Перевод

Андрогины

Джун Сингер

Андрогины

Глава 4.

Сбрасывая оковы пола и гендера: Риски и Вызовы.

В аналитической психологии, как ее назвал сам Юнг, маскулинность и феминность являются выражением позиции сознания мужчины и женщины, соответственно. Бессознательная позиция по Юнгу находится в компенсаторном положении по отношению к сознанию. В обществе, где такие сознательные позиции, как правило, поляризированы, можно найти подобную полязирацию так же и в бессознательном. Из этого следует то, что если Юнг понимает маскулинное сознание как радикально отличное от феминного, то и в поле бессознательного Анима мужчины будет отличаться от Анимуса женщины, соответственно.

Юнг утверждает, что не приписывает подчиненную позицию сознания женщинам; он просто указывает на различия. Вот один из примеров:

Подобно тому, как женщина может ясно осознавать некоторые вещи, которые мужчина может лишь смутно ощущать во тьме, так же существует определенный опыт для мужчины, который для женщины остается скрытым в тени недифференцированности, в основном это вещи, к которым она проявляет мало интереса.1

С другой стороны, он говорит:

И, следовательно, мы должны ожидать от женского бессознательного проявления аспектов, существенно отличающихся от тех, которые мы найдем в мужском… так Анима является ответственной за чувства, а Анимус – за суждения.2

Для Юнга эти «суждения», высказанные женщиными едва ли стоит игнорировать. Он делает следующее обобщение:

Суждения, спродуцированные Анимусом часто имеют характер твердых убеждений, обоснованность которых выглядит неопровержимой. Если мы будем анализировать эти суждения, то немедленно придем к бессознательным предположениям… В действительности, все эти суждения совершенно не продуманы.3

Не будет сюрпризом, сколько современных женщин будут возмущены прочтением данного утверждения! Юнг также дает совет женщине, в том, что она…

…должна научиться относиться критически к своим суждениям и держать их на определенной дистанции; не для того, чтобы подавить их в себе, но чтобы исследовать их исток, проникнуть глубже в самую их основу, туда, где она сможет отыскать первоначальные образы, точно так же как и мужчина в процессе взаимодействия с Анимой. Анимус – это кладезь наследственного опыта всех женщин, связанного с мужчинами. И не только это, так же он – это творческое и продуцирующее бытие, не в понимании мужской креативности, но в том смысле, что он приносит нечто, что мы называем logos spermaticos, слово порождающее.4

Смысл Юнговской поляризированной концепции Анимы и Анимуса не предполагает «отделенный, но равный» взгляд на оба пола:

Точно так же, как мужчина совершает свою работу для создания завершенного творения с помощью его феминной природы, так же и маскулинная часть женщины привносит зерна творчества, которые обладают силой оплодотворить феминную часть мужчины.5 (курсив автора)

Несмотря на то, что Юнг утверждает, что и мужчины и женщины черпают творческую энергию в бессознательном, существуют тонкие – или возможно, не такие уж и тонкие – различия. Анима мужчины помогает ему осуществлять его творческую работу. Анимус женщины должен оплодотворить Аниму мужчины, которая впоследствии вдохновит его на его творческую работу. К счастью существуют так же и женщины, чей активный творческий Анимус развивался под мягким воздействием Анимы мужчины. Но такие случаи довольно редки.

Юнг подчеркивал необходимость интеграции женщиной ее Анимуса для создания целостной личности. Чтобы выполнить такую задачу, ей сперва необходимо распознать в себе действия Анимуса, когда он начинает функционировать. Анимус манифестирует себя через независимость, напористость, амбиции, преобладание интеллектуальной части психики. Эти вышеперечисленные и другие качества являются для самих мужчин положительными и ценными, но только в том случае, когда они принадлежат им самим. С точки зрения мужчин эти качества не всегда приемлемы для женщин. То, что оставалось допустимым для женщин служило цели удержать ее Анимус под жестким контролем, подчинить ее «феминное эго». Если женщина желала продуктивных отношений с мужчиной, подчинение Анимуса было не только «приемлимым», это было необходимо. Этой позиции, установленной Юнгом в 1920 году так и не был брошен серьезный вызов вплоть до 1970 года.

