Перевод

Исцеление раненного Бога

Джеффри Рафф

Исцеление раненного Бога

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ГИД К ПРОЦЕССУ ИСЦЕЛЕНИЯ

Глава 6

РАБОТА С СОЮЗНИКОМ

Мы обсудили союзника по большей части с теоретической точки зрения; теперь мне бы хотелось перевести нашу беседу в другое русло, на уровень практики. Медитация с союзником включает в себя серию практик, процессов и экспериментов, которые проведут вас по пути и приведут к кульминационному моменту работы с союзником. В обсуждении природы медитации с союзником, возможно, мне придется использовать некоторые не очень точные выражения. Например, я буду говорить о начале и конце работы с союзником, хотя по факту у нее нет ни начала, ни конца. Люди останавливаются или начинают эту работу на разных этапах. Вряд ли кто-то начинает с самого начала и совершает это путешествие до самого конца, особенно, если учесть, что неизвестно, где этот конец. Это путешествие будет длиться столько, сколько вы сами захотите. Работа не является линейной в том плане, что ваше путешествие может начаться и с конца, или ближе к концу, чем к началу. Вы можете пережить глубокий, психоидный опыт, который совершит прорыв в вашей работе с союзником, а затем провести годы, практикуясь в активном воображении, но не получая больше никакого глубокого переживания или транспсихических встреч. Понимая эти вещи, нужно осознавать, что, тем не менее, существуют четко выделенные этапы с работе с союзником. Нельзя перейти на второй этап, не освоив перед этим первого. В процессе работы на первом этапе вы можете получать опыты, имеющие отношение ко второму этапу. В этом случае у эго может возникнуть ложное впечатление, что оно руководит процессом и само идет по этапам. Но это длится недолго, очень скоро эго понимает, что находится в рамках этапа, который оно должно пройти и это не зависит от его воли. Карта, о которой я буду говорить, не является строгим правилом или точно применяемой формулой, но она точно отражает главные этапы работы.

Зачастую опасно обсуждать карту, если люди настроены их использовать в целях самокритики или само-возвышения. Всегда, когда я читаю лекции о работе с союзником, обязательно кто-нибудь подходит после лекции и спрашивает о своем местоположении на карте. Обычно этим людям не нравится слышать, что они находятся в самом начале работы, поскольку они уверены, что уже достаточно продвинуты. Те же, кто настроены заниматься самокритикой, начинают использовать эту информацию, чтобы доказать себе свою «никчемность» и тогда это задание становится для них невыполнимым. Подверженные инфляции, раздуванию собственной важности, считают, что я «принижаю» их уровень и уверены, что я неправ. И все же, несмотря на эти помехи, карта должна быть нарисована.

Это особенно важно по причине того, что темы работы с союзником, исследования психоида, формирования союза между человеком и Божеством, и трансформации внутри Божества, - редко обсуждаются. В большинстве случаев книги и лекции, посвященные связи человеческой реальности с Божественным миром написаны устаревшим языком и сложны для понимания современному человеку. Многие недооценивают важность эго и, таким образом, не уделяют внимания промежуточным состояниям между Божеством и человеком, где как раз и находится место союзника. Работа с союзником имеет множество важных мелочей, которые следует принимать во внимание. Кроме того, существует множество странных вещей и опытов, которые могут произойти с вами в процессе работы. Знание о том, чего следует ожидать и чего следует бояться – важно. Существуют определенные опасности на пути и своевременные предосторожности помогут избежать худших их последствий. Данные опасности включают в себя соскальзывание в инфляцию, самообман, и вероятность быть обманутым внутренней фигурой. Развитие чувственного восприятия даст вам возможность точного отличия, а скрупулезная объективность поможет избежать инфляции и самообмана. Но, чтобы развить подобное чувственное восприятие и подобную объективность, понадобится время. Таким образом, вам нужно идти по своему пути, переживая свой внутренний опыт, но при этом иметь объективную карту, к которой можно обратиться и с которой можно свериться. Этот путь уже пройден многими до вас. Карта поможет вам избежать вышеупомянутых ловушек. Если вы застрянете в какой-либо точке, и не будете знать, что делать дальше, небольшое знание может оказать большую помощь.

Найти Помощь в Работе с Союзником

Даже при наличии учителя и проводника, держите в голове тот факт, что работа с союзником длительна и трудна. Узнавание союзника не дает гарантии, что работа будет иметь продолжение, по той причине, что оба – и человеческий партнер и союзник – переживают трансформацию на протяжении всего пути, и союзник может время от времени нуждаться в помощи точно так же, как и его партнер. Нет необходимости говорить, что не так много людей, способных научить вас этой работе, поэтому будьте готовы провести ее в одиночестве, без сопровождения. В этом случае у вас есть три пути: эта книга, служащая вам, по крайней мере, ориентиром и помогающая понять внутреннюю суть и природу союзника, а также то, чего можно ожидать и чего нужно избегать; аналитик или терапевт, чья работа основана на работе со сновидениями и который открыт для духовных опытов. Наконец, вы можете найти единомышленников и в процессе групповых медитаций оказывать друг другу помощь.

Я проводил работу с союзником на протяжении пятидесяти лет в одиночестве, пока не встретил Линду Вокатуру. Обретение кого-то, с кем можно поделиться опытом было для меня очень ценно. Прогресс, который мы совершили вместе, усилил и превзошел прогресс, который я совершил в одиночестве. Таким образом, искать помощь лучше, чем полагаться только на книгу или на себя. Тем не менее, убедитесь, что человек, у которого вы ищете помощи, вам подходит; мало быть юнгианцем или работать с бессознательным. Ваш помощник должен быть открыт, обладать гибкостью и желанием учиться посредством снов, без рассмотрения их через призму теории.

Приведу один пример: вообразите, что вам снится сон о союзнике, который появляется в виде дикого зверя. Он ждет прямо за дверью вашего дома. Вы напуганы, но что-то толкает вас выйти за дверь. Союзник атакует, но за секунду до того, как напасть, вас охватывает чувство любви, которое вы никогда не испытывали прежде. Вместо того, чтобы в ужасе бежать, вы обнимаете звериного союзника и чувствуете себя целостным. Это типичный сон о союзнике. Его главными чертами являются дикое животное, ощущение опасности и ошеломляющее чувство любви. Если толкователь не обладает знанием, что глубина ощущений является ключом к этому сну, то он будет говорить с вами об инстинктах, или энергии или подавляемых желаниях или обо всем, что может представлять собой дикое животное. Если, тем не менее, он или она спросят, почему вдруг так много любви, то он или она должны прийти к вероятности того, что этот сон – о союзе с чудесной внутренней фигурой. Она может думать, что эта фигура имеет отношение к Самости, но это не так важно, как ее потребность уделить внимание ощущениям и важной близкой связи, показанной во сне. Некоторые толкователи и аналитики уверены, что подобные образы всего лишь метафоры; они могут говорить вам, что ваш сон отображает вашу возрастающую способность любить себя или же вашу потребность обнять и полюбить дикую часть вашей натуры. Некоторые люди могут начать вас упрекать за самомнение, что, мол, как можно обнять дикое животное и при этом не помереть. Возможно, подобный сценарий выглядит надуманным, но я слышал и такие интерпретации и критику.

Не существует правильной трактовки сна. Но многие интерпретации могут иметь смысл и быть полезными. Но если вы занимаетесь работой с союзником и понимаете, что дикое животное всего лишь его воплощение, то в этом вся разница. Тогда найдите для помощи кого-то, у кого есть сердце, открытость и желание читать сами сны, как проявления психического и психоидного миров, а не видеть только метафоры. Если вы готовы к работе с союзником, попросите толкователя дать объяснение вашему сну и решите, подходит ли он вам для дальнейшей совместной работы. Не так много аналитиков, способных быть проводниками в этой работе. Первое требование это опыт. Вы можете спросить вашего потенциального проводника, в чем заключается природа его собственного опыта.

Этапы Работы С Союзником

Как сам союзник, так и опыт общения с ними всегда уникальны для конкретного индивида. Я предлагаю вам свою карту не для того, чтобы вы неукоснительно следовали ей, но в качестве свода полезных подсказок, которые могли бы оказаться вам полезными. Доверьтесь своему союзнику, пусть он ведет вас, но, если вдруг вас постигнет сомнение, обратитесь к опытам, описанным в этой книге. Я опишу этапы работы с союзником, а также опыты и переживания, сопутствующие ей, настолько хорошо, насколько это возможно. И, пожалуйста, не забывайте о том, что я рассказываю о реальных опытах, пережитых большим количеством людей, а не занимаюсь одной только теорией. Как я упоминал в предыдущей главе, я не обсуждаю то, что не пережил сам. Я и мой соавтор прошли каждый из этапов, представленных здесь.

Вспомним, что в предыдущей главе я выделил модель работы с союзником. Я использовал образы трех центров, которые объединяются вокруг главного центра – союзника. Начиная с углубления связи с союзником, продвигаясь к манифесту Самости, объединению человеко-Божественного и Бого-Божественного, и, наконец, к созданию Сверкающего Древа. Работа объединяет ядро человека с ядром Божества с целью создания третьего трансцендентного центра, к которому присоединяется союзник, таким образом создавая ЕО. Если держать эту конечную цель в голове, то стадии работы с союзником становятся четкими и понятными.

