Перевод

Андрогины

Джун Сингер

Андрогины

Глава 17.

Динамика Андрогинности.

Мы движемся к Эре Водолея (которую так же можно назвать Эрой Андрогинности), поэтому никто не должен удивляться проявлению нового мифа. Он проявляет себя также, как и старые мифы, под покровом «сокрытой истины», но на этот раз, истина приходит к нам в научных определениях: во взглядах на Вселенную. Эти теории не подаются нам в качестве мифологии, они также не пытаются интегрировать древние мифы в настоящее и будущее, используя неорациональный подход. Теоретики не сводят вместе все фрагменты истины, накопленные о нашей планете на протяжении многих поколений. Они не пытаются залатать бреши или выстроить мост между полярностями. Все это лишено необходимости согласно системным теориям, потому, что, в конце концов, Вселенная не лежит в осколках под ногами философа. Равно как и полярности не являются «двумя разными мирами» в реальной жизни. Наш мир характеризуется последовательностью и согласованностью. И если мы не способны это увидеть, то только в силу ограниченности наших способностей. Слон – не набор отдельных частей, не связанных между собой только потому, что слепые не могут увидеть его целиком.

Общая теория систем говорит нам, что поскольку Вселенная уже находится в упорядоченном состоянии, мы не должны искать в этом смысл. Мы должны лишь воспринимать то, что лежит перед нашими глазами и делать некоторые очевидные умозаключения, основанные на наших наблюдениях, нашем прошлом опыте и растущем техническом потенциале. Мы должны признать, что являемся частью взаимосвязанного ряда систем, которые подчиняются одним и тем же принципам и существуют по одним и тем же законам. Мы не только вовлечены в процесс, называемый космической эволюцией, но мы также неотъемлемая ее часть, мы не можем существовать отдельно, даже если бы захотели. Согласно Бакминстеру Фуллеру, ведущему системному теоретику:

То, что кажется важным на данный момент – всегда не то, что происходит на самом деле. Для пчелы мед – вот, что важно. Для Природы важно осуществляемое пчелой перекрестное опыление, после того, как она соберет свой нектар. 99% людей, запрограммированных хромосомным набором, делают правильные вещи по неправильным причинам. То, что мы воспринимаем как сторонние события, на самом деле главные события Эволюции.

Все это не было запланировано. Это похоже на постепенный рост цыпленка внутри яйца, кажущийся обычному наблюдателю хаотичным и бесконтрольным. Люди не видят логической взаимосвязи в великом эволюционном развитии. Планирование до сих пор не входит в наши обязанности, по крайней мере, не в том смысле, как могут подумать те, кто планируют. Какая связь будет между событиями и открытиями никто не в силах предвидеть. С уверенностью можно сказать только одно – такая взаимосвязь будет существовать. «Планировщик» воплощает собой ошибку человека, думающего, что Вселенная ждала его для того, чтобы он принял участие в важнейших вопросах эволюции.1

Фуллер, преимущественно, специалист широкого профиля. За большую часть своей долгой жизни он вывел многие принципы Вселенной, а затем смог сделать понятными эти принципы для любого, начиная от специалиста и заканчивая четырехлетним ребенком. Одним из его любимых принципов была синергия, термин, обозначающий самопроизвольную организацию частей в единое целое. Как он объяснял это – целое всегда содержит в себе такое поведение, которые вы никак не могли ожидать от его частей. Чтобы понять, как работают часы, не стоит вытряхивать их них все части. Начинать нужно с подхода к ним, как к целому, и даже если в конечном итоге вы разберете их на составляющие, вы уже не забудете, что, когда они были единым целым, они тикали. Тиканье – выгода, полученная от синергии.2 Когда мы начинаем думать в категориях «системы» или «целого», вместо того, чтобы разбирать нечто на составляющие части, концепция энергии приобретает новое значение.

Специалисты подходят к проблеме путем разбора ее на части и анализируя их, продолжая упрощать имеющуюся информацию. Предполагается, что силы «тел» рассчитываются исходя их последовательной деятельности взаимодействующих частей, например, правого и левого полушарий мозга. Для некоторых ситуаций это вполне рабочее предположение. Это дает нам информацию о специфических взаимодействиях и может помочь в развитии технологий управления и прогнозирования. Как бы то ни было, в реальности вещи гораздо сложнее, и такому анализу не под силу с ними справиться, поэтому такой подход не дает нам правдивой картины. Эрвин Ласло, пионер системного мышления в философии, объяснил, почему наука нуждается в замене своих взглядов на системный подход к миру:

Человек сам состоит приблизительно из пяти окталлионов атомов, его мозг содержит в себе десять тысяч миллионов нейронов. Атом водорода состоит из протона и нейтрона в ядре и одного электрона в оболочке, но силы и их количество, действующие внутри него настолько сложны, что математикам требуются дополнительные измерения, чтобы представить их. И атомы сложнее гелия (который имеет два электрона) содержат три и более «тел» в оболочках, и математикам не под силу решить эту проблему - уравнение движения для более чем двух объектов, движущихся под взаимным влиянием. Другими словами, мы пока еще не готовы приступить к работе с объектами, более сложными, чем атом гелия.3

Начало двадцатого века ознаменовано упадком механистических теорий, даже в физике, науке, где они были наиболее успешными. Эйнштейн и Макс Планк сместили фокус внимания на взаимодействие энергии и материи. Понятие относительности прочно утвердило свои позиции в физике, а квантовая теория заняла свое место в микрофизике. Насколько бы полезными не были новые физические законы, они все равно были не в состоянии объяснить сложные процессы, происходящие в живом организме. Поэтому новые постулируемые законы, особенно в биологии, пришли на замену дуализма «жизненного принципа» или «жизненной энергии», «питающей» организм. Концепция дуализма уступила дорогу законам интегрированных целых. Новые идеи не противоречили базовым принципам ньютоновской физики, а дополняли их. Они обеспечивали более широкую парадигму, включавшую как старые теории, так и новые данные, которые эти теории были не способны объяснить. Уоррен Уивер, рассматривая параллели развития физики, химии, биологии, социологии и экономики описал современную науку как «науку упорядоченной сложности». Изучение природы этих комплексных организаций – поле действия системной теории.

