Перевод

Юнгианские размышления о кино. Психологический анализ архетипов Научной фантастики и Фэнтези

Джеймс Флацино

Юнгианские размышления о кино Психологический анализ архетипов Научной фантастики и Фэнтези

Глава 3.

Планета Обезьян: эволюция архетипических теневых особей

Тень Юнга наилучшим образом может быть описана как "темная, низшая сторона" личности, более анималистическая, нежели человечная, более дикая, чем цивилизованная.1 Временами тень принимает физический облик, что выставить на показ всему миру свои примитивные, демонические стремления. Фигура обманщика является проекцией тени. Этот персонаж наслаждается своими зловредными шутками над людьми и не испытывает никаких угрызений совести из-за опасности, которой он подвергает человечество. Одно из наиболее распространённых трактовок тени-обманщика - это simia dei или "Божья обезьяна", что подчеркивает его негативную, нечеловеческую природу.2

Научно-фантастическая франшиза "Планета Обезьян" прекрасно развивает тему тени-обманщика. Здесь божьи Обезьяны действительно являются обезьянами, которые приобрели человеческий разум в ходе их постоянной эволюции, сделавшей их довольно опасными противниками. Сюжет оригинального романа Пьера Буля "Планета Обезьян", написанный во Франции в 1963, был достаточно нов, что бы снять по нему пять фильмов и телевизионный спин-оф в этой стране на протяжение конца 60-Х и начала 70-Х.3 планируется возродить франшизу в новом кино-формате, получившем экспериментальное название "Возвращение на Планету Обезьян", который должен быть более правдоподобным пересказом истории Буля. Одна из причин, по которой интерес к Планете Обезьян не угас с годами, заключалась в том, что эти вымышленные существа действительно содержат в себе ту часть нас самих, которую мы бы хотели держать подавленной в нашем коллективном подсознании - но не можем. Наблюдая за обезьянами, мы смотрим на отражение нашей собственной скрытой природы. Теперь давайте подробно исследуем "обезьянью политику" этих теневых особей, начиная с первого фильма из пяти.

Планета Обезьян: Шокирующее столкновение с подсознанием

Фильм "Планета Обезьян" (1968) начинается с того, как Полковник Джордж Тейлор (Чарлтон Хестон) попадает в некую турбулентность, когда его космический корабль опасно приближается к скорости света. В конечно итоге судно приземляется в океан на предположительно неизведанной планете. Тейлор и ещё двое из его экипажа переживают крушение и выбираются на ближайшую поверхность суши. После исследования необитаемого ландшафта, Тейлор объясняет, что они были катапультированы в некое будущее измерение. До того как корабль затонул, компьютер зарегистрировал, что текущий на Земле сейчас 2978 год. Астронавты понимают, что мир, который они знают, давно пропал, и им нужно приспособиться к окружающей обстановке, в надежде создать новый дом в далекой солнечной системе.

После нескольких дней бесплодных поисков каких-либо признаков жизни путешественники натыкаются на племя гуманоидов, которые вероятно паслись на каком-то поле. Что поразило Тейлора и остальных, так это то, что местные жители не используют выраженный тип языка, это удивительно, учитывая их близкое расположение друг другу. Ещё больше сбивало с толку то, что выражения лиц группы не выражали никакого намёка на интеллект и сознательное понимание. В тексте Буля встреча астронавтов с этими существами описана следующим образом: "Мы всегда представляли наличие сознания в каждом живом существе. На этой планете реальность была перевёрнута: мы имели дело с жителями, полностью схожими с нами с физической точки зрения, но видимо полностью лишенными разума".4 Немые формы жизни являются довольно хорошим изображением архаичного человека Карла Юнга. Это примитивное существо обладает дологическим образом мышления, когда невозможна сконцентрированная мыслительная деятельность; вместо этого присутствует сильная зависимость от эмоций и "вера" в то, что всем вокруг управляют внешние, магические силы.5 Примитивные люди в «Планете Обезьян» разделяют эти Юнговские признаки, что делает их довольно уязвимыми для атаки превосходящими силами.

В данном случае "превосходящими силами" являются обезьяны верхом на лошадях. Но это не обычные приматы из нашего 20-го века. Это эволюционировавший вид гориллы, демонстрирующей некоторые человеческие особенности. Они свободно носят военную униформу, стреляют из пистолетов с отменной точностью, и кроме того рационально озвучивают свои намерения однополчанам. Пожалуй, самым человеческим атрибутом является то извращенное удовольствие, которое обезьяны испытывают во время охоты на своих жертв, убивая некоторых и загоняя остальных в клетки для транспортировки в Центральный Город. Креативный дизайн макияжа, придуманный Джоном Чемберсом, в этом и других фильмах франшизы весьма выдающийся; он придает каждой обезьяне отдалённо человеческий вид, позволяю зрителям почувствовать связь с теневой природой зверя.6 Действительно, становится достаточно легко узнать актера за кучей спецэффектов, т.к. уникальные лицевые маски не скрывают личность звезд. Как утверждает один из толкователей Юнга, тень может быть схожа с "зеркалом" в душу Доктора Джекилла, где обитает садист Мистер Хайд.7 Поразительные спецэффекты Джона Чемберса позволяют вытянуть наружу животного Хайда и объединить его с цивилизованными чертами альтер эго Джекилла, результатом чего оказывается успешный (и интересный) анаболизм личности обезьяны и человека в этих футуристических существах.

Уже в Центральном Городе полковник Тейлор обнаруживает, что не может говорить, так как его горло было повреждено пулей одного из кавалеристов во время охоты. Остальные из его группы либо предположительно мертвы, либо находятся под замком с остальными дикарями. Во время своего заключения Тейлор заводит дружбу с сокамерницей (Линда Харрисон), которую он зовёт Нова, потому что её внешность поразительна, как свокающая звезда. У него так же появляется возможность наблюдать за обществом обезьян вблизи, и он замечает функционирующее расслаивание этого общества (которое изначально заложил Буль).

Тейлор видит, что в мире обезьян во многом можно провести параллель с его миром - от низших до высочайших уровней. Орангутанги в основном занимают управляющие позиции в Верховном Совете и хранят культурное наследие особей, контролируя различные религиозные системы. Самыми интеллектуально развитыми обезьянами на планете являются шимпанзе. Так как они "вдохновлены могущественным духом исследования",8 шимпанзе зачастую становятся физиологами и археологами, что бы получать больше знаний о своём происхождении. Наконец, горилл можно рассматривать как силу порядка обезьян. Они поддерживают закон и порядок, находясь во главе полиции. Более того, охота на диких животных (включая гуманоидов) это задача, порученная именно этой группе, развившей острые органы чувств. Шимпанзе обычно извлекают выгоду из набегов горилл, ведь их снабжают живым материалом для их непрекращающихся экспериментов, именно поэтому Тейлор оказывается в этой сомнительной ситуации.