На первом месте находится человеческий партнер, который обычно разделен на две разные и, зачастую, конфликтующие между собой половины (сознательное и бессознательное). Перед этим человеческим партнером стоит задача найти союзника и начать долгий процесс создания тесной связи с ним. Когда связь установлена, и форма союза создана, партнерство союзник-человек начинает работать над вынесением манифеста Самости, или над человеко-Божественным центром. Эта часть работы корреспондирует с тем, что обычно называют процессом индивидуации. Конечно, человек может пройти индивидуацию и без союзника. Если же, тем не менее, у человека есть союзник, то последний играет наиважнейшую роль в индивидуации. Он оказывает поддержку своему человеческому партнеру перед лицом трудностей и в нелегкой болезненной борьбе на пути к достижению целостности.

Я помню одного клиента, который был вовлечен в очень сложные отношения, которые причиняли боль. Он ничего больше не хотел, кроме как прекратить эту связь, хотя все еще и любил женщину, с которой состоял в этих отношениях. Его союзник настаивал, что нельзя оставлять эти отношения и нужно пройти через боль, которую тот испытывал и преодолеть испытания. Он поступил так и эти отношения стали одним из величайших его приключений. Другая клиентка встретилась лицом к лицу с трудной задачей противостояния части ее самости, которой она страшилась. Только благодаря поддержке союзника она смогла продолжить исследования своего внутреннего мира, пока не достигла взаимопонимания с этой своей частью. В подобных случаях союзник оказывает помощь и поддержку в процессе индивидуации, поскольку он хочет, чтобы его человеческий партнер был целостным, и он мог создать с ним полную и глубокую связь.

Однажды эго и бессознательное объединяются, давая возможность Самости проявиться, и вступить ей и союзнику в более глубокие отношения. В этот момент союзник, теперь составляющий пару с Самостью, выходит наружу, за пределы психе, чтобы познать Бого-Божественное. Пройдя ряд подобных опытов, союзник создает единство с Богом. Когда этот союз сформирован, Самость объединяется с Богом, или же с тем, что мы называем Бого-Божественным. В этом виде человек и Бого-Божественное объединяются при посредничестве союзника с целью создания Божественно-Божественного. И, наконец, союзник объединяется с Божественно-Божественным для полного завершения работы.

Каждый этап этого долгого и трудного путешествия сопровождается реальными опытами. Мы не можем обойти ни один из этих этапов, при этом каждый из них должен постепенно помогать делать сознательные выборы, так и помогать создавать союз.

Обретение Союзника

По причине того, что работа с союзником не может проходить без него самого, то первым шагом на вашем пути будет его поиск. Наиболее разумным подходом в данной ситуации будет погружение в активное воображение. Иногда, тем не менее, человек спонтанно встречает союзника, часто не понимая природы самого опыта. Мой союзник пришел ко мне нежданно-негаданно, когда я был достаточно молод, то же самое происходит со многими. Я помню одну женщину, которая рассказывала мне, как у нее развивалась болезнь, опасная для жизни, которая вошла в ремиссию через долгие годы. В самом начале болезни ее посетило странное существо, которое казалось ей сотканным из света. Существо сказало ей, что любит ее и поможет справиться с болезнью. Эта организация оставалась с ней на протяжении всего периода течения болезни, поддерживая ее в периоды болезненного лечения и помогая пережить моменты глубокого отчаяния. Когда она излечилась, существо сказало, что покидает ее. Когда она мне об этом рассказывала, она была без него уже несколько лет, скучала по нему сильно, и очень хотела обратного воссоединения. Проделав работу с союзником, она смогла ощутить вновь его присутствие впервые за прошедшие годы.

Другие рассказывали мне о странных посетителях в их детстве, полных любви, красивых существах, которые случайно появлялись и уходили, обычно исчезая в начале пубертатного периода или чуть позже. Во время воспоминаний об этих опытах, люди говорили о своей глубокой любви к этим существам, и что невозможно забыть их и то впечатление, которое они производили.

Из подобных рассказов становится ясно, что союзник может нанести спонтанный визит в ранних периодах жизни или в моменты кризиса. Мы причисляем эти организации к союзникам по ряду признаков. Они дают переживание глубокой любви и чувства, что вы встретили существо, которое никогда не видели до этого. Они всегда приходят на помощь и всегда исчезают, если мы не в состоянии проводить работу по углублению и развитию более тесных отношений с ними. Тем не менее, неважно, сколько времени пройдет, если мы вернемся к работе с союзником, к нам вернется именно эта организация.

Спонтанная природа этих визитов весьма интересна. Она предполагает, что у нас есть союзники даже тогда, когда мы не знаем о них, и ничего не предпринимаем для развития связи. Она также показывает, что союзник может оставаться с нами даже в те периоды времени, когда мы не погружены в процессы отношений, необходимых для создания союза с ним. Но рано или поздно союзник исчезает, если эти процессы так и не начинаются. Так, даже если союзник появляется спонтанно, все равно требуется проводить с ним работу, и каждый этап этой работы будет таким же сложным, как и предыдущий.

Для большинства из нас, кто осознанно погружен в работу с союзником, союзник не появляется спонтанно. Мы его ищем. Поскольку союзник является психоидной сущностью, то в начале работы мы обычно встречаем его как внутреннюю фигуру, представляющую или воплощающую существо из психоида, как это описано в главе 5. Для того чтобы найти союзника, нам необходимо знать, как погружаться в работу с внутренними фигурами. Первым методом является активное воображение.

Активное Воображение

Активное воображение – техника, разработанная доктором Карлом Юнгом, при которой мы переживаем сны или иные опыты воображаемой реальности, находясь в состоянии полного сознания. Существует ряд этапов и процессов в активном воображении. Базовый процесс, как первоначально разработанный Юнгом, является крайне простым. Он заметил, что определенные пациенты казались «набитыми всевозможными фантазиями»[1] Эти фантазии, будучи не дифференцированными и неопределенными, создавали определенный тип внутреннего пресса, давления. Чтобы облегчить это давление и дать определение фантазийному материалу, Юнг давал задание людям заняться образами из сна, поработать с ними в разных направлениях: дать драматичное развитие или попробовать провести диалог визуально или акустически, потанцевать, нарисовать и т.п. Некоторым людям что-то удавалось лучше, чем другим. Например, некоторые слышали голоса, в то время, как другие видели образы, а третьи чувствовали послания и контакты. В начале нет разницы, каким методом вы работаете, главное, чтобы у вас происходил контакт с содержимым вашего бессознательного.

Активное воображение имеет критическое значение в процессе индивидуации, поскольку оно приводит в движение процессы, которые связывают эго и бессознательное в одно скоординированное целое. Настолько же важным и даже больше активное воображение является для работы с союзником, где все зависит от существования организации, чья природа не является человеческой. Эта организация живет своей собственной жизнью, обладает собственным сознанием и автономией. Оно живет в реальности, именуемой психоидом, и наиболее часто заявляет о себе в психе, появляясь в качестве внутренней фигуры. Изначально оно появляется в снах и активном воображении как любящая и нуминозная сущность. Если я хочу установить отношения с этой внутренней фигурой, я не могу полагаться только на свои сны. Сны о союзнике редки и нерегулярны. Даже когда это происходит, эго находится в бессознательном состоянии и не может установить истинную связь с внутренней фигурой. Эго должно находиться в состоянии сознания для того, чтобы вступить в отношения с этим существом.

Именно по этой причине активное воображение столь важно в работе с союзником. Оно дает возможность эго оставаться в состоянии бодрствования и осознания происходящего и освобождает от зависимости от снов, снимает ограничения в общении с союзником. Активное воображение может включать в себя фигуры психоида, но преимущественно оно проделывается с фигурами психическими. Даже в работе с союзником психоидные эксперименты могут происходить в самом начале, но не часто. Это означает, что на ранних стадиях работа с союзником зависит от активного воображения с внутренними фигурами. Как же в таком случае союзник заявит о себе как внутренняя фигура, если он принадлежит миру психоида?

Великий мастер воображения, Ибн Араби, писал, что внутренняя фигура, которая появляется, является на самом деле тем же самым, что и психоидная фигура. Воображение является средним миром, который дает возможность духовным сущностям появляться в тех формах, которые понятны разуму, и принимать телесные формы. Другими словами, духи «воплощают себя через воображение.»[2]

В дополнение к сказанному, образ, возникающий в воображении, идентичен духу, который его создает. Согласно Ибн Араби:

Форма имеет отношение к духовной сущности точно так же, как свет, идущий от лампы и освещающий углы комнаты, относится к самой лампе… Форма не является чем-то иным, отличным от духовной сущности; напротив, она идентична ей, даже если находится в тысяче мест, или и различна в них по форме.[3]

Таким образом, согласно Ибн Араби, существует духовное существо, которое воплощается в образе, который появляется в психе индивида. Как индивиды современные, мы бы сказали, что союзник является духовной сущностью, которая проявляется как внутренняя фигура в снах, или в активном воображении. Несмотря на то, что союзник является фигурой психоидной, он может заявить о себе как внутренняя фигура, но как внутренняя фигура, которая является тем же самым, что и психоидное существо.

