Перевод

Глаз в треугольнике

Израэль Регарди

 Глаз в Треугольнике

 Часть 2, Глава 6

 Инициация

 
Перевод Кавайгару Рюити (Кришнапланской Раманты)

В ту судьбоносную ночь, в середине ноября 1898, этот двадцати трех летний поэт обнаружил себя облаченным в черную мантию, обутым в красные туфли, в капюшоне, с повязкой на глазах и трижды обвитый вокруг талии белым шнуром. Из вестибюля в доме на Грэйт Куин Стрит, его провели мимо стража в большую комнату, в которой, как в Храме, совершал служение сотрудник, «известный как Гегемон, чья деятельность символизирует те высшие устремления души, которые должны направлять его действия». Когда он проходил через портал, с завязанными глазами, несложно представить его беспокойство, напряжение и предвосхищение.

По всей видимости, он был чрезвычайно возбужден. Не было ли это осуществлением всех его мечтаний? Был ли он действительно приведен в достопочтенное общество тех высочайших живых существ, о которых писал Эккартсхаузен? На деле, это было слишком хорошо, чтобы быть правдой, что в течение немногих месяцев, после того, как он прочитал книгу, рекомендованную Уэйтом, он прибыл в священную школу. Но это было правдой.

Продвигаясь на ощупь в темноте, он слышал голос, медленно произносивший нараспев: «Я даю разрешение принять Алистера Кроули, который сейчас теряет свое имя и будет отныне известен среди нас как Пердурабо». Тот, кто дал это разрешение был Иерофантом, служителем, стоящим на возвышении, чье место – «на Троне Востока, где восходит Солнце, и я – Магистр Зала, управляющий им в соответствии с Законами Ордена, как Тот, чьим Образом и подобием я являюсь, - Магистр всех, кто работает во имя Тайного Знания».

Даже для циников и людей, крутых нравом, это волнующий опыт. Лично я приблизился к нему после многих лет изучения. Я всегда лелеял надежду, что у меня будет возможность суметь пройти подобный инициатический опыт. Правда, в фантазии человек склонен переоценивать такие явления заранее, так что, возможно, он слишком многого от этого ожидает. Но даже и так, это становится эмоционально насыщенным переживанием, усиленным предвкушением, страстью, стремлением к наивысшим, благороднейшим идеалам.

Должно быть, с Кроули это было именно так, ибо он был страстным и энергичным молодым человеком, способным на высочайшие идеалы и самые возвышенные устремления. Что он должен был почувствовать, когда, после удачного прохождения через порталы зала, он услышал торжественный голос, произносящий: «Наследник Умирающего Мира, восстань и войди во Тьму. Мать Тьмы ослепила его Своими Волосами. Отец Тьмы сокрыл его под Своими Крыльями. Его члены тела все еще слабы от войн, что велись в Небесах». Будучи поэтом и студентом-библеистом, он мог реагировать на прекрасный язык с внутренним трепетом.

Также было что-то и в атмосфере. Этому способствовало нечто иное, нежели слова церемонии, какими бы возвышающими и облагораживающими они ни были. В одном из пояснительных документов Золотой Зари Мазерс обращался к каждому священнослужителю, принимающему участие в церемонии, со следующими словами:

         «Он должен действовать таким образом. Пусть он помнит, какого именно Бога он представляет. Возвеличивая свой ум до созерцания его, пусть он думает о себе, как об огромной фигуре, стоящей или движущейся в подобии этого Бога, колоссальной, теряющейся головой в облаках, окруженной вспышками света, что исходят из-под короны этого Бога – с его стопами, мирно пребывающими на Земле во тьме, грозах и движущихся облаках, его формой, облаченной во вспышки молний – в то время, как он будет нараспев произносить Имя этого Бога. Стоя таким образом, пусть он постарается услышать голос Бога, которого он представляет, и форм Богов других служителей, как это было представлено ранее.

Далее, пусть он говорит, не как в собрании смертных, а как в собрании Богов. Пусть его голос будет столь целенаправленным, что он прокатится по всей Вселенной, до самых высочайших пределов пространства. Пусть Кандидат представляет себе, как наяву, мир, который он начинает вести к познанию своего управляющего Ангела. Как это написано, «Молния загорается на Востоке, и светит даже на Западе, таким будет явление Сына Человеческого».

Кроули прошел очищение водой, колышущимися волнами аромата ладана, был освящен огнем дважды, на третий и на четвертый раз. Он был сопровожден вокруг Храма, остановлен императивными испытаниями, и ему было дано увидеть мельком, когда повязка была приподнята на долю секунды, фигуры, облаченные в яркие одеяния, с капюшонами и скипетрами, мечами и знаменами, произносящие нараспев памятные стихи из Священных Писаний. «Свет, восходящий во Тьме – это твое Имя, Свет Золотого Дня». Звучали молитвы, такие, как «Одари своим милостивым взглядом этого Неофита, который теперь стоит перед Тобой, и яви свою помощь высочайшим устремлениям этой души».

В этой атмосфере, преисполненной драматизма, совершенно не удивительно, чтобы проявился мощный внутренний опыт. Установка правильна, и если кандидат был достаточно подготовлен жизнью к тому, что пробуждение должно произойти, тогда может явить себя внезапная вспышка света, которая является предвестником чудесных вещей, которым предначертано свершиться. Мне вспомнился замечательный фрагмент из маленькой книги Мэйбл Коллинз: [1]   

 

«Ищи цветок, что цветет в тишине, наступающей вслед за штормом; не ранее этого.

Он будет расти и быстро подниматься ввысь, он произрастит ветви и листья, и сформирует почки, пока продолжается шторм, пока длятся сражения. Но не ранее чем вся личность человека растворится и расплавится, не ранее, чем она будет поддерживаться аспектом божественного, который создал его, как простой предмет для серьезного эксперимента и опыта – не ранее, чем вся природа человека уступит и станет подчиненной своему Высшего Я, может начаться цветение. Затем прийдет затишье, такое, как приходит в тропических странах после проливного дождя, когда Природа работает так быстро, что можно увидеть ее действие. И в глубокой тишине произойдет мистическое событие, которое докажет, что путь найден. Называйте его тем именем, которым изволите; это голос, который говорит там, где нет никого – это посланник, который приходит, посланник без формы или содержимого; или это распустившийся цветок души».

 

Когда Саймондс пытается рассмотреть такой тип возможности, его собственное презрение проступает наружу – возможно, презрение к самому себе, более, нежели к чему-то другому – и делает его неспособным честно излагать историю Кроули. С первой и до последней страницы своей книги, он пишет в полунасмешливом настроении, и осведомлен он об этом или нет, это означает, что едва ли он был объективен и способен иметь дело с очевидными фактами. Его рассказ окрашен своим собственным опытом разочарования в жизни.

Например, Саймондс пишет: «Несмотря на громкое звучание своего имени, Золотая Заря собиралась в безрадостных задних комнатах Челси и центральной части Лондона». Где бы еще они могли встречаться? Саймондс заставил бы их проводить свои церемонии в Вестминстерском Аббатстве? Лично я думаю, это было бы замечательно и трогательно. Но где, во имя Божественной любви, где еще?

