Перевод

Письма

Карл Густав Юнг

Письма

1947 г.

Жоржетте Бонер, 17 марта 1947 г.

Дорогая доктор Бонер,

Запоздалая благодарность за ваш великолепный подарок![1] Я медленно восстанавливаюсь после болезни и вынужден отложить переписку далеко на задний план, чтобы не перегружать себя.

Я прочитаю книгу на весенних каникулах в Локарно, но уже насладился прекрасными иллюстрациями. Что особенно поражает меня, так это участие, с которым вы рисовали в китайском стиле. Легенду я крайне ценю, ведь она подпитывается не только мирской мудростью, но и невольной глубокой психологией, укорененной прямо в земле. Просто изумительно видеть, что китайцы ухаживали за душой, как за своими садами, но уродовали ступни женщин и вообще потакали самым разным жестокостям. Но также известно, что ацтеки именно из-за своей ужасной кровавой религии были нежнейшими и заботливыми по отношению к детям людьми. Ровно наоборот у нас с нашим милым христианством!

Я также слышал, что ваш отец умер в преклонном возрасте. Пожалуйста, примите мои сердечные соболезнования.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Цюрих.

1. Wu Ch’eng-en, Monkeys Pilgerfahrt; Eine chinisische Legende, tr. Georgette Boner and Maria Nils по английской версии Arthur Waley, Monkey (1942) с 72-мя рисунками Б. (1947).

Якобу Стегелю, 17 марта 1947 г.

Дорогой коллега,

Сердечная благодарность за дружескую открытку и приятную память. Я могу сообщить – постучите по дереву! – только хорошее. Я придерживаюсь повседневного режима: два часа научной работы утром, а после обеда отдых и посетитель. Я хожу на прогулку дважды в день примерно на три четверти часа. Дела идут на лад, хотя не великолепно. В четверг я отправляюсь в Локарно, Hotel du Pare.

Сожалею, что у вас такая отвратительная погода, я гуляю в любую погоду и рад, что способен на это, благодаря вашим усилиям. Надеюсь, вы поправляетесь. Остальное тоже наладится. С наилучшими пожеланиями вам и вашей жене,

Благодарный вам, К.Г. Юнг

□ M.D. (1872-1950) – врач Юнга. После его смерти сын, Р. Стагель, стал врачом Юнга до его смерти в 1961 г.

Отцу Виктору Уайту, Локарно до 10 апреля, 27 марта 1947 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой Виктор,

Как видите, я пользуюсь любезным разрешением называть вас по имени. Надеюсь, что вы взаимно будете называть меня К.Г., как ныне обозначается моя недостойная «скудость». Что ж – должен просить прощения за то, что не отвечал на ваши интересные письма. Причина такова: я был полностью поглощен статьей, которую должен был переработать для нового издания. Это та рискованная вещь о Святой Троице. Моя работоспособность до сих пор очень ограничена, и потому я вынужден отбросить все остальное, когда занимаюсь чем-то, что действительно требует внимания. Теперь я закончил работу. Она появится в книге под названием Symbolik des Geistes. В книгу будет включено эссе доктора Шерфа о Сатане[1] и две других моих работы, “Psychologie des Geistes”[2] и “Der Geist Mercurius”.[3] Тем временем, я прочитал вашу работу об Откровении[4] с большим интересом. Должен сказать, она пролила для меня новый свет на св. Фому. Его взгляды действительно поразительны. Теперь кажется еще более вероятным, что он автор Aurora Consurgens.[5] Большое спасибо, что поделились своей работой. С вашего разрешения, я бы хотел процитировать ее в своей работе о Троице. Я думаю, его ангелы и демоны просто чудесны.

Х. действительно на верном пути, подозревая, что субатомная физика в тайном союзе с психологией. Я тоже кружу вокруг этой идеи и занимаю ум перевариванием физических фактов и теорий. Как только вернусь в Цюрих, я прочитаю вашу работу еще раз в поисках того, что хотел процитировать. Это, конечно, то прекрасное мнение, что откровение больше связано с хорошим воображением, чем с хорошими нравами.[6] Я бы даже сказал, что хороший пророк получится только из того, кого дьявол держит за одну ногу. Простите меня! Полагаю, вам пришлось быть крайне тактичным в своей работе; там есть весьма головокружительные углы. Это, конечно, потому что св. Фома действительно великий человек и без своей святости.

С нетерпением жду лета. Погода здесь отвратительна. Уже 10 дней льет, не переставая. Был даже снег до уровня в 900 м. В Цюрихе погода гораздо лучше. Она помогла сконцентрироваться на работе. Я не буду читать лекций в Асконе. Разработка последней лекции[7] принесла одни проблемы. Она ушла в печать. Но гранок пока нет. Я еще не видел О., поскольку избегаю пациентов.

Надеюсь увидеться с вами в Асконе!

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

1. Ср. Вюиль, 22 фев. 46 г., прим. 1.

2. Впервые опубликована в Eranos Jahrbuch 1945; изменено название на “Zur Phänomenoligie des Geistes im Märchen”, теперь “The Phenomenology of the Spirit in Fairytales”, CW 9, i.

3. Впервые опубликована в Eranos Jahrbuch 1942; теперь “The Spirit Mercurius”, CW 13.

4. “St. Thomas’ Conception of Revelation”, Dominican Studies, I:1 (1947); также в сокращенной форме как “Anthropologia rationalis (The Aristotelian-Thomist Conception of Man)”, Eranos Jahrbuch 1947. Лекция, слегка пересмотренная, теперь в гл. VII: “Revelation and the Unconsciousness” в God and the Unconsciousness Уайта.

5. Cf. von Franz, Aurora Consurgens: A Document Attributed to Thomas Aquinas (1966), p. xi, n. 9.

6. В письме в янв. 1947 г. У. упоминал: «Св. Фома повторял утверждение, что для достойного получения откровения нужны не ‘хорошие нравы, а хорошее воображение’». Cf. “Dogma and the Trinity”, par. 289, n. 1.

