Перевод

Философский камень

Израиль Регарди

Философский камень

Глава 5

Магнетическая теория

Остается некоторый вопрос, на который невозможно дать ответ в рамках психологического подхода, поскольку тот не способен полностью объять весь смысл, сокрытый в алхимии. Возможно, нам следовало бы довольствоваться тем, с его помощью мы обрели некоторое эмпирическое понимание и проникли в скрытые области. Мы в некоторой степени восприняли то, что намеренно окутали неясностью и скрытностью. Нашему специфическому современному типу сознания кажется неприятным, что человек добродетельной природы, способный к интеллектуальным оценкам и суждениям, до того не был способен понять эти области. Понимание этих областей произошло через разъяснение их мистификаций в специфическом свете.

Аналитическая Психология и Психоанализ, достаточно молодые явления на заре интеллектуальных открытий. В средневековые времена мы находим немного свидетельств существования психологического метода. Существовали десятки концепций. Прежние периоды изобиловали мистическими системами внутренней молитвы и размышления, Магия также была обширно распространена. Я полагаю, что в прошлом и в древних системах нам следует искать другой и возможно более ценный ключ к разгадке герметической тайны. В действительности, один автор, г-жа М. Этвуд, подарившая нам лучшие работы по алхимической герменевтике, утверждает, что Гипноз или Магнетизм дает ключ, и не менее, к этой тайне. Ввиду этой гипотезы, я поступлю мудро, если я вкратце рассмотрю исторический фундамент и развитие витального Магнетизма, чтобы читатель мог познакомиться с основными чертами того, что позже будет конкретизировано.

Исследовав греческую и латинскую литературы почти бесспорно можно утверждать, что разновидность исцеления возложением рук осуществлялась в древние дни в качестве обыденной практики, и этот факт требует детализированного или конкретизированного описания. В основе такого метода лежала вера, что человеческий организм производит или пропитан электроэнергией или творческой силой, жидкостью, магнетизмом животных или витальной эманацией. Мало того, что эта энергия циркулирует в собственной артериальной системе человека, но при помощи возложения рук и направления воображением и прочным желанием, она может быть сообщена другому человеку в терапевтических целях. Не трудно заметить, что Библия содержит много примеров исцеления очевидно магнетической природы. И такие магнетические методы практиковались с самых древних времен вплоть до Средневековья. Они были привычны в Европе в течение многих столетий.

Авиценна, врач девятого или десятого столетия, сказал, что "Воображение человека может воздействовать не только на его собственное тело, но также и на другие, и даже отдаленные тела. Оно может гипнотизировать и изменять их; делать больными или возвращать здоровье." Маркус Финус, врач из Флоренции, сказал в том же столетии: "Пар, или определенный дух, испускаемый лучами глаз, или иным способом, может воздействовать на человеке около Вас. Неудивительно, что болезни тела и разума можно вылечить таким образом."

Пьетро Помпонацци из Мантуи полагал, что: "Некоторые люди особенно наделены чрезвычайными целительскими способностями; влияние, оказываемые их прикосновением, замечательно; но даже прикосновение не всегда необходимо; их взгляды, их простое намерение сделать добро эффективно восстанавливают здоровье". Здесь мы встречаем в какой-то мере общее описание гипнотической практики и теории внушения.

Ван Хелмонт, в шестнадцатом столетии открывший настойку опия, аммиак, углекислый аммоний, и другие, также придерживался точки зрения, схожей с убеждениями Месмера. Он считал, что: "Магнетизм - универсальное средство; в нем нет ничего нового, кроме названия. Магнетизм - это то скрытое воздействие, что тела оказывают друг на друга на расстоянии посредством притяжения и отталкивания." Он назвал это влияние «Magnale Magnum»; позднее, в девятнадцатом веке Элифас Леви говорил о нем как о Звездном Свете. Хелмонт воспринимал его не как телесное воздействие, но как эфирный, чистый, витальный дух или сущность. Он проникает сквозь все тела, и в человеке находится в крови, где функционирует как особая энергия, позволяя силой желания и воображения действовать на расстоянии. Он также утверждал идею полярности или дуальности магнетизма, который, по его мнению, состоит из витальной и "волевой основы". Первый существует "во плоти и крови человека", второй же принадлежит душе, или сознанию. Но так как душа и тело не отделены друг от друга, но вместе составляют целое, то таким образом, магнетизм проявляется различными способами и на разных планах. Кажется, что такие представления довольно хорошо согласуются с психологическими определениями либидо.