«Те, кто могли, делали свои взносы в несколько монет на канцелярские принадлежности, аренду и карманные расходы». Это один из признаков того, что он не был организован для эксплуатации людей, как некоторые братские организации, которые мог бы назвать Саймондс. Он функционировал, в некотором смысле, на гуманистическом уровне, и вполне может быть подвергнут критике за то, что не требовал приличной платы или сборов за свои кабинеты. И я должен напомнить Саймондсу, что в первом веке этой эры, новообращенные христиане встречались в темных пещерах и катакомбах, и запыленных маленьких строениях, гораздо менее впечатляющих, чем любая задняя комната в Челси.

«Кроули описывал свою первую встречу с членами Ордена, среди которых был Артур Махен, писатель, и Флоренс Фарр, актриса – что немного шокирует, они были таким сообществом пустых, ничего не стоящих людей». Здесь Саймондс обезьянничает или просто повторяет презрительное отношение самого Кроули. Артур Махен, Уильям Б. Йетс, Броди-Иннес, Алгернон Блэквуд и другие в этом плане, не совсем пустые и никчемные. Может, Кроули и не восхищался ими – не более, чем они им, но это были люди, которые активно занимались делом своей жизни и зарабатывали заслуженную литературную репутацию. Должно быть, его собственный эгоизм был столь широкомасштабен, что если только его гений не был мгновенно распознан и восхвален, его ответная реакция, вероятно, была бы презрительной.

Таким образом, в этом Храме на задворках Челси, где он получил свою степень неофита, он двигался странным и изощренным образом. Бессознательные архетипы, по Юнгу, были приведены в действие церемонией, и каждая часть его была в волнении. Ибо Иерофант, спускаясь с возвышения на Востоке, держа в руках знамя и скипетр, провозгласил, тогда как с глаз Кроули была снята повязка:

«Наследник Умирающего Мира, мы призываем тебя к Живой Красоте. Странник в Беспросветной Тьме, мы призываем тебя к Всемилостивому Свету. Долго ты скитался во Тьме. Покинь ночь и ищи день».[2]

Возможно, это не тот язык, который особенно волнует Саймондса, но это гораздо лучше прозы, написанной им когда-либо.

Помимо драматического принятия присяги и провозглашения обязательств перед Орденом, это был кульминационный момент церемонии. Человек проходит этим путем таинственно и непостижимо. Слишком многое происходит – как внутри, так и снаружи.

Керукс, своего рода страж, является персонификацией сферы рассудка и логики. Он является служителем, который ведет кандидата в сопровождении Гегемона, в различные локации Храма. Он – разумная часть психики, функционирующая в подчинении Воле; каббалистический Руах. Эту роль играл в ту судьбоносную ночь Джордж Сесил Джонс. И в этой роли на него указал Иерофант, обратившийся к Кроули: «Во всех твоих скитаниях во тьме, Фонарь Керукса шел перед тобой, хотя он и был невидим для твоих глаз. Это символ Света Сокрытого Знания».

Высшая часть психики, устремленное, чувствительное и интуитивное сознание, Нешама, была представлена Гегемоном, который всегда ищет восхождения Света, в то время когда активная сознательная воля человека символизировалась Иереем, хранителем, противостоящим злу. Иерофант в этой церемонии инициации Неофита, действует от лица Высшего Духовного Я, того самого Божественного Я, о котором мы становимся осведомлены крайне редко, если вообще приходим к его осознанию. Это сущностное состояние озарения, это внутреннее Я, Осирис, прославленный через испытания и усовершенствованный страданием, который представлен Иерофантом на возвышении. Он обычно восседает на престоле Востока, на месте восходящего Солнца, и за исключением двух или трех случаев, никогда не покидает эту обитель в Храме.

Как учит система Ордена, вечная обитель Высшего Я находится в том божественном святилище Древа Жизни, над бездной, высшем святилище, которое всегда оберегается от хаоса пылающим мечом, кружащимся во всех направлениях границ Бездны. Из этой высокой духовной крепости оно взирает на человека, эволюционирующего для того, чтобы дать ему опыт – не участвуя ни в его сражениях, ни в его невзгодах, хотя, с другой парадоксальной точки зрения, осязаемо страдая от всего этого. И очень редко покидает этот Гений свой звездный дворец, за исключением случаев, когда по своей доброй воле, низшее Я открывает себя Высшему, действием самого искреннего устремления или самопосвящения. Только тогда  становится возможным нисхождение Света в сердце и ум.

Таким образом, когда Иерофант покидает престол Востока, он представляет это Высшее Я в действии, и как Осирис, он знаменует активное сошествие божественного великолепия; ибо он произносит, покидая возвышение с поднятым посохом: «Я прихожу, облаченный Властью Света. Я прихожу в Свете Мудрости. Я прихожу в Милосердии Света. Свет несет исцеление на своих крыльях».

И принеся Свет к соискателю, он возвращается на свой трон на возвышении, как будто тот божественный Гений, символом Храма и агентом которого он является, ожидал преднамеренного волевого возвращения самого соискателя в вечную обитель Света.

В одном из комментариев к этой церемонии, Мазерс заметил, что «Высшее Я остается в местонахождении Харпократа, и в этой точке духовное видение должно узреть сияющий белый треугольник, образовавшийся над головой Кандидата. Когда он проходит престол Иерофанта, красный Крест Распятия на тонком плане формируется над астральным Белым Треугольником на его лбу, так что пока он принадлежит к Ордену, он может нести этот могущественный и возвышенный символ, как связь со своим Высшим Я, и как помощь в поиске сил Божественного Света – если он изволит». Это символы Золотой Зари – крест, балансирующий над белым треугольником, что под ним.

В А.А., реформации Ордена, которую Кроули произвел в 1909, символ Третьего Ордена, Серебряная Звезда с оком внутри (символ духовного прозрения и Самадхи) был астрально сформирован на лбу его посвященных. Теория заключалась в том, что инициация навсегда ставит свою печать на каждом кандидате. Если кто-то оказывался достаточно ясновидящим, он мог воспринять этот особый символ, светящийся в энергетическом поле кандидата.

Возможно, для Кроули было потрясением, что за таким возвышенным эпизодом его ритуала инициации последовала обычная буржуазная светская беседа тайных обществ, знаки и рукопожатия, и так далее. Но годами позднее, когда он был в состоянии реконструировать ритуалы инициации для Ордена Восточных Тамплиеров, он тоже включил в них такие мелочи. Ибо он пришел к пониманию, так же как и те, кто написали ритуал Неофита для Золотой Зари, что это тоже имеет свое место, и все объясняется с точки зрения стремления к Свету.   

Различные группировки служащих и их ритуальные движения не являются случайными причудами, но им придается довольно большое значение. У алтаря, например, трое главных служителей формируют вокруг кандидата Триаду, снова представляющую божественный Свет Высшего Я, и это иллюстрируется тем же самым числом круговых обходов. Белый шнур, трижды обвитый вокруг талии, имеет отношение к аналогичному набору идей, связыванию низшего высшим. Даже символы на алтаре являются указующими на восхождение Света – это уже вышеупомянутые крест и треугольник. Несмотря на факт, что весь этот замысловатый символизм едва ли станет понятен кандидату во время его инициации, его истинная сила, как суть внушения, в том, что бессознательно он воспринимается в качестве катализатора.

С одной стороны, служители, действующие в этих Ритуалах, представляют собой психические проекции Юнга, о которых идет речь в Тайне Золотого Цветка. Они представляют, точно так же, как это делают фигуры во сне, различные аспекты самого человека, персонификации абстрактных психологических принципов, присущих человеческому организму. По общему признанию, через искусственные или естественные средства драматических проекций этих духовных принципов в хорошо упорядоченной церемонии, реакция индуцируется в сознание. Эта реакция – есть пробуждение от спящего состояния тех доныне скрытых способностей, которые, со внешней стороны, представляли служители. Это можно назвать внушением, заменяя одну неясность на другую. Магическая философия не станет отрицать замечания, что внушение только стимулирует или пробуждает, в данном случае, что уже присутствует или пребывает в скрытом состоянии.