Одна женщина шимпанзе, Доктор Зира (в исполнении Ким Хантер), испытывает симпатию к Тейлору и чувствует, что в этом человеке есть что-то иное. Она убеждает своего жениха археолога, Корнелиуса (Родди МакДауэлл) в том, что «Ясноглазый» не должен быть принесет в жертву, и его нужно продолжать исследовать, что бы определить, что делает его природу такой уникальной по сравнению с другими низшими формами жизни. Однако, главенствующий орангутанг Заус (Морис Эванс) не впечатлён умением Ясноглазого писать или немой имитацией их языка. Будучи министром науки, Заус использует своё влияние, что бы убедить лидеров обезьян, что лучшим вариантом будет лоботомия. Чувствуя нависшую над ним опасность, Тейлор бежит из своей клетки, и именно в этот момент фильма шокирующе показано противостояние с коллективно подсознанием Юнга.

Когда Тейлор выбегает наружу, его атакует множество обезьян – как молодые, так и старые, мужчины и женщины, гражданские и представители власти. Его сторонятся, избивают, закидывают камнями и даже бьют плетьми разъяренные обезьяны. Тот факт, что Тейлора ломают эти теневые существа, показывает насколько сильно Юнговское подсознание. Стоит ему вырваться из заточения, результатом может оказаться полное уничтожение его.9 Архетипические образы вечных пыток Прометея или распятия Христа, показывают сколько может снизойти «божественных страданий», когда силы подсознания оказываются не способны слиться с более сознательным содержанием.10 Эта тема была развита режиссурой Франклина Дж. Шаффнера. В нескольких ключевых сценах погони камера перевернута, и создается впечатление, что актер Хестон движется по небу, а не по земле. Смысл этих сцен в том, что подсознание может перевернуть целый сознательный мир с ног на голову, лишая чувства психологической устойчивости. В случае Тейлора, он в буквальном смысле оторван от земли обезьянами, которые поймали его в свои сети. И все что может делать астронавт это бросаться проклятьями в сторону своих угнетателей теперь, когда он чудом вновь обрел голос. Конечно, это поражает отряд горилл и наблюдателей – но лишь на время. Придя в себя после первоначального шока, обезьяны чувствуют еще большее желание уничтожить Тейлора, прежде чем его присутствие уничтожит их коллективное общество, основанное на четком разделении человека и зверя (или сознательного и бессознательного я).

К счастью, Корнелиус и Зира тайно похищают Тейлора и Нову до вынесения смертного приговора. Они приводят его и его компаньонку к месту раскопок Корнелия в Запретной Зоне, где соединяют воедино следы происхождения обезьян. Казалось более развитая цивилизации предшествовала эре обезьян, судя по найденной ими утвари. Тейлор предполагает, что это возможно были гуманоиды, потому что он узнает многие артефакты, как принадлежности его собственного вида, включая говорящую куклу человека (к огромному удивлению любопытных шимпанзе). То что астронавт находит улики происхождения обезьян на раскопках чрезвычайно важно, ведь по утверждению Юнга нужно спуститься в глубокий колодец или тёмную яму, что бы встретиться лицом к лицу со своей теневой стороной.11 Копания Тейлора через многие слои грязи олицетворяют его исследование коллективного подсознания; на глубочайших уровнях погребён "потаенный источник" знаний, о том что человек, очень схожий с Тейлором, когда-то господствовал на этой планете до того, как обезьяны пришли к власти. Почему человеческая цивилизация деградировала настолько, что другие смогли занять её место, это первостепенный вопрос для Тейлора, и он имеет огромное архетипическое значение.

Ответ не заставляет себя долго ждать, когда он и Нова скачут верхом вдоль побережья. Они находят колоссальный валун на своём пути. Присмотревшись, Тейлор узнает в объекте часть знаменитой скульптуры: верхнюю часть Статуи Свободы. Астронавт приходит в ярость от осознания того, что он никогда не покидал Землю, а был перенесён на тысячу лет вперёд в будущее. Он бьет кулаками песок и проклинает своих человеческих предков, которые, без сомнения, применили ядерное оружие, что бы уничтожить своё собственное общество. Нова может лишь смотреть, будучи не в силах вмешаться или понять важность того, что открыл Тейлор. Она и ей подобные являются продуктом этой ужасной войны: особи, которых смертельная радиация лишила как разума, так и языка. Финал "Планеты Обезьян" это зловещее напоминание о том, что существует в человеческой расе "непреодолимая тяга к катастрофе", если теневые инстинкты выходят из под контроля и одолевают человечность своей грубой силой.12 Можно лишь надеяться, что "нео-обезьяны" усвоят урок и не нарушат естественный порядок вещей своей склонностью к насилию и ненавистью.

Под Планетой Обезьян: Когда теневой зверь сталкивается с техногенным человеком

Первый сиквел «Планеты Обезьян», «Под Планетой Обезьян» (1970), это по сути продолжение оригинального фильма. Другая космическая экспедиция следует по курсу Тейлора и через ту же временную кривую попадает на Землю будущего. Единственный переживший межпространственное путешествие - астронавт Брент (похожий на Хестона Джеймс Франсискус), который вскоре встречает обезьян, но избегает их злобных когтей с помощью Корнелиуса и Зиры. Теперь уже женатая пара шимпанзе направляю его к Запретной Зоне, где последний раз видели Тейлора. На своем пути Брент встречает заблудившуюся Нову, на которой надет его военный жетон. Она не может рассказать ему что случилось, но с удовольствием составляет компанию разговорчивому Бренту по дороге к странной территории. Обнаружение заброшенной станции Нью-Йоркского метро подтверждает подозрение Брента о том, что он действительно вернулся на свою родную планету. Так же как и Тейлор человек, мужчина испытывает небольшой срыв, в страхе от того, что он остался единственным разумным человеком на этой планете.

Вторая половина «Под Планетой Обезьян» вне всяких сомнений лучше, так как в ней появляется новая раса людей-мутантов, проживающих в тайных подземных кабинах.13 Очевидно, внутренности земли предоставили некую защиту от смертельного ада, который человечество навлекло на их братьев сверху. Но последствий этой войны нельзя было избежать полностью: радиация все еще присутствует внизу и искажает физические черты людей. Так же как и их жилища, они «ветшающие, облезлые, напуганные и обожженные».14 Они пытаются прикрыть свою искаженную плоть красивыми незапятнанными масками и белоснежными накидками, что бы создать впечатление, что они остаются невредимыми, полноценными и в остальном неизменны. Важное отличие их природы, это способность общаться телепатически как друг с другом так и посторонними. Этот психический талант так же позволяет мутантам транслировать ужасающие изображение в сознание захватчиков, таким образом сохраняя свое общество незамеченным. Пожалуй, самым интересным аспектом культуры подземных людей является их вероучение. Все мутанты поклоняются самому разрушительному оружию человечества, ядерное устройство Альфа-Омега. Они постоянно молятся бомбе в их главном соборе. Она считается источником жизни, символом перерождения человека в эту новую (хоть и подвергшуюся излучению) форму.15 Потому, это их главная обязанность почитать полностью функциональную бомбу, что бы помнить о том, что эта красота и добродетель исходит от этого созданного человеком объекта.