Сенаивогий, великий алхимик, написал: "Позвольте потому, постигающему эту священную науку знать, что душа в человеке, малый мир или микрокосм, занимающий место в центре, является королем и обитает в витальном духе в чистейшей крови. Она управляет разумом, а разум телом". Согласно этому утверждению и представлению, лежащему в основе такого постулата, создана гипотеза витального магнетизма как ключ к разгадке алхимической тайны.

Уильям Максвелл, современник Ван Хелмонта, придерживался подобных взглядов, некоторые из которых любопытно перекликаются с представлениями об эманациях или излучениях, исходящих от тела, явно одобренных в нескольких современных научных областях. Он замечает: "Все тела испускают телесные лучи, служащие механизмами, через которые душа передает свое влияние посредством своей энергии и силы действия; и эти лучи не являются лишь телесными, но составлены из различных видов веществ. Универсальное средство - ничто иное кроме как витальный дух, усиленный в подходящем объекте".

Себастьян Вирдиг, ученый философ-врач того же поколения, утверждал: "Целый мир существует посредством магнетизма; все земные события происходят через магнетизм; жизнь сохраняется магнетизмом; все функционирует магнетизмом".

Подобные подходы можно встретить работах Парацельса и множества ведущих авторов этих и более поздних столетий. Все более или менее подтверждают существование всеобщего эфира, посредника между светом и его деятельностью. Этот эфир они представляли находящимся в человеке витальным духом или магнетизмом, который излучал и выделял витальное влияние, тонкое и невидимое. Таким образом, согласно данной теории, духовной силой можно управлять и управляться в целях исцеления посредством передачи ее другому больному человеку прямым взглядом или волевым направлением ее через руки. Но как только мы касаемся Месмера и его учеников и коллег, то понимаем превосходство его теоретического формулирования понятия магнетизма и преимущества его специфического подхода.

Фридрих Антон Месмер родился в Австрии в 1734 г., и в 1766 г. он стал Доктором медицины в Вене. Его речь при вступлении в должность содержала утверждение, что солнце, луна и звезды воздействуют на друг друга и вызывают потоки, не только в океане и море, но и также и в атмосфере. Его теория заключалась в том, что они воздействуют похожим способом на все организованные тела посредством тонкого и подвижного флюида, который пронизывает вселенную и связывает все вещи воедино в вещественных связях и гармонии. Его теория далее включала идею, что все сущее в Природе обладает особенной силой, которая проявляется особым воздействием на другие тела. То есть это - физическая и динамичная сила, действующая на внутреннюю структуру извне без всякого химического объединения, или не будучи явленной физически. Месмер также рассмотрел идею, что все органические тела, животные, растения, деревья, воды, металлы должно быть магнетизированы. Этим он подразумевал, что они наполнены и пропитаны потоком витальной энергии. Эта космическая витальность или животный магнетизм могли быть переданы, как он утверждал, прямым контактом с телом, уже магнетизированным, или же, посредством рук, взгляда, или даже желания. Он может проникать через твердое и жидкое, подобно свету и электричеству, а также отражаться зеркалами или полированными поверхностями, особенно в направлении его полюсов.