Без малейших сознательных усилий со стороны соискателя, изливается невольный поток симпатии, порожденный этой драматической прорисовкой психических явлений, которые могут быть достаточными, чтобы выполнить  истинную цель церемонии или ритуала. Эстетичное обращение к воображению кандидата – совершенно не то, что можно было бы назвать внутренней работой натренированных служителей – вызывает возобновление активности жизни внутреннего домена. И все действие этого типа драматического ритуала инициации заключается в том, что душа может «обнаружить себя вознесенной в восторге к самым возвышенным планам бытия, и во время этого мистического восхождения получить стремительную силу или нисхождение Света». Все это было выражено Орденом в произведении Konx Om Pax.

Очень многое зависит от состояния готовности Кандидата. Если он так или иначе подготовлен внутренним ростом, зрелостью, которой требует сама жизнь, если он был наделен по праву рождения соответствующей чувствительностью и артистическим воображением, тогда инициация может дать импульс к серии внутренних трансформаций, что может привести к просветлению. И это, в конце концов, является высшей целью мистицизма и инициатической системы Золотой Зари.

В этом предварительном ритуале, который, в действительности, предзнаменует все другие формулы и магические процессы, Кроули впервые услышал фразу, которая должна была сыграть столь судьбоносную роль во всех его последующих мыслях. «Есть две противоборствующие силы, и одна всегда объединяет их». И снова: «Несбалансированная сила – это убывание жизни. Несбалансированное Милосердие – это слабость и угасание Воли. Несбалансированная Строгость – это жестокость и бесплодие Ума». Эта философская диалектика стала неотъемлемой частью его окончательной магической системы мировоззрения. Ее поддерживали и дополняли визионерские переживания и опыт, но ее сущность оставалась все той же. В 1909, когда о получил видение Тридцати Аэтеров Енохианской системы, ему сказали: «Все символы взаимозаменяемы, ибо каждый содержит в себе свою собственную противоположность. И это великая Тайна Надмирных Существ, тех, что за пределами Бездны, ибо за Бездной противоречие – это Единство. И ничто не может быть истинным, иначе как силой противоречия, заключенного в своей собственной природе».

Норманн Браун в своей книге Жизнь Против Смерти, красноречиво писал, что психоанализ, мистицизм, поэзия, философия организма и т.д. – «… это разнообразные измышления. Однако, общим для всех является режим сознания, который можно назвать диалектическим, то есть активность сознания, пытающегося обойти ограничения, налагаемые формально-логическим законом противоречия. Принятие сущностной идентичности логики поэзии и логики фантазии, осуществляет связь между поэзией и диалектикой.

Когда великая инициация завершилась, он испытал одно из своих первых и величайших разочарований в Ордене. Если бы только он не был столь неистов, он, возможно, погрузился бы в глубины отчаяния, как это может только поэт. Он всецело ожидал, что его сделают преемником великих истин и глубочайших мистерий, которые никогда ранее не были открыты мирянам. Все книги, которые он прочитал к настоящему времени, указывали на то, что существует что-то за пределами, намекали на сумеречные возможности и высокие обещания, которые могут открыться для него, если все пойдет правильно.

Вместо этого, ему сказали, что прежде чем он сможет продвинуться до следующей степени, ему будет предложен экзамен на определенную тему, которая будет ему предоставлена, и которую он должен будет изучить. Нельзя сказать, что это было совершенно неоправданным, но к его огорчению и смятению, вместо невыразимых тайн, ему вручили еврейский алфавит и несколько еврейских слов из Каббалы.

Какое разочарование! Он был знаком с этими прозаическими фактами длительное время. И не было ничего нового – или тайного – ни в чем из этого всего. Каждый может изучить эти разделы информации, и даже намного большие, в книгах, легко доступных каждому студенту, совершенно не имеющему отношения к посвященным Ордена. Он свирепствовал и разгневанно возмущался. И Джонс, и Бейкер пытались увещевать его, объясняя, что со временем, когда он покажет себя, ему будет предоставлен материал более высокого плана. То, что он получил, являлось стандартной информацией, которая автоматически вручалась новообращенному и инициированному неофиту. Когда он покажет себя способным к власти, тогда прийдет время получить другие виды сведений. Это, несомненно, в какой-то мере умиротворило его, потому что он продолжил обучение, со всей яростной непреклонностью, как это и было свойственно ему. В те дни его энергии были на высоте и практически неисчерпаемы. Был несомненным следующий факт: что бы он ни делал, он делал это со всей интенсивностью. Он не мог делать что-то вполсилы. В каждое свое дело он бросался всей душой, со всей одержимостью и страстью. Через месяц, как это и должно было произойти, он успешно сдал экзамен, и таким образом, был допущен к принятию следующей степени в декабре 1898.

Пять степеней, последовавшие сразу же за церемонией Неофита, к которой он только что был допущен, оказались полностью другого порядка. Основная тема ритуала Неофита – это быть «приведенным к Свету». Другими словами, его тезис – это просветление, мистический опыт. Прямо в начале своей карьеры в Золотой Заре он получил это послание, которое снизошло к нему. Дальнейшие ритуалы это подтвердили.

В интервалах, однако, имелись элементальные степени, имеющие отношение к Земле, Воздуху, Воде и Огню. Их целью являлось пробуждение бессознательных архетипов, элементальные основы которых должны развиться в инструмент Высшего Я. Пробужденные и интегрированные в Полное Целое своего Я, они должны быть посвящены Великому Деланию, чтобы стать достойными проводниками для пребывания в Свете. Вначале, однако, было необходимо, чтобы они пробудились. Ибо пока их присутствие лишь угадывается интуитивно, их трансмутация не может быть завершена. В символической форме и зримом великолепии, церемония каждой степени взывала к «сущностям» сил, которые заключают в себе этот конкретный элемент. И подобно тому, как сталь, расположенная в непосредственной близости с магнитом, получает некоторую степень его магнетизма, и происходит нечто похожее на электрический феномен индукции, таким же образом, присутствие сил приводит в действие силы. Контакт с соответствующим типом элементальной силы производит идентичный тип реакции в био-психологической сфере Кандидата. И таким образом, происходит рост и продвижение.

Речи нескольких служителей имели отношение, в основном, исключительно к знанию, принадлежащему к тому или иному элементу. Выдержки из некоторых каббалистических текстов и ритуальные фрагменты древних Мистерий играют очень существенную роль в создании впечатляющей атмосферы.

Элемент, предложенный для работы трансмутации в Степени Зелота, 1=10, это часть Кандидата, связанная с элементом Земли. Ритуал символически поднимает его на первую ступень мощной лестницы, чьи верхние ступени теряются Светоносных высотах. Первая ступень – это самая нижняя сфера традиционного Древа Жизни в Каббале – Малкут, Тайное Святилище. И именно ему посвящается первая степень и элемент Земли.

И так случилось, что Кроули был приглашен в Храм, ему снова надели на глаза повязку, он снова был взбудоражен и преисполнен предвкушения, он слышал пророческое: «За исключением того, когда дом строит сам Адонаи, труд – это бесполезная трата сил. За исключением того, когда сам Адонаи оберегает город, стражник бодрствует напрасно…» И именно это накладывает отпечаток на весь ритуал.