7. “On the Nature of the Psyche” (ср. Бертин, 25 июля 46 г., прим. 1).

Профессору Левенталю, 11 апреля 1947 г.

Дорогой профессор Левенталь,

Я прочитал ваше письмо с интересом. Думаю, вы правы, когда соотносите концепцию интро- и экстраверсии со всеми мыслимыми центростремительными и центробежными тенденциями. Моя типология основана исключительно на биологических данных. Я сам связал это с тем биологическим фактом, что когда производится много яиц, защитный инстинкт развит слабо или вообще не развит, тогда как при малом количестве яиц он развит очень сильно.[1] Если погрузиться в онтогенетическую и филогенетическую предысторию интро- и экстраверсии, вы обязательно наткнетесь на все те полярности, которые упоминаете. В то же время сама концепция становится все более обобщенной, пока, наконец, не потеряет полностью психологическую применимость. Но такова судьба всех психологических концепций. Если проследить их к биологическим основам, они становятся такими неточными, что теряют всякий психологический смысл. Речь не о том, что отслеживание типов сознания до инстинктивных данных излишне. Чтобы понять их структуру, необходимо знание биологических основ. Но поскольку психологические концепции по своей природе указывают вперед, в смысле энтелехии,[2] их конкретный смысл заключается в восприятии сложных психических фактов. Как указано, они теряют смысл, когда рассматриваются ретроспективно, в терминах своего происхождения. Тогда они растворяются в чрезвычайно обобщенных биологических условиях.

Не знаю, читали ли вы критику Джинса[3] на концепцию пространства у Канта. В любом случае, теперь нужно формулировать априоризм так называемой категории пространства несколько иначе, чем в дни Канта. Трехмерность пространства – это бессознательное предусловие, которое не следует путать с априорным суждением.[4] Тут начинается критика Джинса, демонстрирующего, что пространство не может быть априорным суждением. Его психологическая реальность – это реальность архетипа, т.е. оно столь же бессознательно, как архетип, и так же действенно, почему я и назвал архетипы «доминантами». Именно этот момент в вашем письме заинтересовал меня больше всего, поскольку в настоящее время я очень заинтересован априорными категориями.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Рамот-ха-Шавим, Палестина.

1. Psychological Types, par. 559.

2. «То, что несет свою цель в себе» - термин, использованный Аристотелем для описания активной силы, свойственной организму, превращающей потенциальность в действительность и потому ведущей к достижению заранее намеченной цели.

3. Сэр Джеймс Хопвуд Джинс (1877-1946) – английский математик, физик, астроном, профессор прикладной математики в Кембридже и Принстоне. Ср. его The Mysterious Universe (1930) с критикой Канта. – Для Канта пространство и время были только априорными категориями мышления, не обладающими реальностью вне этих условий.

4. Суждение, независимое от необходимой посылки, основанной на опыте.

Элеаноре Бертин, 17 апреля 1947 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая доктор Бертин,

Я поправился после болезни, так что могу заниматься научной работой, а также снова наслаждаться жизнью. Я чувствую себя почти так же хорошо, как до болезни, хотя теперь нужно быть еще более осторожным, чтобы не перетрудиться. Нужно жить неторопливо. Причиной болезни был по большей мере ужасный конфликт между практической работой с пациентами и творческой научной работой. Во время болезни я обнаружил, что есть целая гора мыслей, которые нужно оформить, и о существовании которых я не подозревал. Теперь я пытаюсь достигнуть своей бессознательной плодовитости. У меня чувство, словно я изначальная мать кроликов.[1]

Вы могли бы приехать этим летом и на следующий год тоже. Наш рацион питания вы совсем не отяготите. Если вы не съедите то, что предлагают отели в Швейцарии, это съест кто-нибудь другой. Мы этого в любом случае не получим. Но должен сказать, что наша система распределения продовольствия очень эффективная, у нас достаточно еды и приличного качества. Я бы хотел увидеться с вами спустя столько времени. Конечно, если вы приедете, вы должны осознавать, что я больше не способен погружаться в тайны вашей личной психологии, поскольку остатки моей творческой силы нужно сохранить для собственного использования. Это решительно не шутка. Когда вы нарушаете закон, это очень серьезное дело. Я могу отвечать на вопросы и обсуждать что угодно, если это не требует траты творческих ресурсов. А если заниматься анализом, нужно применять свои творческие способности. Вот почему я теперь избегаю личной аналитической работы. В надежде, что вы всегда в добром здравии,

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

1. [Юнг обыгрывает популярную формулу прощания “Goodbye and thank you mother of the rabbits”, которую можно буквально перевести как «До свидания, и спасибо матери кроликов». Считается, что она возникла в Австралии во время Депрессии 1930-х годов, когда кролики были самой доступной и популярной пищей. – прим. перев.]

Ричарду Отто Прейсверку, 21 апреля 1947 г.

Дорогой кузен,

Большое спасибо за интересное письмо, которое подтверждает все мои предчувствия о Ближнем Востоке.[1]

Я вполне оправился от последней болезни, но все равно приходится беречь себя и не перерабатывать. Мне было приятно услышать, что ты интересуешься моими идеями. Посылаю тебе через издателя небольшую книгу,[2] которая послужит кратким введением в психологию бессознательного. В психотерапии примечательно то, что нельзя выучить рецепты наизусть, а потом более или менее уместно применять; исцелять можно только с помощью одного центрального пункта, и он состоит в том, чтобы понимать пациента как психологическое целое и относиться к нему как к человеку, оставив всякую теорию, внимательно слушая то, что он говорит. Даже глубокое обсуждение может творить чудеса. Конечно, для психотерапевта необходимо значительное знание самого себя, ведь всякий, кто не понимает себя, не может понять других и не может быть эффективен в психотерапии, пока не вылечит себя тем же лекарством. Иначе он не знает, что делает. Ничего не добиться такими поверхностными, общими представлениями, как то, что невроз заключается в подавленной сексуальности и т.д. Психотерапевт должен быть философом в древнем смысле слова. Классическая философия была определенным взглядом на мир, равно как и поведением. Для древних авторитетов Церкви даже христианство было своего рода философской системой с соответствующим кодексом поведения. Были философские системы для удовлетворительного или счастливого проживания. Психотерапия означает что-то вроде этого. Она всегда должна заниматься всем человеком, а не только его органами. Потому и должна проистекать из врача как целостности.