Используя на практике общую теорию, Месмер, как современный представитель психологической мысли, полагал, что моральные соображения и ошибочное отношение к жизни могут составлять основные факторы развития болезни. То есть отношение к жизни, конфликтное или находящееся в противоречии с действительностью, может нарушать распределение витального потока в теле. Достижение же общего равновесия может привести к значительному улучшению здоровья при функциональных и органических заболеваниях. Согласно его теории, магнетизм непрерывно циркулирует в телесной системе. Более того, оно распространяется на значительное расстояние от тела. Когда между пациентом и целителем установлена связь, то есть, когда контакт установлен через взгляд, магнетическую передачу или физическое прикосновение, он циркулирует через системы этих двух человек, как кровь , если бы их артерии и вены были соединены.

Его теории и методы исцеления не были встречены особенно тепло. Комиссии были уполномочены исследовать методы лечения, оглашенные Месмером и его пациентами, и после неблагоприятных отчетов и большого антагонизма, общественное мнение отвергало его идеи почти всюду. Мимоходом, следует упомянуть, что так или иначе, в начале своей карьеры он ознакомился с некоторыми наводящими на размышления идеями двух Иезуитов, имена которых Гаснер и Хел. Хел использовал изгнание бесов в качества средства исцеления определенных типов болезни, и придерживался теории, восходящей к классическому католическому представлению, что есть два вида болезни. Один излечим обычными средствами, используемыми докторами, другой же может быть вылечен только священническими средствами, изгнанием бесов. К ним он добавил третью категорию, которую назвал "смешанной", требующей усилий и священника и доктора. Гаснер также поделился секретом усиления целительного эффекта, двигая руками по больным частям тела. Позже такие движения стали известны как "пассы". От Хела Месмер получил в начале своей общественной карьеры несколько магнетических стальных пластин, которые, будучи положенными на различные части тела оказывали целительный эффект. Месмер долго не упорствовал в использовании этих пластин, перейдя к использованию своих бакэ, и позднее исключив все эти принадлежности, предпочитая полагаться исключительно на магнетизм, произведенный или исходящий от его собственной индивидуальности. Он изображал человека как замкнутый цикл магнетического флюида; также, как и, принимая участие в большем космическом кругообороте, или во многих больших кругооборотах магнетизма или энергии, которая течет сквозь него и вселенную, витальность его индивидуальности обновляется подобным образом. Мы обнаруживаем, что Месмер часто упоминает как об увеличения скорости потока магнетизма через тело, так и уравновешивании витального потока. Он не хочет говорить о "зарядке" пациента магнетизмом или "насыщении" его флюидом. Его теория состояла исключительно в идее уравновешивания нарушенной витальности в теле его пациента.

После Месмера мы переходим к Аббату Фариа, французскому священнику, который после экспериментирования с магнетизмом в течение некоторого времени, в 1814 г. представил свое понимание данного предмета, актуальное по сей день. Стоит отметить, что он признавал первичным фактором терапии существующий способ воздействия на пациента и уравновешивание магнетизма целителем. Он придерживался взгляда, что эффекты были главным образом субъективны. Гипнотическое состояние наступало, возможно, из-за изменений в разуме и теле субъекта, произведенных верой и ожиданием. Другими словами, это предвосхитило основную линию более поздней теории, согласно которой, гипнотическое состояние вызывалось исключительно ожиданиями и внушением. В то время, однако, этому предположению не придали значения и оно было забыто.

Ко времени смерти Месмера в 1815г. его система процедуры стимулирования острого кризиса в пациенте снискала в своей целостности значительное число практиков почти всюду, особенно в Германии, где уже существовали две других более или менее важных школы Животного Магнетизма. Одна из них была школой де Барбарена, который учил, что исцеление происходит непосредственно через Божественное провидение, будучи в действительности результатом одной только веры. Действия, производимые Месмером служили сокрытию сего факта, и никоим образом не способствовали исцелению, которое в каждом случае являлось "актом души". Не предложив новых способов действия и новой разумной теории, эта школа окончила свое существование очень быстро.