К тому времени, как женщины начали прилагать усилия для того, чтобы подобное положение дел было пересмотрено, Женское Движение уже набрало полную силу. Одной из первых, кто бросил вызов двойным стандартам, существовавшим в установлении понятия нормы и в критериях психического здоровья была Филлис Чеслер, феминистка и психолог. В ее книге «Женщины и Безумие: когда женщина безумна и кому это решать?» она показывает, как традиционно проблемы женщин вызывали самые сентиментальные заявления от врачей. Например, она цитирует Фрейда (в 1925):

[Женщины] отказываются принять тот факт, что они кастрированы и надеются однажды на обретение пениса несмотря ни на что. Я не могу избежать идеи (хотя я и не решаюсь давать ей эмоциональную окраску), что для женщины уровень этической нормы отличается от таковой у мужчин. Мы не должны забывать об этих выводах, и не должны позволять феминисткам, стремящимся убедить нас в том, что оба пола одинаково ценны и занимают равную позицию, сбить нас с толку.6

И снова Фрейд, 1933 год:

Мы также утверждаем, что социальные интересы женщин слабее, чем мужские, и их способность к сублимации этих интересов так же уступает мужской… трудности развития, которые ведут к женственности [скорее всего] исчерпывают все возможности личности.7

Как бы то ни было, мысли о том, что все эти идеи Фрейда морально устарели, подтвердил отчет со встречи в Нью-Йорке Американской Академии Психоаналитиков. В публикации в Science News сказано:

[Абрам] Кардинер, наиболее откровенный из старшего поколения нынешних аналитиков, обсуждая свой собственный анализ, проведенный Венским мастером, отметил тот факт, что Фрейдистский анализ серьезно нуждается в пересмотре некоторых важных областей. «За 50 лет он не продвинулся вперед ни на йоту. И как дисциплина – Фрейдистский анализ не имеет будущего, если он не начнет расти дальше и предоставлять такое знание, которое можно было бы использовать в качестве социального инструмента».8

Бруно Беттельгейм демонстрирует собой еще один пример мужского врачебного отношения к появлению женщины, которая ориентирована на получение большей свободы для своих интересов и талантов. Случай произошел на симпозиуме, посвященном Американским Женщинам в Инженерии, в Массачусетском Институте Технологии в 1965 году. Маловероятно, что доктору Беттельгейму простили бы такое заявление сегодня: «…насколько сильно женщины хотят быть хорошими учеными и инженерами, настолько они, в первую очередь и всегда, хотят быть женственными спутниками своих мужчин и матерями».9

Даже Юнг не избегает обвинений в поддержке патриархальной традиции. Он утверждает:

Никто не может игнорировать тот факт, что в тех вещах, которые являются маскулинными, в обучении и занятии мужскими профессиями, женщина делает нечто такое, что не полностью согласуется, если и вовсе не вредит, ее феминной натуре… [Женская] психология основана на принципе Эроса, великом связующем и дарующем принципе. В то время как вековая мудрость приписывает Логос мужчине, как его ведущий принцип.10

Однако подчеркивали психологические различия между полами в отношении их различной эффективности в бизнесе и профессиональной жизни не только врачи-мужчины. Женщины-аналитики также разделяли эти стереотипы, по крайней мере, до недавнего времени. Эстер Хардинг - одна из последователей Юнга и одна из основателей Юнгианского Аналитического движения в США. Еще в 1933 году она признавала, что женщины могут достигать высокого уровня в карьере, но, по ее словам, это может произойти «только через проявление тех маскулинных качеств, которые обычно для нее латентны или бессознательны».11 Доктор Хардинг считала, что женщина может добиться успеха в мире только ценой своей личной жизни. Единственной надеждой, по мнению Хардинг, было то, что женщине придется совмещать карьеру и дом с одинаковой отдачей и эффективностью. Ни слова не упоминается о том, какую ответственность несет мужчина по отношению к своей работающей жене, какой поддержкой он должен выступать в ее жизни. Но в то же время обратная ситуация предполагает подобную поддержку со стороны женщины как само собой разумеющееся поведение по отношению к своему мужу. Для Хардинг это является целиком и полностью женской обязанностью – открывать способы обезличенного действия, которого требует бизнес и профессиональная жизнь, при этом не теряя личное чувство тепла и взаимосвязи, которое Хардинг идентифицировала с женской природой.