Думаю, если ты погрузишься в мои процессы мышления, не считая их за новое евангелие, природа психотерапии постепенно прояснится для тебя. Кстати, неподалеку от тебя есть француз, который, похоже, au courant: Годель в Исмаилии, госпиталь Суэцкого канала. Недавно он пригласил меня провести там весенние каникулы. К сожалению, приглашение пришло слишком поздно, и трудности путешествия, на которые ты жаловался, а также мое шаткое здоровье заставили выбрать более тихое место. Я уже не так молод, чтобы позволить себе приключения. Раньше все подобное только привлекало.

Печально, что ты не сможешь приехать в этом году. Но я понимаю, что в нынешних трудных условиях путешествие было бы столь же неприятно для тебя, как и для меня. Печально, что все катится к чертям, но люди такие дураки, но, очевидно, не заслуживают лучшей судьбы. С наилучшими пожеланиями,

Твой, [Карл]

□ M.D. (1884-), практикующий в Александрии, Египет; кузен Юнга со стороны матери (ее девичьим именем было Эмили Прейсверк).

1. В письме от 1 апр. П. упоминал опасности, возникающие от националистических тенденций в Египте.

2. Вероятно, Uener die Psychologie des Unbewussten (1943); теперь “On the Psychology of the Unconsciousness”, CW 7.

Отцу Виктору Уайту, 23 апреля 1947 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой Виктор,

Вы более добросовестны в написании писем, чем я. Меня поглотила работа. Но пока наступило временное затишье – весьма долгожданное. Я только что закончил рукопись Symbolik des Geistes. Напечатать ее займет немало времени. Мне пришлось пересмотреть свою работу “Geist der Psychologie”[1] (“Geist” означает то же, что, напр., в Esprit des Lois)[2] полностью. Она значительно увеличилась в размерах. Я вполне понимаю, что очень трудно уловить вложенный мной смысл из весьма черновой первой формы работы. Думаю, мы согласны, что бессознательное – это психика, т.е. своего рода ум. Но он бес., поскольку не ассоциирован с эго-сознанием, и по этой-то причине и «бессознателен». Хотя он может быть сознательным для другого субъекта, альтер-эго, но, во всяком случае, отрезан от эго. Однако, согласно своему воздействию, он имеет психическую природу, или, по крайней мере, мы так полагаем. Я раскрыл эту тему в новом издании. Работа уже идет в печать, и я пришлю вам оттиск, как только появятся копии.

Я приложил много усилий, чтобы объяснить то, что подразумеваю под «психикой»: я называю «психическими» те биологические явления, которые проявляют, по крайней мере, следы воли, вмешивающейся в постоянную и автоматическую работу инстинктов.[3] Эта формулировка поднимает целую гору проблем, например: кто субъект этой воли? Что такое «знание», сопровождающее всякое волевое действие? И т.д. Я обратился к этим вопросам, насколько способен, в расширенной версии, так что лучше вам подождать ее. Я снова прошелся по вашему великолепному эссе “De Revelatione”.[4] Я думаю, что если бы вы сделали краткий обзор Психологии св. Фомы на встрече Эранос,[5] то оправдали бы все наши ожидания. Вы должны осознавать, что вашей публике нравится демонстрация средневековой психологии, которая странна для наших ушей. Мы не так привыкли к ней, как ваши коллеги. Более того, гений, подобный св. Фоме, которые учитывает действия ангелов и демонов, будет принят с величайшим вниманием, поскольку он дает нам возможность понять, как средневековый ум справлялся с современной проблемой коллективного бессознательного. Так что часть вашего эссе о св. Фоме, если вы слегка упорядочите его по случаю, подойдет. Психологические концепции Аристотеля[6] уже рассматривались. Поскольку св. Фома был под влиянием Авиценны,[7], взгляды последнего заслуживают некоторого внимания.

О. по-прежнему разрывается между противоположностями в плотном облаке инфляции. Но проблема у него большая. Я больше не так силен, чтобы заняться ею самому. Я видел его. Могу лишь надеяться, что благодать Божья прольет на него какой-то свет. Я знаю, что не так, но как мне донести это до него? Он не вцепится в это с радостью. В его случае нет причин для оптимизма!

Х. – да, думаю, она будет головной болью для всех. И для меня была, пока оставалась на месте. «Господи, защити меня от моих друзей», - сказал Бисмарк. Так и я. Но я не слышал, как у нее дела в последнее время.

Когда вы приедете в Цюрих перед Эранос, надеюсь, вы дадите нам удовольствие расположить вас в стиле прошлого года.

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

1. “On the Nature of the Psyche”.

2. De lEsprit des Lois (1748) – монументальная работа французского политического философа и историка Шарля де Монтескье (1689-1755).

3. Ср. “On the Nature of the Psyche”, CW 8, pars. 371ff.

4. Ср. Уайт, 27 мар. 47 г., прим. 4.

5. Это предложение привело к лекции У. на встрече Эранос; ср. ibid.

6. Вероятно, Walter Wili, “Probleme der Aristotelischen Seelenlehre”, Eranos Jahrbuch 1945.

7. Латинизированная форма имени ибн Сины (980-1037), величайшего арабского философа и врача.