Если немые гуманоиды, обитающие на поверхности, представляют древнего человека Юнга, то мутанты внизу олицетворяют современного (или техногенного) человека. Наука позволила современному человеку «прогрессировать» до высочайшего уровня материального благополучия, когда он уже не желает какого-либо комфорта или удовольствия. И все же, не смотря на все эти достижения, до сих пор существует пустота в душе современного человека. Ему требуется что-то, во что он может верить, за что он может держаться, что бы иметь духовную так же как и материальную сытость.16 Это «духовное возрождение» подразумевает отказ от традиционных убеждений, которые не дают достаточно содержания; вместо этого, глубокое и основательное уважение к божественному в собственной жизни требуется что бы осуществить необходимую внутреннюю трансформацию. Это происходит, когда личность современного человека познает новый набор истин относящихся к его собственной эпохе.17 Так как мутанты перенесли ужасную катастрофу, они разработали «эмпирическую» религию, давшую им представление о ценности и святости человеческой жизни. Они никогда не активируют бомбу, ведь тем самым они сделают свое существование абсолютно бессмысленным. Ее присутствие не только обеспечит продолжение рода мутантов, но так же и возможное развитие до более высшей формы существования. Очаровывающая идея «Под планетой обезьян» заключается в том, что даже технологическое оружие массового уничтожения, может быть преобразовано в созидательную красоту, когда человек действительно «находит свою душу».

Лидер мутантов Мендез (Пол Ричардс), наконец смог извлечь из упрямого сознания Брента цель обезьян: вступить в войну со всем, что что не является приматами. Даже пока продолжается ментальный допрос, отряд горилл под командованием Генерала Урсуса (Джеймс Грегори) проводят военную разведку в Запретной Зоне, что бы найти тех, кто ответственен за распространение «массовой истерии» на некоторых разведчиков. Урсус это разжигающая войну обезьяна, которого мало тревожит судьба его расы. Все что его интересует, это слава победителя и уничтожение любой формы жизни, не похожей на него. Можно почти сравнить сумасшедшего Урсуса с архетипическим Одином, богом шторма и безумия, высвобождающего ту темную страсть подсознания во всей ее мощи.18 Заус и несколько пацифистов шимпанзе (включая Корнелиуса и Зиру) не могут убедить Урсуса проявить долю благоразумия при встрече с превосходящим по силе противником. Эта одна-единственная обезьяна настолько «одержима» и увлечена тенью, что заражает большую часть цивилизации обезьян своими опасными убеждениями до той степени, когда все катится к полной погибели. Юнг объясняет это через нашу историю, такие же Одино-подобные персонажи (например Адольф Гитлер и Бенито Муссолини) погрузили мир в хаос и разрушение19, поэтому неудивительно, что обезьянам суждено повторить ошибки своим человеческих двойников.

Когда приматы приближаются к подземному городу, мутанты пытаются остановить их устрашающими видениями о мучениках, распятых на деревянных балках, включая собственного бога обезьян Великого Законодателя. Однако, теневая природа обезьян настолько сильна, что ментальные видения не могут поддерживаться долго. Мендезу ничего не остается кроме как собрать своих людей в храме и молить Божественную Бомбу о наставлении. Эта сцена очень поражает по ряду причинам. Во-первых, это единственны раз, когда мутанты воспользовались своим голосом, что бы в унисон восхвалять великолепное чудо техники. Во-вторых, собор был построен, как благословенное место, где подземные люди могут раскрыть свою «сокровенную личность Бомбе». Ритуал в основном включает в себя снятие лицевых масок членами собрания одним коллективным жестом, что бы поврежденная радиацией плоть была открыта во всем своем шокирующем и ужасающем великолепии. Юнг мог бы сравнить эту религиозную церемонию с высвобождением обычно сдерживаемого подсознания. Ужасающие формы из «страны мертвых» хотят найти сознательное выражение, и вот их голос становится сильнее и сильнее стремясь быть узнанным20 – так же как и омерзительные лица мутантов, которые должны быть показаны время от времени. Но более подходящим толкованием может быть то, что Мендез и его последователи научились ценить в любой форме посредством духовного причастия. Люди будущего возможно действительно открыли самую загадочную истину Юнга: «дух это живое тело, который может быть изнутри, и тело это наружное проявление живого духа – две крайности на самом деле являются единой природой».21 Таким образом, составная часть ритуала поклонения заключается в сосредоточивании на этих физических аспектах. Без этой непоколебимой веры в то, что тело дополняет уже существующую духовную убежденность, мутанты никогда бы не смогли выйти за пределы своего определенного состояния и достигнуть более высокого уровня психологического развития.

К сожалению, такая возможность не была предоставлена этим людям. Обезьяны грубо врываются внутрь, атакуя ошеломлённых людей пистолетными выстрелами и мечами. Брент и Нова попадают в перекрестный огонь и становятся ещё двумя жертвами быстро распространяющейся войны обезьян. Одино-подобную силу этих зверей невозможно сдержать: она сметает целый клан мутантов, не оставляя ничего живого на своём "циклоническом пути".22 Даже самый священный отсек, храм, осквернён Генералом Урсусом и его отрядом, и бомба это всего лишь ещё один объект, который нужно разрушить. Теневая иррациональность обезьян становится очевидной, когда они начинают демонтировать ядерное устройство. Нанесённые ими повреждения активируют детонатор, и они неуклюже отступают от бомбы, в надежде, что поломка исправится сама собой. Возвращение Хестона в образе Тейлора в финальные минуты фильма довольно приятный вклад. Он завершает то, что начали обезьяны, нажимая на одну из кнопок активации на контрольной панели бомбы. В результате происходит огненно-красный взрыв, уничтожающий не только города мутантов и обезьян, но и целую Землю. Как это коротко резюмирует А. Х. Вилер (1970), фильм заканчивается "взрывом" всех живых форм.23

Но зачем Тейлор взорвал свой собственный мир? Ответ прост: он больше не хотел жить на планете, управляемой обезьянами сверху и мутантами – внизу. Имея право выбора, он предпочел, что бы Земля была уничтожена, недели спасена. Юнг утверждает, что человечество может столкнуться с таким сложным выбором в будущих поколениях. И наличие атомного и ядерного оружия в нашем распоряжении только отягчает эту шаткую ситуацию.24 В отличии от Тейлора, мы должны с ответственностью обдумывать глобальные последствия наших действий и не позволять нашей теневой природе взять верх; иначе само наше существование будет поставлено под угрозу, как это открыто было показано в фаталистическом сценарии фильма «Под Планетой Обезьян».

