Перевод

Жизнь Эммы Юнг

Имелда Годиссар

Жизнь Эммы Юнг

Глава 1

Предисловие

В ноябре 2004 года, когда я завершала перевод сочинения Дирдре Бейр «Юнг: Биография», некий повелевающий голос воззвал ко мне. Голос вымолвил, что настало самое подходящее время поговорить об Эмме Юнг.

В течение последних трех лет я упоминала об этой идее в разговорах со своими друзьями и близкими. Замысел мой был принят с интересом, но и не без удивления. Большинству людей, за исключением, быть может, последователей Юнга, Эмма Юнг совершенна незнакома.

В конце концов, во время двух необычайно ярких и символичных сновидений, я ясно ощутила присутствие Эммы. С этого момента моим единственным долгом было ответить на ее просьбу - вызволить ее из бездны забвения.

Это означало приготовиться к захватывающей встрече - встрече с женщиной, чья история, вполне вероятно, могла быть рассмотрена с разных сторон. Необходимое решение было принято. И в результате появилась ни история, ни выдумка, а небольшая книга, которая дает ответ на двояко обозначенную проблему: она о духе справедливости по отношению ко всем героям этого повествования и о том, как важно женщине с ее изначально скрытыми, сугубо личными переживаниями, не позволять себе терпеть предательство. Единственной причиной появления истории об Эмме Юнг в определенном социальном, коллективном и культурном аспекте было выяснить, каким она видела свое предназначение, и как мужественно она себя в нем проявляла.

Благодарности

от автора

Написание книги – это одновременно и индивидуальный и коллективный труд. Если вдохновение служит первоисточником, то коллективная составляющая только обогащает ее содержание. В первую очередь хочу поблагодарить Джона Серулло за то, что предложил мне книгу Дирдре Бейр «Юнг: Биография» в 2004 году, чем подстегнул мое любопытство и интерес к жизни Эммы Юнг. Также благодарю Рене Стеблера, ныне покойного, который самоотверженно трудился вместе со мной над книгой, он снабдил рассказ знаниями традиций и обычаев Швейцарии. Благодарю долгожительницу Хелену Хоэрни-Юнг, недавно покинувшую этот мир, за то, что любезно поделилась некоторыми своими воспоминаниями. Выражаю благодарность Дитеру Бауманну, Андреасу Юнгу и его жене, Ульриху и Йосту Хоэрни, немногочисленным внукам, которые тепло принимали меня и отвечали на многие мои вопросы и просьбы. Спасибо Элизабет Кларк-Штерн, которая подарила мне текст пьесы об Эмме Юнг и Тони Вольфф. Также выражаю признательность Бригитте Эггер за комментарии к моей рукописи. Спасибо Мари Брончарт и Жан-Пьеру Деларгу за их замечания по технической части написания книги, и всем тем, к кому я питаю искреннюю нежность и признательность. Благодарю издательство «Chiron Publications» и его чудесную команду редакторов, которые позволили широкой англо-американской публике познакомиться с Эммой Юнг, а также Кэтлин Ллэнворн за ее бесподобный перевод. И наконец, но не в последнюю очередь, я благодарю саму Эмму Юнг, которая будучи моим таинственным вдохновителем, всегда находилась рядом со мной и в конечном итоге выражала свою признательность. Пусть этот рассказ станет данью уважения за ее неоценимый вклад в жизнь и творчество К. Г. Юнга.

от переводчика

Хотелось бы поблагодарить ниже перечисленных друзей, членов семьи, коллег и всех тех, кто так или иначе оказал реальную поддержку в написании книги, за профессиональную помощь и содействие в принятии предложения Имелды переводить на английский ее книгу об Эмме Юнг: Мэри Брейзье, Селию Дикси, Вивьен Дунн, Энтони Херста, Марию Джепсен, Кристину Кантару, Эндрю Ллэнворна, Надю Ллэнворн, Алека Люикса, Филиппа Поше и Энтони Стивенса.