Мистеру О., 30 апреля 1947 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой мистер О.,

Изучив материал ваших сновидений и получив личное впечатление о состоянии вашего ума, я пришел к выводу, что сам подход к вашему случаю неверен, хотя и кажется, что все правильно. Факт в том, что у вас неестественно обширный материал, с которым едва ли можно справиться, по крайней мере, я не обладаю таким объемом энергии, который нужен, чтобы должны образом справиться с вашими снами. Чтобы держаться на их уровне, нужно по крайней мере три часа в неделю. Как вы знаете, принцип моей техники не состоит только в анализе и интерпретации таких материалов, которые предоставлены бессознательным, но и в синтезе их посредством активного воображения. Последнего я пока не видел. Но это именно та «техника», на которую указывает ваше положение. Вы не только достаточно хорошо информированы, но и достаточно умны, чтобы долго продержаться на предположении, что меня давно закопали, а во всем мире нет ни одного аналитика, кроме того, что в вашем сердце. Как вы поймете, это совсем не означает, что вы анализируете и интерпретируете сновидения по правилам, но вы делаете то, что мы по-немецки называем “Auseinandetsetzung mit dem Unbewussten”[1], это диалектическая процедура, через которую вы проходите при помощи активного воображения. Это лучшее известное мне средство, чтобы приостановить беспорядочную деятельность бессознательного. Мне не кажется правильным, что человек вроде вас до сих пор зависит от аналитиков. Это тем более неправильно, что снова и снова порождает самый нездоровый раскол между вашими противоположностями, а именно, гордостью и смирением. Для вашего смирения будет полезно принимать дары бессознательного проводника, обитающего внутри, а для гордости полезно смириться до такой степени, чтобы принять полученное. Я не намереваюсь вести себя так, словно я уже труп. Потому я готов помочь в вашей попытке в этом направлении, но в ваших же интересах отказываюсь мучиться с вашим материалом, который полезен, только когда поймете его собственными усилиями. Гордость – это чудесная вещь, и вы знаете, как реализовать ее ожидания. Разве вы никогда не спрашивали себя, кто такой аналитик? Однако, когда дело доходит до последней проблемы, мы должны быть способны стоять vis a vis с бессознательным, к добру или к худу.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. Этот термин в CW обычно переводится как «налаживание отношений с бессознательным».

Мистеру О., 2 мая 1947 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой мистер О.

Я несколько поражен, что вы до сих пор не научились применять то, что я называю «активным воображением», так как это незаменимая вторая часть анализа, которая действительно должна добираться до сути. Я бы хотел, чтобы вы тщательно изучили то, что я написал о нем в Die Beziehungen zwischen dem Ich und dem Unbewussten.[1] Действительно, на эту тему было опубликовано не так много. Большая часть содержится в моих семинарах. Это слишком сложная тема, чтобы заниматься ею перед всего лишь образованной публикой.

Сон[2], о котором вы пишете, убедителен в следующем отношении: это massa informis[3], которой нужно придать форму. Она не должна уходить в слив, как этого обычно хотят, она должна оставаться на поверхности, потому что это prima materia[4] того, что вы собираетесь с ней сделать. Суть в том, что вы начинаете с любого образа, например, с этой желтой массы в сновидении. Созерцайте ее и тщательно наблюдайте, как картина начнет разворачиваться или меняться. Не пытайтесь что-то сделать, ничего не делайте, а просто наблюдайте за спонтанными изменениями. Любая умственная картина, которую вы таким образом наблюдаете, рано или поздно изменится через спонтанные ассоциации, вызывающие легкие перемены. Нужно избегать нетерпеливого перепрыгивания от одной темы к другой. Держитесь за один выбранный образ и ждите, пока он не изменится. Отмечайте все изменения и, в конечном счете, сами вступите в происходящее, и если это говорящая фигура, скажите ей то, что нужно, и выслушайте то, что она скажет.

Так вы можете не только анализировать бессознательное, но и даете бессознательному возможность анализировать себя, и вследствие этого вы постепенно создаете единство сознания и бессознательного, без которого не может быть индивидуации. Если вы будете применять этот метод, я время от времени буду вашим советчиком, но, если вы не будете его применять, мое существование для вас бесполезно.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. “The Relations between the Ego and the Unconsciousness”, CW 7.

2. Под рукой у сновидца выросла масса желтой субстанции. Он пытался смыть ее на кухне, но слив был заблокирован, и эта не смывалась.

3. Алхимический термин, означающий изначальный хаос, содержащий божественные семена жизни.

4. Термин prima materia часто использоуется как синоним massa informis (или massa confusa). Ср. Psychology and Alchemy, Index.

Эрне Эсбек, 7 мая 1947 г.

Дорогая фрау Эсбек,

Вещие сны можно узнать и подтвердить как таковые, только если предсказанное событие уже случилось. Иначе остается огромная неопределенность. Кроме того, такие сны относительно редки. Потому нет смысла искать в снах указаний на будущее. Обычно их понимают неправильно.

Преданный вам, К.Г. Юнг

□ Вупперталь, Германия.

Мистеру О., 7 мая 1947 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой О.,

Ваш материал, как я и боялся, слишком богат! Чтобы его уменьшить, нужен невероятный объем умственной работы.