Развитие Магнетизма в так называемой "Экспериментальной" школе операторов, которые были, несомненно, законными преемниками и наследниками Месмера, обернулось исчезновение и школы Месмера, и школы де Барбарена. Но кем были "великие гипнотизеры" этой экспериментальной школы? Они включали очень много гипнотизеров практически из каждой страны Европы. Многие были врачами, которые во время последней четверти восемнадцатого столетия и первой четверти девятнадцатого посвятили себя магнетической терапии. Некоторые учреждали частные организации, где принимали пациентов, в то время как другие функционировали в различных больницах. Самыми известными гипнотизерами того поколения являются Маркиз де Пюизегюр, Бэрон дю Потет, Делез и Лафонтен, все из них оставили труды, касаемо данного предмета. Очень скоро де Пюизегюр, как первооткрыватель, начал удаляться от своего учителя и в теории и в практике Магнетизма. Мы с уверенностью можем сказать, что более поздние гипнотизеры скорее следовали за учениками, чем за учителем. Мы упоминали процессы Месмера и сильные эффекты в искусственно вызванном кризисе, гордо называемые им "Гипнозом", тогда настоящий открыватель Животного Магнетизма, известный в течение последней сотни лет, скорее как явление, а не как автор теории, это Маркиз де Пюизегюр, признанный основатель "Экспериментальной" школы. Именно благодаря ему, процессы, ныне общеизвестные как гипнотические, - являются процессами своим результатом значительно отличающимися от производимых Месмером. Ранние наставления Де Пюизегюра в магнетизме заключаются в следующем:" Вы должны почувствовать себя магнитом; Ваши руки и в особенности Ваши ладони, являются его полюсами; и когда Вы трогаете пациента, кладя одну из Ваших рук на его спину, и другую прямо противоположно на его живот, Вы должны ощущать, что магнетический флюид циркулирует от одной руки к другой через тело пациента. Вы можете поменять это положение, помещая одну руку на голове, а другую на животе, все еще с тем же самым намерением, тем же самым желанием творить благо. Сообщение от одной руки к другой продолжится, голова и живот, являются частями тела, где сосредоточено самое большое количество нервов; потому они являются двумя центра, на которые Ваше воздействие должно быть главным образом направлено. Давление не требуется; достаточно лишь легкого прикосновения."

Между теориями Месмера и де Пюизежера было принципиальное различие. Первый решительно утверждал, что магнетизм был океаном жизни и витальности, пронизывающей все сущее, и проникающей в землю и воздух так же, как в систему человека. Его концепция исцеления магнетическим методом была просто регулированием нарушенного потока магнетизма или эфирных потоков в пределах системы его пациентов. Де Пюизегюр, с другой стороны, придерживался идеи, что гипнотизер определенно передает магнетизм или витальность пациенту, и что такая передача силы восстанавливает здоровье. Примечательно, что ни Месмер , ни сторонники его школы никогда не жаловались на усталость или истощение после лечения, в то время как с другой стороны, истощение после осуществленного лечения было привычным сторонникам "Экспериментальной" школы. Современная магическая концепция в действительности объединяет обе теории. Мало того, что существование космических эфиров, или витальных потоков, или духовной силы постулируется как несомненный факт, но эта концепция простирается дальше. Космические потоки силы, проникая и пронизывая все пространство и все сущее, проникают в физическую и астральную оболочку человека. Таким образом, внутри него отражены силы космоса, он - миниатюрное воплощение макромира. Используя свои волевые и образные способности, разумный человек в состоянии направить эти потоки через свое собственное тело и проникнуть в систему другого человека в терапевтических или иных целях. Только самомнение и самодовольство человека препятствуют свободному течению духа. Либидо течет свободно от Бессознательного; когда нет никакого сопротивления, индивидуальное Бессознательное получает свои силы от Коллективного бессознательного - вот, что присуще всем людям и всей жизни.