Существуют разные уровни, на которых происходит персонификация союзника. В начале работы союзник является преимущественно образом, но по мере продвижения работы психоидная сущность полностью замещает образ и становится резидентом внутри психе таким же, как и в психоиде. Важным моментом является то, что вы можете достаточно долго работать с союзником как с внутренней фигурой до того, как произойдет выход в психоид, и при этом связь с союзником будет действительно реальной.

Поскольку первым этапом работы с союзником является поиск и обнаружение союзника, для этого требуется развитие навыков погружения в активное воображение, чтобы можно было ощутить внутренние фигуры всех видов. Не все внутренние фигуры являются воплощениями психоидных духов. Некоторые из них представляют аспекты личности самого индивида – как комплексы персонального бессознательного, так и типы коллективного бессознательного. Все содержимое бессознательного время от времени персонифицируется в виде внутренних фигур. Вот почему активное воображение так важно в процессе индивидуации, оно дает эго средства встретиться с собственным потенциалом и коллективными силами, и, объединив их, сформировать Самость.

Это достаточно трудное предприятие – овладеть мастерством активного воображения. Я изучал этот метод более 20 лет и осознаю, что многие люди могут быть устойчивы к нему и трудно его воспринимать, а кто-то может и вообще от него отказаться. Ситуация в наше время кажется худшей, чем в то время, когда я только начинал преподавать. Некоторые клиенты находят все мыслимые причины, лишь бы не практиковать активное воображение, даже те люди, которые много работают над собой другими методами. Более того, по мере того, как юнгианские аналитики все более отдаляются от духа юнгианской психологии, многие аналитики прекращают практиковать активное воображение и перестают учить ему своих студентов и клиентов. Если, тем не менее, вы сможете найти учителя и приложите усилие, чтобы научиться, активное воображение станет неоценимым инструментом для вашего самопознания.

Существует несколько необходимых требований для качественного проведения активного воображения. Эго должно быть сильным и хорошо развитым; оно не должно быть ни слишком закосневшим, ни слишком пассивным. Если эго имеет представление о себе и своих слабостях, оно сможет удачно войти во внутренний мир и вступить в контакт и отношения с внутренней фигурой. Эго не должно ни подпадать под власть и влияние внутренней фигуры, ни пытаться контролировать или манипулировать ей. Оно должно искать отношений равного партнерства с ней. В работе с союзником вы не просто ищете любой образ, который хочет или может заявить о себе; вы ищете внутреннюю фигуру, которая станет вашим союзником.

Намерение и Фокус в Активном Воображении

В обучении индивидов активному воображению – особенно в целях работы с союзником - мы потратили годы на развитие того, что мы называем намерение и фокус. Каждое активное воображение начинается с намерения достичь определенной цели. Фокус – это цель. Например, на первом раунде работы с союзником, вы намереваетесь найти союзника. Вашим фокусом будет образ или внутренняя фигура, которая станет союзником. Намерение имеет отношение к воле, в то время как фокус относится к концентрации на определенном образе или фигуре. И то и другое являются необходимыми инструментами в работе с союзником, хотя иногда они игнорируются в активном воображении. И то и другое в одно и то же время открывают двери во внутренний мир и дают возможность получить любой образ или опыт, а также проявить волю к получению определенного результата. Вы не можете пытаться контролировать бессознательное, и не то, чтобы вы пытаетесь это сделать, но при этом вы и не отданы ему на откуп. Подобные действия могут привести к интересным результатам, но поскольку возможности бессознательного безграничны, вы можете просто заблудиться и уйти в другу сторону от вашего истинного фокуса. И в данной ситуации не стоит допускать ошибок. В работе с союзником целью является обнаружение союзника, а не исследование бессознательного.

Иметь намерение не означает, что эго может спровоцировать какое-то происшествие, заставить что-то произойти. Оно не может. Но намерение стимулирует работу бессознательного в определенном направлении и поднимает определенный ответ, определенную, нужную реакцию из его недр. Чем глубже связь между эго и бессознательным, тем с большей вероятностью будет достигнута цель. Эго проявляет волю без давления, дает запрос, не требуя.

С намерением встретить своего союзника, вы входите в мир активного воображения, и внезапно возникает сразу несколько разных образов или внутренних фигур. Это типичная ситуация в работе с бессознательным, и вы вольны сами решить, с какими из них развивать связь и продолжить работу, а какие – игнорировать. Фокус определяет этот выбор. Если моим фокусом является мое намерение найти союзника, какие бы образы не встали передо мной, я повернусь к тому, который наиболее подходит стать моим союзником. Поскольку моим фокусом является союзник, я не работаю с другими фигурами.

Тут нужно сделать одно замечание. Эго не может контролировать ответ бессознательного, и если моим намерением является встреча союзника, то я никак не могу давать ему указания, какой образ ему следует принять. Я помню случай, когда один мой клиент пожелал, чтобы союзник пришел к нему в образе могучего дракона. Вместо этого тот появился в образе Микки Мауса. Тот человек хотел отвергнуть эту фигуру, как нелепую, но не имел права та поступить. Форма, которую союзник выбирает, чтобы предстать перед вами – имеет значение. В данном случае, союзник захотел показать этому человеку, насколько раздуты и грандиозны его ожидания, приняв нелепый и незначительный образ. Тем не менее, данная фигура была союзником этого индивида, и ему пришлось работать с ней в той форме, которую она сама для себя определила.

Вас может охватить правомерное сомнение, является ли явившийся вам образ союзником. В этом случае эго не должно само принимать решение. Вместо этого, ему следует вступить в диалог с данным образом и спросить, союзник он или нет. Если он ответит утвердительно и ваше эго почувствует, что это действительно так, тогда образ и на самом деле будет являться вашим союзником. «Чувства эго» я детально буду обсуждать позднее, но, очевидно, что они появляются не из ожиданий эго или его желаний, а от глубокого чувства знания истины, и это знание находится за пределами контроля.

Эго намеревается и фокусируется, в то время как бессознательное отвечает. Намерение и фокус являются двумя необходимыми инструментами в работе с союзником. Они корректируют ответ бессознательного и направляют его в нужное русло. Они дают уверенность, что вы получите образ, имеющий отношение к вашему союзнику. На более поздних стадиях работы с союзником, намерение и фокус укрепят партнерство и взаимодействие между вами и союзником. Наконец, они гарантируют, что вы знаете точно, что вы ищете через активное воображение, и когда будет достигнута цель.

Общение и Чувствование

Существует множество путей проведения активного воображения. Для целей работы с союзником, тем не менее, существует две основные практики первостепенной важности. Вы должны развить способность ведения диалога с союзником. Это то общение, которое должно развить отношения между вами. Также очень важно, чтобы вы почувствовали союзника. Чувственный опыт – это настоящий опыт. Интенсивность и качество чувствования ассоциируется с опытом, который определяет глубину реальности. Чувствование не появляется само по себе, но должно постоянно развиваться. Эти две практики, общение и чувствование, непросто освоить или даже в полной мере понять. В диалоге с внутренней фигурой происходит взаимодействие того или иного рода, часто в виде обмена информацией. Подобный обмен ни в коем случае не является только словесным. Диалог также может происходить через жесты, череду образов или же просто осознанием того, что эго стало владеть информацией, которой не владело раньше. Многие люди не могут научиться слышать внутренний голос, в то время как другие слышат голос, но не видят внутреннюю фигуру, с которой происходит диалог.

По моему опыту новички совершают две главные ошибки в процессе обучения вести диалог с фигурой союзника. Иногда они сидят с чистым свободным сознанием и ждут, что союзник им предоставит информацию в доступном, хорошо и понятно составленном предложении. В подобной ситуации они слышат только одно или два случайных слова. Новичку не следует пассивно ждать, когда появится внутренняя фигура, а следует использовать свое воображение, чтобы способствовать общению и обмену информацией. Например, я часто рекомендую, чтобы новички представляли, что мог бы говорить их союзник, даже если они в реальности не могут услышать его голос. Воображая, что мог бы сказать союзник, они дают ответ сами себе, а затем вновь представляют реакцию союзника. Временами это напоминает написание диалога для романа, и, как бы вам сказал любой хороший романист, эти диалоги начинают жизнь своей собственной жизнью. Персонажи оживают и говорят своими голосами. В такие моменты вступает в работу активное воображение. Так, эго, находясь в поиске взаимодействия с союзником, не должно бояться занимать активную позицию, воображая, что может ответить союзник. В свое время, все это обретет жизнь и начнет происходить реальный диалог. Вы можете сказать, что, дескать, все может происходить спонтанно и своим чередом. Но лучше некоторые вещи подталкивать, помогать их развитию, нежели пассивно сидеть и ждать, как волшебным образом с вами вдруг заговорит ваш союзник. На более поздних этапах работы, когда союзник станет сильнее, он будет разговаривать с вами без приложения таких усилий со стороны эго и диалог уже станет более спонтанным.