1

Предисловие

Причиной, побудившей меня написать об Эмме Юнг, несомненно, является желание признать ее исключительность и прекрасно сыгранную главную роль. Эмма Юнг – та женщина, которая заставила меня взяться за решение этой задачи. Своим долгом я считаю поведать правду об Эмме как о женщине, супруге, матери, психоаналитике и писателе. Эмма Юнг была женщиной, которая, вне всякого сомнения, обладала статусом героини. 2

Реальные данные, включенные в эту книгу, во многом обязаны исследованиям, проведенным ранее писателями, мнению которых вполне можно доверять. В проработке деталей я полагалась на свои собственные исследования, встречи и знакомства.

Говорить об Эмме Юнг - значит, с одной стороны, опрокинуть с ног на голову общепринятый порядок представления героя публике. Ибо тогда получится портрет, который бросит вызов некой субординации по отношению к мужу Эммы, Карлу Густаву Юнгу, чья личность не предстанет нам такой уж значимой.

Разумеется, немыслимо описывать личность Эммы и историю ее жизни, не упоминая о Карле Густаве Юнге, который стихийно всплывает в наших мыслях, - так тесно переплетены две их жизни. Однако на самом деле может случиться так, что сосредоточив свое внимание на Эмме, мы осознаем доселе незамеченные аспекты личности К. Г. Юнга.

Провести 52 года рядом с такой весомой фигурой – редчайшая из судеб. Неудивительно, что об Эмме говорят, что брак с Карлом Густавом кардинально ее изменил. Желание и необходимость говорить об Эмме черпают вдохновение из чувства солидарности, которое свойственно женщинам. В конце концов, она ведь могла быть моей бабушкой, и мне отрадно это осознавать. Особые обстоятельства, которые, мягко говоря, оставили свой след в ее жизни, позволили ей развить в себе массу качеств, которые до сих пор оставались в тени.

Кажется вполне очевидным, что не будь Эмма женщиной, обладающей исключительными качествами, которыми во времена ее юности прельстился Юнг, она не смогла бы открыто принять свой жребий и выполнить свое предназначение. Я твердо убеждена, что именно ее сильный характер, ум, природная доброта, духовные ценности, которыми она дорожила, позволили ей принять этот вызов и пройти через все испытания и страдания, выпавшие на ее долю. Чтобы сосредоточиться на Эмме, попробуем отыскать некоторые подробности, наводящие на размышление, а также очевидные факты, а может быть, даже некоторые смелые гипотезы.

Складывается впечатление, что за несколько месяцев до своей смерти Эмма изъявила желание, чтобы люди, с которыми она когда-то переписывалась, вернули ей все ее письма. Была ли эта просьба

____________________________________________________________________________________________________

2 Collins Dictionary определяет героиню как женщину, обладающую «превосходными качествами»

продиктована желанием предотвратить ненадлежащее использование следов, которые она оставила позади себя? Было ли дело в ее скромности по отношению к авторитету ее мужа, занимающего весьма значимое положение в интеллектуальных и культурных кругах того времени? Сегодня мы не в состоянии ответить на данный вопрос. В ее просьбе, возможно, заключалось доказательство ее величайшей мудрости. Один из внуков Юнга засвидетельствовал следующее: «Мой младший брат, которому на тот момент было четырнадцать лет, видел, как дедушка сжигал какие-то письма в камине». Может, это были письма Эммы? А быть может, от Тони Вульф?

Подобное устранение каких бы то ни было воспоминаний напоминает необычную традицию индейских шаманов, которые рисовали мандалы на песке, чтобы создать или отобразить миг гармонии в мироздании. Жизнь этих рисунков не вечна. Лишь настоящий момент имеет значение, в нем только и заключена истинная ценность.

Это поистине весьма непростая, но и крайне важная задача - попытаться воссоздать самые главные вехи и моменты в судьбе Эммы, из которых состоит ее история и прожитая жизнь. Помимо влияния, оказываемого работами Юнга на сегодняшний мир, вклад Эммы так же признается ценным в современном мире. По этой причине ее история заслуживает того, чтобы о ней рассказали.

