Перевод

Жизнь Эммы Юнг

Имелда Голдиссар

Жизнь Эммы Юнг

Глава 2

Девушка из Шаффхаузена

О городе Шаффхаузен есть сведения с далекого 1045 года как о городе-государстве, чеканившем собственную монету. Его территория находится на изгибе Рейна. Изначально город являлся частью Империи Габсбургов. В 1501 году он стал членом старой швейцарской Конфедерации. Впоследствии он превратился в административный центр, так что сегодня маленький Швейцарский кантон4 граничит с трех сторон с Германией.

Посетители старинного города могут полюбоваться прекрасными и изящными пропорциями зданий эпохи Возрождения, их фасадами, украшенными цветными фресками и скульптурами, лепниной в стиле, характерной именно для этого округа. В конце девятнадцатого века эта часть города, должно быть, выглядела роскошнее, нежели сегодня. Всемирно известный Рейнский водопад, самый большой водопад в Европе, расположенный недалеко от города Шаффхаузен, привлекает большое количество туристов.

Эра промышленности началась в этом городе в 1857 году со строительства первой в стране гидроэлектростанции на Рейнском водопаде и прокладки железной дороги. Эти события побудили американского промышленника из Бостона по имени Флорентин Ариосто Джонс приехать в Шаффхаузен в поисках счастья. Он основал часовую фабрику в городе в 1868 году.

Члены семейства Раушенбах занимали официальные должности в Шаффхаузене, но были известны, прежде всего, своими предпринимательскими качествами. В 1880 году Йоханнес Раушенбах-Фогель купил часовой завод у его основателя, который на тот момент обанкротился. Благодаря выдающимся способностям четырех последующих поколений Раушенбахов и Хомбергеров, завод был модернизирован и расширен, став впоследствии Международной Часовой Компанией, которая представляла собой семейный бизнес вплоть до 1976 года.

Йоханнес Раушенбах-Фогель был дедушкой Эммы Юнг. Он обладал поразительными задатками творческого гения, и его имя останется связанным, прежде всего, с изобретением сельскохозяйственного оборудования, которое продавалось по всему миру. Умер он в 1881 году в возрасте шестидесяти шести лет, через год после покупки часового завода, который был одним из его многочисленных начинаний. Эмме Юнг не довелось знать своего деда по отцовской линии, так как родилась она 30 марта следующего года.

Сына Йоханнеса назвали так же, как его отца, но на французский манер. В возрасте двадцати пяти лет, Жан Раушен-Бах-Шенк оказался во главе семейного бизнеса. Не успел он стать исполнительным директором компании, как почти сразу же женился. Он и его жена Берта переехали в резиденцию компании, великолепный дом с названием Розенгартен (Розовый Сад). В соответствии с

__________________________________________________________________________________

4 Кантон – территориально-административная единица Швейцарии и некоторых других европейских стран – прим. перев.

обычаями того времени, этот комплекс был построен в непосредственной близости от промышленной зоны на берегу Рейна. Молодая пара при содействии компании обеспечили благополучное существование вдове Йоханнеса Марии, которая нашла некоторое утешение в обществе молодых. Она любила проводить время с двумя маленькими внучками Эммой и Маргаритой, с которыми делилась своей коллекцией кукол. Девочки, в свою очередь, были без ума от бабушкиных рассказов о призраках.

Важно понимать, что Эмма родилась в семье, которая не принадлежала к знати, а скорее была обязана своим доступом в высшее общество недавно приобретенным промышленным состоянием. В небольшом швейцарском городке новый и чрезвычайно динамичный класс промышленников-буржуа вызвал некоторое волнение в аристократическом обществе с его устоявшимся традиционным укладом. Шло время, контраст между двумя группами изменил облик и характер города Шаффхаузен весьма значительно. Помимо сугубо производственных функций мужчины из семьи Эммы всегда проявляли большую озабоченность по поводу социального и материального положения мужчин и женщин, занятых в семейном бизнесе. Их отношение в этом плане может быть описано в современной терминологии как просвещенный патернализм.