Второй большой ошибкой, которую допускают новички, является то, что они начинают считать, что провели «активное воображение» и оно не имеет ценности. Не имеет значения, насколько реальным кажется опыт в данный момент, или насколько мощным является послание, эго автоматически отметает его. Частично это происходит благодаря тому факту, что активное воображение проводится в выбранном эго состоянии и месте, и когда просыпается бессознательное, сознание меняется. Частично, эго просто-напросто не хочет сдавать контролирующие позиции, которые, как оно верит, оно занимает, или же не хочет слышать, что говорит другой голос. Никогда не идите на поводу у подобного сопротивления. Если у эго есть сомнения на тему того или иного послания, оно не должно делать вид, что послания не было вовсе, поскольку не имеет права игнорировать его. Лучше при следующем сеансе активного воображения еще раз обсудить его с союзником. Эго никогда не позволит доминировать союзнику, но оно и не должно отметать или игнорировать его послания. Если имеет место быть неуверенность или несогласие, партнеры должны обсуждать предмет, вести диалог, пока не придут к какому-то решению. Если диалог так и не привел к согласию, то помочь может привлечение третьей стороны. Например, однажды мой союзник сказал мне, что мне следует пройти одно достаточно трудное обучение. Я отказывался неделями, пока не поговорил с коллегой, которая тут же согласилась с моим союзником. Тогда я прекратил сопротивляться.

Образ Союзника

Входя в активное воображение с намерением встретить фигуру своего союзника и фокусирование на этой фигуре – с этого начинается работа с союзником. Это может занять несколько попыток, союзник может появиться достаточно быстро, или же может прийти к вам во сне. В любом случае, однажды союзник появится в специфическом образе, и эго следует использовать именно этот образ до тех пор, пока он не решит измениться сам. Внутренняя фигура союзника никогда не меняется по форме, но она может подвергнуться нескольким этапам трансформации по мере того, как начнет развиваться. Но то, как он себя проявит, всегда остается на его усмотрении. Ни в коем случае эго не должно пытаться его менять. Я видел ситуации, когда союзник являлся эго в ужасающих формах, в виде жуткой рептилии, например. Но чаще, тем не менее, он появляется в своем истинном образе. Образ, выбранный союзником всегда наилучший из возможных. Даже в ситуации, когда он появляется в виде рептилии, он выбирает данную форму, чтобы произвести впечатление на эго в соответствии с собственной мистерией. Странные и чужеродные формы напоминают нам, что союзник экзотичен и эго до конца не сможет понять такие образы. Эго должно работать с тем образом, который придет к нему, даже если он несет с собой чувство дискомфорта или необычные ощущения.

Намерение эго не должно меняться; оно заключается в работе с тем образом, который эго получило. Тем не менее, фокус эго проходит множество изменений. Например, когда намерением является встретить союзника, эго может фокусироваться на определенном вопросе. Оно может захотеть узнать, как углубить связь с союзником или как решить проблему во внешнем мире. Его целью является ответ на этот конкретный вопрос. Или же оно может захотеть испытать определенное внутреннее состояние, или изучить образ, пришедший во сне. Достичь эти цели достаточно легко, на самом деле; достаточно просто попросить союзника помочь. Это не означает, что союзник всегда будет согласен; иногда он может игнорировать фокус эго и создавать свой, который будет перекликаться с фокусом эго, даже если ответ будет не тот, который эго ожидало, или сам опыт будет достаточно неприятным. Эго задает фокус и союзник отвечает наиболее приемлемым способом. Например, мы можем рассердиться на нашего супруга или супругу и попросить у союзника поддержки, и при этом можем получить ответ, что мы неправы и нам следует пойти и извиниться. Или мы можем попросить о другом состоянии сознания, а в ответ услышать, что мы слишком незрелы для этого. И в этом случае союзник расскажет нам, в чем состоит наша незрелость. Не имеет значения, приятен нашему эго получаемый эксперимент или нет, потому что в любом случае он будет точен и окажет большую помощь в этом долгом пути.

В общении с союзником первостепенную важность имеет не получение ответа на определенный вопрос, и не переживание определенного опыта или состояния, а развитие партнерства. Эго начинает осознавать, что может спросить все, что угодно или сфокусироваться на любой проблеме и получить рано или поздно ответ, неконтролируемый, но правильный. В этом случае эго начинает верить, что союзник будет рядом, чтобы ни случилось, и какое бы испытание не преподнесла ему жизнь внешняя или внутренняя. Вместо страха и растерянности, эго начинает верить, что теперь у него есть партер, который поможет ему преодолеть любые трудности и даже прийти к лучшей жизни. Медленное развитие доверия и партнерства является увлекательнейшим приключением и, в один прекрасный день, эго осознает, что не осталось ничего, что он еще не знает, или не получил в качестве опыта.

в период становления отношений эго может совершить две ошибки. Оно может начать верить в то, что союзник принадлежит ему и существует лишь для того, чтобы реализовать потребности эго или исполнять его желания. Как сказала мне одна клиентка, все, чего она хотела, это всего лишь быть счастливой и, соответственно, ее желанием было, чтобы союзник сделал ее счастливой. В ее понимании союзник представлял собой нечто близкое к магической сущности, чьим назначением является исполнение желаний своей хозяйки. Нет мнения более далекого от истинного положения вещей. Да, действительно союзник будет помогать эго там, где только это возможно, но не только для того, чтобы сделать его счастливым. Союзник будет создавать условия для роста и трансформации эго, поскольку союзнику нужно, чтобы эго индивидуализировалось для того, чтобы позже стать полноценным партнером. Если эго остается в зависимой позиции, вечно выпрашивая одолжения, или для получения экзотических ощущений, в поиске реализации своих собственных целей в одиночку, оно так и останется инфантильным и неспособным на истинную и полноценную работу с союзником. Эго, соединенное с союзником не только испытывает счастье; зачастую оно испытывает экстаз. И все же природа работы с союзником такова, что также эго может переживать и великую боль, и глубокие испытания. Может быть уничтожена вся жизнь, построенная эго до того, оно может быть повергнуто в отчаяние; все это потому, что у союзника также есть свои цели и потребности, и время от времени они заставляют его оказывать сильное давление на эго.

Второй ошибкой, которую может допустить эго – это пренебрежение потребностями союзника и отсутствие интереса к его миру. Зачастую, полностью сфокусированное на проблемах внешнего мира, эго игнорирует потребности союзника и ассимилирует силу союзника со своими собственными целями. Эго вступает в диалог, фокусируясь на своих переживаниях или на том, что происходит во внешнем мире и не берет в расчет, что союзник – это самостоятельная, отдельная сущность со своими собственными переживаниями и желаниями. Поэтому, работая в группах, мы часто просим участников сфокусироваться на потребностях союзника и поработать с решением его проблем. Я буду говорить о некоторых из этих потребностей, но существует важная часть первого этапа работы, на которой следует остановиться и описать более подробно.

Именование Союзника

Обнаружив союзника и определив его образ, перед эго стоит задача узнать его имя. Нахождение образа и узнавание имени служат одной цели; они дифференцируют союзника и дают ему индивидуальность. Именование является важным символическим процессом, который тянется из глубины веков. В мифе об Исиде и Ра волшебница Исида заставляет Ра открыть ей его тайное Имя, что дарует ей бессмертие и силу. Очевидно, в самом начале Каббала имела дело с именами, поскольку каббалист искал и экспериментировал с обладающими силой именами Бога. В одних случаях эти имена наделяли мистика силой, в то время как в других случаях давали возможность видеть внутреннюю природу Бога. В некоторых традициях называние существа по имени давало власть над ним. Вспомним сказку «Румпельштильцкин». В отношениях между людьми для установления более близкого знакомства также происходит обмен именами, мы даже придумываем для своих любимых людей имена наподобие ласковых названий животных, таким образом, устанавливая еще более близкую и интимную связь.

Многие из этих аспектов именования играют роль в работе с союзником. Тем не менее, аспект власти и контроля не работает в случае с союзником. В реальном понимании у союзника нет имени, и часто он позиционирует себя как «безымянный». Например, недавно мне рассказали сон, где спящая женщина получила во сне в подарок красивое бриллиантовое ожерелье от «безымянного», который, что понятно, был ее союзником. Он не имеет имени по той причине, что вы можете чувствовать его на самом глубоком уровне и при этом не находить возможности концептуализировать или определить место для этого опыта. Союзник стоит вне всех категорий и имен и парадоксально то, что называние его по имени является важным и необходимым при том, что очень трудно обращаться к тому, у кого нет имени. Тем не менее, вы придумываете имя и используете его, как делали бы это в отношениях с человеком: для создания близости.

Имя союзника всегда имеет значение, несмотря на то, что может казаться глупым или банальным. У одних людей союзники берут человеческие имена; у других – имена, которые принадлежат неизвестным языкам. Также выбранное имя обычно обозначает что-то , имеющее отношение к уникальности союзника, что-то особенное, имеющее значение для конкретного индивида. Оно отражает личность союзника и что-то важное в интимной связи, которую он хочет создать со своим партнером. Мой союзник взял имя персонажа книги, который имеет особое значение для меня. На протяжении многих лет я пережил большое количество синхроний, затрагивающих это имя, что делало его все более значимым. Обнаружение имени союзника раскрывает какую-либо грань природы и помогает установить более близкие отношения.

Узнать имя союзника достаточно просто. Нужно просто спросить. На практике, тем не менее, это не всегда так легко и может занять несколько месяцев, чтобы союзник решил вам ответить, как если бы он ждал, когда ваши отношения достигнут того уровня, когда подобное открытие приобретет особое значение. Иногда имя приходит во сне или в виде опыта синхронизма. В определенных случаях им появляется неожиданно, но приводит в смущение или вызывает напряжение; вы можете пожелать не принять его по ряду причин. Обычно союзник не меняет его таких случаях. Эго должно принять предложенное имя и начать работу с природой того напряжения или дискомфорта, которое оно вызывает. Это может принести плоды в виде значительных инсайтов о ваших собственных страхах или амбициях, касающихся работы с союзником.