Бегство с Планеты Обезьян: Путешествие в теневой мир современного человека

Казалось бы, что серия фильмов "Планета Обезьян" завершится на "Под Планетой Обезьян". Все таки ничто не могло пережить взрыв Альфа-Омега, так ведь? А вот и нет. Принимая во внимание текст Буля, сценарист Пол Ден отправляет Корнелиуса и Зиру как можно дальше от ядерного устройства. Пара влюблённых шимпанзе были в открытом космосе во время взрыва на космическом корабле Полковника Тейлора, который они извлекли из океана в исправном состоянии. Хотя бомба и не навредила им, её залп был достаточно мощным, что бы отправить пару обезьян через временной портал на Землю нашего времени. "Бегство с Планеты Обезьян" (1971) это захватывающий сиквел, благодаря перемещению Деном сюжета оригинальной истории. Вместо Тейлора, Новы и маленького Сириуса, прилетевших обратно на Землю, управляемую обезьянами,25 Корнелиус и бережённая Зира возвращаются в мир, где люди являются доминантной формой жизни, а они ущемляемым меньшинством. Теневая сторона современного человека, не эволюционировавшей обезьяны, будет предметом данного фильма и объяснит, почему крах человеческого вида будет неизбежным происшествием.26

Прибытие обезьян пробуждает ряд чувств у населения: изумление, удивление, даже страх и ужас. Их способность формулировать сложные мыслительные процессы только обостряет эти эмоции. Доктор Льюис Диксон (актер Брэдфорд Диллман) и его коллега, Доктор Стафани Брантон (Натали Транди), являются исключением. Изучая Корнелиуса и Зиру, врачи прониклись нежностью и любовью к этим созданиям. Больше всего Диксон и Брантон хотят защитить обезьян от бюрократов этой планеты, которые хотят провести ряд изнурительных перекрестных допросов над «мартышками» (термин, предназначенный для проявления неуважения), что бы получить больше информации о культуре приматов, исчезновении Тейлора и о событиях, которые привели к уничтожению Земли.

К сожалению, доктора не в силах остановить научного консультанта президента, Доктора Отто Хасслейн (сыгранный с маниакальной сдержанностью Эриком Брэденом), от проведения политического расследования. Со временем, Хэсслейн узнает что война обезьян в 3950 году (на тысячелетие позже, чем время действия Планеты) была причиной уничтожения планеты. Хотя эти известия не слишком шокирующие, он узнает о будущем статусе человечества от обезьян и это оказывается не приятным открытием. Люди рассматриваются как немые глупцы; их основные функции - быть мишенями в охотничьей практике горилл и подопытными крысами для шимпанзе. Хасслейн сталкивается со сложным выбором: должен ли он оставить в живых Корнелиуса и Зиру, зная о судьбе, которая выпадет на долю его вида, или ему следует убить их и их нерожденного потомка, что бы предотвратить это будущее.

Амбивалентность Отто Хасслейна - характеристика, постоянно проявляемая многими Юнгианскими магами. Во многочисленных сказках, именно маги задают наиболее важные вопросы, прежде всего потому что они обладают мудростью и проницательность, позволяющими им преодолеть мирские комплексы. Однако, несмотря на их интеллектуальное превосходство, он все равно могут быть охваченными темными силами тени. Эта животная сторона может создать опасное "туннельное зрение" у магов, так что они ограничивают себя только одной точкой зрения и придерживаются её, пока она не превращается в фанатичное наваждение.27 "Потеря [проницательности] зрения" у Хасслера наступает, когда обезьяны случайно убивают санитара, пытаясь совершить побег. Внезапно научный консультант становится безумцем и издаёт приказ убить беглых шимпанзе. Так как приматы уже отняли человеческую жизнь, Хасселейн делает вывод, что они будут повторять это преступление снова и снова пока вся его раса не будет покорена. Но что не принял в расчёт этот современный маг в своей слепой спешке, так это то, что именно его ответные действия могут оказаться реальной причиной человеческого Ватерлоо.

Диксон и Брантон предлагают свою помощь беглецам Корнелиусу и Зире и приводят их в Цирк Армандо. Это место обеспечивает шимпанзе идеальное прикрытие; они выглядят так же как и остальные, содержащиеся в клетках обезьяны, выставленные на всеобщее обозрение. За этот временной период Зира рожает своего ребёнка, и новообразовавшаяся семья готовятся к поезде во Флориду Эверглейдс, где они смогут основать свою собственную колонию и, возможно, жить счастливо среди своих сородичей. Однако, приспешники Хасслейна нарушают их планы, рыская по территории всех домов для животных в непосредственной близости от места бегства обезьян. Прежде чем покинуть цирк Зира подменяет ребенка, что бы никакой вред не был нанесён её новорожденному сыну.

Христоподобный намек истории не должен ускользнуть от внимания зрителей. Троица обезьян это архетипический альтернатива Марии, Иосифа и Христа, убегающих от сумасшедшего Ирода (злостного Отто Хасслера). Рождение ребенка Зиры изображается как чудесное появление «божественного ребенка», который проявит великую, мессианскую силу, когда выростет.28 Даже описания вымышленного ребенка Буля так же точно придерживаются в сценарии. Здесь был «прекрасный младенец…лежащий на соломе как новый Христос, трущийся носом о грудь своей матери»29 Благодаря предусмотрительности Зиры ее раса не вымрет, а напротив, переродится вместе с ее божественным сыном.

Финал «Бегства с Планеты Обезьян» не совсем оптимистичен. Ребенок выжил, а вот его родители Шимпанзе - нет. Они были жестоко расстрелены Хасслером вместе с подставным ребенком. В своей мисси вернуть Мир к его надлежащему порядку, Хасслер прибег к насилию и кровопролитию (подобно историческому Королю Ироду). В определенном смысле, Хасслера можно рассматривать как трагического героя, обреченного на смерть. Он считает, что его действия были лишь на пользу человечеству; однако, он и представления не имеет, сколько вреда и разрушений он принес, достигнув своей «благородной» цели. Именно ограниченность во взглядах Хасслейна привела его, так же как и все человечество, к краху.30

"Теневой маг" не ожидал, что смертельно раненный Корнелиус будет достаточно умён, что бы носить с собой пистолет, и тем более уметь им пользоваться. Смерть Хасслейна прискорбна, ведь она не смогла изменить курс грядущих событий. Восстание обезьян произойдёт в любом случае, что доказывает неназванный сын Корнелиуса и Зиры, зовущий своих родителей в финальной сцене. Возможно, мораль этого фильма в том, что люди могут совершать больше всего грехов, когда они от всего сердца верят, что у них нет ничего, кроме благих намерений.31 Эта отвратительная теневая гордость в нас самих, как в особях, заслуживающих спасение, может стать причиной нашего будущего истребления на планете.