Эмма росла в атмосфере роскоши и в то же время умеренности, диктуемой светскими, этическими и духовными принципами. Позже она будет вспоминать свое детство, проведенное в семейных резиденциях, придавая этому отрезку жизни мистические свойствами. Наиболее значимыми фигурами времен детства, проведенного с сестрой в Розенгартен, были их бабушка по отцу, Мария Раушен-Бах-Фогель, и их мать Берта. Общая атмосфера домашней обстановки была преимущественно женской.

Жизнь этих промышленников-буржуа имела свой характерный ритм и особенности. Они жили совсем рядом со своим бизнесом, в окружении заводских корпусов. Хозяин всегда был в поле зрения рабочих, и его всегда можно было услышать, несмотря на шум работающей техники. Взрослые члены семьи устраивали приемы, которые с удовольствием посещали друзья и родственники. Семья совершала поездки и длительные путешествия на лошадях или в автомобиле. Все эти мероприятия представляли собой целый микромир нового процветающего сословия, живущего по своим особым правилам и традициям.

Помимо бабушки и мамы, о девочках заботился целый штат прислуги, который помогал вести хозяйство в доме. Эмма и ее сестра посещали общественную школу, предназначенную главным образом для городской элиты, помимо школы у них были частные домашние преподаватели. Недостатка в средствах и возможностях обучения в семейной библиотеке не было. Поэтому Эмма продолжила учебу до пятнадцати или шестнадцати лет.

К середине 1890-х годов отец Эммы стал очень богатым фабрикантом. Будучи еще совсем молодым, он уже страдал от массы физических недугов, хотя ничего определенного в их происхождении выявлено не было. Во всяком случае, известно, что он частично ослеп. Невзирая на свое слабое здоровье, он решил приобрести большую, частично обветшалую недвижимость.

Местоположение нового жилища было, несомненно, весьма необычным. Поместье под названием Ольберг (Оливковый Холм) располагался на склоне холма, недалеко от города. Дополнением к дому служила поздняя Романская часовня, которая содержала целый ряд скульптур, изображающих страсти Христовы, но протестантская Реформация превратила их в руины. На близлежащем холме были сооружены виселица и эшафот. Жан Раушенбах разрушил старый дом, чтобы возвести на его месте совершенно новый просторный особняк. Эмма и Маргарита, питавшие симпатию к старым камням, были против разрушения, но их протесты оказались тщетными. Тем не менее, отец сохранил название Ольберг.

Желая представить общественности несомненные доказательства своего богатства и социального положения, он совместно с архитектором принял решение построить роскошный дом, что-то в стиле рококо, с обилием балконов, шпилей и крытых галерей. В богато оформленном интерьере были задействованы различные художественные тенденции того времени. Основным материалом был дуб, задействованный в обшивке стен, а также в отделке величественных лестниц и кессонных5 потолков. Великолепие изделий из дерева и просторный центральный зал, чьи двери распахивались, открывая взору целый ряд изысканных гостиных, - все это навевало воспоминания о минувшей эпохе.

В ходе строительства Жан находил утешение в том, что мог рассчитывать на помощь своей дочери-подростка Эммы. Ее беспокойство об отце проявлялось в искренней заботе, она была рада помогать и обсуждать с ним не только вопросы по строительству, но также и состояние его здоровья; иногда она читала ему вслух. Благодаря этому опыту девочка рано повзрослела и научилась справляться с множеством взрослых проблем. Она с жадностью поглощала книги, которые отбирала для отца, и хотя в собственных предпочтениях она тяготела к литературе, она также интересовалась и научными вопросами. Промышленное производство входило в сферу ее интересов, и, будучи от природы любознательной, Эмма уделяла ему большое внимание.

Так получилось, что Эмма и ее сестра совершили переход к взрослой жизни в новой семейной резиденции. Они уютно расположились на специально отведенном для них этаже нового дома, обустраивая и украшая комнаты по своему вкусу, с удовольствием выбирая постельное белье, ткани, керамику, цвет обоев, мимоходом обнаруживая, что их вкусы и предпочтения часто не совпадают. Им не запрещалось предаваться фантазиям, и, не смотря на полтора года разницы в возрасте, две сестры были необычайно близки. Взаимное воодушевление и постоянная веселость, характерные для юных лет, крепко сплотили их на всю жизнь.