Первое открытие Де Пюизегюра крайней важности состояло в том, что в сонном или сомнамбулическом состоянии, которое довольно скоро наступает при применении магнетизма, было возможно обратиться к пациенту и получить подтверждение очень высокого уровня разумности. Месмер ранее знал об индукции сомнамбулического состояния, но редко использовал, рассматривая его как естественное состояние, посредством которого система справляется со своим неравновесным состоянием. Много лет спустя Доктор Уильям Грегори в описании сомнамбулического состояния пациента утверждает, что его поведение в целом улучшается. "Казалось, будто животные наклонности и черты умирали, в то время как ум и более высокие чувства продолжали сиять дальше." Более всего в этом новом открытии Де Пюизегюра интересовало то, что он не только получал ответы от спящих пациентов, раскрывающие самую изумительную способность проникновения в суть их симптомов и средств их лечения, но то, что они свидетельствовали о необыкновенном явлении телепатии. Это положило начало тому, что стало известно как "более высокие феномены".

В 1811 г. он совершил второе открытие. Оно состояло в обнаружении более быстрых и более эффективных методов достижения сомнамбулического состояния, чем прежде, а именно, при помощи пассов. Несколько лет спустя дю Поте сделал больший акцент на эффекте желания и меньший на благих намерениях, полагаясь более, чем де Пюизегюра на фиксацию взгляда и пассы. Лафонтен, которого называли последним из великих гипнотизеров, опирался почти исключительно на пассы, за исключением того, что иногда он устанавливал контакт руками, смотря в глаза своих субъектов. Естественно, его воля проявлялась сильно в течение всего процесса.

В наибольшей степени Месмеризм в Англию ввел доктор Джон Эллайотсон, который использовал его в хирургической практике в Больнице Университетского Колледжа, Лондон. Едва Эллайотсон продемонстрировал его эффективность, и сделал это самым замечательным способом, как его медицинские коллеги начали его высмеивать и насмехаться над его практикой. Термин "гипноз" как более одобряемый и научный термин для определенных аспектов месмерических феноменов был сначала введен в 1843 г. манчестерским врачом Доктором Иаковом Брэйдом. В 1842 г. он начал экспериментальную работу с месмеризмом, и, кажется, был первым современным практиком, который сознательно использовал метод фиксации взгляда и внушения вместо пассов и возложения рук. Даже яркие предметы были устранены через некоторое время, потому как усугубляли конъюнктивит у некоторых пациентов, основной упор теперь делался на словесное внушение.

Другим выдающимся первооткрывателем был Иаков Эсдэйл, шотландский врач, проживавший в Индии. Он, кажется, был первым британским гипнотизером, который получил некоторую степень официального признания. С 1842 г. и примерно до конца века он использовал месмерические состояния для безболезненной хирургии с большим успехом в различных индийских больницах, и записи о его операциях, произведенных данными средствами восхитительны. В ходе многих его операций удалялись чудовищные скротальные опухоли, весящие, казалось, центнер. Ужасное, но убедительное доказательство эффективности его метода. Открытие и широкое применение эфира и хлороформа для безболезненной хирургии положили конец интересу к гипнотической экспериментальной работе. Начиная с 1842 и примерно до конца столетия магнетизм практически не развивался в Англии. На Континенте, однако, мы встречаем такие известные имена как Льебо, Беркхайм, Молл, Шарко, Джанет, а также начало зарождение различных групп гипнотизеров, придерживающихся весьма различных взглядов: Школа Нэнси, Сальпетриерская школа и другие. Доктор Ллойд Таки, Мортон Принс, Винсент Вингфилд, Милн Брэмвелл, и Бернард Холландер также сделали много, чтобы восстановить общественное доверие к данному методу и его научную обоснованность.