Далее, он был призван «Приготовиться войти в сферу Неизмеримого». И он сделал это. Он был торжественно сопровожден в символическое вхождение в эти врата, ведущие в высшие сферы разума – в три инстанции, первые из которых были Злом и Божественным Присутствием. В каждой из этих инстанций Стражи препятствовали его продвижению, поднимая свои мечи. Они настоятельно призывали его, в его неподготовленном состоянии, вернуться туда, откуда он пришел. Приходилось сделать очень многое до того, как он мог совершить движение вперед. Его третья попытка пройти вперед поставила его в уравновешенное положение, путь равновесия, Срединный Путь, где он и был принят. И путь для него был освещен Иерофантом, который снова представлял собой небесную Душу всех вещей. Затем он произнес красивую и трогательную речь:

 

«Тетраграмматон поместил Херувима на Востоке Эдемского Сада, и Пылающий Меч, который вращался во все стороны, чтобы охранять путь к Древу Жизни, ибо он создал Природу, чтобы Человек, будучи изгнанным из Рая, не упал в Пустоту. Он связал Человека звездами, как цепью. Он зачаровывает его Рассеянными Фрагментами Божественного Тела в каждой птице и звере, и цветке; и Он сокрушается о нем в звуках Ветра и Моря, и птиц. В конце времен Он отзовет Херувима с Востока Эдемского Сада, и все вернется к своей изначальности, и станет Бесконечным и Святым».

 

Во время этого путешествия в различные локации Храма, прочность и устойчивость Земли была сформирована внутри него – того, кто в конечном итоге, может стать непреходящим храмом Святого Духа.

У Вирджинии Мур есть, в этой связи, замечательный параграф: [3]

 

«… все (ритуалы элементов) используют символизм Египта, Палестины и Греции; все они цитируют древние Мистерии, так же как и Ветхий и Новый Завет; все они подчеркивают необходимость уравновешивания противоположностей в высшей мере дуалистичного мира; все говорят о демонах, как «обратных сторонах» ангелов, и в качестве примеров этого зла, которое, как дисбаланс, в конечном итоге, может быть искуплено; все остальное упирается в Каббалу, подчеркивая ее величественный центральный образ – Древо Жизни, сформированное Десятью Сефиротами – Древо, вверх по которому ползет Змей Природы, соединяющий, но не затрагивающий Сефирот, и вниз по которому, через Сефироты, сияет своими вспышками молния Духа. Все имеет дело с двадцатью двумя арканами Таро, символизирующими двадцать два «пути» на этом Древе; все приводят различные формы Креста – Свастику, Распятие, Греческий, Тау, Каббалистический, Египетский Анкх и Розенкрейцерский; все используют четырех Херувимов, четыре кардинальных точки, четыре элемента и четыре Енохианских Таблицы в их «ангельским языком»; все призывают к высоким стандартам поведения; все видят Триединство не только как Отца, Мать и «дитя», которые есть Кетер, Бина и Хокма, но и как архетипическую идею – «созидательную идею триединства, направляющую действие всех явлений»; все величественно восхваляют Бога, используя Его «Тайные Имена»; все говорят о людях, как потенциальных богах, имея ввиду нечто более высокое, нежели человек «обусловленный материей», хотя и заметно ниже, чем Бог, их Создатель; все говорят, что сознательное становление «богами» подразумевает Великую Работу; и все кричат громким криком: «Оставьте материальное и ищите Духовное».

 

Весь этот материал обеспечил центральный стержень, вокруг которого молодой неофит Кроули мог организовать огромную массу сравнительного религиозного и мифологического материала, который он теперь собирал. Этим стержнем было Древо Жизни Каббалы, с его десятью Сефиротами и двадцатью двумя путями соединения. Через несколько лет после этого, когда его мышление кристаллизовалось, он стал способен сформулировать замечание, что эти составляющие Древа могут быть сопоставлены с картотечным шкафом каталога с десятью основными отделами. В этих отделах классифицируются основные виды знания, объединенные на основе общей базовой нумерологической схемы.

 

«Книга 777 имеет своей основной целью создание магического алфавита.

Одна из величайших трудностей, испытываемых студентом – это трудность, которая увеличивается, а не уменьшается, по мере его продвижения в знании – заключается в том, что он находит невозможным получить какое-либо ясное представление о значении терминов, которые использует… Давайте представим на мгновение, что каким-то чудом мы обрели ясное представление значения этого мира. И проблема просто возобновилась, ибо немедленно поднимается вопрос о взаимоотношениях одного значения с другим…

Система Каббалы… звучит превосходно. Мы можем легко отбросить догматичные интерпретации раввинов. Мы можем соотнести все во Вселенной с системой безупречных чисел, чьи символы будут понятны всем рациональным умам в равной мере. Все взаимоотношения между этими символами установлены самой Природой…

Такова природа размышлений, которая привела меня к тому, чтобы принять Древо Жизни как основу магического алфавита. Десять цифр и двадцать две буквы еврейского алфавита, с их традиционными и рациональными соответствиями (принимая во внимание их нумерологические и геометрические взаимосвязи), предлагают нам гармоничную и слаженную систематическую основу, достаточно жесткую для нашего фундамента, и достаточно эластичную для верхних планов структуры нашего сознания.

Прекрасно! Но с какой целью все это?

 

Славен, славен, славен Ты, о мой божественный возлюбленный, о моя Высшая Сущность.

Ибо я нашел Тебя равноценным себе – и во Мне, и в Тебе; нет разницы, о мой прекрасный, мой желанный! В Одном и во Многих я нашел Тебя; да, я нашел Тебя».

 

Инициация в Зелота даровала ему почетное звание Переклинас де Фаустис, Странник в Пустыне, и научила его молитве духов Земли.

 

«О Невидимый Король, Кто, взяв Землю за Основание, опустошает ее глубины, чтобы наполнить их Своей Всемогущей Властью. Ты, чье Имя сотрясает Своды Мира, Ты, кто заставляет семь металлов плавиться и течь в венах скал, Король семи огней, Вознаградитель подземных рабочих, веди нас в благоприятную Атмосферу и в Королевство Великолепия. Мы наблюдаем и мы неустанно трудимся, мы ищем и мы надеемся, двенадцатью камнями Святого Города, преданными земле Талисманами, Магнитной Осью, проходящей через центр Земли – О, Господин, О Господин, О Господин! Яви милость тем, кто страдает. Раскрой наши сердца, освободи и возвысь наши умы, возвеличь нашу природу…

Ты, Кто скрывается под покровом Земли, в Королевстве Драгоценных Камней, чудесном Семени Звезд! Живи, царствуй и будь Вечным Дарителем Сокровищ, Хранителями которых ты сделал нас».

 

До того, как он получил следующую степень 2=9, в январе 1899, он в течение месяца изучал стандартные лекции знаний. Я полностью воспроизвел их в первом томе Золотой Зари. Они не очень вдохновляющие, главным образом, дидактический и традиционный материал, который должен запечатлеться в памяти. Там было мало, опять же, того, с чем он уже не был бы знаком. Была дана некоторая алхимическая информация, не отличающаяся особой последовательностью, главным образом, каббалистические интерпретации архаичных символов, показательные в плане изучения некоторых примитивных текстов, но скучная, если вы уже выработали для них какое-то значение. Кроме того, были некоторые основные материалы о семидесяти восьми картах Таро и их соотнесении с Древом Жизни. К этому материалу он сразу же очень привязался, возможно, потому, что к этому времени он уже изучал sub rosa с Алланом Беннетом, и узнал некоторые из самых глубоких вариантов использования системы.

