Статья

Избранные стихотворения (1997-2000). Ортэм

Ортэм

Избранные стихотворения (1997-2000)

Узнавшему истину

Избегая шагов по тернистой дороге страданий,

Легкомыслие суетной жизни упрямо храня,

Вы легко отдавались на милость безумных желаний

И однажды от скуки обычной призвали меня.

Я всегда нахожусь между адом и черной нирваной.

Я - оружие Зла, я - орудие Света и Тьмы.

Мой клинок Вас укроет, как саваном, кровью багряной,

Вашу душу я вырву и брошу в объятья зимы.

Вы трепещете, сударь? Ну, право же, это нелепо,

Вам ведь нравился хаос, порочащий смысл бытия.

Не пора ли понять, что под слоем холодного пепла

Нет ни правды, ни лжи, и никто никому не судья?..

Так креститесь водой, так читайте молитвы и мантры.

Только я окрещу Вас дыханием огненных труб.

Я сожгу и развею по жизни судьбы Вашей карты,

Чтоб в незримой агонии бился под прахом Ваш дух.


Бессмертный

Он был убит, воскрес и ныне жив,

Его глаза свой цвет меняли дважды.

И право это болью заслужив,

Увидишь ты его во сне однажды.

Судить его поступки ни к чему,

В пути он слышит только голос Бога,

Неведомы сомнения ему,

И все, что в мире, - для него не много,

Он отвергает принцип естества

И в разуме, глубоком, словно пропасть,

Не просветленная жестокость божества—

Божественная, темная жестокость.


Два Ангела

На крыльях вихря старый Ангел Света
Свой путь не в состоянии начать.
И на глазах его лежат монеты,
А на устах - тяжелая печать.
Он умер без всеобщего вниманья,
Чрезмерно устремленный к небесам,
Распятый на кресте непониманья
За то, что слишком предан был мечтам.
Но если Ангел Света умирает, 
Заполнить  пустоту стремимся мы,
И неизменно в сердце возникает
Наш новый спутник - серый Ангел Тьмы.

Ожидание

Открой, яви свой лучезарный взор,
Приди моим желаниям навстречу...
Мой путь миропознанья с давних пор
Таинственными знаками отмечен.
Ты - смерть, и твое имя будет Смерть,
Благодеяния - твоя дорога.
Твое величие хочу воспеть,
Как проявленье истинности Бога.
Ты - смерть, и твое имя будет Смерть.
И как томительно мгновенье сладострастья,
Когда, желая в пламени сгореть,
К твоим ногам сейчас посмею пасть я.
Глаза... Какие странные они: 
Светлы, как сон, ясны, подобно ночи, 
Пленительно-волшебные огни, 
Что избавленье скорое пророчат.
Рука... В перстах, сияющих, как лед,
Тугим клубком зажаты жизни нити.
Иду к тебе... И пусть меня поймет
Тот, кто мечтал попасть в твою обитель.

Алые цветы смерти

Мне все еще темно. Об камни спотыкаясь, 
Бреду в своем аду по замкнутым кругам. 
Безглазые тела, послушно улыбаясь, 
Благоговейно льнут к осклизлым берегам.
Здесь серые дожди, здесь серые деревья.
Здесь умирает жизнь, а смерть еще жива. 
Ошейником раба, железным ожерельем 
Смыкаются на горле ненужные слова.
Фальшивая любовь, набор жеманных жестов, 
Умение увлечь оскалом ярких губ... 
Здесь ложь рождает ложь, и нет для чести места; 
Преуспевает тот, кто показушно груб.
Сплетенный из надежд дрожащими руками 
Венок увядших чувств не скроет пустоту, 
Разверстую внутри, за пыльными зрачками, 
Глядящими на свет, как в злую темноту.
И в тюрьмах черепов прогнившим мыслям тесно, 
За сеткою ресниц надежно спрятан страх. 
Чудовищный обман... И даже интересно, 
Насколько велики ростки его в сердцах.
А я хочу уйти, я снова затеваю 
Холодную игру, где ставкой будет Смерть. 
Мне все еще темно, я все еще не знаю, 
Где алые цветы пробьют земную тверда...

Мертвец

Внутри меня полночь, внутри меня звезды,
Внутри меня тени холодной луны. 
Внутри лепестками невянущей розы 
Сияют неистово яркие сны.
И е них моя жизнь воскресает из тлена, 
Из плена болезненных сумрачных дней: 
Но воля Всевышнего столь неизменна: 
Чем дольше я сплю, тем проснуться больней.
Усни же, мой Боже, усни же надолго 
И нитку судьбы не мотай на кулак. 
Прошу я давно, да вот только без толка... 
Внутри меня полночь, внутри меня мрак.

Очищение кровью

На веки вечные вокруг зима
И шепот ледяного замогилья.
Я не безумец - я схожу с ума
От страшного тоскливого бессилья.
Ну неужели небо навсегда 
Сомкнуло тучи тяжким темным сводом? 
Зачем чего-то ожидать тогда?
Зачем стремиться обрести свободу?
Я режу вены, я кромсаю плоть. 
Красна, густа стекающая жидкость в бокале рук моих.
Смотри, Господь! Я ухожу в немую неподвижность.
Кровь окропляет губы темноты
И силится зажечь на небе звезды.
Но, видно, стерлась магия мечты.
А впрочем, для мечтаний слишком поздно,
Я ухожу туда, где вечность дня
Танцует на ладонях ярким светом,
Где будет все доступно для меня. 
Я ухожу в серебряное лето.

Случайные статьи

по теме

Статья

Гимн Огню

творчество

Читайте также

похожие материалы

  class="castalia castalia-beige"