Завоевание Планеты Обезьян: Восхождение Теневого Зверя.

С начала фильма "Завоевание Планеты Обезьян" (1972) мы узнаем, что общество людей существенно изменилось с момента рождения Цезаря до достижения им зрелости. За короткий интервал в двадцать лет, обезьян забрали из их естественной среды обитания, что бы заменить ими всех собак и кошек, погибших от смертельного космического вируса. Когда люди поняли как легко их домашние приматы поддаются дрессировке, они дали им более сложные рутинные поручения (помощь по дому, готовка, покупка продуктов). Естественно, процедуры тренировки становятся более отвратительными, если обезьяны отказываются следовать командам своих хозяев. Электрические разряды, пропускаемые по мозгу обезьян или другим частям тела через портативные розги в сочетании с грубыми словесными выговорами, вскоре стали стандартными процедурами, используемыми полицией в каждом городе с целью привить должное повиновение этим существам. В случае непокорных зверей, избиение дубинкой и жестокое обращение с животными в публичном месте было не редкостью. В когда-то нежные отношения между человеком и обезьяной вмешалось неравенство сил, в котором люди приказывали, а приматы подчинялись. Так как это было весьма выгодно для жизнедеятельности людей, союз господина-слуги стал типичным образцом, практикуемым на всех семи континентах планеты.32

В эту накаленную расизмом атмосферу прибывают Синьор Армандо (Рикардо Монтальбан) и Цезарь (звезда франшизы Родди МакДауэлл), в поисках новой клиентуры для своего практически покойного цирка. В начале цезарь не понимает, почему он должен быть на цепи или почему его учитель, Армандо, так неистово помыкает им. Однако, после наблюдения за своими порабощенными сородичами, до Цезаря доходит насколько на самом деле низко его положение на экономической лестнице. Он не может более сдерживать себя, когда оказывается свидетелем жестокого обращения с гориллой нескольких офицеров полиции, и он выкрикивает, «Проклятые ублюдки», что бы весь мир мог почувствовать его ярость. Армандо пытается прикрыть ошибку Цезаря, утверждая, что это он произнес данное критическое заявление. Полицейским не остается иного выхода, кроме как забрать владельца цирка на дальнейший допрос, когда они обнаруживают, что цезарь сбежал с места преступления.

Появление Губернатора Брека (Дон Мюррей) в сюжетной линии «Завоевании Планеты Обезьян» делает эту картину запоминающейся. Брек чистой воды расист, не имеющий ничего кроме презрения по отношению к приматам. Такие выражения как «Некоторые из них не могли бы быть еще хуже», «Они не несут ответственности за то, кем они являются» и «Я уничтожу их раз и навсегда» свидетельствуют о опасном мышлении Брека. Юнг поясняет, что политически могущественные индивидуумы могут проявлять «истерическое расщепление личности», при котором они отвергают свою собственную теневую натуру и ищут все темное и низменное в окружающих. Таким образом, «истеричные» лидеры избегают чувства неполноценности и неуверенности в себе, приписывая их тем, кто и так занимает зависимое положение в обществе. При этом, истерики раздувает их собственный авторитет и самомнение за счет обесценивания этих качеств у других.33 Брек типичный представитель Юнгианского истеричного человека, который верит, что все обезьяны переполнены обидой и ненавистью к своим хозяевам людям вместо того, что бы признать, что ему самому присущи эти эмоции. Истерическое видение мира Бреком позволяет ему править железной рукой; он должен все время держать обезьян на их месте, что бы предотвратить восстание его собственной подавляемой тени, которая без сомнения может полностью нейтрализовать человека, обретя свободу.34

Когда Синьор Армандо выбрасывается из окна, предпочтя смерть интенсивному зондированию сознания, Брек убеждается в том, что сбежавшая обезьяна действительно потомок двух говорящих обезьян, Корнелиуса и Зиры. Однако, губернатор так одержим подавлением каждого животного на планете, что он упускает из вида то, что его последнее прибавление к персоналу – и есть потерянный Цезарь, до тех пор пока его источники не информируют его о личности обезьяны. Тогда первым пунктом в его повестке дня становится обличение животного в опасности, которую он представляет для человечества. Он подвергает Цезаря серии болезненных процедур с применением электрошока до тех пор, пока не вынуждает несчастное животное произнести несколько слов. Это производит явный эффект на Брека. Он впадает в экстаз от этого нового открытия, ведь оно подтверждает, по его мнению, насколько смертоносны могут быть обезьяны, если они обретут мутировавшую силу сознания. Приказывая казнить Цезаря посредством электротока, Брек надеется, что он сможет поддерживать угрозу и подавлять любые будущие восстания, подтверждая свое всемогущественное превосходство над своим видом.35

Так же как и «Бегство с Планеты Обезьян» этот фильм изображает Цезаря как нового Христа (или в данном случае Спаситель Обезьян), который выведет свой народ из положения рабов в новую жизнь, полную свободы и счастья. Он даже проходит через парадийное «распятие на кресте», благодаря афроамериканцу, МакДоналду (Гари Родс), который проявляет достаточно симпатии к обезьянам, что бы отключить напряжение в решающий момент. (Кажется, что некоторые люди так же подаются влиянию Цезаря, как обезьяны, если проводить параллель с различными сектами последователями Христа на сегодняшний день). Важное отличие заключается в том, что Цезарь не умирает. Так как христианская идея жертвы заключается в гибели реального человека и в отречении от всех животных инстинктов, распятие Христа явно отделяет теневую природу Спасителя от его бессмертной, духовной стороны.36 Однако, Цезарь остается в живых после тяжкого испытания – с его нетронутыми функциями жизнедеятельности. В связи с этим, примат «Завоевания» схож с Юнгианским Христом, который смог соединить богоподобную природу с животной.37 Эта «богоподобная обезьяна» может лишь привнести «свет» спасения своему роду, используя силы тьмы (например мятеж и военные действия) против своего врага. По этому, Цезарь должен восстать из мертвых, невредимым и полноценным, что бы преуспеть в свержении человеческой диктатуры. Действительно, его «возвращение к жизни» столь же подобно вознесению тени, сколь и духа.