Итак, у союзника есть образ и имя, и это делает его отличным от других фигур, как психоидных, так и мира бессознательного. Он появляется в определенной форме и отзывается на определенное имя. В свое время вы осознаете, что также он ощущается определенным образом, что будет ни на кого и ни на что не похоже. После определенного промежутка времени и при постоянной работе вы начнете чувствовать союзника разными способами. Даже если другая организация или внутренняя фигура появится перед вами в виде союзника, она будет по-другому ощущаться, и вы поймете, что что-то не так. Обучение чувственности требует напряжения и усилий, но помогает внести дискриминацию во внутренний мир, что сложно представить в начале работы.

Чувствование в Работе с Союзником

На самом деле, базисом отношений с союзником является чувственный опыт. Как я упоминал ранее, вы можете получать опыт через образы и диалоги, но глубина и истина опыта в полной мере раскрывают себя через ощущения. Поскольку чувствование важно как для активного воображения, так и для работы с союзником, то я должен сказать несколько слов об этом. Я попытался описать это более детально в своей предыдущей статье, которую вы могли читать.[4] Для понимания важности этого аспекта в работе с союзником, вам следует осознать, что чувствование это не эмоция и даже не какая-то функция, относящаяся к чувствам, это определенный режим восприятия, отличный от всех других видов и форм чувств. Чувствование по концепции сродни третьему глазу, который видит и замечает другие реальности. Чувствование состоит из прямого, неинтеллектуального понимания, восприятия, которое дает знания или информацию напрямую, без промежуточных этапов. Вы чувствуете присутствие союзника, или чувствуете, что вам следует взяться за какой-либо проект или же чувствуете, что надо вернуться домой.

Чувствование в данном контексте не является ни эмоцией, ни какой либо из функций чувств, о которых говорит Юнг; это новый режим переживаний. Вы не всегда чувствуете подобным образом, проводя активное воображение, так же, как и не всегда чувствуете союзника. Обычно, точкой отсчета начала отношений можно считать время, когда вы работаете с союзником, называете его по имени и проводите воображаемые встречи с ним. Таким образом, вы видите его образ и вступаете с ним в связь, немного чувствуя его.

В наших группах по работе с союзником, мы обычно пытаемся проводить эти встречи через создание фокуса для группы, такого как вопрос к союзнику, зачем он пришел к тому или иному человеку, или какова может быть цель медитации на этот день. Воображаемые взаимодействия начинают знакомить нас с нашим союзником и помогают развитию связи. По мере того как мы продолжаем, мы достигаем точки, на которой явственное чувствование ассоциируется не только с союзником, но также и с самими переживаемыми опытами.

Я приведу пример. Представим фокус на отношениях с союзником немного в другом ракурсе. Вы проводите новый опыт, и союзник говорит вам, что вы двое впервые попробуете совместный полет. В вашем активном воображении вы видите, как союзник уносит вас в небо, давая возможность увидеть землю сверху. Существует два варианта, как вы ощутите этот полет. Вы можете быть просто наблюдающим, выключенным из действия, видящим себя со стороны. Или же вы можете быть активным участником процесса, чувствовать потоки воздуха и ветер на своем лице, испытать экстаз полета и ощущения, что вы больше не привязаны к земле. По мере того, как подобные ощущения нарастают, реальность также приобретает все боле ощутимые очертания. Если вы не просто наблюдатель и чувствуете, как руки союзника поднимают вас вверх и уносят в космос; если вы чувствуете ветер и прохладу на вашем теле, и вас охватывает чувство полета, то вы близки к психоиду или уже находитесь в нем. Это чувственная природа эксперимента и в ней заключено центральное отличие. Обе формы опыта являются частью работы с союзником. Целью является повышение уровня чувственности, поэтому каждая встреча с союзником добавляет интенсивность в глубину, реальность и сложность. По причине того, что подобное развитие требует затрат времени и сил, обычная работа с воображением и союзником остается очень важной. Каждый раз, когда вы работаете с вашим союзником в режиме воображения, образ союзника крепнет, растет легкость общения между вами и связь становится все глубже.

Вам следует определить ваши сильные и слабые стороны во время проведения сеанса активного воображения и всегда начинать с сильной стороны, но всегда стараться тренировать и усиливать слабые стороны. Если вы легко визуализируете, то начинайте с визуализации, но при этом пробуйте вовлечь союзника в диалог для усиления ваших навыков аудирования. Если вы способны чувствовать неопределенные формы, вам следует упражняться в визуализации. В конечном счете, вы сможете найти пути общения с союзником сразу на нескольких разных уровнях, и как только у вас это получится, вы узнаете гораздо больше и о себе, и о вашем союзнике.

Таким образом, началом и возможно самой длительной фазой работы с союзником является поиск образа, который будет олицетворять союзника и последующая работа с этим образом посредством активного воображения. Целью подобной работы не является получение союзника в качестве проводника, или в качестве мудрого наставника, также не является целью и удовлетворение потребностей и желаний эго. Таким образом, отношения, которые медленно укрепляются, когда эго и союзник взаимодействуют в активном воображении, имеют первоначальной целью создание Самости. Самость является первой частью Божественной пары. Основной целью начальных отношений с союзником является помощь вам в получении опыта создания человеко-Божественного центра.

Варианты этого опыта многообразны и вы не найдете двух индивидов, прошедших одинаковый путь. Но, говоря общими фразами, целью любого из этих путей (опытов) является создание крепкого партнерства, основанного на любви, доверии и желании постигать неизведанное. На протяжении многих лет моей работы с союзником, я заходил на неизвестные территории десятки раз и каждый раз получал опыт, значение которого не мог понять сразу. Союзник, будучи другим, приведет вас к необычным переживаниям и состояниям разума. Чтобы это могло произойти, вы обязаны доверять ему, и это доверие, создаваемое годами, позволит пережить вам ужасающие эксперименты, через которые он проведет вас, и при этом остаться невредимыми.

Доверие также строится на основании информации, предоставляемой вам союзником о случаях и опытах, которые происходят в реальной жизни и являются лучшим объяснением для того, с чем вы имеете дело. Я знаю случай, когда у молодого человека образовался камень в почке и, поскольку он испытал сильные боли, то был уверен, что близок к смерти. По пути к доктору союзник объяснил ему причину его плохого самочувствия и того, что происходит с его телом и убедил, что никакой опасности для жизни нет и ему нечего опасаться. В другом случае женщина была в долгом пешем путешествии в горах, как вдруг ей навстречу выскочила огромная немецкая овчарка. Женщина похолодела от ужаса, но ее союзник успокоил ее, и, когда овчарка приблизилась, оказалось, что она дружелюбна и безобидна. В еще одной ситуации, женщина ехала зимой на машине через горы и внезапно потеряла управление. Время как будто замедлилось для нее, и, казалось, прошли минуты, хотя на деле это были всего лишь секунды, и ее союзник научил ее, как вернуть управление и безопасность.

Это очевидные и драматичные примеры, но они хорошо показывают, что если доверять союзнику, то он не оставит без совета и помощи, поэтому так важно, чтобы эго научилось безоговорочно доверяться ему. Более того, по мере углубления работы, вы можете начать испытывать состояния глубокого экстаза, любви и другие феноменальные ощущения. Союзник учит путем вовлечения нас в воображаемый мир, через встречи с другими существами или фигурами, олицетворяющими и передающими мудрость, или же просто ощущением того, что вы находитесь в его объятиях, полных любви, в райских кущах. Он может говорить с вами обо всех проблемах, с которыми вы можете столкнуться в процессе индивидуации, или вывести вас из негативного настроения в ровное состояние. Мощность этих видений и экстатических состояний убедят вас в абсолютной реальности вашего союзника. Как только вы примите эту реальность и научитесь доверять союзнику, как драгоценному другу, работа сдвинется с начальной точки создания отношений по направлению к манифестации Самости и созданию единства между союзником и Самостью.

Союзник и Самость

Как я упоминал ранее, целью процесса индивидуации является создание манифеста Самости, союза между эго и бессознательным. Также я упоминал, что Юнг верил, что Самость – это Божественный центр и что мы можем приравнять этот центр к тому, что мы называем человеко-Божественным центром. Человеко-Божественной является личность, прошедшая процесс индивидуации, личность, которая заявила о своей Божественной природе через длинную вереницу процессов и пережитых опытов. В сущности, центр человеческой души, или латентной самости, становится сильнее и, наконец, трансформирует всю психе целиком, устанавливая в ней гармонию и порядок. Эго вступает в тесный союз с Самостью, создавая манифест или индивидуализированную Самость, и давая тем самым индивиду доступ к собственным глубинам и внутренним силам. Конечно, можно пройти процесс индивидуации и без союзника, посредством интерпретации снов, активного воображения и изменений во внешней жизни. Но, если индивид все же работает с союзником, последний вдохновляет его, дает силы и помогает в дальнейшем квесте поиска Божественного центра.