В повествование будут включены некоторые даты, потому как все описанные события относятся к определенному периоду в истории. Эти даты важно учитывать, дабы мы не потеряли нить рассказа. Главные действующие герои, Карл и Эмма, были охвачены вихрем трагедии в истории двадцатого века. При этом, эти две значимые фигуры, пребывая в состоянии тонкого слияния, оставили неизгладимый след в этой истории. Порой полезно быть менее скрупулезным и позволить своему воображению наполнить пространство своими фантазиями, ведь оно, как не удивительно, принадлежит нам.

Но начнем с самого начала. Эмма Раушенбах родилась 30 марта 1881 года, а умерла 27 ноября 1955-го в возрасте семидесяти четырех лет. Кар Густав Юнг родился 28 июля 1875 года и пережил свою супругу почти на 6 лет. Он умер 6 июня 1961 года незадолго до своего восемьдесят шестого дня рождения. Разница в возрасте между ними была больше шести с половиной лет, что является немаловажным фактом. Мы еще не раз будем возвращаться к нему в подробном изложении череды конкретных событий, которые наполнили их долгую жизнь ценным содержанием и позволили перенести все, что выпало на их долю.

Эмма чувствовала острую потребность оставаться в тени и особо не распространялась о своей частной жизни. Она не любила почетные звания и никогда не была готова предстать перед камерой. Для ее семьи с ее буржуазными традициями, необходимость в сдержанности вызывала крайнюю озабоченность. Не смотря на это, Эмма оказалась участницей многочисленных встреч и событий и была вовлечена во все сферы общественной и социальной жизни своего времени.

Шестьдесят лет прошло со дня смерти Эммы Юнг. Любые попытки оживить ее неизбежно будут окутаны густым туманом. С течением времени образы и воспоминания, хранящиеся в нашей памяти, приобретают импрессионистический характер3.

Все, кто знал Эмму, в зависимости от возраста и обстоятельств, воспринимали разные аспекты ее личности. Широкий круг мужчин и женщин имел уникальную возможность узнать ее как жену, мать, бабушку, друга и психолога. Рассматривать ситуацию в таком ключе – это значит принять очевидный вывод, что даже так называемые объективные события неизбежно формируются и окрашиваются в разные цвета, проходя сквозь наши чувства, нашу индивидуальность, наши эмоциональные воспоминания о прошлом.

Разве не в нашем стремлении изобразить человека заключена цель - придать реально существующей личности хоть какие-то зримые черты, которые доселе никто не видел? Поэтому во время двух независимых друг от друга видений, выросших из моего подсознания, Эмма как раз требовала таких изобразительных форм. В первом видении она предстала великолепной рыбой, выплывшей наружу из колодца, который я очищала от скопления отмерших листьев и цветов. Юнг как-то упоминал о рыбах следующим образом: «Вот она, волшебная красота плещущейся рыбы, радужная, искрящаяся, прозрачная, неуловимая» (Jung 2008, 356).

Образом из второго видения был гусь с великолепным оперением, в точности похожим на тех птиц, которых можно видеть на картинах о Древнем Египте. Сидя в уличном кафе, я видела, как он возник из подземного перехода, чтобы тут же исчезнуть, затем снова появился, пытаясь привлечь мое внимание, и опять растворился в воздухе. Интуитивно я понимала – и это понимание было подтверждено сильной эмоцией, - что образом из двух видений была Эмма Юнг. Она была со мной рядом на протяжении всего времени, пока я писала книгу.

Почему бы не позволить себе представить личные реакции Эммы, или хотя бы при случае попытаться отгадать, какими они могли быть? Когда мы начинаем свой путь бок-о-бок с другим человеком, и даже если это путешествие проходит в полной тишине, между людьми устанавливается незримая энергетическая связь. Такая связь воспринимается как нечто удивительное, наполненное эмоциями, и, конечно, совершенно субъективное. Но почему это так важно? То, о чем тут идет речь, безусловно, касается воскрешения в памяти человека, который еще не совсем исчез с экранов бессознательного, глубоко спрятанного в нашей психике, или скрытого от нашего коллективного опыта.