Всего за несколько часов Цезарь смог собрать эффективную группу сопротивления, состоящую из сотен обезьян и с достаточным количеством боеприпасов, что бы вооружить каждого ее участника. Война с людьми оказывается кровопролитной для обеих сторон, но у обезьян был фактор внезапности. Вскоре они захватили пост Центрального Командования и взяли в плен несколько старших человеческих офицеров, включая и губернатора Брека, которого они заковывают в кандалы. Хотя Брек и испытывает некий дискомфорт из-за того, как с ним обращаются обезьяны, он переносит унижения молча, не давая Цезарю удовольствие наблюдать его слабость. Когда Цезарь спрашивает Брека, почему люди сделали обезьян своими рабами, губернатор демонстрирует редкий момент Юнгианской проникновения в свое коллективное подсознание. Он объясняет, что в внутри каждого человека спит обезьяна, которая может полностью обратить его природу в презренного дикаря, если дать е волю. Следуя этим рассуждениям, «подавление» зверя, как внутренне, так и вовне, становится необходимы действием, если люди хотят остаться в цивилизованном государстве. Возможно, это атмосфера толпы позволила губернатору открыто выразить свою нетерпимость по отношению к Цезарю. Было обнаружено, что когда люди собираются скопом или, как в данном случае, сгоняются в стадо мятежными обезьянами, дремлющие теневые позывы высвобождаются на волю во всей своей силе.38 Какое бы не было объяснение проницательности Брека, он понимает, что его резкие слова разгневают миссию обезьян на столько, что тот убьет его. Но бывший лидер предвидит этот момент, ведь он подтвердит его убежденность в том, что нет ничего искупляющего в этом внешнем проявлении темной стороны.

Интересно заметить, что МакДоналд останавливает Цезаря от дальнейшего кровопролития, обращаясь к милосердию обезьяны. Как потомок рабов, Макдоналд знает, что жестокость породит лишь больше жестокости, уничтожив любую возможность продолжения мира на планете. Цезарь внимает мудрости афроамериканца, узнав родственную душу под человеческой плотью, и он повелевает своим сородичам сложить оружие и освободить пленных (включая и очень удивленного Брека). Обезьяна наконец-то осознает зло, которое он породил этой ночью, и чувствует огромную вину за его преступления против человечества. Однако, Юнг аргументирует, что лишь когда мы осведомлены о дьяволе внутри нас, мы можем исправиться и улучшить нашу теневую натуру.39 К концу фильма Цезарь обретает глубокую, духовную зрелость. Речь которую он произносит для своих соратников предполагает, что новое общество, построенное на доброте и сострадании ко всем живым существам, будет идеальным социумом, к которому они должны стремиться в будущих поколениях. Понимание «взошедшей тени» дает Цезарю знания, что бы улучшить мир обезьян и людей. Остается только надеяться, что он сможет успешно передать эти знания остальным представителям своего биологического вида, находящимся на грани коллективного сознания.

Битва за Планету Обезьян: Возвращение к теневому убийству

Конец света приходит для человечества в начале финального сиквела «Битва за Планету Обезьян» (1973). Произошла великая ядерная война, сравняв с землей величайшие города мира и убив миллионы человек. По горячим следам этих разрушений, обезьяны оказываются у руля, в конце концов обретя способность говорить. Цезарь является лидером сообщества обезьян, находящегося в Северной Америке. Он правит доброжелательно и относится к человеческим жителям с уважением, хотя он все еще не рассматривает их как равных. МакДоналд (теперь в исполнении Остина Стокера) неоднократно указывает на это Цезарю, аргументируя это тем, что обезьяны предпочитают быть доминирующей расой на планете. Они могут даже наслаждаться своим превосходством над людьми, которые раньше угнетали их. Из-за интерпретации этой ситуации МакДоналдом Цезарь начинает сомневаться в своем командовании, размышляя приведет ли его предводительство людей и обезьян в целостности в новый век (и далее).40 Ответ погребен под радиоактивными развалинами в Секции Архива Запретного Города. Там хранятся видеокассеты с записями Корнелиуса и Зиры, которые дадут Цезарю необходимые ему знания о будущем Земли. Возможно, он сможет использовать эту информацию, что бы изменить условия людей и что бы удовлетворить потребности каждого.

Организовав экспедицию в компании МакДоналдом и товарища орангутанга Вирджилом (Рок-звезда Пол Уилльямс), Цезарь начинает свой героический поход по пустыне. После дневного путешествия трио приходит к одному из величайших городов человечества, превратившемуся в смешанные руины, состоящие из «скрученных и расплавленных балок, разбитых машин, упавших зданий и разрушенных автомагистралей…. [это был] памятник безумию, дань игре в войну».41 Имея некоторые знания о подземной системе туннелей города, МакДоналд направляет Цезаря и Вирджила к Секции Архива где они находят желаемую кассету. Голоса Корнелиуса и Зиры разносятся по комнатам, объявляя о том, что воинственные гориллы были ответственны за гибель их планеты. Цезарь надеется, что сможет предотвратить событие. Приняв научную точку зрения (чему и учили орангутангов), Вирджил размышляет о том, что у времени есть бесконечное количество развитий будущих событий, каждое из которых может произойти, в зависимости от обстоятельств настоящего. Если будущее может быть направлено в новое русло, то теневые убийства должны прекратиться, что бы военные действия остались в прошлом. На плечи Цезаря ложится тяжкая ноша; он должен сделать битву раритетом для всех разумных существ, обезьян и людей. Этого можно будет достигнуть, лишь приняв к сердцу слова МакДоналда и превратив свою обезьянью природу в более человечную и толерантную к другим биологическим видам. Тогда и только тогда, Цезарь сможет изменить остальных своих собратьев, что бы на смену жестокости и ненависти пришли нежность и сострадание, цель подобающая каждому опытному войну, обращенному в дипломата.42

Почти каждая история, связанная с героем, как Цезарь в «Битве за Планету Обезьян», имеет и антагониста, с которым он должен столкнуться. Здесь у нас два врага. Первый проживает под радиоактивными останками Запретного Города. Это раса испуганных людей, которые едва смогли пережить войну, существующих на консервах и других продуктах, которые они смогли подобрать на поверхности. В конечном итоге, эти люди станут телепатическими подземными жителями «Под Планетой Обезьян», а их местожительства будет переименовано в Запретную Зону. Они ведомы преемником Брека, Губернатором Колпом (Северн Дарден), чья цель в жизни получила новое значение, когда камера наблюдения поймала изображение трех незваных гостей, проникших на их территорию. Хоть он и не узнал МакДоналда и Вирджила, Колп смог идентифицировать в Цезаре шимпанзе, организовавшего восстание против людей. Он приказывает своим людям поймать троицу - живыми если возможно. Благодаря чистой хитрости и решимости, Цезарь смог избежать пленения (и выстрелов) несколькими мутантами, сосредоточившихся против него. Как и многие герои у Юнга, Цезарь должен спуститься в подземный мир и попытаться справиться с огненным драконом (в данном случае с «пылающим» человеком) охраняющим желаемое сокровище (кассеты знаний).43 Следует заметить, что обезьяна и его компаньоны не прибегают к насилию при столкновении с лютым врагом. Напротив, они используют свою скорость, что бы выбраться наверх по туннелям, в то время как их преследователи, поврежденные радиацией, могут двигаться лишь на черепашьим шагом.