Системный взгляд предлагает другое решение проблемы охвата сложной природы вещей: он рассматривает их комплексными блоками. Вместо того, чтобы смотреть на одну вещь и следить за ее поведением, когда она сталкивается с другой вещью, системный взгляд охватывает сразу несколько вещей как одно целое и наблюдает за их поведением в различных обстоятельствах. Это именно то, к чему у нас есть естественная склонность, рассматриваем ли мы бизнес-предприятие как целую компанию, а не ее отдельных представителей, или смотрим на ночное небо и узнаем созвездия, даже не зная названий отдельных звезд.

В определенном смысле, целостный подход системной теории имеет параллели с комплексным подходом ранних протонаук. В астрологии, алхимии, даже в гностицизме и в Каббале мир рассматривался в понятиях нераздельного и последовательного процесса, протекающего согласно неким эволюционным путям, которые человек постигал постепенно и не достигал в этом совершенства. Согласно старым мифологическим взглядам, все творение возникло из Изначального Хаоса. Каким-то образом, в этой массе из тьмы возникла вспышка света, накапливая энергию вокруг себя и источая ее наружу. В мифах древности Начало было в Тотальности, и именно из Тотальности родилась та энергия, ставшая Монадой, первоначальной творческой силой. Проявления этой Монады принимают различные формы в разные времена. Мы видели, как всевышний Бог и патриархальная теология пришли на смену Богине-Земле и матриархату, а те, в свою очередь, заменили религиозную ситуацию, которая не являлась ни матриархальной, ни патриархальной. М. Гранэ называет это изначальное состояние «нейтральным аспектом Священного Места».4 Под «Священным Местом» понимается «недифференцированная религиозная сила, первоначальная причина (Grund), предшествующая и поддерживающая все последующие манифестации».5

Старые мифы были выражением человеческой вовлеченности в природные силы Вселенной, и особенно в процесс творчества, благодаря которому постоянно создается нечто новое, а уже существующее – непрерывно претерпевает трансформацию. Одна из основных функций религии состоит в том, чтобы пробудить в нас, людях, потребность во взаимодействии с теми эволюционными силами, что мы наблюдаем. Нас долгое время учили, что, если мы пойдем против Воли Божьей, мы оступимся на своем пути. Толкование «Божьей Воли» или «закона Природы», предлагаемое религиозными деятелями, основано на интуиции и традиции. Религия стремилась проникнуть в сложность такого явления как озарение или откровение.  Вдохновенные и полные сил воображения, целые теологии не смогли бы выдержать столкновения с фактическим опытом, требуемым современной наукой.

Постепенно рационально-научный взгляд начал вытеснять протонаучные мифологии, не избавляясь, однако, от них целиком. Современная наука начала развивать собственную картину мира, основанную на проверяемых исследованиях, и мифологически-религиозный или интуитивный взгляд на вещи был выброшен за борт. Вместе с ними отправились и некоторые этические концепции, являющиеся слишком субъективными. В мире, где только самые простые взаимодействия могут быть точно определены, современная наука разработала свою картину мира, где Вселенная – идеально спроектированный гигантский механизм, подчиняющийся элегантным предопределенным законам движения. Это мир ньютоновской физики, науки, которая пыталась понять явления вокруг себя путем раскладывания их на простейшие взаимодействия.

Если мифологический взгляд был «субъективен», и «субъект» пытался понять Природу, а также достигнуть гармоничного с ней взаимодействия, то взгляды ньютоновской науки были абсолютно «объективными». В ней человек, образно говоря, стоял за пределами Природы, наблюдая за ней. Поэтому научные эксперименты были призваны обеспечить наибольшую объективность. Когда эксперименты становились слишком сложными, чтобы учесть все переменные, субъективность неизбежно прокрадывалась внутрь, как нечто неизвестное.  Эксперименты начали строить вокруг анализа, работая все с более и более простыми составляющими явлений. Здесь дороги науки и религии разошлись еще дальше.

Ранние мифологические теории были целостными, но совершенно умозрительными, современная же научная мысль эмпирична, но атомистична. Ошибка мифологии заключалась в том, что она заменяла эмпирические исследования верой и инсайтами, ошибка научной мысли в том, что она приносит связь и согласованность в жертву отдельным фактам. Согласно системным теоретикам, нынешний выбор по сравнению с атомизмом, механизмом и несогласованной спекуляцией - переход к строгим, но целостным теориям. Это означает мыслить категориями фактов и событий в контексте целого, образуя интегрированные схемы, наделенные собственными свойствами и взаимоотношениями.6