Не смотря на то, что любовь сестер была бесспорной, характеры их были совершенно противоположными. Эмму считали определенно скромным ребенком, и эта склонность к сдержанности осталась при ней даже, когда она выросла. Будучи погруженной в себя, она рано выказала склонность к учебе и чтению. 6 У Маргариты же наблюдалась творческая направленность, ей нравилось заниматься спортом, и она явно была экстравертом по характеру. Эта непохожесть и взаимодополняемость двух характеров нередко вызывала случайные разногласия между сестрами, но без ущерба для их глубоких чувств друг к другу.

Будучи от природы вдумчивой, Эмма обладала тонким интеллектом, который она направила в

________________________________________________________________________________________

5 Кессонный потолок–это одна из разновидностей декоративной потолочной отделки, которая заключается в несколько углубленном декорировании квадратными или прямоугольными элементами (кессонами) – прим. перев.

6 В последствии Юнг был склонен утверждать, что психологическому типу его жены соответствуют интровертное восприятие.

область естественных наук и философии. В возрасте шестнадцати лет, блестяще окончив школу, Эмма могла продолжить обучение, но ее отец, будучи сам когда-то самоучкой, в этом никак ее не поддержал. В конце девятнадцатого века швейцарские университете хоть и принимали иногда в свои стены студенток из других стран, но были закрыты для студенток из самой Швейцарии. Более того, сам факт принадлежности к привилегированному слою общества имел свои закономерности, не всегда выгодные. Разве не главным преимуществом для девушки этого класса в то время было обзавестись навыками ведения домашнего хозяйства и подготовить себя к замужеству с достойным претендентом и того же социального происхождения?

Чтобы помочь Эмме справиться с этой досадой, родители позволили ей провести несколько месяцев во Франции. Кое-кто из близких друзей, принадлежавших к высокообеспеченному и интеллигентному кругу парижского общества, пригласили ее пожить у себя, предлагая Эмме впервые вдохнуть аромат изысканной французской буржуазии, в обмен на некоторую помощь со стороны девушки, состоящую в присмотре за их маленькими детьми. Это были люди высокой культуры, на семейные праздники они совершали долгие и дальние поездки, приглашали в свой дом гостей и устраивали вечеринки. Для молодой, любознательной девушки, полной искренней жажды познания, это было поистине великолепной возможностью для саморазвития. В подобных обстоятельствах Эмма имела возможность получить доступ в совершенно иной, удивительный и захватывающий мир.

Можно только вообразить себе, с каким волнением она, должно быть, обнаружила, что жизнь в Париже открывает для нее бесчисленные возможности для ее дальнейшего совершенствования. Здесь она впервые столкнулась с космополитичным7 миром. Она сравнительно легко научилась говорить по-французски, пользовалась возможностью посетить многочисленные музеи и художественные галереи и наслаждалась пьянящей атмосферой столичной жизни. Вполне возможно, что ее интерес к легенде о Святом Граале возник именно в тот период, когда проходило ее знакомство со старинными работами французского художника Кретьена де Труа. В любом случае, впечатление от знакомства с этой историей никогда ее не покидало, а ее попытки создать руководство по исследованию богатой и многогранной символики и психологии этой легенды стало наиважнейшим делом всей ее жизни.

По возвращении в Шаффхаузен Эмме исполнилось семнадцать лет, и было очевидно, что социальный и культурный опыт пребывания во Франции принес ей колоссальную пользу. Париж открыл молодой девушке все свои культурные сокровища, которые отныне владели ее разумом. Пребывание в Париже позволило ей, вдали от своего родного города и близких, подышать совершенно иным воздухом. Возвратясь в Шаффхаузен, она светилась от радости и готова была поделиться своими открытиями с членами своей семьи.

Время от времени Эмма вместе со своими друзьями, окуналась в упоительную прелесть танцевальных вечеров. Такие вечера устраивались для избранного круга юношей и девушек, с доступом только по персональному приглашению. Родители не упускали возможности по случаю присмотреть выгодную партию для своих сыновей и дочерей, и Эмма, вне всяких сомнений, была самой завидной невестой. Возвращаясь к нашей аналогии с образами древнегреческого эпоса, мы могли

________________________________________________________________________________________7 Космополитизм – идеология мирового гражданства, ставящая интересы всего человечества в целом выше интересов отдельной нации или государства и рассматривающая человека как свободного индивида в рамках Земли – прим. перев.