Выбравшись на поверхность, Цезарь, Вирджил и МакДоналд направляются обратно к Городу Обезьян, где их поджидает другой враг. Этот враг, Генерал Альдо (сыгранный Клодом Эйкинсом), это слабоумная горилла, мечтающая о завоеваниях и власти. Альдо хочет делать что-то большее, чем просто готовиться ко дню, когда мутанты оставят свой город и атакуют его родину. Он желаем много оружия для уверенности в своей защищенности, и поэтому он планирует вторгнуться на склад оружия со своим войском. Когда внешняя угроза будет уничтожена, он затем свергнет Цезаря и создаст свое собственное королевство, где люди будут ничем иным кроме как рабами, служащими своим лордам обезьянам. Сын Цезаря, Корнелиус (Бобби Портер), случайно подслушивает «Гитлеровскую» речь, которую Альдо произносил своему войску одной ночью, когда он искал свою белку в ближайшем лесу. Не желая, что бы Цезарь узнал о его планах, предводитель горилл рубит ветку, на которой сидит Корнелиус, ломая ее и сбрасывая мальчика шимпанзе вниз к его погибели. То как генерал строит козни против Цезаря, разрабатывая глубокой ночью свои подлые планы, напоминает скользкого и очень ядовитого змея (еще один тип символа Юнгианского дракона), который ведом тенью и своими животными позывами к разрушению и узурпированию.44

Прежде чем Цезарь узнает причину смерти его сына, Колп и его разношерстная команда последователей атакует приматов, вооруженные ружьями, гранатами и базуками, стреляя из любого вообразимого средства передвижения на колесах (мотоциклов, джипов и даже школьного автобуса). Колп слишком быстро одерживает свою победу, утверждаясь в своем убеждении, что обезьяны никогда не достигнут того уровня развития, которым уже обладает его род в изобилии. Он вбивает это в голову Цезаря, наступая на загнанного в угол шимпанзе, указывая на то, что будет необходимо восстановление старого порядка, что бы все приматы узнали, кто настоящие хозяева планеты. Роман Дэвида Геррольда по фильму «Битва за Планету Обезьян» более колоритный, так как Колп вооружен огнеметом вместо простого ружья. По тексту обезумевший человек загоняет Цезаря в угол, стреляя концентрированными вспышками то в один, то в другой бок обезьяны, пока побежденный лидер не падает на землю, опускаясь на четвереньки, как какое-нибудь обычное животное.45 Когда все кажется совершенно безнадежным, герой встает вместе со своими товарищами, и вместе они наносят внезапный удар по мутантам. Очевидно, большинство обезьян притворялись мертвыми, что бы заманить орду людей в их город, где их можно было легко нейтрализовать.

В своем сражении, Цезарь не только показывает себя хорошим воином, но так же и разумным. Он знает, что при встрече с превосходящим противником, стратегическое отступление имеет смысл, пока не будешь готов встретить врага на своих собственных условиях. К тому же, Цезарь стал осведомлен о влиянии будущих военных действий на его народ; поэтому он вступает в «битву умов» с Колпом и выходит победителем, с незначительными потерями для обеих сторон.46 «Не убивать» это команда, которую дает Цезарь, когда людей окружают и захватывают в плен. По закону Обезьян, права этих людей не должны быть принебрежены до тех пор, пока они сохраняют свою цивилизованность. Нет ничего необычного в том, что Цезарь позволяет некоторым мутантам уйти, включая Колпа. Позволяя им спасти свое достоинство, он ожидает избежать возможных ответных действий, что бы мир рассматривался как единственное целесообразное решение для всех заинтересованных сторон.

К сожалению, Генерал Альдо имеет другое представление о том, как должен выглядеть храбрый, новый мир. Нет места для пораженных мутацией, особенно человеческого рода, в его государстве обезьян. Так образом, Альдо безжалостно убивает всех сбежавших мутантов, предположительно меняя будущее в худшую сторону, ведь теперь каждый подземный житель начнет культивировать семена ненависти к роду обезьян. Попробовав вкус крови, Альдо и его войско возвращаются в Город Обезьян и уже собираются казнить находящихся под их присмотром людей, когда цезарь останавливает их. Лидер шимпанзе только что узнал от Вирджила и МакДоналда, что Альдо ответственен за гибель его мальчика. Фундаментальная заповедь, «Обезьяна не должна убивать обезьяну», тем более невинного ребенка, была впервые в их истории нарушена. Цезарь должен разобраться с совершившим грех преступником, прежде чем общество, которое он помогал организовать, не рухнет полностью.

Казалось бы, Цезарь выйдет из ситуации в рациональной, объективной манере. Вместо этого, он реагирует импульсивно, позволяя своим теневым эмоциям взять верх. Все, что может видеть, это хрупкое тело своего сына, сломленное маниакальным Альдо, и его кровь начинает закипать кипеть от желания мести. Цезарь приближается к обезьяне убийце безоружный, но вооруженный смертельной ненавистью. Осознав, что собирается сделать обезумевший шимпанзе, Альдо забирается на дерево в надежде, что это обеспечит ему соответствующее убежище. Однако, Цезарь все равно надвигается на Альдо даже на самой верхней ветке до тех пор, пока горилле некуда будет больше бежать.

Старое, искривленное дерево является отличным местом для битвы двух обезьян. Помимо очевидной интерпретации того, что приматы вернулись к своим диким корням (например, качающиеся на ветках мартышки), дерево само по себе представляет символ «жизни и смерти». Многие мифы ассоциируют дерево с раем (таким как Сад Эдема) и возникновением человеческой расы. Одна Скандинавская история создания рассказывает о том, как Бог создал человека, вдохнув живительную сущность в субстанцию, называемую tre (или дерево). В другой легенде, новое поколение людей появилось из пепла старого, деревянного мира.47 Смерть так же связана с символом дерева. В иудейско-христианском мифе, Адам и Ева бежали от Бога, украв фрукт с Дерева Жизни, и уничтожили свое бессмертие в процессе. Сам Христос погиб на деревянных балках Креста, или Дерева Мертвых. На самом деле, в нескольких древних погребальных обычаях, покойников хоронили в выдолбленных стволах деревьев, что бы они могли вернуться на землю, из которой они растут.48 В «Битве за Планету Обезьян», Генералу Альдо суждено погибнуть от рук Цезаря. Дерево превращается в гроб гориллы, когда Цезарь с невероятной силой хватает руку, держащую меч, направленный против него. Толкая ее в сторону, шимпанзе заставляет Альдо потерять точку опоры и упасть на встречу своей смерти. Это многозначительное падение, символизирует конец невинности обезьян на планете. Цезарь убил одного из своих изгнанных братьев, в результате чего появилось новое (хоть и запятнанное кровью) начало для его народа. Как замечает МакДоналд, обезьяны теперь, как бы там ни было, вошли в ряды людей.