Одна из самых последних книг, которую он издал накануне того, как покинул этот мир, примерно через полвека, была Таро Египтян. Она проявляла малую часть его прежней искры. Огни, действительно, угасали. Но – помимо великолепного искусства Леди Фриды Харрис, которая сумела уловить восхитительный дух его интерпретаций карт, со всей ясностью и красотой – книга полностью основана на этой базовой информации о Таро, оставленной ему в наследие Золотой Зарей. Она была осмыслена, освоена, интегрирована в само его существо, освещена его собственным широким духовным опытом, воссоединена со всем остальным, что он приобрел за это время. Таким образом, она была трансформирована в духе, которого не мог предвидеть ни он, ни его учителя из Золотой Зари, в то время, когда он продвигался через степени в направлении завершения девятнадцатого века.

Я люблю его проникновенные эссе об отношениях, существовавших между студентом и самими картами, найденные в вышеназванной книге. Он писал: [4]     

 

«В настоящее время установлено, по заключению этого эссе, что карты Таро – это живые индивидуальности, и целесообразно рассматривать отношения, которые возникают между ними и студентом.

Рассмотрим аналогию дебютантки с ее выходом на шар. Она представлена семидесяти восьми взрослым людям. Предполагая, что она особенно умная девушка с очень высоким социальным воспитанием, она может знать все о положении и общих характеристиках этих людей. Это, однако, не будет означать реального знания о ком-то из них; и у нее не будет никаких возможностей сказать, как любой из них будет реагировать на нее. В лучшем случае, она может знать лишь несколько фактов, из которых могут быть сделаны выводы.

Позиция изучающего Таро очень похожа на вышеназванную. В этом эссе и в этих разработках приведен анализ общих характеристик каждой карты; но он не может дать им никакой реальной оценки, не наблюдая за их поведением в течение длительного времени; он может прийти к пониманию Таро только через опыт. Для него будет недостаточным сделать теоретическое изучение карт, как объектов, более интенсивным; он должен использовать их; он должен жить с ними. Они, в свою очередь, тоже должны жить с ним. Карта неотделима от своего собрата. Реакции карт, их взаимодействие друг с другом, должны быть встроены в саму жизнь студента».

 

Степень, следующая за церемонией Земли, называется Теоретик, 2=9, и соотносится с девятой сефирой на Древе Жизни, Йесод, Основание. Ей свойственна сфера действий, связанных с Луной, и элементом Воздуха. Кроули обнаружил, что ей присущи совершенно другая атмосфера и чувства, нежели в предыдущем ритуале Земли. Здесь он снова был сопровожден в различные локации Храма, после первой из которых он принес клятву хранить тайну, как и раньше, с «Силами Воздуха», что стали свидетелями его торжественного обещания. Здесь стражи обители, облаченные в мантии, носили символические маски, заставляя его останавливаться здесь и там, чтобы узнать основные формулы.

 

Страж в маске Осириса выступил вперед и заговорил: «Ты не можешь пройти сквозь врата Восточного Рая, если только не скажешь мне моего Имени. Ты есть Ну, Богиня Небес и Воздуха. Ты есть Хормаку, Бог Восточного Солнца».

 

И так далее, от локации к локации, от маски к маске, от символа к символу. Эти имена и идеи никогда не покидали его. В течение 1904 года, когда ему явилась для написания Книга Закона, Ну описывается в ней в прекрасных выражениях преданности, которые, должно быть, несли для него величайшее неосознаваемое значение. Саймондс, я думаю, это было, сделал утверждение, что в системе Кроули Ну или Нуит, соответствует в общем плане Деве Марии в Романской Католической Церкви. Возможно, в этом есть некоторая обоснованность, ибо он был способен оказаться духовно и эмоционально вовлеченным в этот концепт, как практически, ни во что другое.

 

«Итак, теперь я известна тебе моим именем Нуит… Поскольку я есть Бесконечное Пространство, и Бесконечные Звезды в нем, значит и ты тоже таков… Далее священник ответил и сказал Королеве Космоса, целуя ее миловидные брови, и роса ее света омывала все его существо благоуханным ароматом секретов тела: О Нуит, Беспредельность Небес, пусть это всегда будет так; пусть люди не говорят о Тебе как о Единственной, но пусть говорят как о Несуществующей; и пусть они не говорят о тебе вообще, ибо ты есть сама протяженность пространства!

 

В этом ритуале Теоретика ему был дарован почетный титул Paroais de Rejectis, взятый из среды Отверженных, и несущий с собой обширную мифологию, имеющую отношение к краеугольному камню, отвергнутому строителями. Кроме того, он услышал и другие важные наставления, которые присутствуют в том или ином ритуале Ордена:

 

«Веер, Светильник, Чаша и Соль представляют сами четыре элемента, обитателями которых являются Сильфы, Саламандры, Ундины и Гномы. Так будь же быстр и активен, как Сильфы, но избегай легкомыслия и капризов. Будь энергичным и сильным, как Саламандры, но избегай раздражительности и свирепости. Будь гибким и внимательным к персоналиям, как Ундины, но избегай праздности и изменчивости; будь трудолюбивым и терпеливым, как Гномы, но избегай грубости и алчности. Так ты будешь постепенно развивать силы души».

 

Жаль, что он не принял этот совет близко к сердцу!

В заключение ритуала произносится Молитва Сильфов, которую, частично, я привожу здесь, поскольку она содержит примеры прекрасной лингвистической образности:

 

«Дух Жизни! Дух Мудрости! Чье дыхание дает силу и приводит в движение формы всех вещей: Ты, перед лицом которого, жизнь существа – не более, чем изменчивая тень, преходящее дуновение: Ты, Кто возвышается над облаками, и Кто гуляет на поверхности Крыльев Ветра. Ты, Кто дышит Своим сильным Дыханием среди бесконечного космоса, населенного различными живыми существами: Ты, Кто движется в Своем Дыхании, и все, что исходит от Тебя, к Тебе возвращается! Неисчерпаемое Движение, в Вечной Стабильности, будь же Ты всегда благословен!...

Пусть Луч Твоего Разума и Тепло Твоей Любви проникнет и в нас! Тогда то, что неуловимо, обретет постоянство, тень станет телом; дух Воздуха станет Душой; Мечта станет Мыслью. И мы больше не будем сметены Бурей, но мы будем держать Поводья Крылатых Коней Рассвета. И мы направим движение Вечернего Бриза в полет перед Тобой!»

 

В очередной раз, новые лекции знаний не оказались непреодолимой проблемой, ибо он проплыл через них без малейших трудностей, и поэтому был готов к следующей степени. В феврале того же года, 1899, он был проведен через следующую степень, именуемую Практик, 3=8, атрибутом которой является элемент Воды, и планета Меркурий. Большая часть этого ритуала, поначалу, казалась ему неясной, поскольку состояла, как таковая, из цитат Халдейских Оракулов – насыщенных, тяжеловесных, но звучных и использующих названия из Самофракийских Мистерий, таких как Аксиэрос – первый Кабир, Аксиокерсос – второй Кабир, и Касмиллос – Кандидат.