Разумеется, это поверхностный взгляд на предмет. Лишь косвенным образом мы коснулись животного магнетизма как терапевтического метода. Я привел данный очерк, поскольку г-жа Этвуд, теорию которой я должен изложить и дополнить, считала, что практику Месмеризма можно было рассматривать как первый шаг к раскрытию алхимической тайны. То, что она глубоко проникла в суть и смыл - заявление, которое не может быть подвергнуто сомнению. Еще не достигнув тридцать лет эта удивительная молодая женщина в 1846 г. написала по настоянию своего отца небольшой труд под названием "Early Magnetism, in its higher relations to Humanity as veiled in the Poets and the Prophets". В то время, когда большинство других гипнотизеров и месмеристов были заняты исключительно терапевтической работой или применением транса для проявления психических феноменов, таких как ясновидение, телепатия и другие, эта женщина и ее отец., г-н Саут, демонстрировали сообразительность и способность проникновения в суть удивительным образом. Они понимали другие, более духовные возможности, скрытые в практике магнетизма животных. В этой работе она выразила точку зрения, что при применении его к более высоким категориям, субъект магнетического транса был способен соединить свое сознание со своим утраченным универсальным духовным источником. Она полагала, что возвращение сознания сквозь многие фазы эволюционного развития назад к давно забытой жизни в Реальность было возможно, "пройти сквозь темную среду чувства и фантазии, чтобы созерцать отраженную в сияющем зеркале нашего собственного интеллекта чистую Истину; не индивидуально или произвольно, но в ее универсальности".

Кроме того, в описании метода, которому она следует, г-жа Этвуд добавляет:

«Состояние глубоко транса, предоставляет собой самое прекрасное метафизическое состояние; поскольку устраняет чувственную преграду и предстает более чистым и прозрачным стеклом перед разумом, чем это возможно в естественном состоянии. Едва пациента входит в транс, как он начинает ощущать интернальность как никогда прежде и это ощущение можно усилить, поскольку твердое намерение, настрой разума и обстановка тому благоприятствуют; пассивная индивидуальность восходит от своей периферической и феноменальной жизни в ту центральную Вездесущность, которой нет предела; разум, должным образом дисциплинированный и связанный со Всеобщим, становится единым с великой магнетической Волей Природы, циркулирующей в Бесконечной Среде (чистом эфире) через все ее сферы, заключая в себе все до единого. Разум в итоге преобразовывается в соответствии с ее принципами, обожествленное микрокосмическое воплощение движется вместе с созидательной силой и благодатью».

Таким образом, мы встречаем мистическую и религиозную концепцию, которая превосходит предшествующую практику магнетизма так же, как, например, Юнгианское понятие психотерапии превосходит более грубые и первоначальные теории Фрейдистской школы. Независимо от того, имеют ли под собой алхимическую основу труд г-жи Этвуд, ее гипотеза является настолько далекой и наводящей на размышления, что не многие сумели испробовать ее на практике, склоняясь к тому, чтобы отвергнуть ее так и не испробовав.

Хотя алхимики и были настойчивы и непреклонны в своем наставлении, что ничто не могло быть выполнено без предварительного растворения, они все же оставили небольшую подсказку относительно значения этой операции. Верно, что они говорили о действиях руками, но кажется, что это могло не только найти отражение в месмерических пассах, но также и в физической и металлургической теории, где превращение выполнялось тяжким трудом в поте лица. Первый способ действия и скрытый смысл этих ручных операций останется нераскрытым, если исключить данное предположение. Напротив, если мы можем принять это предположение, то мы обнаружим данный метод даже в ходе поверхностного ознакомления с книгами. Все же, сам процесс, как технический метод, по их словам является довольно простым, поскольку некоторые из них называют его игрой детей и представляют очень тривиальным, легким и даже смешным.

Недавнее наблюдение, или даже эксперимент, в течение прошлых ста лет или около того, выявил различные средства раскрытия данного секрета. Огромные успехи, которые были сделаны в переводе запутанных Восточных текстов, имеющих дело с практикой медитации, сосредоточения, и духовного роста дают нам несколько ключей к разгадке. Фактически, один современный апологет алхимии утверждает, что секрет заключается в размышлении и сосредоточенности на себе, приводящих к самопроизвольному трансу, в котором сознание как таковое не отступает, как например, при нахождении в определенных спиритуалистических состояниях транса. Напротив, необходимо, чтобы сознание стало выше посредством этих методов, и все способности разума обострились по сравнению с тем, состоянием, в котором они находились прежде. Не только таким образом, но эго в гораздо большей степени способно иметь дело с жизнью и живущим, чем до того, как был предпринят этот специфических тип психической тренировки.