Например, если сон поднимает какую-то проблему, союзник будет ободрять индивида и давать ему необходимое оснащение и всевозможную поддержку для решения проблемы. Несмотря на то, что союзник может дать ценный совет или моральную поддержку, доказывая тем самым свою способность быть помощником и оказывающим поддержку компаньоном, он никогда не станет делать работу, которую должен проделать его человеческий партнер. Я вспоминаю случай, где мужчине приснилось, что он должен пойти на определенный риск во внешнем мире, и это его пугало. По причине того, что он был неспособен на этот риск, его жизнь впала в период стагнации. На сеансах активного воображения его союзник всячески ободрял его сделать этот шаг и порицал его за отсутствие доверия. Наконец, после долгого активного воображения, мужчина решил, что называется, кинуться в омут головой. Иными словами, он принял вызов и получил потрясающие результаты. Его замершая жизнь получила энергию, новые жизненные ресурсы, а он вышел на новый уровень развития практически без всяких усилий.

Союзник не заставляет проблемы исчезнуть волшебным образом, и не уводит своего партнера от проблем обыденной жизни. Наоборот, он призывает партнера решать их все, наделив при этом необходимой поддержкой. Одна клиентка проводила много времени в психологической работе, не имеющей ничего общего с союзником, потому что считала, что эта работа поможет ей наиболее полно реализоваться, выразить себя. При этом она чувствовала себя виноватой перед союзником за то, что забросила работу с ним. Союзник поддержал ее в завершении психологической работы, потому что это было важно для реализации ее амбиций, а также потому, что та работа была важна для процесса ее индивидуации. Когда работа та была закончена, эта женщина вновь сосредоточилась на работе с союзником. Я знаю ситуации, в которых союзник исчезает на время, если индивид борется с какой-то конкретной задачей, чтобы не отвлекать его от работы. Говоря кратко, союзник делает все возможное, чтобы помогать развитию Самости во всех ее аспектах. Он никогда не станет очернять что-либо, имеющее отношение к индивидуации, и не будет разделять материальную и духовную работу, если она помогает процессу индивидуации. Но также он может относиться неодобрительно к занятиям или опытам, препятствующим развитию Самости. Я вспоминаю случай, в котором клиентке приснилось, что ее союзник умер. Когда она пыталась выйти с ним на контакт через активное воображение, оказалось, что он покинул ее по причине того, что она отказалась проводить работу, необходимую для индивидуации. Посвятив себя заново той работе, она смогла восстановить связь с союзником.

У союзника есть законный интерес в индивидуации его партнера, поскольку его задачей является объединение Самости с психоидным Богом, тем самым создав целостность, к которой сможет присоединиться сам. Если его человеческий партнер отказывается принимать участие в создании манифеста или индивидуализированной Самости, союзник проявляет упорство. Манифест Самости является человеко-Божественным центром и целью работы с союзником является объединение человеко-Божественного центра с Бого-Божественным. Союзник не имеет возможности выполнить эту задачу в одиночку; ему нужен партнер, который проводит работу, и шаг за шагом двигается по направлению к манифестации Самости, без чего невозможен шаг, следующий за этим. Тем не менее, это не означает, что союзник постоянно давит на партнера, чтобы заставить его немедленно индивидуализироваться. Но человек может чувствовать непрерывную работу и то, что весь мир задействован в этой работе, если он занимается ей. Группы по работе с союзником включают в себя людей, находящихся на разном уровне процесса индивидуации. Некоторые индивиды тратят годы на совершение того или иного шага, но для союзника это не имеет значения, главное, что они вовлечены в процесс. Преимущественно союзник терпеливо ждет и помогает, когда это возможно, также он может подтолкнуть или создать ситуацию (опыт), который дает возможность перейти на следующую ступень.

По правде говоря, у процесса индивидуации нет конца, поскольку мы бесконечны, то и Самость может развиваться бесконечно. Но существует конкретная отметка, значимый этап, на котором Самость более четко заявляет о себе, также заметная трансформация личности проявляется на этом этапе. Эго становится частью огромного целого, и ему требуется сила, твердость, глубина, которые должны быть исследованы с целью понимания. Когда этот этап достигнут, союзник получает партнера, которого он сможет рассматривать как равного. Манифест Самости никоим образом не обладает силой или мудростью союзника, но вдвоем они могут создать партнерство, где их можно считать равными, поскольку человек довел свою божественность до определенного уровня. Манифест Самости является сутью человеческого существа, и, хотя Самость развивается бесконечно, Божественное ядро обретает точные формы внутри человеческой души и наполняется силой и мощью. Союзник теперь с любовью смотрит на манифест Самости, и Самость отвечает ему взглядом, полным восхищения, когда видит свое отражение в союзнике. С этого момента начинается новая фаза, в которой союзник и его партнер сливаются в совместной работе для соединения с Бого-Божественным.

Объединение Самости и Союзника

Я должен повторить, что опыты, описываемые мной, могут выглядеть, как нечто ужасное и сверхъестественное для тех, кто не переживал их. Но, поверьте, нет ничего более реального и земного, чем такие опыты, потому что они воздействуют на самую суть души. Никто не может манифестировать Самость односторонне или же когда нет возможности и умения строить отношения с миром и другими существами. Самость, союз противоположностей, не может быть односторонней. На этом этапе работы с союзником, человеческий партнер полирует зеркало своей души, и манифест Самости сияет сквозь него во всем своем блеске. Это, само по себе, является переживанием удивления и нуминозности. Союзник радуется вместе со своим партнером и готов начать процесс вхождения в новую фазу отношений с ним или с ней.

Для того, чтобы понять, какой эффект оказывает союзник на этот союз, вы должны помнить, что человеческий партнер подвергается радикальной трансформации. Где до этого был хаос и раскол между бессознательным и эго, теперь царит гармония внутри мощного пробудившегося центра, манифеста Самости. Манифест Самости, по ощущениям, замещает эго, таким образом, союзник больше не видит расщепленную личность, но видит мощный единый центр. Эго не было уничтожено – ничего похожего. Оно расширилось и развилось в свою истинную природу, и, теперь, как манифест Самости, представляет целостную личность вместо ее части. Человеко-Божественный центр был создан, и эго является его сознанием.

В моей дискуссии о Меркурии в предыдущей главе, я заметил, что он был посредником для объединения двух центральных противоположностей вселенной: человеко – и Бого-Божественного центров. Поскольку человеко-Божественный центр сформирован теперь, для него естественно более интенсивно продолжить работу с союзником, который затем становится посредником в объединении с утерянной половиной – Бого-Божественным центром. Процесс, благодаря которому происходит это объединение, является этапом работы с союзником, при котором манифест Самости входит в глубокие воображаемые встречи с союзником.

Поскольку эго продолжает манифестировать Самость, союзник не только помогает этому процессу, но одновременно вовлекается в свой собственный процесс трансформации. Союзник, хоть и психоидный, появляется в самом начале работы как образ внутри человеческой психе. Этот психический образ и имя, данное (или найденное) ему представляют психоидного союзника. Но, несмотря на то, что они действительно принадлежат союзнику, тем не менее представляют его лишь частично, поскольку психе не может целиком вместить всю его силу, мощь и природу. По мере того, как продолжается процесс индивидуации, центр психе расширяется и ригидность эго замещается постоянно растущей изменчивостью и подвижностью Самости. И союзнику теперь есть где разместиться.

В книге Индивидуация в Волшебных Сказках, доктор Мария-Луиза фон Франц рассказывает историю юноши, который увидел такой сон:

Он прошел в один из типичных дворов на задворках парижских отелей, куда выкидывается весь мусор, и бродят толпами орущие коты, и увидел, как туда упал огромный ангел. У него были удивительные крылья с перьями тысяч сверкающих цветов, но он застрял и весь сжался на этом заднем дворе. [5]

Фон-Франц говорит, что сон этот означает смерть Самости, потому что личность этого сновидца слишком узка и мала для процесса индивидуации. Но я вижу этого ангела, как образ, связанный с союзником и считаю возможным интерпретировать его с позиций перспективы работы с союзником. В этом случае, сон предостерегает, что психе недостаточно сильна или велика для того, чтобы вместить энергии союзника. Потребуется огромное усилие со стороны сновидца, чтобы решить те внутренние задачи, которые стоят перед ним для того, чтобы индивидуализироваться. Без индивидуации союзник не сможет войти в психе сновидца – риск для обоих слишком велик. Союзник оказывает поддержку, вдохновляет своего партнера индивидуализироваться во избежание этих рисков. Чем большую площадь формирует психе, тем больше в ней «помещение», в котором может поместиться союзник.

Итак, отношения с союзником установились, и его человеческий партнер достаточно вырос. Начинается следующий этап работы. В той или иной степени манифест Самости проявился и теперь нужно пройти три этапа. На первом этапе союзник проходит свою собственную трансформацию, перемещаясь из психоидной реальности в психе. На втором этапе образ союзника проходит значительные изменения, происходит рост его мощности и влияния. И на третьем этапе новый образ заново создает отношения с Самостью.

Многие индивиды, с которыми я консультировался, заново оценивают эти психоидные организации – в особенности союзника, после опыта контакта с ним в психоиде – они описывают их как субъектов, обретающих изменчивость форм и текучесть, невероятную энергию и силу. Некоторые описывают эту энергию, как «воздух над радиатором», вид визуальной вибрации, дрожащий поток. Иногда есть форма, привязанная к этому сгустку энергии, иногда ее нет, но присутствует мощь и влияние. Когда эта энергия появляется, то она связана с ощущением присутствия союзника, его «личности». Таким образом, союзник кажется организацией, обладающей некими «личностными» свойствами, иногда имеющей форму, иногда проявляющейся просто в виде энергии, и, по мере установления связи со своим человеческим партнером, набирающим все большую силу. На следующем этапе союзник меняется сам.