Если следовать этому направлению и начать думать категориями целых систем, можно найти путь к выходу из лабиринта, созданному старыми определениями маскулинности и феминности. Здесь потребуется фундаментальное изменение самого мышления о понятиях маскулинность и феминность. Во-первых, нужно усвоить общее положение о том, что определенное качество личности может быть описано и как маскулинное, и как феминное. Необходимо отказаться от мысли, что существует некая «маскулинность» как набор индивидуальных черт и характеристик, таких как: агрессивность, прямолинейность, ясность и все остальное; равно как «феминность» с набором противоположных качеств. Люди должны осознать, что большинство психологических тестов, определяющие соотношение маскулинности и феминности в человеке не что иное, как пережитки атомистической науки, претендующей на понимание целого путем исследования кучи разрозненных частей. Во-вторых, чтобы выйти за пределы устаревших категорий необходимо изменить предположение о том, что раз существуют некие феминные и маскулинные нормы, порожденные конкретным обществом, то все мужчины и женщины этого общества должны существовать согласно этим нормам. Социальные образы маскулинности и феминности – как нечто, что мы можем наблюдать и определять, и в соответствии с чем выстраиваем наше собственное поведение – вытекают из самой тенденции к классификации и дифференциации, сводящей на нет понятие целостности в человеке. Где бы ни был описан сегодня человек, будь то роман, или водительские права, или личностный тест – первым и наиболее неизменным средством идентификации является половая принадлежность. Я нисколько не хочу приуменьшить важность пола как характеристики существования человека. Так же я не хочу недооценивать сексуальность как главный энергетический канал для психики и тела. Как бы то ни было, я думаю, что пришло время пересмотреть важность наличия половых категорий применительно к каждому аспекту человеческой жизни, а также переосмыслить положение о том, что то, что мы привыкли называть маскулинностью и феминностью непосредственно связано с сексуальностью per se.

Существует другой взгляд на Маскулинность и Феминность, и его можно отыскать в понятиях системной теории. Я специально пишу эти названия с большой буквы с целью отделить их значение от традиционного, относящегося к двум полам. Применимо к природным системам Маскулинность и Феминность относятся к динамике, которая лежит в основе взаимодействия между системами и подсистемами, а также между системами и суперсистемами. Мы уже замечали это в соединении Инь и Ян, что термин Маскулинность можно применить к одному направлению энергии, а Феминность – к другому. Становится очевидным, что ни одна система не может функционировать без концепции динамической энергии, обогащающей каждую ее часть. Но сначала я хочу дать краткое описание системного взгляда на природу, согласно которому современная наука организовывает свои наблюдения и полученные знания.

Системный взгляд имеет дело с так называемыми «естественными системами». Естественная система – это система, природа которой определяется не столько тем, из чего она состоит, а тем, как именно организованы ее части и элементы. Естественная система также имеет качество существования, подобно схожим системам с точки зрения ее функциональной организации. Например, если части автомобиля находились на различных складах, соединенных со сборочным заводом, они бы не составляли естественную систему. Но когда автомобиль собран, заправлен и находится в пути – он является естественной системой. Это автомобиль, и с точки зрения его функциональной организации он подобен другим автомобилям. Благодаря этому мы можем понимать, что перед нами – автомобиль, что это нечто большее, чем набор частей. Он потребляет бензин и едет благодаря ему. Или, беря в пример человека – одиннадцать несвязанных друг с другом людей на одной территории не обязательно будут являться естественной системой, но вот футбольная команда – уже система, так как она содержит в себе некую структуру индивидуальностей, каждая из которых находится в определенном отношении с другой. В этом смысле одна футбольная команда – это естественная система, сравнимая с другой футбольной командой. Подсистемой внутри этой команды может быть отдельный футболист, который может рассматриваться и как отдельная система сам по себе, так и в сравнении с другими игроками. Сама команда может являться подсистемой, которая вместе с другими подобными подсистемами, входит в состав суперсистемы футбольной лиги. Энергию можно представить, как текущий поток, как внутри системы, человека, команды или лиги, так и между системами, подсистемами и суперсистемами, которые они образуют.

Ласло7 предлагает четыре неизменные принципа организации («организационные инвариантности»), характеризующие естественные системы. И каждый из них можно соотнести с принципом андрогинности.

1. «Естественные системы – это целое с неприводимыми свойствами». Он проводит различие между «целым» и «кучей». В суборганизменном мире атом считается целым, дискретной структурой. Мы знаем, что атом, как целое, обладает определенными свойствами, и что эти свойства атома не являются свойствами всех его частей. Если мы возьмем нейтрон, протон и электрон атома водорода и соединим их в произвольном порядке, то вряд ли нам удастся воссоздать атом водорода. Свойства атома водорода равны свойствам его частей плюс точные взаимосвязи этих частей внутри его структуры.

На органическом уровне мы можем рассмотреть человеческую личность как систему. Конкретные характеристики или черты личности сами по себе не уникальны, но то, как они взаимодействуют друг с другом, как они сочетаются – это и есть то, что делает каждого человека отдельным целым. Маскулинность и Феминность в человеке – это два несократимых свойства, отдельные и отличные друг от друга, обеспечивающие динамику посредством своего взаимодействия. На надорганическом уровне, системы также взаимодействуют как целое с другими целыми системами. То, что я сказала выше об автомобилях и футбольных командах можно применить к правительствам или экологическим системам.