Более того, в этой степени ему была представлена первая из двух схем, а следующая была продемонстрирована в следующей степени 4=7, которая суммировала большую часть философии Золотой Зари. Ему было дано почетное звание Monoceros de Astris, - Звездный Единорог, и в документе, дополняющем традиционные лекции знаний, он был проинформирован:

 

«Узнай сначала, о Практик нашего древнего Ордена, что Истинное Равновесие является основой души. Если ты сам не имеешь надежного основания, на чем ты будешь стоять, управляя силами Природы?»

 

Некоторые находили весьма прискорбным, что это не повлияло на него в большей степени. Это могло спасти его от многих крайностей его последующей жизни, и это могло показать ему, что возможно, стремление выставлять себя напоказ и равновесие – это далекие друг от друга полюса.

Впрочем, есть смягчающие обстоятельства, которые стоит упомянуть. Хотя он страстно скрывал это, как будто это было маской стыда, в детстве он был очень робким и застенчивым мальчиком. Когда он достиг совершеннолетия, его невротические характеристики, казалось, внешне, были устранены. Я далеко не уверен, что они были вообще.

В рамках своей попытки достичь какого-то равновесия, он, возможно, проявлял сверхкомпенсацию и развил некое агрессивное, бесшабашное отношение к реальности и откровенный эксгибиционизм, о котором я уже говорил. Возможно, так он понимал равновесие. Если это так, то это причинило ему много неприятностей.

В конце этого ритуала Практика, он услышал традиционное заключение, в этот раз это была молитва Ундин:

 

«Страшный Царь Морской, Ты, хранящий ключи от Небесных потоков и заключающий подземные Воды в пещерные впадины Земли! Король половодий и Весенних Дождей. Ты, кто открывает истоки рек и фонтанов, Ты, кто приказывает влаге, подобной Крови Земли, стать соком растений, мы обожаем Тебя и мы призываем Тебя…

Веди нас в истинную жизнь, силой разума, силой любви! Веди нас в бессмертие через жертвоприношение, чтобы в один из дней мы могли оказаться достойными предложить Тебе Воду, Кровь и Слезы во имя Прощения Грехов! Аминь.»

Вкратце, могущественный символизм этой степени был суммирован для него расположением на алтаре главных эмблем Ордена, так размещенных, что «крест» был помещен «над треугольником вод». Это также указывало на ближайшую задачу, лежащую перед кандидатом.

Схемы, как я уже указывал, приобретают своеобразный смысл, и хотя их тема носит, по-видимому, библейский характер, она сопровождается объяснениями в любопытном фразеологическом согласовании, и к тому же, при всем этом, они являются весьма наводящими на размышления. Они содержат зачатки глубокой психологии.

Рисунок, называемый Эдемским Садом, изображал олицетворенное представление трех основополагающих принципов в человеке. Каждый из них, судя по всему, является отдельным, функционирующим независимо на своем собственном плане бытия, без сотрудничества ни с высшим, ни с низшим. Главным образом, он представлял человека на заре его существования, как биологического вида или расы, на первоначальных кругах эволюционных усилий, когда самосознание еще не пробудилось, и в человеке преобладали мир и гармония – внутри и вовне – скорее, по праву наследия, нежели ценой собственного труда. Эта схема появилась в степени Воды – степени Практика, так как Вода является подходящим символом этого безмятежного мира. На вершине рисунка стоит Апокалиптическая женщина, облаченная в Солнце славы, коронованная двенадцатью звездами, и луна лежит у ее ног. Ее символизм принадлежит к высшей сущности ума, представляя таким образом, тип и символ сверкающего Авгоэйда, Нешама. «Это, - отмечает Юнг, описывая аналогичную концепцию в Тайне Золотого Цветка, - линия или принцип жизни, которая устремляется к сверхчеловеческим сияющим высотам».

Теперь сравните эту интерпретацию с реальным динамическим опытом, который Кроули получил приблизительно в 1909 году, когда вместе с Виктором Нойбергом, своим компаньоном, он прошел через Северную Африку, получая психологически-духовный материал, который позднее стал включен в его книгу Видение и Голос:

 

«Мы входим во дворец, каждый камень которого – самоценный бриллиант, украшенный миллионами лун.

И этот дворец – не что иное, как тело женщины, гордой и деликатной, и находящейся за гранью воображения. Она подобна ребенку двенадцати лет. У нее очень глубокие веки и длинные ресницы. Ее глаза закрыты, или полу-прикрыты. Невозможно сказать что-либо о ней. Она обнажена; все ее тело покрыто тонкими золотыми волосками, что по сути своей – электрические вспышки, копья могущественных и страшных Ангелов, поверхность груди которых – это клетки ее кожи. И волосы ее головы, ниспадающие до самых ее стоп – это истинный свет самого Бога. Провидец теряется в изумлении, которое есть Мир.

Это Дочь Короля. Это Дева Вечности. Это Она, которую Святой отвоевал у Гигантского Времени, и приз тех, кто преодолел Пространство. Это Она, которая восседает на Троне Понимания. Священно, Священно, Священно ее имя, не для того, чтобы произноситься среди людей. Ибо они называли ее Кора, и Малка, и Бетула, и Персефона. Это Она, украсившая свои волосы семью звездами, семью дыханиями Бога, которые движутся и восхищают своим превосходством. И она закрепила свои волосы семью гребнями, на которых написаны семь тайных Имен Бога, неизвестные даже Ангелам, или Архангелам, или Лидерам Армии Наивысшего.

Ты Священна, Священна, Священна, и да будет вовеки благословенно Твое Имя, - та, в которой Эоны – не что иное, как пульсация твоей крови».

 

В основании дерева, в диаграмме, стоит Ева, Нефеш, которая, в противоположность Божественной Женственности, стоит за «темный, земно-рожденный женский принцип, со своей эмоциональностью и инстинктивностью, уходящей далеко в глубины времени, и в корни физиологического континуума», - говорит Юнг. Но вот дальнейшая ее интерпретация, данная Кроули:

 

«Пусть Маг не забывает ни на секунду, что является его единственным делом. Его непосвященное «я» (как он нелепо думает) – это толпа диких женщин, истеричных от непонятого и неутоленного животного инстинкта; они разорвут Пентея, простого человеческого короля, который намеревается подавить их, в простые клочки плоти; его собственная Мать, Природа, первая из тех, кто собирается впиться когтями в его горло! Никто иной, кроме как Бахус, Священный Ангел Хранитель, не имеет благодати быть Богом для этого буйства маньяков; он единственный может трансформировать беспорядочную толпу в театральное действие гармоничных движений, настроить их вой гиен на симфонию хвалебной песни, и их бессмысленную ярость – на самоконтролируемый восторг…»

 

Между двумя женскими фигурами стоит Адам, поддерживаемый фундаментальной силой Евы, а Руах, или Эго, еще не пробудилось к осознанию своей почти бесконечной силы и могущества. С более масштабной точки зрения, он представляет человечество в целом, как единого, все еще сражающегося за достижение ментальной и духовной свободы – человека, спящего гиганта. В личностном смысле, он представляет индивидуального кандидата на Путь, еще стоящего на пороге пробуждения «спящих псов» внутри своего существа.  

Под этими тремя фигурами спит свернувшийся многоглавый дракон, молчаливый, непробужденный, неподвижный. Никто не знает об этой скрытой силе, титанической и прометейской, свернувшейся внизу, активной магической силе, сосредоточенной в человеке, либидо, нейтральном, ни добром, ни злом, но способном активизировать все, к чему она направлена.

