я часто привожу утверждение Юнга, что мужчины преодолевают через убийство дракона, а женщины – через принятие страданий, но в полном процессе индивидуации, как для мужчины, так и для женщины, необходимо сделать и то, и другое. Постольку, поскольку человек может направить энергию льва в творчество, его влияние становится творческим вместо разрушения. Будет верным сказать, что творчество также должно быть использовано в окружающих отношениях. Только тогда лев станет чем-то таким, каким мы находим его в сказке, где он ведёт себя как пёс.

Да, как этот обучающийся только что сказал, лев, когда олицетворяет творчество, будет ассоциироваться с антропоморфностью. Но нам не следует забывать, что вся эмоциональность во сне – это нечто, что сновидица не осознаёт.

Во время перерыва один из слушателей отметил, что четыре главные функции представлены во сне. Там действительно четыре главных действующих лица: сновидица, мать, бабушка и лев. Можно сказать, что лев олицетворяет подчинённую функцию, которая всё ещё не осознана, в то время как другие имеют как минимум человеческие образы и представляют людей, которых она знает.

Для наших третьего и четвёртого классов символизма я предлагаю взять алхимический текст, и прочесть о роли льва в знаменитой «Кантилене» (Cantilena) английского алхимика сэра Джорджа Рипли (Sir George Ripley, 1415-90). (Юнг 1968, пар. 490-501) Вы вкратце знакомились с этим в работе «Психология и алхимия» в главе о Христе-Философском Камне (Lapis-Christus), но Юнг даёт гораздо больше подробностей в работе «Мистериум Коньюнктионис» (Mysterium Coniunctionis), где роль зелёного льва рассматривается подробно (Юнг 1970а, пар. 368ff) Поэтому я предлагаю перевести определённые отрывки, поскольку, скорее всего, английский перевод не появится в скором времени. Сначала я вкратце расскажу Вам о «Кантилене» (Cantilena).

Этот текст рассказывает историю о короле, который не может иметь детей и который заключил, что имеет defectus originalis (изначальный дефект), хотя считается, что его вырастили под крыльями солнца без каких-либо естественных телесных недостатков. Но он знает, что никогда не станет отцом, если не получит немедленной помощи. Он решает возвратиться в лоно своей матери и раствориться в prima materia (в первичном веществе). Королева-мать возрождает своего короля-сына в себе и во время её беременности ест плоть павлина и пьёт кровь зелёного льва, которую ей даёт Меркурий вместе с telium passionis (стрелой Купидона) в золотом вавилонском кубке. (Юнг 1970а, пар. 414)

Я хочу отвлечься на мгновение, чтобы обратить ваше внимание на то, что стрела Купидона здесь характеризует льва, олицетворяющего любовную страсть, и что упоминание вавилонского кубка отсылает нас к кубку в руках женщины в Апокалипсисе. Та женщина описана так:

…сидя на алом звере, который полон проклятий, семиглав и о десяти рогах. Женщина одета в пурпур и алое, и украшена золотом и драгоценными камнями и жемчугами, держит в руке золотой кубок, наполненный мерзостями и нечистотами её прелюбодеяний. И на челе её имя начертано, ТАЙНА, ВЕЛИКАЯ ВАВИЛОН, МАТЬ ШЛЮХ И МЕРЗОСТЕЙ МИРА. (Откровение Иоанна 17:3-6)

Великая блудница вавилонского кубка наводит на мысль, что мать короля, то есть Королева-Мать, не только ранена стрелой Купидона (которая также может олицетворять любовь более высокого порядка), но и что кровь льва в этом вавилонском кубке также олицетворяет страсть в её наиболее неодобряемых и предельных формах. В действительности, это второе рождение короля происходит на более глубоком и более тёмном уровне, чем первое.

Но лев здесь ассоциируется не только с сюжетом вавилонского блуда, - вместе с королевой, лев поднимает целиком проблему власти в любви. Когда явственно слышится страстный рык льва, любовь смешивается с тайным желанием поглотить. Когда ревность напрямую вмешивается в игру (потому что собственническая любовь всегда ревностна), очень сложно различить, правда ли дело касается любви, или присутствует только львиный импульс съесть так называемый объект любви и овладеть им. Ревность всегда собственническая, а суть любви – предоставить доверие и свободу. Как только присутствует желание доминировать и быть одним-единственным, любовь превращается в явление, граничащее с властью, если не переходящим эту границу.

Не только страсть, но и материнская любовь имеет такое же искушение. Матерям обычно тяжело даётся предоставление детям истинной свободы. Особенно тяжело для них не относиться к детям как к своей собственности, чтобы управлять… или поглотить. Отцы никоим образом не защищены от такой же первобытности. Вспомните историю из семинара о дикаре, который жалуется: «Вот идёт мой сын из моего тела, и всё же он не делает того, что я велю». Это – квинтэссенция подобной властной любви. Отцы могут позволять своей аниме причинять боль своим дочерям точно так же, как и женщины позволяют своему анимусу причинять боль сыновьям.

архетипы и символы
  class="castalia castalia-beige"