2. «Естественные системы поддерживают себя в условиях изменяющейся среды». Несмотря на то, что составные части системы могут меняться, чтобы адаптироваться к изменениям среды, сама система обладает поразительной способностью к выживанию в сложных условиях. В микромире при бомбардировке атома электронами он «возбуждается», поглощая излишки энергии извне, и излучает «потенциал возбуждения» при возвращении в нормальное состояние. Живые организмы взаимодействуют с окружающей средой через обменные каналы, которые проводят воздух, воду, еду, отходы, а также с помощью полученной сенсорной информации и коммуникации. Эти организмы могут самостоятельно поддерживать свое существование. Они часто выполняют ремонт в случае причиненного им вреда, это называется «исцеление» или «регенерация». Естественно, в конце концов, они погибают от старости, но обычно сначала они воспроизводят себя с помощью «репродукции». Таким образом, можно сказать, что человеческий организм способен к самовосстановлению, когда его энергетический поток ослаб. С помощью различных средств, начиная от медицины и заканчивая человеческими взаимоотношениями (психотерапия является одним из примеров такого взаимоотношения), энергии Инь и Ян могут быть приведены к более продуктивному взаимодействию. Человек, работая над собой, через взаимоотношения с помощником «выздоравливает после болезни», то есть люди способны приводить свой беспорядок в порядок внутри них самих. Мужчины и женщины также получают энергию друг от друга и отдают ее друг другу. Это можно представить на нескольких уровнях: на интеллектуальном уровне создаются новые идеи, на уровне творческом – новые предметы, и на уровне жизни – новые человеческие существа. Это происходит в качестве ответа на чувство болезни, стресса или напряжения. Многие адаптивные функции органического мира имеют параллели с миром надорганическим, где правительства сохраняются, несмотря на замещение управляющих и управляемых, леса продолжают свое существование, в то время как отдельные деревья стареют и умирают.

3. «Естественные системы появляются как ответ на вызов среды». Эта третья константа наиболее важна для нашего предмета. Ласло описывал этот процесс «само-творчества», не относя его к какому-либо врожденному мистическому качеству, обозначаемому «духом» или «душой». Он говорил о само-творчестве в более скромном контексте, как о принципе, лежащем в основе эволюционного развития. Если бы естественные системы просто поддерживали свой статус-кво в различных обстоятельствах, не существовало бы никакого эволюционного развития, никакого прогресса и изменения. Но на деле все не так – естественные системы создают новые структуры и функции, как средства борьбы с угрозами окружающей среды или для того, чтобы улучшить свой способ взаимодействия с ней.

В целом есть два типа изменений, которые стоит различать. Первый – это запрограммированное изменение, которое имеет место в эволюции и при развитии эмбриона в чреве матери. Вся информация, необходимая ребенку для развития уже содержится в его генах, в молекулах ДНК в момент его зачатия. Его развитие происходит по заданной схеме онтогенеза. Второй типа изменений – это филогенез, эволюция видов от одного поколения к другому. С помощью филогенеза природа постоянно продолжает свой творческий путь, системы трансформируют себя, постоянно отвечая на вызов других систем. Мы находимся в постоянном процессе объединения и разделения Феминных и Маскулинных энергий, перегоняя и исключая хаос, производя все больше гармонии и порядка. В биологии подобные трансформации известны как «мутации», и некоторые из них более успешны, чем другие. Ласло сравнивал их бродвейскими пьесами: более успешные остаются на сцене дольше, менее успешные – закрываются вскоре после премьеры.

И здесь приходит время задать самый главный вопрос: есть ли у эволюции какая-то цель, исполняет ли она свой план или стремится к какому-то итоговому продукту, конечной стадии? Существует ли некий общий набросок, который все вещи в природе стремятся реализовать, или же это просто вопрос случайности, проб и ошибок?

Согласованность паттернов и законов, открытых в ходе наблюдений и размышлений, невольно приводит нас к выводу, что существует некий обширный план Вселенной, задающий основное направление развития. Всецелое понимание природы этого плана, кажется, лежит за пределами наших возможностей, так как наше понимание ограничено чувствами и интеллектом, которым мы наделены. Иными словами, мы ограничены природой информации, заложенной в двойную спираль нашей генетической структуры. Так что, в некотором смысле, мы вслепую следуем плану, задуманному не нами, и мы можем наблюдать за целой Вселенной, начиная от атомов и заканчивая галактиками, которые делают то же самое.

Но на другом уровне, мы, как индивидуальности, находимся в постоянном процессе изменения в каждое мгновение нашей жизни и, до какой-то степени, мы можем ощутить себя источником этих изменений. Мы словно всегда стоим на распутье, и в каждый миг – даже во сне – решаем, каким путем нам пойти, чтобы обеспечить большую выживаемость или чтобы достигнуть далеко идущих целей. С одной стороны, мы зависимы от нашего устройства и обязаны функционировать, согласно ограничениям, которые оно накладывает. С другой стороны, мы вольны сами строить свою жизнь и создавать способы выхода за пределы наших ограничений. Мы умеем планировать, и, похоже, наше планирование приводит к результатам. Технологическая эволюция – одно из средств постоянно меняющегося существования в непрерывно меняющемся мире. Эволюция сознания также привносит изменения в наше существование и жизненный уклад. Последняя, к сожалению, не представляла никакого интереса для ученых западного мира последние несколько веков, но сейчас ситуация начинает меняться.

4. «Естественные системы – это координирующие интерфейсы Природной иерархии». Чтобы отыскать свое место в Природной иерархии, мы понимаем себя как отдельных личностей. Внутри каждого человеческого тела существуют несколько органических подсистем: дыхательная система, пищеварительная, неврологическая и так далее. Каждая подобная подсистема имеет свои собственные подсистемы, функционирующие по установленным правилам, и так далее вплоть до клеточного уровня. Клетки так же можно рассмотреть, как набор подсистем микромира, их подсистемы – это молекулы и атомы. Иерархия также существует и за пределами нашей личности. Мы – подсистемы таких социальных систем как, например, семья. Семьи образуют общества и так далее до человеческой расы, являющейся надсистемой, включающей в себя все иные человеческие сообщества. Однако человеческая раса – это тоже подсистема с точки зрения животной жизни, а животная жизнь – подсистема всех живых организмов. И так далее, и так далее. Каждая система находится под своеобразным давлением внутри и снаружи. Те системы, которые адаптируются к изменениям, трансформируются согласно эволюции, другие же теряют свою силу и со временем исчезают.