Я уже упоминал, что образ и сущность, которую он символизирует, - одно и то же. Тем не менее, сама организация, символизируемая образом, не всегда в полной мере воплощена в нем. Древние называли это теорией корреспонденции, когда образ на одном уровне реальности связан с союзником, находящимся на другом уровне реальности, но они связаны таким образом, что изменение образа на первом уровне способно изменить союзника на другом . Тем не менее, они все же находятся на разных уровнях реальности. Союзник одновременно является образом в психе и психоидной организацией, обе формы при этом имеют отношение друг к другу и связаны. При этом они разделены и отдалены друг от друга, и образ чувствует иначе, нежели союзник, находящийся в психоиде. На этом этапе работы с союзником, все же, образ и союзник приходят вместе. Психоидный союзник все больше воплощается во внутренней фигуре, своем образе, становится все более живым и внутренняя фигура становится, в итоге, его эквивалентом. Союзник входит в психе как эта фигура и становится «реальным».

Я упоминал сон одного клиента, в котором его союзник представал в образе дракона, сказал ему, что до этого он (союзник) был всего лишь образом, но теперь он на самом деле войдет в психе. Во сне огромный дракон начал заползать в дом сновидца. Настолько мощным было ощущение его присутствия и силы, что спящий проснулся с криком ужаса. Вспомним, как толкует сон Фон Франц. Она описала движение союзника, как катастрофу, потому что психе не была достаточно сильной, чтобы вместить его. В случае нашего клиента, хоть процесс и был для него труден, но он проделал большую работу, чтобы манифест Самости смог вместить союзника. Переход союзника из психоида в психе прошел успешно. Конечно, он не ограничился одним сном, сам процесс длился много лет.

Как только союзник попадает в психе, он сам переживает трансформацию, смерть прошлой натуры и начало новой фазы. По моему собственному опыту, однажды во время медитации, я был свидетелем, как вся моя комната была заполнена психоидным союзником и его энергией. Я наблюдал, он начал вибрировать и пульсировать, затем медленно уменьшился. У меня было ощущение, что он умирает и я был поражен, наблюдая, как он уменьшается и превращается в ничто. Я вообразил, что он умер и почувствовал ошеломляющую печаль. Но через несколько минут я начал чувствовать что-то внутри меня, светящееся и пульсирующее и по ощущениям точно такое же, как союзник, как когда я видел его снаружи, но только намного меньше. С этого момента я всегда чувствовал союзника как пульсирующее присутствие.

Явное сжатие союзника дает ему возможность войти в психе без причинения какого-либо вреда. В то же время, образ, ранее представляющий союзника, меняется, обычно до неузнаваемости. Он больше не дракон, не тигр, хотя во сне может продолжать являться в этих образах. Он стал един с психоидным союзником и наиболее часто появляется теперь как энергетическое присутствие, ощутимое внутри. Психоид вошел в психе. Это является началом третьего этапа, поскольку новый гость входит в более глубокие отношения с индивидом, входя в состояние единства с манифестом Самости.

Этот союз является парадоксальным, поскольку союзник и самость остаются разделенными, но при этом так тесно объединенными, что представляют собой единую организацию. Как только объединение эго и бессознательного формирует манифест Самости (хотя эго остается собой, как и бессознательное), союзник и манифест Самости формируют третью сущность. Индивид знает, что он является личностью, также он знает о явном и бесспорном присутствии союзника, который иногда заполняет разум индивида настолько, что они становятся единым сознанием. Но индивидуальность при этом не потеряна ни для одного из партнеров.

По мере того, как объединение растет, союзник растет в двух направлениях также. Он начинает набирать силу и энергию, пока не достигнет уровня, которым обладал до инкарнации. Фактически он может перерасти свои предыдущие уровни. В союзе с Самостью его рост означает и рост Самости, таким образом, никакого вреда Самости не может быть нанесено этим чудесным увеличением. Однажды клиенту приснилось, что он находится внутри замка, сидя в центре и пребывая в состоянии экстаза и любви. Замок был живым существом. Внезапно он стал нагреваться и расширяться и вскоре начал светиться от того, насколько сильной была степень его нагрева. Сновидец осознал, что, если бы кто-то дотронулся до этого замка снаружи, то получил бы сильнейший ожог, а также то, что он и сам вместе с замком нагрелся до той же степени и начал светиться тем же свечением, излучающим жар, но при этом не получил никакого вреда.

В этом случае, поскольку союзник и Самость объединились, они развиваются вместе. Индивид расширяет свое сознание и сущность таким образом, каким ранее было невозможно. Когда происходит подобное развитие, психе индивида становится открытым для исследования и переживания опытов психоида. Союзник, объединившись с Самостью, открывает человеческую личность для исследования своего мира, психоида, и его обитателей. Происходят встречи с духами, энергиями и силами всех видов.

Союз Самости с Богом и Рождение ЕО

Последние этапы работы с союзником связаны с объединением человеко-Божественного с Бого-Божественным, созданием Божественно-Божественного и, наконец, с присоединением союзника и созданием ЕО. Процессы, происходящие на этих этапах работы, наиболее трудны в описании, поскольку они включают в себя опыты и переживания, которые практически невозможно описать словами. Будет проще понять их, если мы вернемся к начальной концепции нашей работы. Я рассказывал о структуре работы с союзником, как о работе по созданию центров: центра человеческой души, манифеста Самости, который теперь объединен с союзником. Центр Божественного мира, Бог, находится далеко за пределами этого союза. И теперь задачей является объединить созданный центр с Богом. Я приравнивал союзника к Меркурию, мистической субстанции, способной объединять противоположности внутри себя. Человеческая Самость соединилась с союзником; теперь союзник должен присоединить Бога к этому союзу.

Работа по объединению союзника с человеческой Самостью началась, когда союзник был представлен психе путем создания образа в ней. Через развитие этого образа, Самость получила возможность создания и управления отношениями с союзником. По мере развития этой связи, образ, представленный союзником, все более и более заполнялся энергией и силой союзника. Наконец, союзник полностью инкарнировался в психе, но остался соединенным с миром психоида. Точно так же, индивид должен открыть для себя образ Бога, который будет олицетворять центр Бога внутри психе. Но существует значительное различие на этом этапе работы, поскольку психе теперь открыты двери в психоид. Нет необходимости создавать психический образ Бога. Теперь психе может видеть Бога не внутри психе, а за ее пределами. Это может иметь форму встреч странных энергий или организаций, которые создают Божественные Имена. В Суфийской традиции Ибн Араби, например, существовали имена, представляющие аспекты Божественной совокупности. Эти Имена не были словами, но они время от времени приходили к Суфиям в виде живых сущностей. Целью мистика являлась встреча со своим собственным, персональным именем и, затем, работа со всеми именами Бога через это имя. Каждое имя, которое мистик встречает, является результатом какого-либо духовного опыта. Определенные опыты коррелируют к определенным Именам. Конечной целью, тем не менее, был не сам опыт, но он был средством, через которое можно было встретить достаточное количество Имен, чтобы начать понимать и воспринимать совокупность, полноту Бога. Чем большее количество Имен мистик испытал, тем больше мистик знает о Боге. Конечно, Имена Бога были бесконечны. Таким образом, постижение тотальности, полное понимание Бога – было невозможно. Кто-то может увидеть в Суфийской модели систему постепенного постижения аспектов Бога как части опыта Суфийского мистика. Я же понимаю этот процесс так: Имена были объединены вокруг центрального Имени, которое принадлежало персонально мистику.

Похожим образом союзник формирует центр, вокруг которого все атрибуты божественности начинают образовывать созвездие. Посредством череды опытов различные аспекты Божества скапливаются внутри созданного до этого центра. Используя образность Имен, можно представить, что существует определенное Имя для центра Бога. Это имя является истинной целью работы с союзником. Подобно Суфию, человек, проводящий работу с союзником, встречает множество различных Имен Бога и каждое представляет какой-либо аспект Божественной сущности. Каждый опыт добавляет к центру то, что станет впоследствии манифестом Бога.