Первое видение, где появляется ваша Беатриче, содержит момент, в котором я могу указать, где вам вступить. Беатриче, как фигура анимы, совершенно определенно персонификация; то есть, это личностное существо, созданное в такой форме бессознательным. Можно смело полагать, что это облик, который анима выбрала, чтобы продемонстрировать вам, как она выглядит. Такая огромная Беатриче – это определенно неожиданное зрелище. Вместо того, чтобы отреагировать на это поразительное зрелище, вы удовлетворены тем, что продолжаете видение. Но естественно было бы воспользоваться возможностью и начать какой-то диалог с анимой. Любой, кто привык к таким вещам, поддастся удивлению и задаст ей один-два вопроса: почему она появляется как Беатриче? Почему она такая большая? Почему вы такой маленький? Почему она вскармливает грудью вашу жену, а не вас? И т.д. Вы также могли бы спросить ее – раз уж она «вестник грааля» - что забавного в этом апельсине? Что означает магическое кольцо? Что случилось со всеми этими животными? Обращайтесь с ней как с личностью, если хотите, как с пациенткой или богиней, но, прежде всего, как с тем, кто действительно существует. Более того, в этом видении вы попадаете прямо под влияние анимы, и по этой причине она начинает кормить вашу жену, потому что она недоедает, когда вы влюбляетесь в аниму. Потому нужно говорить с этой личностью, чтобы понять ее и узнать, каковы ее мысли и характер. Если вы сами вступите в фантазию, это чрезмерное изобилие материала сведется к более разумным пропорциям. Но если вы передаете вожжи своей интуиции, то утонете в этом материале. Держите голову и личность выше подавляющего множества образом и аспектов. Это можно сделать, как я говорил, вступив в действие с обычными человеческими реакциями и эмоциями. Обращаться с анимой как с пациенткой, секрет которой вы должны раскрыть, это очень хороший метод.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

Альберту Юнгу, 20 мая 1947 г.

Дорогой коллега.

Интерпретация фигуры Софии в том контексте, который я упоминал, возможна только на основе материала античности, и тогда интерпретация очень проста. Она Sapientia Dei, какой появляется в Премудрости Соломона. Этой Софии посвящена Hagia Sophia Византии. От имени София происходят имена святых, среди них так называемая «Дурная София».[1] Hagia Sophia или Sancta Sapientia, конечно, никак не связана с ведьмами, но Дурная София может быть связана с охотой на ведьм, ведь суровая погода часто приписывалась ведьмам. Софию никак нельзя свести с Евой, поскольку Ева никак не связана с магией, но это возможно в отношении первой жены Адама, Лилит.[2] «Вечная Женственность»[3] в Фаусте – это Sapientia Dei, то есть та же самая София. Нет сомнений, что, раз такие фигуры всегда имеют тень, она есть и у Софии. Эта тень будет извращением божественного в темное и магическое. Естественно, это ведьма, или верховная волшебница Геката, которая, с тремя головами и тремя телами, представляет низший эквивалент Троицы (психологически, триаду низших функций). Описание этих любопытных тринитарных пересечений можно найти в моей лекции в Эранос, “Die Psychologie des Geistes”[4] (Eranos-Jahrbuch 1945).

Позвольте мне нескромный вопрос о вашем имени: вы родственник доктора А. Юнга, гинеколога в Санкт-Галлене? Он был моим студенческим другом. С приветствиями коллеге.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Врач и аналитический психолог, ныне профессор университета Фрибура, Швейцария (не родственник К.Г. Юнга).

1. Ю. спрашивал объяснение термина “Böse Sophie” (Дурная София), используемого в качестве народного названия последнего из холодных дней, 12-15 мая. Три остальных называются Pankratius (св. Панкратий Римский), Servatius (св. Серватий Маастрихтский) и Boniface (св. Бонифаций Римской). Немцы называли их “Eisheiligen” = Ледяные Святые.

2. Лилит, ночная демоница, упомянутая в Ис. 34:14, согласно еврейской легенде, была первой женой Адама. Библия короля Якова переводит еврейское «Лилит» как “screech owl” [«совка»]; в Дуэ-Реймсской Библии стоит “lamia” [«ведьма; ламия»]. Ср. Mysterium Coniunctionis, par. 489 и Symbols of Transformation, CW 5, pars. 369f.

3. «Вечная Женственность тянет нас к ней»: заключительные слова Фауста.

4. Cf. “The Spirit in Fairytales”, CW 9, i, pars. 430ff.

Мистеру О., 20 мая 1947 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой О.,

Два животных, которые терзают друг друга под водой, представляют борьбу противоположностей в вашем бессознательном. Борьба идет там, потому что она не идет в вашем сознании. Она формирует пожирающего свой хвост Уробороса, за исключением вас, и по этой-то причине вы до сих пор ребенок, и из-за этого у вас такая огромная анима. Но даже ребенок может вырасти и утвердиться. Маленькие дети как раз утверждают себя. Если вы заползете внутрь своей анимы-матери, то просто уснете, и тогда животные будут целую вечность рвать друг друга. – Если есть много алмазов или много апельсинов, это разрушение и умножение Единого. Конечно, это неправильно, но это следует из того факта, что вы позволяете себе быть разорванным. Для детского состояния нормально и это, и терзание. Нормально быть зависимым от целого мира, но дело не в этом. Дело в том, что вы не зависите от него и начинаете чувствовать, что не зависите от него. Чувствовать себя зависимым – это эскапизм. С таким подходом вы просто калечите себя, и по этой причине не можете встать на ноги. Правильный путь – это ваш собственный путь, и вы должны заставить себя по нему пойти. Он куда-нибудь вас приведет. – Я не намерен обсуждать с вами сны. Сначала я хочу увидеть вашу собственную работу. Пожалуйста, примите во внимание каждое мое слово в этом письме. Возможно, оно что-то для вас прояснит.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

Юлии Шмид-Лонер, 20 мая 1947 г.

Дорогая фрау Шмид-Лонер,

Думаю, я могу вас успокоить в отношении вопроса о том, сочтены ли дни евангелия. Люди читают евангелие снова и снова, и я тоже читаю его снова и снова. Но чтение это было бы гораздо более полезным, если бы люди обращали взгляд на собственную душу. Слепы глаза того, кто не знает собственного сердца, и я всегда советую применить немного психологии, чтобы понимать такие вещи, как евангелие, еще лучше.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Биль, Швейцария.