Изменения, происходящие с системами в ходе их эволюционного развития, выглядят как результат некого плана, как результат попыток соответствовать целостной модели существования. Не вписывающиеся в эту модель системы вымирают, подобно динозаврам или гигантам, населявшим землю много-много лет назад. Наивные крысы учатся находить еду в лабиринтах, построенных учеными-экспериментаторами. Они – участники эволюционного движения вперед, черпающие энергию в этой эволюции для последующих изменений. Результатом этого становится то, что некогда автономные системы начинают подчиняться контролю свыше, без полной потери своей автономии. Системы складываются в надсистемы: кланы образуют племена, племена вырастают в общины, общины – в города, города разрастаются до федераций, а из них складываются целые нации, образующие потом содружества наций. Подобный процесс происходит как в макро-, так и в микромире. Энергия эволюционного процесса двигает системы в направлении все большей сложности и комплексности. Системы объединяются с системами высшего порядка, сохраняя свою самобытность и продолжая выполнять свои ключевые функции. Сила и мощь грамотно взаимодействующих систем предоставляет им дополнительную энергию для выживания, в то время как плохо организованные или отдельные системы прекращают свое существование, не в силах продолжать его в одиночку. Здесь скрывается значение фразы «Вместе мы выстоим, порознь – падем». Вселенная – едина, целостна, это надсистема, внутри которой сообща существуют все остальные системы. Мы не можем выйти за пределы Вселенной. Человек, в конечном счете, является системой координирующего интерфейса в многоуровневой иерархии природы. Ласло подводит итог системного взгляда на природу:

Системный подход к природе обеспечивает гармонию и динамический баланс. Прогресс запускается снизу без постановления свыше, и, следовательно, он является как определенным, так и открытым. Чтобы идти в ногу с этим прогрессом, нужно адаптироваться. Каждый сам волен выбирать свою дорогу, но эта свобода ограничена пределами совместимости с динамической структурой целого.8

С человеческой точки зрения ключ к адаптации лежит в осознании того, что, несмотря на то, что каждая личность является автономной системной, никто не может выживать в одиночку, не будучи открыт для энергии, поступающей снаружи этой системы. Точно так же, как мы зависимы от воздуха, еды, воды, материальных благ и общения, мы психологически зависимы от обмена идеями с другими людьми, от новых отношений, новых влюбленностей. Автономные системы внутри человека, Феминность в мужчине (анима) и Маскулинность в женщине (анимус) подчиняются контролю ядра психики – Самости, не теряя при этом своего влияния. Но Самость – это не замкнутая система. Уильям Блейк напоминает, что «Все божества обитают в человеческой груди».9

Теперь давайте отвлечемся от этого небольшого экскурса в современную науку и обратимся к отрывку из сочинений даосского мудреца, жившего в шестом веке до нашей эры – Чжуан-цзы, так же размышлявшему об этой теме:

Можно лодку свою спрятать в заводи, а сети укрыть в глубине озера. Думаешь, что так будет надежно. Но в полночь придет владеющий силой, взвалит все на спину и унесет. Если только мир спрятать в самом мире, тогда он не денется никуда. Таково великое состояние вечности вещей.10 (пер. Бронислав Виногродский)

Современная наука, пусть и в терминах гораздо более сложных и запутанных, соглашается с восточными мудрецами, что Вселенную удерживает вместе таинственное нечто, которое мы зовем «энергией». Звучит так, словно мы пойманы внутри дуализма материи-энергии, где материя управляет «вещами», а энергия приводит эти вещи в движение. С человеческой точки зрения кажется, что мы можем только наблюдать за этим взаимодействием. На самом деле, вся ньютоновская механика была основана на предположении, что физика состоит из описаний экспериментальных данных и фактов, что вытекают из подобного описания. Современная наука ушла далеко вперед от подобного представления. Как мы знаем сегодня, и это подчеркивал Эйнштейн, физики могут только лишь строить умозрительные теории. Наша человеческая природа определяет, что именно мы способны воспринять.

Если бы мы могли выйти за пределы Вселенной с Архимедовой точки зрения, мы бы смогли увидеть всю Вселенную во всей полноте – где она начинается и где заканчивается. Но это невозможно в силу того, что мы являемся частью этой полноты, мы можем лишь совершенствовать наше восприятие, создавая все новые и новые приспособления, начиная от самых мощных микроскопов до телескопов, позволяющих видеть очень далеко. С точки зрения нашей галактики, другие галактики убегают от нас. Вселенная расширяется быстрее, и мы не успеваем развивать технические средства, чтобы исследовать ее. И чем больше мы выходим из той небольшой области знания, которую мы, как индивиды, можем охватить по отношению к Mysterium Tremendum, которая кажется большинству из нас бесконечно непознаваемой, тем ближе нам чувства, высказанные Т. С. Элиотом:

О, тьма, тьма, тьма. Все они уходят во тьму,

Пустые межзвездные пространства, пустота в пустоте…

Я сказал своей душе – успокойся, и путь тьма поглотит тебя,

И будет она тьмой Бога. Как в театре,

Гаснет свет, для быстрой смены сцены

С гулким рокотом крыльев, тьма приходит во тьму.11

Мы воспринимаем материю и энергию как нечто отделенное друг от друга, хотя современные ученые считают, что мы должны признать тот факт, что материя и энергия неотделимы друг от друга. Они не являются чем-то принципиально отличным, они – два аспекта одного и того же. Нам говорят, что взгляды сегодняшней физики принципиально новы, но во всех этих теориях мы слышим слабый отголосок вещей, существовавших много веков назад.