Окончание фильма оставляет аудиторию с некоторой надеждой, что мир может стать лучше для всех его обитателей. Цезарь освобождает людей от оков и ставит их на один уровень с обезьянами, в надежде, что это возместит посеянную им в эти дни жестокость. Уже то, что шимпанзе сомневается в правильности отмщения за одно убийство другим, предполагает наличие надежды на расу приматов; возможно, они не пойдут по человеческому пути саморазрушения. Остаётся ощущение того, что некоторые перемены произойдут на планете. В противном случае, никто не выживет, если теневые позывы вырвутся на свободу без какого-то сознательного сдерживающего фактора.49 Фильмы франшизы "Планета Обезьян" являются прекрасными притчами о конце света, ведь они рассказывают о постоянной борьбе, с которой сталкивается человечество: битва между совестью и тенью. И что бы выдержать её, человечество должно попытаться примирить обе стороны новыми творческими способами.

Примечания

1. Edward F. Edinger, "Encounter with the Self," in Ego and Archetype: Individuation and the Religious Function of the Psyche (London: Penguin Books, 1972), 87.

2. Robert H. Hopcke, "Trickster," in A Guided Tour of the Collected Works of C. G. Jung (Boston: Shambhala, 1991), 122; Carl G. Jung, "On the Psychology of the Trickster-Figure," in The Archetypes and the Collective Unconscious: The Collected Works, trans. R.F.C. Hull (Princeton, NJ: Princeton University Press,1990), 255, 264.

3. Steven H. Scheuer, Movies on TV and Videocassette (New York: Bantam Books, 1991), 824.

4. Pierre Boulle, Planet of the Apes (New York: New American Library, 1963), 23.

5. Carl G. Jung, "Archaic Man," in Modern Man in Search of a Soul, trans. W. S. Dell and Cary F. Baynes (San Diego, CA: Harcourt Brace Jovanovich, 1990), 126-30, 140-42.

6. Renata Adler, "Review of Planet of the Apes," New York Times, 9 February 1968, 55: 1.

7. Frieda Fordham, An Introduction to Jung's Psychology (London: Penguin Books, 1966), 49.

8. Boulle, Planet of the Apes, 74.

9. Carl G. Jung, "The Fight with the Shadow," in Civilization in Transition The Collected Works, trans. R.F.C. Hull (Princeton, NJ: Princeton University Press,1990), 219-20.

10. Carl G. Jung, "The Relations Between the Ego and the Unconscious. Part One: The Effects of the Unconscious upon Consciousness," in The Basic Writings of C. G. Jung, trans. R.F.C. Hull (Princeton, NJ: Princeton University Press, 1990), 123-25.

11. Jung, "Archetypes of the Collective Unconscious," in The Archetypes and the Collective Unconscious, 21.

12. Jung, "On the Nature of the Psyche," in Basic Writings, 93-95.

13. A. H. Weiler, "Review of Beneath the Planet of the Apes," New York Times, 29 May 1970, 16: 1.

14. David Gerrold, Battle for the Planet of the Apes (New York: Award Books, 1973), 53.

15. Ibid., 142-43.

16. Jung, "The Spiritual Problem of Modern Man," in Modern Man in Search of a Soul, 199-209.

17. Jung, "Psychotherapists or the Clergy," in Modern Man in Search of a Soul, 231-35, 238-39.

18. Jung, "Wotan," in Civilization in Transition, 181-84.

19. Ibid., 185-86, 189-90.

20. Carl G. Jung, "Confrontation with the Unconscious," in Memories, Dreams, Reflections, ed. Aniela Jaffe, trans. Richard Winston and Clara Winston (New York: Vintage, 1989), 190-92.

21. Jung, "The Spiritual Problem of Modern Man," in Modern Man in Search of a Soul, 220.

22. Jung, "Wotan," in Civilization in Transition, 186.

23. Weiler, "Review of Beneath the Planet of the Apes" 16: 1.

24. Jung, "Epilogue to 'Essays on Contemporary Events,' " in Civilization in Transition, 141-43.

25. Boulle, Planet of the Apes, 125-28.

26. Roger Greenspun, "Review of Escape from the Planet of the Apes," New York Times, 19 May 1971, 10: 1.

27. Jung, "The Phenomenology of the Spirit in Fairytales," in The Archetypes and the Collective Unconscious, 116-17.

28. Jung, "The Psychology of the Child Archetype," in The Archetypes and the Collective Unconscious, 158.

29. Boulle, Planet of the Apes, 119.

30. Greenspun, "Review of Escape from the Planet of the Apes," 10: 1.

31. Carol S. Pearson, Awakening the Heroes Within: Twelve Archetypes to Help Us Find Ourselves and Transform Our World (San Francisco: HarperCollins, 1991), 206-7.

32. Gerrold, Battle for the Planet of the Apes, 7.

33. Jung, "After the Catastrophe," in Civilization in Transition, 206-8.

34. Howard Thompson, "Review of Conquest of the Planet of the Apes," New York Times, 30 June 1972, 24: 1.

35. Jung, "After the Catastrophe," in Civilization in Transition, 215.

36. Carl G. Jung, "The Sacrifice," in Symbols of Transformation: The Collected Works, trans. R.F.C. Hull (Princeton, NJ: Princeton University Press, 1990), 433-35.

37. Jung, "The Dual Mother," in Symbols of Transformation, 367-68.

38. Jung, "Epilogue to 'Essays on Contemporary Events,' " in Civilization in Transition, 78-79.

39. Jung, "After the Catastrophe," in Civilization in Transition, 115-17.

40. Vincent Canby, "Review of Battle for the Planet of the Apes," New York Times, 13 July 1973, 19: 1.

41. Gerrold, Battle for the Planet of the Apes, 50.

42. Carol S. Pearson, The Hero Within: Six Archetypes We Live By (San Francisco: HarperCollins, 1989), 83-84.

43. Jung, "The Dual Mother," in Symbols of Transformation, 346-47, 365-67.

44. Carl G. Jung, "The Structure and Dynamics of the Self," in Aion: Researches into the Phenomenology of the Self: The Collected Works, trans. R.F.C. Hull (Princeton, NJ: Princeton University Press, 1990), 234, 244-45.

45. Gerrold, Battle for the Planet of the Apes, 116-19.

46. Pearson, Awakening the Heroes Within, 102, 104.

47. Jung, "Symbols of the Mother and of Rebirth," in Symbols of Transformation, 146.

48. Ibid., 233; Carl G. Jung, "Religious Ideas in Alchemy: Alchemical Symbolism in the History of Religion," in Psychology and Alchemy: The Collected Works, trans. R.F.C. Hull (Princeton, NJ: Princeton University Press, 1991), 460.

49. Canby, "Review of Battle for the Planet of the Apes," 19: 1.

юнгианская культурология
  class="castalia castalia-beige"