Психологический метод, который ранее мы исследовали, является другим по своей сути и очень эффективным методом. Популярность и возрастающий интерес к этому методу являются доказательством того, что он занял место в общественном сознании не только как средство терапии, но и как философский способ самооткрытия и познания.

Но трансовое состояние, вызванное магнетизмом и реакциями, связанными с ним, более наводит на размышления, чем другие признаки. Мы испытываем желание задаться вопросом, не существует ли некого технического метода, который пролил бы свет на загадочные описания, оставленные нам древними. Нам хорошо известно, что некий магнетический метод вхождения в транс широко применялся в Греции. Тысячи лет назад Фригийские Дактили, инициированные жрецы, о которых говорят как о магах и заклинателях, изгоняющих бесы болезней, исцеляли болезни этими способами. Данные методы были основными средствами в магических мистериях, так же, как в Храмах Асклепия, где пациенты лечились во время процесса "инкубации", магнетического сна.

Здесь следует рассмотреть безапелляционные критические замечания г-на Артура Эдварда Уэйта в отношении теории Этвуд, представленные в его работе The "Secret Tradition in Alchemy". Трудно найти еще где-либо столь напрасную и спорную критику, кроме как в книге в книге г-на Уэйта. С одной стороны, он обвиняет ее в использовании напыщенной, сложной стилистики. Это, конечно, верно. Но здесь должно быть проявляется психологический механизм проектирования, поскольку г-н Уэйта едва ли может остаться вне критики в этом самом отношении. Однако, стоит уделить внимание не литературному аспекту его критических замечаний. Он отмечает к концу своей книги следующее:

«Широко известно, что психическое состояние многих подвергнутых трансу субъектов создавало впечатление чистоты, возвышения, красоты, как будто фактическая или сравнительная большая их часть пребывала в бездействии. Но это состояние настолько далеко от духовных обретений Платонических преемников, как записи медиумов от открытий Экхарта и Руисброека, говорящих в свете единения».

Почему г-н Уэйт выступал столь критически против гипотезы Этвуд трудно понять. То, что он использует аргументы самой г-жи Этвуд для отстаивания своей точки зрения особенно неуместно. Она утверждает что, если мы сравниваем первые эффекты месмеризма, которые представляют собой сомнамбулическое состояние, в котором являют себя так называемые более высокие феномены областей смысла и чувства со священным искусством древних, то первые покажутся тривиальными. Высшая духовная мудрость, достигшая божественного единения, самопознание, желаемое древними, совершенство жизни и бессмертие, которые сулила их система, обещая даровать причастность к более высоким тайнам - все это темы, выходящие за рамки восприятия месмеристов. Что делать Месмеризму с такими духовными следствиями? Она интересовалась, какова его концепция. Попытался ли он исследовать сознание, его глубины и происхождение? Естественно, обычное месмерническое состояние не имело никакого сходства с возвышенным мистическим состоянием великих Святых и философов. И именно ее гипотеза, что это было понято и известно алхимикам, использовала магнетизм только как первый шаг к раскрытию божественной тайны. Таким образом, осуществлялось герметическое растворение. После этого можно было делать другие шаги. Осуществление такого растворения было только началом Герметической технологии.

Среда (астро-ментальная оболочка) в ее естественном состоянии является летучей, невыразимой, эксцентричной, иррациональной и немощной, по сравнению с тем, чем впоследствии она может стать в результате искусственного преобразования. Алхимики, мы повторимся потому, не удовлетворялись несколькими пассами рук или любыми первичными феноменами вообще, но они продолжали очищение, лишая эфир его диких примесей и давления растворением циркулирующего тела в его собственной крови. Потому, это - медная Стена, празднуемая Древностью. Возьмите тайную Природу, которая является нашей Латунью, говорит Альбер, и омойте ее, чтобы она стала чистой.