Я нахожусь среди тех женщин и растущего числа мужчин, которые относятся к стереотипным взглядам Фрейда, Беттельгейма, Юнга и Хардинг на пол и гендер – а так же к нынешним популярным сексистским журналам и телепередачам – как к устаревшим, обесценивающим женщин, как к рудиментарным остаткам поляризированного сознания, которые преобладало в нашем обществе слишком долгое время. Поведенческие модели прошлого не являются жизнеспособными для сегодняшних границ нашей души. Мужчина более не находится в неведении относительно своей Анимы, как раньше. И так же и женщина относительно своего Анимуса, хотя и нельзя сказать, что не осталось аспектов, касающихся Анимы и Анимуса, которые все еще не скрыты в бессознательном. В наши дни, когда жизнь утратила свой линейный ход, и множество импульсов из тысячи источников обрушиваются на наши чувства одновременно, мы теряем страсть к последовательному и спокойному движению к осознанности. У нас не хватает терпения, чтобы разбираться с идеей о дифференциации маленького и хрупкого эго из безграничной Самости пошагово, параллельно определяясь с самоидентификацией и при этом принимая все гендерные стереотипы. Намеки на Божественную Самость внутри нас и желание ощутить ее в большем объеме тянет нас вперед с растущей энергией и скоростью по направлению к внутреннему единству.

Пока мы и правда ограничены нашей биологией в способах взаимодействия с миром, но эти ограничения не должны иметь решающего знания для нашей жизни, как это происходило раньше. До сих пор существуют некоторые места в нашем обществе, которые женщины все же не могут занять наравне с мужчинами, если бы женщинам дали такую возможность. Потребность в чистой физической силе присуща многим профессиям, связанным с технологией и производством. Но женщина в одиночку способна к зачатию и вынашиванию ребенка, несмотря на утверждение Аполлона в трагедии Эсхила Эвмениды. Однако приведенные ниже строки несут в себе страшное предчувствие того, что может произойти только с нашим поколением!

Аполлон

Отвечу и на это.

И поверь - я прав.

Дитя родит отнюдь не та, что матерью

Зовется. Нет, ей лишь вскормить посев дано.

Родит отец. А мать, как дар от гостя, плод

Хранит, когда вреда не причинит ей бог.

И вот вам правоты моей свидетельство.

Отец родит без матери. Пред вами здесь

Паллада-дева, Зевса-олимпийца дочь.

Она явилась не из чрева темного -

Кто из богинь подобное дитя родит?*

Под духом Зевса сегодня мы понимаем, что жизнь плода начиналась и развивалась в пробирке непродолжительное время. Подобных лабораторий не существовало в Афинах, но такие технологии генной инженерии уже получили свое развитие и исследуются в настоящее время. В скором времени мы сможем выбирать пол будущего ребенка. И только один этот факт несет за собой удивительные последствия.

С уменьшением биологических ограничений, какие давили на нас в прошлом, соответственно психологические предубеждения становятся свободными от структуры. Жизнь больше не выглядит как тяжелый и долгий процесс, происходящий постепенно, от стадии к стадии.12 Это типично для нашего времени, что вопросы возникают в период юности, которые ранее были отнесены к зрелости или старости. В прошлом молодые люди (за исключением небольшого числа юных романтиков, рано сталкивающихся с вопросами поиска смысла) были в основном озабочены созданием быта. Сегодня большинство людей волнует смысл жизни, начиная с ранних лет. Вопросы религии, философии и метафизики – вот что занимает их.

Сегодня множество жизней проживается в пределах одной, это не просто рождение, взросление и смерть. И в этих жизнях существует огромное количество возможностей, неизвестных еще несколько лет назад. Изменить свое призвание в жизни два или три раза – это не редкость в наши дни. После рождения детей женщины снова возвращаются к получению высшего образования, и затем открывают для себя те карьеры, которые раньше им были недоступны. Вступая в брак с такими женщинами, мужчины разделяют с ними ответственность за ведение домашнего хозяйства и участвуют в воспитании детей. Они открывают для себя тот факт, что необязательно самому рожать ребенка, чтобы участвовать в его развитии. Люди зрелого возраста пользуются преимуществами университетских программ восстановления студентов. Психологические исследования показали, что IQ с возрастом не ухудшается, и его уровень сохраняется даже на шестом или седьмом десятке лет.13 В нашей изменяющейся цивилизации даже возможна смена пола. Кристин Йоргенсен стала сенсацией пару лет назад. Чуть ранее Джеймс Моррис, британский журналист, сопровождавший сэра Эдмунда Хиллари в его восхождении на Эверест, написал книгу под названием «Головоломка», вызвавшую небольшой переполох. Это его персональный отчет о его трансформации в женщину по имени Джен Моррис с помощью гормональной терапии и операций по смене пола.14

Тем не менее, весь смысл теряется, как мне кажется, когда люди становятся одержимы идеей, что они должны доказать всему миру, делая заметные изменения в себе, что они подверглись процессу психологической адаптации. И если каждая личность содержит в себе множество различных направленностей и возможностей, и это сегодня принимается почти всеми, которые попадают и в категорию маскулинных, и феминных, то вопрос «Какая из этих категорий является доминирующей?» - это неправильный вопрос. Мы должны спрашивать «Как эти аспекты внутри меня соотносятся друг с другом?». И если внутри человека устанавливается гармония, отпадает всякая потребность в публичном выражении этого.