бы представить себе женский хор8, приглашенный насладиться всеми удовольствиями подобного романтического действия, и мы бы услышали, как этот воображаемый хор нашептывает Эмме на ухо:

Живи полной жизнью, прекрасный молодой цветок! Жизнь скоротечна, ее тонкие и иногда запретные удовольствия будут ускользать сквозь твои пальчики, оставляя в твоем сердце неизгладимый, но невыразимый след.

Приближалось новое столетие. Шел 1899 год. Целая глава из жизни девушки, совершенно незаметно для нее самой, заканчивалась весьма непредсказуемо. Карл Густав Юнг скоро войдет в ее жизнь, чтобы уже никогда ее не покинуть.

Карл Г. Юнг, что очень любопытно, знал Эмму очень давно. Их матери, Эмили Юнг и Берта Шенк, тесно дружили с давних лет. Они были прихожанками одной и той же церкви, пастором в котором был никто иной как Пауль Юнг, отец Карла. Карл вспоминал, как еще ребенком они с матерью прогуливались вдоль берега Рейна в компании приятной, молодой светловолосой женщины. Это была Берта, которая вошла в семью Раушенбах, выйдя замуж за одного из ее членов, а старшей из двух маленьких девочек, которые были при ней во время этих прогулок, была Эмма.

Следует добавить, что Карл в свои семнадцать лет, будучи однажды в гостях у Раушенбахов, заметил на верхней ступеньке изящной лестницы, в доме под названием Розенгартен, девочку лет одиннадцати, которая показалась ему довольно застенчивой. Он подумал, что видит юную принцессу. Этим ребенком, несомненно, была Эмма, из-за своего проницательного, ясного взгляда голубоглазая девушка выглядела старше своих лет. Семнадцатилетний юноша был поражен этим зрелищем, а ведь она попала в поле его зрения всего на несколько мгновений. На фотографии, сделанной примерно в это время, мы видим Эмму в элегантном закрытом платье, сшитом по моде тех лет.

Несколько лет спустя, по случаю очередного приглашения фрау Раушенбах, Карл снова увидел Эмму. На тот момент ему был двадцать один год, он был студентом в Базеле 9, живя на скромную стипендию. Нищета молодого человека, о которой явно свидетельствовало состояние его костюма, разительно контрастировала с богатым интеллектуальным наследием его семьи. Эмме было четырнадцать, и к этому времени ее семья переехала в новый дом в Ольберг. К удивлению всех, кому он впоследствии признался в этом факте, Юнг сказал, что он абсолютно уверен в том, что Эмма станет его женой. Кто бы мог подумать, что он осмелится на такую дерзость! Принимая во внимание их положение в обществе – несмотря на то, что в роду у Карла было много деятелей с блестящим интеллектом – они были птицами разного полета. Нелепо было надеяться, что семья девушки когда-либо вообще даст согласие на этот брак.

Конечно, можно пофантазировать над этим эпизодом, представить себе, что было на душе и в сердце у молодого человека. Что такого было в Эмме, что сразило его наповал? Было ли дело в скромности, умиротворении и покое, излучаемых ее присутствием? Или причина в ее уже сформировавшейся индивидуальности, сдержанной уверенности в себе или в ее природном

________________________________________________________________________________________

8 Хор – неотъемлемый атрибут в древнегреческом театре – прим. перев.

9 Ба́зель— город на северо-западе Швейцарии, столица немецкоязычного полукантона Базель-Штадт – прим. перев.

обаянии? Влечение и притягательность росли откуда-то изнутри. Чувства, вызванные подобной нечаянной встречей, в состоянии смутить разум. Они затрагивают самые глубинные струны. Эти чувства способны ослепить нас, и Карл Густав Юнг как раз и был пленен этими чарами.

Прошли годы. Эмма провела год в Париже. Карл закончил учебу и собирался покинуть Базель. Учеба в прославленном университете и его атмосфера свободы оказали на Карла стимулирующее действие, за что он испытывал к нему искреннюю благодарность, но сам Базель был для него тесен. Его приняли стажером-психиатром в довольно современную, расположенную недалеко от Цюриха, государственную больницу Бургхольцли, которая уже приобрела широкую известность. Временами он получал приглашения из Ольберга, и всякий раз принимал их, не мешкая. Такие поездки внутри страны вносили некоторую передышку в довольно аскетическую жизнь прилежного ординатора психиатрии.