Представление о том, что не существует ничего статичного, ничего неизменного, только неустанный поток движущегося процесса роста, разложения, исчезновения и возрождения в других формах – этот динамический взгляд на жизнь человека и всей Вселенной является фундаментальной основой позднего индуизма. Иллюзорность материи, очевидная для того, кто смог преодолеть собственную субъективность – это ядро концепции о Майе. В космическом танце Шивы все вещи и создания живущего мира лишь секундные вспышки, соскальзывающие с рук Господина Танца.12

Откуда же она берет свое начало эта вечно-пребывающая, вечно-текущая энергия, пронизывающая всю Вселенную? Георгий Гамов поддерживал теорию Большого Взрыва, в его книге Создание Вселенной, он говорит о времени, когда вся материя во Вселенной была сконцентрирована в бесконечно малой точке, для обозначения которой он использовал слово илем, греческое слово, обозначающее первичную материю. Илем имел невообразимо высокую температуру и давление и сокращался в размерах до тех пор, пока не произошел чудовищный взрыв. Постепенно звезды формировались из разбегающихся облаков пыли и газа, Вселенная продолжала расширяться, получив импульс от взрыва. Гамов считал, что это расширение никогда не прекратится.13

Но с концепцией чего-то вечно расширяющегося и никогда не возвращающегося обратно определенно что-то не так, и это наводит нас на целый спектр различных умозаключений. Физики не устают размышлять на эту тему, они задаются вопросами, на который они пока не могут дать ответа. Они приходят к своим гипотезам благодаря интуиции, прозрениям, а иногда бессознательное предлагает им некоторые варианты прямо во сне. Я позволю себе также сделать пару предположений и создать несколько метафор на тему энергии, которая удерживает Вселенную в движении и трансформации. Не стоит автоматически думать, что раз теория новая, значит она лучшая. Я хочу напомнить замечание Ласло о том, что только самые успешные остаются в эволюционном процессе, подобно бродвейским постановкам. Стоит добавить, что некоторые древние теории снова выходят на сцену и собирают огромные аудитории.

Второй закон термодинамики связан с понятием энтропии, являющейся мерой хаоса. Он гласит, что для Вселенной в целом энтропия возрастает. Но как отмечал физик Франц Экснер в 1922 году, этот принцип был выведен экспериментально, и эксперименты проводились над объектами макромира, следовательно, применять этот принцип к микромиру было бы неоправданно из-за отсутствия опытных данных. Если удается освободиться от ограничений, накладываемых фактами и условностями, наблюдаемых непосредственно, можно уловить намеки и подсказки для дальнейших рассуждений, скрывающихся в древних мифологемах, существующих тысячелетия. Между тем, «истины» ранних наук были заменены плодами недавних исследований. Кажется, что несмотря на то, что человек, Вселенная и весь остальной в ней порядок должен быстро превращаться в хаос – на деле происходит нечто прямо противоположное. Здесь не помогает даже принцип сохранения энергии. Во всяком случае, выглядит так, что Вселенная развивается: обучение происходит быстрее, чем забывание накопленных знаний, структуры общества становятся все более сложными и тонко устроенными, мы учимся заменять истощенные источники энергии с помощью переработки или открытия новых источников. Мы заранее планируем, как восстановить области, пострадавшие от природных катаклизмов, и мы часто в состоянии исправить урон, нанесенный Земле человеком, самым умным и самым эгоистичным существом. Вселенная развивается вместо того, чтобы приходить в упадок.

Сегодня физики считают невозможным говорить о новых концепциях энергии исключительно с позиции термодинамики. Они больше не согласны с Гельмгольцем в том, что количество энергии во Вселенной постоянно или в том, что она убывает посредством энтропии и никак не может быть восстановлена. Нет уже такого благоговения перед «равновесием», когда речь заходит об энергии. Жизнь не существует в состоянии уравновешенности. Равновесием в настоящее время называют состояние, при котором не происходит никаких макроскопических изменений. Мы не знали об этом до тех пор, пока не обратились к исследованию феноменов микромира, потому как все, что мы можем наблюдать в мире вокруг нас, не имеет макроскопических изменений с позиции энергии. До тех пор, пока физики не приступили к исследованию микромира, казалось, что Вселенная представляет собой закрытую статичную систему. Но новые открытия показали, что изменения происходят на субатомном уровне. Если систему наблюдать с помощью электронного микроскопа, то мы увидим непрерывное движение элементарных частиц. Тем не менее, движение в одном направлении точно такое же, как и движение в обратном, что создает впечатление отсутствия движения вообще. Но это движение, эти идеальные колебания – есть сама суть энергии. Оно находится в сбалансированном состоянии, поэтому движение не видно на уровне макроскопических объектов. Энергия обеспечивает непрерывный вечный поток, называемый жизнью. Без этого потока наступает равновесие, и это равновесие подобно смерти.