Прошло три месяца, самое долгое ожидание между степенями, и очень длительное время для нетерпеливого Кроули. Тем не менее, он был все еще занят, будучи дисциплинируемым Алланом Беннетом, так что течение времени было почти незаметным. С обучением Аллана, принятие Орденских степеней было простой формальностью, официально подтверждающей то, что происходило за пределами Ордена. Но в мае 1899 он прошел свой экзамен по теоретическому материалу, и таким образом, был допущен продвинуться до степени Философа, 4=7. Эта степень была связана с элементом Огня и планетой Венерой.

После традиционной клятвы ему снова противостояли служители, принявшие лики Богов. Они преградили ему путь, произнося нараспев эти чудесно звучные фрагменты из древних текстов.

 

«И сказал я, Тьма Тьмы – не есть ли они Лики Тьмы, падшей вместе с Королями? Будет ли длиться вечно правление Сыновей Ночи Времен? И разве они не ушли в прошлое? Прежде всех вещей пребывают Воды и Тьма, и Врата Страны Ночи…»

 

И вслед за этим снова некоторые сильные динамические фрагменты из Библии, которые, произнесенные соответствующим образом, заставляют холодеть кровь. Должно быть, они сделали это с Кроули, потому что позже он написал много стихотворений, включающих эти идеи и фразы.

 

«Прокляните Мероз, - говорит Ангел Господень, - горько прокляните жителей его, ибо они не пришли на помощь Господу – на помощь Господу против могущественных. Река Киссон смела их прочь – та древняя Река, Река Киссон. О моя душа, ты попрала Силу!... Господь наполнил громом Небеса, и Всевышний произнес Своим сильным Голосом – град и вспышки пламени! Он выпустил Свои стрелы и рассеял их. Он метнул свои молнии и разгромил их…»

 

Кроули был поэтом и мистиком в достаточной мере, даже в те ранние годы, чтобы восхититься этими риторическими пассажами. Когда он стал мистиком в полном смысле, он понял, что действенным здесь является не столь содержание молитвы или призыва, сколь выразительность, которую кандидат или священник может привнести в нее. Действительно, однажды в 1906 году, когда в экстремальной ситуации он читал «От ледяных гор Гренландии» - для него, в тот момент, это стало действенным. До тех пор, пока человек может воспламенять себя в молитве, работая всей душой, с неутомимым энтузиазмом, интенсивность эмоций может оказаться достаточной, чтобы взметнуть душу над пропастью повседневной навязчивой «нормальности» в чисто ноэтическую духовную сферу, над переполненным конфликтами умом.

После присвоения ему почетного звания Фарос Иллюминанс, Сияющая Башня Света, он услышал заключительную из так называемых молитв Элементалов:

 

«Бессмертный, Вечный, Невыразимый и Несозданный Отец всего… помоги нам, Твоим детям, которых Ты возлюбил с зарождения Зари Времен!... О Ты, Полыхающий Огонь, Ты озаряешь все вещи Твоей Невыносимой Славой, из которой проистекают неисчерпаемые потоки Великолепия, что питают Твой Бесконечный Дух… Ты создал нас как третий Орден в нашей Элементальной Империи. И наше постоянное занятие – это восхвалять и обожать Твои Желания; и мы непрестанно пламенеем вечным устремлением к Тебе, о Отец! О, Мать из Матерей! О, вечный Архетип Материнства и Любви! О, Сын, Цветок из всех Сыновей! Форма всех Форм! Душа, Дух, Гармония и Число всех вещей! Аминь!»

 

И таким образом, эта четвертая степень Философа перенесла Кроули на один шаг дальше на Пути. Элементы, которые ему встречались, принадлежали, главным образом, к природе Воды, когда речь шла о соединительных путях, и Огня, когда дело касалось Сефир или самих степеней. Эти элементы были по своей природе идентичны тем, что присутствовали на предыдущей степени, но здесь их порядок и могущество довольно сильно менялись. Ранее доминирующей была Вода. Теперь Огонь неистовствует и кружится в сумрачном шторме, с водой, присутствующей только в качестве дополнительного элемента, в котором он может проявиться, ради сохранения должного равновесия. Эта пара – первоначальные элементы земли, которые, находясь под контролем интеллекта и в творческом использовании, могут привести, в результате, к возрождению Золотого Века. Путем их трансмутации новый рай может быть воссоздан из тьмы и хаоса, в которые он пал ранее. Ибо Свет не может быть ни в полной мере призван к человеку, ни пребывать в нем, пока хаос не будет приведен в истинное равновесие полного осознания и просветления. И пока порядок не будет восстановлен среди нижних элементов королевства земли, ни мир, ни внутренняя уверенность не смогут стать его судьбой.

В Открытках Стажерам Кроули попытался решить эту проблему в поздние дни Эквинокса, немного другим путем, в интересах своих собственных студентов. Он советовал им:

 

  1. Человек – это конечное существо, он неспособен постичь бесконечное. Также и его воссоединение с бесконечными существами (истинное или иллюзорное) не изменяет этого факта.
  2. Так пусть же тогда студент противоречит каждому видению и отказывается наслаждаться им; во-первых, потому что есть и совершенно другое видение, возможно, противоречивого характера; во-вторых, потому что, хотя он и Бог, он также и человек на этой незначительной планете.

Будучи таким образом сбалансированным, горизонтально и вертикально, может случиться так, что или путем утверждения, или путем отрицания всех этих вещей, он сумеет достичь высшего транса.

 

Большая схема Падения, показанная ему, была в некотором роде аналогична тому, что было изображено в предыдущей степени. Это, действительно, продолжение данной темы. Также как ранее был показан мир Эдемского сада, теперь, на степени Философа, было проиллюстрировано, что сила Огня вызвала катастрофу. Годами позднее, в своей книге Магика, Кроули стал способен отметить, что «кандидат в преддверии инициации обнаруживает, что оказался осажден комплексами, которые развратили его, их проявление мучает его, и его агонизирующее нежелание устранять их погружает его в такие суровые испытания, что он начинает казаться (себе и другим) превратившимся из благородного и честного человека в неописуемого негодяя».

Это опыт и события, которые приключаются с каждым кандидатом, когда инициация толкает его к осознанию, через активацию скрытого содержимого его души, что «все есть страдание». По сути, экзистенциальным критерием или отличительным признаком успешной инициации является возникновение таких или подобных переживаний. Это сопоставимо с общим наблюдением, что когда практикуется хорошая психотерапия, объект психоанализа, должно быть, практически снедаем беспокойством. Если ничто из этого не присутствует, психотерапия не является эффективной. Вся вселенная, под воздействием магических элементов и внутреннего анализа, кажется, вертится под ногами сумасшедшими вихрями, подобно колоде карт. Это решение половины алхимической формулы «Растворяй и Сгущай». Анализ должен предшествовать синтезу. Разложение – это первичная основа, из которой черпается чистое золото духа. Насколько позволяет природа окружающего пространства и созидательная сила личного «Я», задача, подразумеваемая формулой коагуляции (сгущения), состоит в том, чтобы собрать дискретные элементы «Я» и преобразовать их в соответствии с желанием сердца.

Многоглавый Дракон, прежде свернувшийся под Древом, в этой схеме присвоил свое первоначальное положение. Несколько его рогатых голов поднимаются, извиваясь, в самую крону Древа Жизни. Этот вид активности дает начало новой Сефире, называемой Даат. Это знание – дитя Мудрости и Понимания, соединение Хокмы и Бины на Древе. Это имеет отношение к символической сфере, посредством опыта сформированной внутри или над Руах, разумом, и все это, будучи ассимилированным, превращается в интуицию и проницательность. В сущности, однако, это восхождение Дракона или, если хотите, одержимость личности всплывающим наружу содержимым психики, которое ранее являлось бессознательным, и теперь впервые имеет возможность проявиться в Даат.