Как бы то ни было, изменение в сознательной позиции неизбежно влечет за собой изменения в поведении личности во внешнем мире. Это наглядно демонстрируют некоторые женщины, которые в процессе освобождения от условностей, предписывающим им второстепенную роль в мужском мире, предпринимают попытки забрать себе ту власть, которая их так возмущала, будучи присущей мужчинам. Вместо того, чтобы пытаться имитировать мужчину, я думаю, что на глубинном психическом уровне женщина должна осознать себя как женщину. Женщина нуждается в осознании себя как цельной и завершенной личности, а не неполноценной и увечной во фрейдистском смысле.

Юнг не был так поспешен в выводах, как Фрейд, в маркировании какого-либо поведения «патологическим», особенно поведение женщин, когда оно отклонялось от нормы. В своих работах он открыто обсуждал эти аспекты человеческой природы, которые до последнего десятилетия или около того, были жестко подавлены иудео-христианским культурным мифом. Но пока не кажется, что он преуспел в решении этой двоякой ситуации. Женщина может свободно активировать ту часть своей природы, которая связана с интеллектом, творчеством и упорством, но так же она должна сохранять свою феминность любой ценой, если она хочет создать отношения с мужчиной, полные любви и взаимопонимания.

Известная женщина психиатр, надеявшаяся повысить уровень сознания своих коллег, преимущественно мужчин, читала лекцию, названную «Сексизм в медицине». Она говорила, что в процессе обучения студентки-медики остро критиковались за недостаток активности, решительности, твердости и авторитарности. И как только они начинали делать успехи в развитии этих качеств, они тут же снова подвергались критике, на этот раз за что, что были неженственными. В процессе открытой дискуссии, последовавшей за этой лекцией, один молодой доктор, выглядевший довольно ошеломленным, сделал следующее замечание: «Я понимаю и ценю все, что выразила сейчас моя коллега, и я согласен с ней на сто процентов своим разумом. Но когда я прихожу вечером домой я все равно хочу, чтобы моя жена уже приготовила мне ужин». В процессе лекции, психиатр, который представлял лектора и вел дискуссию, закрыл эту встречу ремаркой: «Я хочу поблагодарить нашего лектора, всех мужчин и девушек, которые пришли, за эту интересную дискуссию». Лектор пронзила его взглядом и пожала плечами.

Этот эпизод призван проиллюстрировать, что заявленные проблемы сексизма в наше время не очень эффективно отражают действительные социологические недуги людей, страдающих из-за неравенства между полами. То, с чем нужно справиться – это гораздо глубокие причины, нежели просто симптомы нашего общества. Если симптоматическое лечение способно немедленно облегчить стресс, оно служит благой цели, но потребность в базовом лечении все равно остается. Оно берет начало в потребности прояснить реальные проблемы, которые уходят своими корнями не столько в анатомию, а также в исторические и культурные пути, которыми люди пришли к определению различий между маскулинным и феминным. Это те психологические установки, которые в ответе за формирование гендерных ролей, которые открыто и скрыто, сознательно и бессознательно передавались через поколения.

Совет Юнга, сделанный им давным-давно о том, что «женщина должна научиться относится критически к своим суждениям и держать их на определенной дистанции; не для того, чтобы подавить их в себе, но, чтобы исследовать их исток, проникнуть глубже в самую их основу, туда, где она сможет отыскать первоначальные образы»15 заставил меня бросить вызов, который и привел меня к следующим исследованиям. Блуждание по этому лабиринту стало итогом вопроса, который я должна была задавать себе, думая, что женщина действительно подавлена и низведена до подчиненной позиции. И вот в чем был этот вопрос – что стояло за готовностью женщины на протяжении многих лет принимать ее ограниченную и жестко определенную позицию, на условиях, продиктованных членами доминирующего мужского пола?

______________

* Перевод С. Апта (прим. пер.)

архетипы и символы, юнгианская культурология
  class="castalia castalia-beige"