Вспышка, засиявшая в пустоте за пределами времен, не становилась тусклее, но разгоралась ярче. Вселенная черпала свою энергию из этой вспышки, по крайней мере, так считали философы древности, а также те, кто пронес эту бессмертную веру через века. Возможно, Большой Взрыв – это всего лишь новая версия этого старого мифа. Он также берет свое начало от вспышки света, произошедшей в Начале начал среди неоформленного хаоса и пустоты, перед тем, как Вселенная начала свое существование. Если существует материя и антиматерия, свет и тьма, почему бы не предположить наличие как Вселенной, так и анти-Вселенной? Если Вселенная характеризуема стремлением к порядку, то будет ли анти-Вселенная стремиться к беспорядку? В таком случае анти-Вселенная будет ничем иным как бесформенным хаосом. В тот момент, когда хаос сосредоточен достаточно для того, чтобы породить некую форму, пусть даже еле уловимую вспышку света, обладающей достаточной энергией, чтобы пронзить бездонную тьму, здесь Вселенная и берет свое Начало. И этот краткий момент может измеряться миллиардами лет. Искусство часто предшествует науке в форме интуиции.

Ибо в этот период работа поэта завершена, и все Великие События Времени начинаются

И согласуются в таком Периоде, в пределах Момента, Пульсации Артерии.

Блейк14

 

Старая концепция «эфира» уже не выглядит такой невероятной в качестве концепции процесса творения. Я говорю о творении как о процессе, а не как о событии, и дальше станет понятно, почему. Представьте, что анти-Вселенная, хаос, не есть нечто отделенное от Вселенной, скорее это ее дополняющий аспект, как обычно это и представляется в человеческом сознании. Таким образом, если концепция Вселенной включает в себя взаимодействие негативной и позитивной энергий, тогда анти-Вселенная, хаос, должна олицетворять собой «нейтральный аспект Священного Места». Если энергия во Вселенной, как мы ее знаем, возникает из неизвестного нам хаоса – возможно ли, что она снова возвращается к этому хаосу?

С точки зрения человеческого опыта, Солнце – это источник энергии на Земле, который мы можем наблюдать. Наблюдения за Солнцем повторяются снова и снова в мифологиях различных народов, которые отождествляли Солнце с Солнечным богом, и считали его источником энергии, а, следовательно, и источником жизни и всего мира. Современная физика снова повторяет этот мотив на уровне микромира, утверждая, что солярная энергия проявляет себя в ядре атома. С позиции энергии ее можно наблюдать в качестве позитивного заряда.

Другой способ описания потока энергии, берущей свое начало из некоего источника, в котором она генерируется – это назвать его Маскулинностью. Сейчас мы используем этот термин в отрыве от его половых коннотаций, только как описание определенного качества потока энергии. Он является Маскулинностью в том смысле, в котором Маскулинностью является фонтан. Он обладает качествами выталкивания, распространения и рассеивания себя. Маскулинный поток энергии должен будет исчерпать себя, если подобный процесс будет продолжаться бесконечно долго. На деле он является лишь частью всеобщего процесса, который не только не прерывается, но и находит способ восполнять себя. Этот процесс можно сравнить с даосской «циркуляцией света». Маскулинная энергия, Ян, по мере своего истощения, постепенно переходит в свою противоположность. Она становится Феминной энергией, Инь. Маскулинная энергия расточительна, Феминная энергия напротив стремится к сохранению. Феминный принцип энергии можно представить в качестве негативного заряда, существующего во взаимодополняющей связи с положительным зарядом Маскулинного принципа энергии. Можно подобрать и другой образ для описания этих энергий: можно сказать, что Феминная энергия течет по вогнутой дуге окружности, а Маскулинная – по выпуклой. Феминность – это внутренний поток энергии, дополняющий внешний поток Маскулинной энергии. На атомном уровне Феминность и Маскулинность можно представить, соответственно, как электрон и ядро атома.

Выглядит так, словно целая Вселенная занимается йогой Парного Совершенствования. Как и в даосизме, мы не говорим о некой реальной дуальности, а о Единстве, которое существует благодаря взаимодополняемости двух принципов:

  Лишь только в Поднебесной узнали, что красивое — красиво, тотчас появилось и уродство.
  Как только все узнали, что добро — это добро, тотчас появилось и зло.
  Ибо наличие и отсутствие порождают друг друга.
  Сложное и простое создают друг друга.
  Длинное и короткое поверяют друг друга.
  Высокое и низкое тянутся друг к другу.
  Голоса и звуки приходят в гармонию друг с другом.
   «До» и «после» следуют друг за другом.15

 

Маскулинная и Феминная энергии также следуют друг за другом, имеют важное значение друг для друга, и не существует между ними четкой линии. Как бы мы ни представляли себе движение по кругу, оно всегда является нам в воображении как энергия, циркулирующая от Маскулинности к Феминности, от Солнца к Луне, он света к тьме. Здесь важна не идея продолжительности, а идея непрерывности потока. Нечто происходит мгновенно, если говорить об этом с точки зрения скорости света, но процесс может быть почти бесконечным, если мы говорим о жизни звезды. Но даже звезды имеют свое начало и конец жизненного цикла, в промежутке между которыми они проходят весь цикл эволюционного развития.

По мнению астрофизиков, конечной стадией звездной эволюции является черная дыра. Звезды, подобно другим системам, имеют тенденцию становиться все сложнее и плотнее с течением времени. Черные дыры настолько плотные, что искривляют пространство-время (которое всегда пропорционально массе конкретной области), и его кривизна становится равной кривизне поверхности.16 Ласло пояснял, как свет, согласно теории относительности «путешествует по кратчайшему пути, и этот кратчайший путь определяется геометрией пространства-времени. Кратчайший путь вблизи черной дыры – вокруг звезды.  Следовательно, свет – и масса любой энергии – никогда не покидает черную дыру.17 Вследствие этого черная дыра и получила свое название – удаленный наблюдатель смотрит на нее, но не видит ровным счетом ничего. Если мы воспринимаем Вселенную в трех измерениях, то эфемерное измерение, открывающееся через черную дыру – будет являться четвертым измерением. Вообразив черную дыру как место, где энергия входит со стороны Феминности и где впоследствии преобразуемся в Маскулинную творческую силу, то мы снова узнаем в этом уже знакомую нам идею «нейтрального аспекта Священного Места».