Олафу Бернтсену, 18 июня 1947 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой сэр,

Большое спасибо за присланную интересную книгу Поля Пети[1], о которой я не знал. Я прочитал ее с величайшим интересом. Я полностью разделяю его убеждения, что в каждом сообществе есть telos.[2] Но должен добавить, что этот telos – сумма индивидуальных tela. У каждого человека свой telos, и он гражданин в той мере, в какой пытается его достигнуть. Сообщество ничто без индивидуума, и если оно состоит из индивидуумов, которые не выполняют свой индивидуальный telos, то и у сообщества нет telos, или он неверный. По этой-то причине “confirmisme social se transforme en idolàtrie, quant il devient fin en soi”.[3; «...социальный конформизм, положенный самоцелью, становится идолопоклонством» - фр.]

Пожалуйста, передайте мои наилучшие пожелания доктору Вишеру[4], если увидите его.

С благодарностью, К.Г. Юнг

□ Базель.

1. Paul Petit, Resistance spirituelle 1940-42 (Paris, 1947), под редакцией и с предисловием Жака Мадоля, а также со стихотворением Поля Клоделя; выдержки из открытых писем Пети и статей в La France Continue, подпольного издания, появившегося в Париже во время немецкой оккупации. Пети был разоблачен и обезглавлен в Кельне в августе 1944 г.

2. Цель.

3. Цитата из статьи Пети “20 mars 1941” в вышеупомянутой книге. Статья критиковала обращение Петена к французскому народу с призывом совершить “redressement intellectuel et moral” [«интеллектуальное и моральное восстановление»].

4. См. Вишер, 10 окт. 44 г., прим. □.

Эрмини Хантресс Лантеро, 18 июня 1947 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая миссис Лантеро,

Пожалуйста, простите задержку с ответом на ваше письмо. Не пренебрежение помешало мне ответить раньше.

Ваша дилемма Агапе-Эрос[1] – это интереснейшая проблема. Действительно есть большой разрыв между концепцией Агапе и концепцией Эроса. Первая обладает определенно интеллектуальным и этическим характером, тогда как последняя, как я ее применяю, больше обладает свойством эмпирической концепции, формулирующей некоторые наблюдаемые психологические факты. Конечно, я не придумал термин Эрос. Я узнал его у Платона. Но я бы не пользовался им, если бы не наблюдал факты, которые дали указание на то, как пользоваться этими платоническими представлениями. У Платона Эрос еще даймон в той характерной сумеречной зоне, в которой боги начали превращаться в философские концепции в течение столетий. Поскольку я глубокий эмпирик, я не пользуюсь философской концепцией ради нее самой. Для меня это было слово, означавшее нечто вещественное и наблюдаемое, или же ничто. Так что, когда я попытался сформулировать основной принцип мужского подхода, то наткнулся на термин Логос, который показался мне верным словом для обозначения наблюдаемых фактов. Точно так же, когда я попытался сформулировать основной подход женщины, то наткнулся на слово Эрос. Логос, будучи интеллектуальным нечто, естественно, обладает качеством различения, которое является необходимой основой всякого интеллектуального суждения. Эрос, с другой стороны, это принцип связанности[2], и поскольку я хотел применить для связанности присущий ей термин, то, естественно, слово Эрос просилось само. Это слово[3] я ни у кого не заимствовал. Я взял его из своего словаря, и так многословно описал то, что имел в виду под ним, а именно, принцип связанности. Я взял этот термин, а не Агапе, поскольку связанность – это естественная особенность человеческой психологии, тогда как Агапе – нет. Это очень специальная этическая концепция. Эрос ничего подобного не представляет. Вот почему, как вы говорите, Эрос встречается не только в древней китайской религии, но и во многих первобытных религиях.

Поскольку вся моя психология происходит из непосредственного опыта работы с живыми людьми, само собой разумеется, что моя концепция Эроса также происходит из непосредственного опыта. Мой опыт прежде всего медицинский, и только через много лет я начал изучать сравнительное религиоведение, а также первобытную психологию, частично в поле. Но все это пришло после и только подкрепило то, что я нашел в современных индивидуумах. В моей психологии нет ничего, что не было бы обосновано настоящим опытом.

Насколько мне известно, эта идея Эроса не была предсказана в современной литературе, просто потому что никто больше не основывал ее на непосредственном наблюдении.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Заголовок письма Л. гласит: «Религия в жизни. Христианское ежеквартальное издание. Редакция, Нью-Йорк».

1. «Агапе», милосердие, любовь, означающая любовь к Богу, духовная любовь. В НЗ она также означает «вечеря любви», общий ужин, принимавшийся ранними последователями Христа и иногда связанный с Евхаристией. Ср. Иуда, 12, «вечеря любви».

2. Л. спрашивала о происхождении определения Юнгом Эроса как «основного женского принципа связанности». Ср. “Woman in Europe”, CW 10, pars. 255ff.

3. Т.е. как психологический термин.

Пастору Вернеру Нидереру, 23 июня 1947 г.

Дорогой пастор Нидерер,

Было любезно с вашей стороны написать мне такое пространное письмо. Мне нравится получить реакцию от публики, иначе мною легко овладевает чувство изоляции от современного духовного мира.

Могу только согласиться с вашими мыслями. Я видел английского доминиканца[1], который спонтанно признал, что все зависит от того, поддержит ли Церковь современное психологическое развитие. Я был очень удивлен услышать такое от католического теолога. Я бы так далеко не зашел. Но мне кажется, было бы уместно, если бы теология по крайней мере знала о существовании бессознательного. Это было бы подкреплено словами св. Августина “Noli foras ire, redi ad te ipsum, in interiore homine habitat veritas”.[2] Прежде всего следует понимать, что есть объективное психическое существование, и что психологическое объяснение – это не обязательно психологизирование, т.е. субъективизация. Концепция догмата нуждается в пересмотре. Я однажды упрекнул доктора Темпла, архиепископа Кентерберийского, тем фактом, что в «Учении Церкви Англии» догмат о непорочном рождении окружен оговорками и потому выглядит сомнительным. Его конкретное понимание таким образом стало более трудным, и так и должно быть, как я думаю, ведь «дух» - это не materia cruda, а воздух, огонь и эфир, volatile volatilior[3], quina essentia. Догмат – это credibile quia ineptum.[4] Чтобы быть понятым, он должен быть понят typice – в современных терминах, архетипически. В нашем примере Дева = ANIMA quae non novit virum.[5] Она не зачинает от мужчины, а зачинает Бога от самого Бога. Это, как мне кажется, намного лучше и более понятно, ведь такие вещи можно наблюдать и пережить.