Таким образом, резкая критика г-на Уэйта является полностью безосновательной. И я признаюсь в глубоком разочаровании в нем. Теория месмеризма Этвуд в применении к Герметической тайне является, по моему мнению, настолько важной и настолько наводящей на размышления, что возможно стоило бы привести множество цитат из ее работы, дабы продемонстрировать ее достижения. Комментируя Шесть Ключей Евдокса я попытаюсь расшириться эту теорию, упрощая ее терминологию и используя сравнительный метод.

Прежде всего, она была убеждена в существовании секрета, связанного с Мистическими празднованиями древних, которые никакая современная, так называемая интеллектуальная критика не объяснила и не обнародовала.

Несколько авторов, писавших о Животном Магнетизме [как она отмечает], в течение нескольких лет вдохновлялись этим исключительным открытием, рассматривая Транс и его феномены как разгадку Храмовых Мистерий и различных религиозных обрядов. Но никто, как мы знаем, не развивал это предположение и не использовал эту идею дальше терапевтической сферы; они, кажется, получили широкое представление без специфического исследования природы обрядов древних. Если бы они сделали это (мы говорим о наиболее продвинутых умах), мы убеждены, что имея такой ключ в своих руках, их внимание было бы привлечено к новым направлениям и их впечатления о современном использовании этого метода претерпели бы изменения. Они получили бы значительно превосходящие результаты посредством использования Теургических практик, которыми древние вдохновлялись позже, поскольку они превосходили все, что мы можем вообразить даже в наши дни.

Обычные эффекты Магнетизма Животных, или Месмеризма, или витального Магнетизма, неважно какой термин использовать, теперь настолько распространены на практике, что нет нужды описывать их; они привлекли внимание лучших и ведущих умов нынешнего столетия, восхищенно приветствовавших открытие, которое дает возможность человеку, облегчить боль и болезни, непреодолимые другими средствами... Но годы прошли и эта наука не развивалась, а скорее шагнула назад в интересе к ней и своей силе, начиная с де Менадюка, Пюйзегюра, Колькуна, Эллайотсона, Таунсенда, Дюпоте, и остальных, убежденных спиритистов, оставивших после себя последователей на этом пути.

Ее предположения и ее отношение к истории и теории Магнетизма, таким образом, стали совершенно прозрачными; нет, вероятность недопонимания существует. Гипотеза, которой она придерживалась, не ограничивалась рассмотрением психических явлений, производимых практикой месмерического искусства. Первооткрыватель в интеллектуальном мире и женщина с более ясным духовным восприятием и интуицией, чем большая часть ее современников, она поняла неоценимую природу этого метода. Она чувствовала, что экспериментальная практика терапии и исследование более высоких феноменов интересовали и интриговали без сомнения, но все же это не был тем, за чем устремлялись древние в своих мистериях. Верно, что они работали с тем же самым сырьем при помощи подобных орудий и технического метода. Все же их практика отличалась, потому что она осуществлялась в рамках установленных философских принципов, с истинной просвещенностью и благой целью. Она не сомневалась в том, что Месмеризм, позволял при помощи воображения войти в другое состояние сознания.

И более того, в некоторых случаях мы находим подтверждение инстинктивной разумности и силы Свободного Духа, который может распространяться во все сферы и открыть скрытые вещи, преподнося множество даров... Месмеризм, относительно нашей Тайны тогда, может быть расценен как первый ключ, открывающий первую дверь, пускающий внутрь темницы смысла и лабиринта жизни.

Эти длинные цитаты дали некоторое предварительное представление относительно характера практики Магнетизма, заключенной в этой гипотезе. Очевидно, что г-жа Этвуд расценивает это исключительно как элементарное представление о более божественном состоянии сознания, как вход в герметическую тайну, исключительно как средство входа и ничего больше. После этой первой ступени следует применять другие средства, другие методы - использование магнетического искусства для самосовершенствования. Эта мысль будет углублена, поскольку нам предстоит ознакомиться и изучить следующий текст, и я попытаюсь разобрать метод на более простые составляющие в кратком комментарии.

алхимия

Читайте также

похожие материалы

  class="castalia castalia-beige"