Эскиз для данного портрета сформировался совершенно самопроизвольно. Наиболее естественным подходом для меня было набросать план основных событий в жизни Эммы: рождение, воспитание, замужество, семья, круг общения и так далее. Однако эта жизнь не была ровной и гладкой. Разные ситуации, встречи, неприятные эпизоды и обстоятельства, влекущие за собой бесчисленные события, - все это нити, из которых соткана канва жизни. В ходе повествования эти нити пересекаются, а иногда сплетаются воедино и уже вынуждены двигаться вперед вместе. Шаг за шагом, с течением времени, это кропотливое творение находит свой свойственный ему образ. Если раньше этому творению не хватало наполненности, то теперь оно начало приобретать смысл и устойчивость.

________________________________________________________________________________________

3 «Импрессионизм» - направление в живописи, литературе и музыке, с определенным наборе методов и приёмов создания произведений, в которых авторы стремились передать жизнь в чувственной, непосредственной форме, как отражение своих впечатлений. В данном случае автор имеет виду субъективных характер образов и воспоминаний, т. е. основанных на неточных данных – прим. перев.

Подобно тому, как медленно, мало-помалу, стежок за стежком, в итоге получается искусно выполненная вышивка, точно так же истинное качество раскрывается только по завершении работы.

Когда конкретный человек реализует свое предназначение, он или она заново разыгрывает драму, зародившуюся в истоках, описанных в трагедиях и мифах человечества. Театральный реквизит и декорации меняются; порядок действий на сцене трансформируется; второстепенные персонажи, играющие в одной постановке, в другой оказываются главными героями. Ведомые желанием засвидетельствовать все эти сменяющие друг друга картины, мы неизбежно испытываем глубокие эмоции. Находясь одновременно и в зрительном зале, и на сцене, мы глубоко сочувствуем главным героям в их трагедии, которая в некоторых чертах схожа с нашей собственной.

Как супружеская пара, Эмма и Карл Густав Юнг не были никак застрахованы от этой динамики. Муж, подобно Одиссею, был вынужден на протяжении всей своей жизни исследовать глубочайшие, самые отдаленные и наиболее опасные области человеческой души. Жена, как Пенелопа, терпеливо вела хозяйство, заботилась о домочадцах, и продолжала сучить пряжу. Эти бесконечные уходы и возвращения, как две нити, символически связывают двух участников супружеской пары в их долгих ожиданиях, преданности, страхе, общих переживаниях и причиненных обидах.

Подобные сравнительные приемы, к которым мне пришлось прибегнуть, тронули меня до глубины души. Из эпизодов долгой жизни Эммы возникает драма, круговорот и эволюция событий, которые происходят, прежде всего, на ее внутренней сцене. Вечная аналогия с воображаемым Одиссеем казалась мне тем подходящим инструментом, иллюстрирующим сложный лабиринт из радостей и слез, порожденных этими двумя судьбами: перебирая многочисленные детали данной истории, я хотела бы обратить внимание на некоторое соответствие перипетий действующих лиц с универсальными шаблонами, заимствованными из Гомеровского эпоса и породившего его античного мировоззрения.

Можно вообразить себе, какой вердикт бы вынесли боги, решая судьбу, уготованную Карлу и Эмме:

Тебе, Карл Густав, мы открываем врата в глубины человеческой души. Заплатишь ты за это путешествие цену страшную и опасную, и оставишь после себя нескончаемое описание своих странствий.

Ты, Эмма, соткешь роскошное полотно, на котором будут вписаны труды твоего мужа. Мало кому будет известна цена успешного выполнения этой задачи длинною в жизнь, которая отмечена всеми признаками великой и часто мрачной трагедии.

А теперь, читатель, приглашаю тебя подробно познакомиться с жизнью Эммы Юнг. Впереди, по мере углубления в рассказ, ты испытаешь удивление, уважение и восхищение. Книга ставит себе цель - отдать дань уважения достойнейшей из судеб. Эта работа была совершена по велению внутреннего голоса и чувства ответственности за выполнение таинственной миссии, которая выпала мне. Да будет эта миссия исполнена до конца!

 

агиография

Читайте также

похожие материалы

  class="castalia castalia-beige"