 

Образ конечного состояния материи во Вселенной как суперинтегрированных энергий, выраженный в высокоупорядоченной структуре, в конечном счете получающей статус кво – довольно сложен для восприятия тем, кто далек от астрофизики. Те, кто ориентирован на философию могут отметить определенное сходство этой темы с алхимическими образами Средних веков. Умозаключения человеческого интеллекта по своей природе имеют тенденции повторяться, даже если они приводят к различным результатам в ходе использования различных данных. Архетипические формы остаются прежними, но их наполнение разнится от века к веку.

 

Алхимики древности понимали, что в своем Делании они сталкиваются с взаимодополняющими принципами, которые должны были пройти несколько стадий объединения и разделения. Один из способов вообразить взаимодействие важнейших элементов в этом процессе – представить их как Солнце и Луну (Sol and Luna). Sol представляет золото, который в свою очередь, символизирует свет, силу, энергию, власть и все многообразие элементов и принципов, связанных с этими идеями. Luna же – это тьма, принимающий принцип, источник жизненной силы и прибежище во времена трудностей и нужды. Sol персонифицирован фигурой Короля, Luna – Королевы. Вместе они образуют классическую алхимическую сизигию (пару, бытие которой основано на их ключевой взаимодополняемости). Небесная пара иногда представляется в виде Соломона и царицы Савской, Соломон – царь, чье имя ассоциируется с Солнцем, и царица Савская выступает в качестве Царицы тьмы. Архетипическая свадьба Феминности и Маскулинности происходит, когда целомудренная, мудрая и богатая царица Савская хотела отдать себя только царю Соломону. Пенотус, автор Theatrum Chemicum, пишет:

Ты имеешь девственную землю, подари ей супруга, подходящего ей. Она – царица Савская, и поэтому нуждается в царе, на голове которого диадема – где нам найти его? Мы видим, как небесное солнце одаряет своей славой все вещи, так и земное или минеральное солнце будет ему вторить, когда оно пребудет в своих собственных небесах, имя которым «царица Савская», пришедшая с края мира, чтобы созерцать славу Соломона.18

Маскулинная энергия, соотносящаяся со светом, начинает тускнеть; в этот момент она встречается с «целомудренной, мудрой и богатой» Феминностью, представленной плотным суперинтегрированным состоянием черноты (теория о черной дыре). Затем Маскулинность соединяется с Феминностью или входит в нее, где возвращается обратно в «чрево», но в теперь энергия организована способом, отличным от того, когда она первый раз родилась на свет. То, что родилось из chaos confusum было подчинено принципу порядка. Старый царь, Сенекс, представляет статус кво, предшествующий новому рождению, рождению «молодого царя» в алхимии. Или, говоря более понятным языком, трансформация энергии Вселенной, воссоздающей саму себя.

И еще немного обратимся к научному взгляду на космическую эволюцию. Черные дыры, имеющие фантастическую плотность свыше 1015 граммов на кубический сантиметр, достигают пределов структурной интеграции массы и энергии в космосе. «Те же самые силы, которые в конечном итоге достигают определенного статуса кво в конце длительного цикла эволюции, выступают в качестве сил, создающих сложные структуры на более ранних фазах. С точки зрения физики, эти силы дают эволюционный толчок множестам разновидностей атомов, населяющих обширный космос. Эволюция атомов – это процесс их взаимодействия».19

 

Этот цикл происходит снова и снова. Его можно представить как на уровне микрокосма, так и на уровне макрокосма. Так же, этот цикл может быть понят как рационально, так и с точки зрения мифологии. Неважно, с какой позиции мы подходим – паттерн остается неизменным: начало всегда лежит за пределами нашего воображения, тонущее во тьме, в состоянии хаоса, в котором перемешано все, или в пустоте, потому  что нам сложно вообразить нечто, не имеющее формы. Потенциальность, окутанная тайной, претерпевает некие изменения, энергетический обмен, при котором в этом тотальном ничто рождается вспышка света, бесконечно малая точка или взрыв, дающий начало Вселенной. Мы не можем рассуждать о размерах этой вспышки, ибо тогда не существовало ничего, с чем можно было бы сравнить ее. Энергия текла вперед, и в нашей системе она предстала в виде Солнца. Если мы разберем эту энергию на элементарные компоненты, то этот поток будет выглядеть как поток ядер атомов, или же в психологическом смысле он будет являться Маскулинным принципом. Этот принцип, двигаясь по своему циклу, сталкивается с Феминным принципом, с которым он сливается, тем самым изменяя качества потока. Позитивный заряд становится негативным, соответствующие элементарные частицы представляют собой электроны. В завершении этого цикла, энергия, взорвавшаяся как «солнце», снова соберется воедино и будет уплотняться до тех пор, пока не достигнет состояния черной дыры. И снова хаос, и снова процесс повторяет сам себя.

 

Чудо в том, что мы, люди, стали осознавать, что такие процессы происходят вокруг нас, и более того – мы понимаем себя, как часть этих процессов. 

архетипы и символы, юнгианская культурология
  class="castalia castalia-beige"