Воспринятые так, догматы получают новую жизнь, даже спор о homoousia[6] может ожить снова. Моя новая книга Symbolik des Geistes отправляется в печать. В ней обсуждается вопрос догмата.[7]

В своей службе пастора вы не должны мыслить вслух – ради слабых братьев. Но нужно знать, что символы, пусть и не понятые последовательно, все равно оказывают влияние на простые души. Мы, врачи, тоже должны говорить на простонародном языке со многими пациентами.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.) Цюрих.

1. Отец Виктор Уайт.

2. «Не ищи снаружи, вернись к себе: истина обитает во внутреннем человеке». Августин, Liber de vera teligione. Эпиграф к “A Psychological Approach to the Dogma of the Trinity”.

3. = более летучее, чем само летучее.

4. = достоверно, ибо абсурдно. Ср. Вегманн, 20 нояб. 45 г., прим. 2.

5. = душа, не знавшая мужчины.

6. Homoousia – это концепция о трех Ликах Троицы, имеющих одинаковую сущность (единосущность), в противоположность концепции homoiousia, утверждающей подобие их сущности. Ср. Psychological Types, par. 31.

7. Опубликована в 1948 г., содержит эссе, цитированные в п. 2 выше.

Эриху Нойманну, 1 июля 1947 г.

Дорогой коллега,

Единственный термин, который задел меня в процессе чтения вашего первого тома,[1] был так называемый «комплекс кастрации». Я считаю его не только эстетической ошибкой, но и ошибочной переоценкой сексуального символизма. Этот комплекс на самом деле связан с архетипом жертвоприношения, гораздо более полным термином, в котором учитывается тот факт, что для первобытных людей секс не имеет такого значения, как для нас. В первобытной психологии всегда нужно учитывать, что поиск пищи, или голод, всегда играет решающую роль. Потому символы жертвоприношения – это не только кастрация или ее производные, что особенно очевидно, когда вы рассматриваете табу, которые все имеют жертвенный смысл. Табуирование слов или звуков, например, может происходить только от кастрации грубой силой. Скорее мы должны рассматривать действительную или предполагаемую кастрацию в свете архетипа жертвоприношения, что позволит бесспорным образом понять эти многочисленные формы гораздо легче. Термин «комплекс кастрации» слишком конкретный на мой вкус и слишком односторонний, хотя есть множество явлений, для которых он идеально подходит. Но я бы избегал всего, что похоже на выведение психических событий из особого инстинкта. Нужно ставить сущность психики в начало как феномен sui generis и понимать инстинкты в особом отношении с ней. Иначе вся психическая дифференциация окажется «ничем иным, как». И что тогда у человека окажется общего с кастрированным Оригеном?[2]

Это единственная точка, в которой я должен сделать исключение. Что касается всего остального, должен сказать, я глубоко восхищаюсь вашим ясным описанием, битком набитым идеями. Я говорил с Рашером, и он сказал, что готов заняться книгой, но только в следующем году из-за деловых причин. Следует ожидать неизбежного понижения цен, и от этого все издатели колеблются. Если я наткнусь на что-нибудь другое, то дам знать. Я займусь тщательным исследованием ваших небольших сочинений[3], так как есть шанс, что Рашер когда-нибудь издаст их в виде целой коллекции. Но этот вопрос пока неясен. Так что, как вы видите, по мере того, как дела у меня идут на лад, я начинаю заниматься вашими делами и стараюсь ускорить публикацию. Но это не так просто, учитывая размах вашей работы. Остаюсь с наилучшими пожеланиями,

Всегда искренне ваш, К.Г. Юнг

1. Первая часть рукописи The Origins and History of Consciousness [Происхождение и развитие сознания].

2. Ориген кастрировал себя из-за буквального толкования Мф. 19:12: «…есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царствия Небесного».

3. Детали неясны. Среди них был первый черновик Depth Psychology and a New Ethic (1969; orig. 1949) [Глубинная психология и новая этика]

М. Эстер Хардинг, 8 июля 1947 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая доктор Хардинг,

Наконец-то я закончил чтение вашей огромной рукописи.[1] Я позволил себе сделать на ней отметки карандашом. ... Вы пишете «noumenous». Это слово происходит от лат. numinosum (могушественный), а не от греческого νοουμενον = noumenon, которое означает: мысль (пас. дееп.) Верной английской передачей слова numinosum будет “numinous”.

Вы сложили воедино практически весь аналитический опыт. Таким образом, ваш трактат будет самым полезным инструментом в руках практического аналитика. Я был весьма впечатлен тем, как мастерски вы справились со сложными, без всякого сомнения, проблемами процесса индивидуации и путаницей алхимического символизма. Ваша книга – это поразительно ясное исследование аналитической психологии. У вас решительно есть педагогическая жилка, которая делает вашу книгу доступной даже для человека со средним умом. (Несмотря на слово «средний», такой человек встречается довольно редко!) Мои искренние поздравления.

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

P.S. Я не знаю Т.С. Элиота. Если вы считаете, что его книга[2] достойна чтения, то я не возражаю даже против поэзии. У меня лишь предубеждение против всех форм современного искусства. Оно по преимуществу болезненное и прежде всего дурное.