Давайте представим, что мы подслушиваем размышления богов Олимпа об этом месте в повествовании: А под силу ли Карлу Густаву, этому жизнелюбу, очарованному притягательностью Эммы, обуздать буйную и импульсивную сторону своей собственной природы, чтобы завоевать сердце этой милой, таинственной молодой девушки высшего сословия с ее тончайшими манерами? Может, предоставим Эмме самой решать? Готова ли она сменить свою жизнь, полную блаженства и изысканности, на жизнь с приключениями рядом с незаурядным и весьма странным молодым человеком? А могли эти боги, увлекшись своей причудливой болтовней, упустить один факт, что Эмма, покидая круговорот промышленников-первопроходцев, в котором она выросла, может окунуться в другой такой же бурлящий водоворот, выбрав для жизни человека, который вот-вот сформируется в руках первооткрывателей человеческой души?

В довольно деликатной манере, характерной для того времени, именно Берта направляла свою дочь в выборе партнера для брака. В конце концов, она одержала победу над своим мужем, который изначально не был в восторге от мысли, что Карл будет ухаживать за ее дочерью. Сама Эмма пребывала в замешательстве. В своем воображении она уже видела себя обрученной с местным молодым мужчиной, «членом достойной семьи Шаффхаузена». Вероятно, она еще ну чувствовала себя готовой к замужеству, а может быть, она отчасти побаивалась этого довольно странного поклонника, такого непохожего на большинство молодых людей, которые непосредственно окружали ее до сегодняшнего дня.

Однако, чувство любви и влечение Карла Густава к молодой женщине были соразмерны с его пылким и безудержным нравом. Он видел, как, благодаря своей твердой настойчивости последние признаки сопротивления постепенно растаяли. Несложно представить как Карл, живя в Цюрихе или в Париже, открывал душу Эмме, посылая ей необычайно страстные письма, в которых он признавался ей в любви, и делился результатами своих исследований, открытий, а также своими сомнениями. Эмма искренне восхищалась личностью молодого человека, его необычайной культурой и интеллектом. Она и в самом деле нашла его совсем не похожим на тех мужчин, которых встречала до сих пор. Более того, она доверяла интуиции своей матери.

Итак, события развивались стремительно. Эмме скоро исполнится двадцать лет, а Карлу уже двадцать семь. Он продолжал работу в качестве ассистента в клинке Бургхольцли. О помолвке было официально объявлено в октябре 1901 года. Осенью 1901 года Юнг, при протекции своего руководителя Эйгена Блейлера, уехал в Париж работать к Пьеру Жане, главе психологической лаборатории в клинике Сальпетриер, где он провел полгода.

Венчание состоялось в феврале 1903 года. Религиозная церемония была совершена в Реформатской церкви Шаффхаузена, к которой относилась семья. Два дня спустя, 16 февраля, вся семья и ее друзья были приглашены на праздничный обед. Новобрачные в компании многочисленных гостей с удовольствием угощались праздничным меню из двенадцати блюд и самыми лучшими винами, подобранными по такому торжественному случаю. Члены семьи хранят в памяти рассказы молодых о том, как они провели свой медовый месяц на берегу озера Комо, а оттуда поехали на Канарские острова. Свадебное путешествие было оплачено родителями Эммы, это был подарок – часть приданого. Карл, чей материальный достаток был гораздо скромнее, должно быть, чувствовал себя самым счастливым и удачливым человеком на земле. Чудесные пейзажи и ландшафты южного острова в сочетании со счастьем молодоженов, похоже, поразили молодую пару своим созвучием с ощущением чего-то нового и радостного, входящего в их жизнь. Размышляя сам с собой, Карл ощущал неподдельную гордость за то, что получил доступ в это благополучное семейство. Вознося хвалу небесам, за свою счастливую звезду, он чувствовал, что его собственные заслуги, его высокий культурный уровень и колоссальное честолюбие представляются не менее ценным даром и для его молодой супруги Эммы.

 

агиография

Читайте также

похожие материалы

  class="castalia castalia-beige"