Естественно, опыты эти происходят при помощи и поддержке союзника, потому что именно союзник ведет человеческое существо в Божественный мир и устанавливает связь с ним. Он создает условия, требуемые для безопасных экспериментов, связанных с переживанием Божественности и приводит в движение процессы, при которых Божество объединяется с Самостью. Чтобы помочь вам понять, на что могут быть похожи эти эксперименты, мы можем сравнить их с активным воображением. В работе с активным воображением эго встречает образы, которые берут начало в психе или в сообществах психоида. В каждом случае эго обнаруживает себя в связи с образом или живой сущностью какой-либо природы и вступает в отношения с этим образом через диалог или другие формы взаимодействий. Похожие опыты происходят и на данном финальном этапе работы. Разница – и радикальная разница – заключается в том, что активное воображение, происходящее сейчас, является психоидным. Эго, как часть манифеста Самости, теперь встречает не образы, но энергии и организации огромной живой силы. Я знаю историю об одном человеке, работающем с союзником, который на этом этапе работы повстречал Божественную фигуру Софии. София, образ Божественной Мудрости, или то, что Суфии назвали бы «Именем Божественной Мудрости», явилась ему как женское божество. Она не была ни внутренним образом, ни просто энергией, но Божественной формой, наполненной мудростью, силой и красотой. Естественно, встреча произошла не на уровне обычных органов чувств, а на чувственном уровне, восприятие которого намного выше, и вширь и вглубь, чем восприятие органов чувств. Ощутить присутствие Софии означало ощущение присутствия нуминозной женской силы, чье описание не поддается обычному языку. Даже возможность просто увидеть подобную форму является нуминозным переживанием, но для большего требуется работа, которую мы проводим с союзником. София открыла тому человеку многое о сути Мудрости, а также о том, как создать с ней крепкий союз. Через повторяющиеся встречи с Софией, индивид создал союз между ней и центром Бога. Когда София присоединилась к созданному заранее главному Бого-центру, произошла глубочайшая трансформация как внутри Софии, так и внутри этого центра. София стала частью Бога и когда индивид, работающий с союзником, общался с Богом, то автоматически он ощущал Мудрость, а также женственность, которой Бог до этого не обладал.

Еще одна женщина однажды получила опыт энергетического поля, который она ощутила как поезд, несущийся и сметающий все на своем пути. Она чувствовала эту энергию как подобие Марса, и так ее и назвала. Когда эта энергия вошла в ее область сознания, она почувствовала заряд силы, близкий к энергии разрушения и почувствовала облегчение только когда дала себе повышенную физическую нагрузку. Постепенно, с помощью союзника она научилась ограничивать эту энергию и направлять ее на усиление центра Бога. Попробуйте представить на минуту, что Бог состоит из миллиона различных атрибутов, и вы можете познавать эти атрибуты по одному. С каждым атрибутом, познанным вами, центр Бога будет трансформироваться и включать в себя в себя какую-либо из этих характеристик. В этой модели аспекты Бога больше напоминают архетипы внутри психе, которые формируют психические образы, отображающие и представляющие собой те Имена, которые существуют за пределами психе. На этой стадии моей собственной работы с союзником я видел сон, что внутренние Имена объединились с внешними Именами. Было ощущение единства и целостности. Имена внутри психе являются архетипами, в то время как Имена за пределами психе являются живыми атрибутами Бога. Таким образом, работа с Богом напоминает работу с самостью. Центр должен быть создан с целью возможности объединения всех Имен Бога вокруг себя, как центр, созданный внутри психе, служил для объединения вокруг себя всех существующих архетипов.

Работа внутри психе основывалась на латентной Самости, которая через череду процессов трансформировалась в манифест Самости. Точно также существует латентный центр божественности, который через процесс познания Имен и другие процессы, трансформируется в заявляющий о себе центр. Этот новый манифестирующий центр теперь порождает силу, способную объединить и гармонизировать все божественные центры, такие как София. Поскольку заявивший о себе Бог обретает свою целостность, он готов к объединению с заявившей о себе Самостью. И именно манифест Самости, созданный при помощи союзника, при сознательном взаимодействии с Именами Бога, создал этот новый центр. Оба центра – человеко-Божественный и Бого-Божественный – объединяются.

Встреча с Именем Бога является незабываемым приключением. И встреча с центром Бога намного превышает взаимодействие с Именем, как по нуминозности, так и по глубине. Союзник действует как буфер, чтобы помочь человеческой личности выдержать подобные испытания, поскольку работающий с союзником, подобно алхимику, трансмутирует суть Божества в новую форму. Говоря языком алхимии, центр Бога и множество Его Имен объединяются в существо, созданное союзником, - Меркурий. Внутри этого существа теперь существуют центр божественности и человеко-Божественный центр, подвергшиеся трансформации. Человеческая божественность (человеко-Божественный центр) и космическая божественность (Бого-Божественный центр) теперь соединены для формирования третьей совокупности (Божественно-Божественного центра). Эта третья совокупность является объединенным Богом, сотворенным при посредничестве союзника. Таким образом, теперь союзник объединяется с Божественно-Божественным центром, как до этого он объединился с Самостью. Он входит в космический союз с Божественно-Божественным, и все трансформируются в ЕО, Сверкающее Древо. На этом, как мы знаем, работа союзника заканчивается.

Несмотря на то, что этот процесс долог и труден и может длиться всю нашу жизнь, союзник, который начал работу является тем же союзником, что ее и заканчивает. Несмотря на то, что он трансформируется, он остается все тем же. Любовь остается, союз остается, но сила и мощность союзника растет. Будучи в союзе с этим новым, прошедшим трансмутацию, союзником, человек тоже проходит глубокую трансформацию. Оставаясь обычным человеком, с обычными проблемами повседневной жизни, он или она находятся на определенном уровне сознания, которое невозможно описать словами. Посредством объединения со своим союзником, эго, как часть ЕО, постигает глубины божественности, альтернативные состояния сознания и переживает глубокие инсайты, экстатические и удивительные.

Я использовал образный ряд Имен, чтобы сделать более понятным вам этот этап работы с союзником, но существует и иная модель, которую мне бы хотелось упомянуть. В предыдущей главе я говорил об алхимических писаниях Освальда Кролля. Давайте взглянем на приведенный ниже отрывок под иным углом:

[Гения] также называют Воображением, которое сближает светила (астры), и, на самом деле, все светила или Звезды имеют одно начало и одну причину, и следуют одному курсу, Природе и стремлению слиться с небесами… Теперь астры или звезды… являются ничем иным, как силами ангелов. Ангелы, которые живут лишь пред оком Господним, являются воплощенной мудростью Господа, наследием, которое Он передал им, то, что знает Он, знают и они.[6]

Астры или звезды очень похожи на Имена; они являются божественными силами. Кролл приравнивает их к мощи ангелов, которые стоят ниже Бога, но представляют собой Его мощь и силу. Работая с воображением, алхимики испытывали на себе эту мощь и силу и встраивали звезды в Философский Камень. Процесс инкарнации силы небес идентичен процессу объединения Имен Бога в единый центр, который я уже описывал. В обоих случаях индивид находит выход в небеса, познает сущности и силы, обитающие там, и привносит их в свой психический центр. Для Кролля средством достижения этого было общение с гением. Как не раз говорилось в предыдущей главе, гений – это союзник, и работа Кролля предвосхитила появление теории о союзнике.

Я мог бы много говорить о других традициях и об их соотнесении с теорией союзника, но не все духовные традиции принимают совершенство Бога, как данность. Некоторые из них считают, что Божеству необходима трансформация, и что человек является инструментом в этом процессе. Каббала, например, описывает вспышки света, которые были рассеяны по всей вселенной. Мистик должен собрать эти вспышки и каким-то образом вернуть их Богу, вернув тем самым Ему целостность. В других традициях это женская часть Бога, которая потеряна главным Богом. Женский элемент должен быть найден мистиком и объединен с Богом, благодаря чем Он заново обретает целостность. Несмотря на то, что истории разнятся в деталях, в целом главный мотив остается тем же. Человеческое существо обладает возможностью, силой, и потребностью изменить Бога. Насколько б радикально это ни звучало, индивиды, вовлеченные в работу с союзником, вскоре осознают, что союзник важен для Бога так же, как и для человеческого существа.

Когда союзник действует как среда, в которой человеко-Божественное объединяется с Бого-Божественным, он вносит свой вклад в тотальность Божества. Становится очевидным, что Богу для обретения целостности необходимо соединиться с человеком. Задача соединения с человеко-Божественным, а затем проведение трансформации обоих, является сутью работы союзника. Работа с союзником никогда не достигнет конца, поскольку Божественность бесконечна, что, в свою очередь, делает бесконечным процесс соединения. Тем не менее, существуют четкие стадии работы: начальная работа с внутренними фигурами; движение к объединению с союзником и созданию манифеста Самости; познание сердца и центра Божественного мира. В завершение – присоединение человеко-Божественного центра к Бого-Божественному, и – в качестве кульминации – присоединение союзника и образование Божественно-Божественного центра.

Работа с союзником служит примером нового мистицизма, в котором человеческое существо является равным партнером Божеству. В этом виде мистицизма, оба в равной степени нуждаются друг в друге. Постигнув глубины своей души, познав центр мироздания, вселенной, вы обретаете полноту, озарение и целостность. В то же время, вы производите глубокую трансформацию в Божественном мире и приводите Юглан и Бога к их собственной целостности.



[1] C. G. Jung, The Structure and Dynamics of the Psyche (Princeton: Princeton University Press, 1969), & 400

[2] William C. Chittick, Imaginal Worlds (Albany: S.U.N.Y. Press, 1994), p. 59

[3] William C. Chittick, Imaginal Worlds (Albany: S.U.N.Y. Press, 1994), p. 94

[4] Jeffrey Raff “The Felt Vision”, in Donald Sander and Steven Wong, eds, The Sacred Heritage (New York: Routledge,1977)

[5] Marie-Louise von Franz, Individuation in Fairytales (Zurich: Spring Publications, 1977), pp. 103-104

[6] Oswald Croll, Philosophy Reformed and Improved in Four Profound Tractates, H. Pinnell, trans. (London: M.S. for Lodowik Lloyd, 1657), p. 67

активное воображение
  class="castalia castalia-beige"