Увлеченная соблазном в нижние сферы, путем прикосновения к древу познания (и нам следовало бы помнить, в каком смысле в Библии произносится глагол «знать»), в направлении «мира мрачного великолепия, где беспредельно простирается глубина вероломства», Ева, низшее «я», перестает поддерживать Адама. Она поддалась чудовищному очарованию пробуждающейся души. Гораздо легче упасть, нежели подняться на неизмеримые высоты. Хотя, Падение катастрофично только с одной точки зрения. Осведомленность о восхождении Дракона наделяет человека также и сознанием силы, а сила – это жизнь и прогресс. Дракон является символом недруга, которого следует преодолеть, и также, когда он в результате побежден, великого приза, который можно выиграть в финале. Эта тема постоянно излагается Юнгом; в этом отношении его книги стоят того, чтобы с ними ознакомиться.

Значение всего этого состоит в том, чтобы указать на более высокий тип сознания, начало духовного возрождения. Она действует как саморазвивающаяся связь между Высшим Я в его безмятежности, на его божественном месте, и человеческой душой, связанной своим падением в мир иллюзии, страха и тревоги. Но пока самосознание и приобретенные знания не будут обращены к высшим целям преображения, печаль и тревога будут неизбежными результатами. Другими словами, это не отделит Адепта от его корней. Он должен соединить все составные части своей системы ума-тела, и интегрировать каждый элемент Древа – своего собственного организма. Он должен развивать, путем использования, титанические силы своей бессознательной психики, так, чтобы они могли стать мощным, но послушным зверем, на котором он сможет ездить. Личность должна быть реорганизована и выстроена на всецело новой основе. Каждый элемент в ней требует равновесия, так, что просветление, наступающее вслед за магической работой, не привело к фанатизму и патологии, вместо Адептата и целостности. Баланс необходим для выполнения Великой Работы. «Равновесие – это основа души».

В этой связи, четыре степени стихий – Земли, Воздуха, Воды и Огня, сеют семена пентаграммы микрокосмоса, и к ним в церемонии Портала, добавляется Корона квинтэссенции, так, чтобы можно было умерить неистовство элементалов, и чтобы все это могло работать вместе в сбалансированном расположении.

Таким образом, эти степени являются важной и неотъемлемой частью работы инициации, несмотря на враждебный критицизм. Тем не менее, сравнивая их с теми, которые предшествуют и следуют за ними, им характерна симптоматика интеллектуального смешения функций. Это подобно тому, как если бы кто-то сказал, что молоко более добродетельно, чем пятница! Но подобные сравнения в магических и мистических вопросах делаются постоянно, не вызывая насмешек. Различные категории не могут сравниваться подобным образом. Цель ритуала Неофита кардинальным образом отличается от цели Зелота, и сравнивать их – это ошибочная политика. О чем можно было бы спросить, так это, действительно ли Зелот и другие элементальные степени выполняют то, что намереваются сделать. Как показывает опыт, в целом, они это делают, хотя возможно, некоторые и ставят это под сомнение, там, где это касается магической карьеры Кроули. Я все еще не убежден в том, что большинство его критиков правы, и, с другой стороны, я не могу полностью принять его собственные оценки.

Одно из заключительных наставлений, предпочтенных им ближе к завершению степени Философа, было:

 

«Чтобы полностью постичь тайны, развернутые перед твоим взором, по мере прогресса со скромной степени Неофита, и да обретешь ты не просто поверхностное знание, отмечающее тщеславного и невежественного человека; но пусть ты по-настоящему и всецело поймешь, на какое именно знание претендуешь, чтобы своей необразованностью и безрассудством не опозорить Орден, до сих пор относившийся к тебе с почтением.»

 

Что ж, теперь у него было семь месяцев ожидания, до того, как он сможет продвинуться к следующей степени. Ожидание для его импульсивной натуры было мучением. Но он держал себя в руках и активно занимался своими делами. Фуллер рассказывает нам, что сразу после этой степени он встретил Мак Грегора Мазерса в первый раз.

Для Кроули этот человек, несомненно, был очень значимой персоной. В своей Исповеди Кроули рассказывает о своих мыслях, что Мазерс был ученым и джентльменом, и, без сомнения, магом экстраординарных способностей. «У него было то поведение авторитетной личности, которое вызывает доверие, потому что никогда не сомневается в себе. Человека, который делает такие заявления, как он, нельзя судить по общепринятым нормам правил и канонам. Обычная мораль только для обычных людей». Большая часть этого чувства по отношению к Мазерсу была, без сомнения, тем, что он чувствовал к себе и своей миссии. «Поведение Мазерса, в целом», - продолжал он, - «видимо, по своей природе, было экспериментом. Возможно, это был его способ спросить адептов, есть ли у них сила сосредоточиться на духовной ситуации, навсегда отказаться от всех своих предрассудков».

Затем, следуя приведенным выше замечаниям, он приходит к главному номеру своей программы, без которого мало что из поведения Кроули может стать понятным. «Во всяком случае, насколько я был к этому причастен, Мазерс был моей единственной связью с Тайными Вождями, которым меня препоручили».

Во время периода ожидания, упомянутого выше, Кроули путешествовал вдоль и поперек Британских Островов, в поисках дома, подходящего для магической работы, для уединения. В ноябре 1899 он нашел такой дом в Шотландии.

Мы должны напомнить, что в течение полутора лет Аллан Беннетт жил с ним в его квартире, где они вместе усердно трудились на каждом этапе магии. Аллан был хорошим учителем, так что, в действительности, задолго до того, как Кроули получил свою степень Привратника в декабре 1899, он был довольно таки опытным магом. Это было примерно в то время, когда Алану разрешили покинуть Англию. Холодный сырой климат – это было слишком для него. Он был на своем пути на Восток, на Цейлон. Учитель и ученик встретились там снова, намного позже, но по сути дела, это был конец их взаимоотношений. И это было хорошо для них обоих.    

     

 

[1]  Свет Пути, Мэйбл Коллинз, Adyar, Theosophical Publishing Co., 1936, p. 22

[2]  Все цитаты ритуалов инициации взяты из Золотой Зари, Том II, St. Paul, Llewellyn Publications, 1969.

[3]  Вирждиния Мур, Единорог, с. 142

[4]  Книга Тота, Алистер Кроули, Лондон, О.Т.О., 1944. Эта книга недавно была переиздана Самуэлем Вайзером, Нью Йорк, 1969, а также Шамбала Пабликейшнз, Беркли Калифорния, 1969.

Хотя искра, действительно, ушла, я должен изменить мои прежние реакции теперь, когда у меня появилась возможность перечитать книгу (ноябрь 1969). Чтобы оценить ее глубину и философское великолепие, необходимо соотнести ее с другими книгами на ту же тему.

Особенно я думаю об одной, написанной известным специалистом по Таро. Это,  действительно, прекрасное произведение искусства, и я утверждаю, что для новичка нет книги лучше. Но сравнивать эту книгу или другую с Книгой Тота Кроули – это все равно, что сравнивать учебник арифметики четвертого класса с трактатом, включающим четырехмерную математику. 

телема

Читайте также

похожие материалы

  class="castalia castalia-beige"