Мне очень жаль, что вы не смогли добраться из-за океана в этом году. Несмотря на то, что я снова чувствую себя более или менее неплохо, я все больше считаю существование чем-то условным и часто осознаю, что делаю что-то в последний раз. В этом есть нечто особенное. Впервые за несчетные годы случилось так, что я больше не могу сажать свой картофель и хлеб, травой зарос мой клочок черной земли, так как их владельца больше нет. Вещи и внешняя жизнь скользят мимо, оставляя меня в мире неземной мысли и времени, измеряемом столетиями.

Я рад, что вы и другие продолжаете работу, начатую мной. Мир в ней отчаянно нуждается. Похоже, она подойдет к открытому проявлению, когда будет разрешен вопрос, достаточно ли осознан ныне существующий человек, чтобы справиться со своими демонами. Пока кажется, что он проигрывает в борьбе. Не впервые тьма пала на всю цивилизацию, и Мейстер Экхарт был закопан на 600 лет. Корабли в 1500 тонн начали строить снова только после 1700-х годов, а почта в Европе только во второй половине XIX века начала работать так, как в римские времена. Швейцария стала островом мечты посреди руин и разложения. Европа – это разлагающийся труп. В конце существования Римской империи совершились попытки и были озарения, схожие с моими.

1. Psychic Energy: Its Source and Goal (1948) с предисловием Юнга, теперь в CW 18; 2nd edn. 1963: Psychic Energy: Its Source and Transformation.

2. Согласно сообщению Х., это была либо Убийство в соборе, либо Бесплодная земля, а возможно, она отправила и ту, и другую.

Иоланде Якоби, 8 июля 1947 г.

Дорогая доктор Якоби,

...

Должен признать, я был против Института К.Г. Юнга[1] только из-за отвращения к значимости, которую придают моему имени. Однако, его можно изменить. Нелегко привыкнуть к мысли, что «К.Г. Юнг» означает не только мою частную персону, но и нечто объективное. Ваша статья[2] великолепна. Откуда вы берете всю эту интересную информацию? Ваши различные увлечения действительно замечательны. Скоро я смогу сказать вместе с Шопенгауэром: legor et legar (я читаю и буду прочитан). Я прилагаю усилия, чтобы стать ленивым. Хотел бы я и вам обещать передышку.

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

1. Институт К.Г. Юнга в Цюрихе был основан 24 апр. 1948 г.; Ю. принял активное участие в подготовительной работе. Обращение Юнга по этому случаю см. в CW 18.

2. “Die Tiere bei der Christgeburt”, Du (Zurich), no. 8 (1947).

Герману Бергеру, 12 июля 1947 г.

Дорогой герр Бергер,

Сожалею, что так поздно отвечаю на ваше письмо. Болезнь помешала мне заняться перепиской.

Я могу ответить на самый важный ваш вопрос, а именно, о моем отношении к буддизму, сказав, что буддизм значит для меня столь же много, сколь и христианство. Только он более старомоден и меньше подходит для западного человека.

Искренне ваш, К.Г, Юнг

□ Штутгарт.

Гюнтеру Дессу, 12 июля 1947 г.

Дорогой герр Десс,

...

Что касается «центра»[1], вы правы: пары противоположностей в немецкой психологии разошлись до крайних точек, потому что центр был потерян. Этот центр косвенно создавался инфернальным обманом через фигуру Фюрера. Такое происходит во всех обществах, где отброшен духовный центр. Только в этом духовном центре есть какая-то возможность спасения. Концепция центра называлась китайцами Дао, которое иезуиты в свое время перевели как Deus. Этот центр повсюду, т.е. в каждом, и когда индивидуум не обладает этим центром, он заражает всех остальных своей болезнью. Тогда они тоже теряют центр. Deus est circulus cuius centrum est ubique circumferentia vero nusquam![2]

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Штутгарт.

1. Д. писал о вине немецкого народа в «оставлении центра».

2. Ср. Фришкнехт, 8 фев. 46 г., прим. 13.

Пастору Уолтеру Усаделю, 12 июля 1947 г.

Дорогой пастор Усадель,

Мне было очень приятно снова услышать вас спустя столько времени. С нетерпением ожидаю вашей книги,[1] которую, как вы сказали, вы отправите мне. Я еще не видел Lehre von der Seelsorge[2] Тёрнейсена. Теперь, когда вы привлекли к ней мое внимание, я должен взглянуть. Для меня действительно будет большим сюрпризом, если из диалектической теологии[3] выйдет что-нибудь, имеющее практический интерес для людей. Мне никак не удавалось наладить контакт с этой теологией, и для меня оставалось непонятным, из чего же должен состоять диалог. Мне он кажется полностью отсутствующим. Я больше связан с оппонентами диалектической теологии, а также с католическими теологами, которых нахожу особенно интересными. Я поверхностно занимался Отцами Церкви, в частности, ересиологами. Медицинский опыт постоянно вынуждал меня разобраться в христианском символизме, и тут Отцы Церкви оказали большую помощь. Не так давно я отправил в печать новую книгу Symbolik des Geistes; в ней самые разные вещи, которые могут, да и должны, заинтересовать теолога. Однако, как у нас обычно бывает, пройдет какое-то время, прежде чем книга выйдет.

Если вам выпадет возможность посетить Швейцарию, я, конечно, буду очень рад видеть вас. Если вы встретите фрау доктора Фробёзе,[4] пожалуйста, передайте ей мой привет.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Куксхафен, Германия.

1. Umweg zur Kirche; книга так и не была опубликована.

2. Эдуард Тёрнейсен, тесно связанный с развитием диалектической теологии.

3. Новое движение в протестантизме, находившееся под сильным влиянием Кьеркегора и полностью развитое Карлом Бартом. Ср. Оэри, 1 янв. 29 г, прим. 7.

4. Фелиция Фробёзе-Тиле (1890-1971) – M.D., немецкий аналитический психолог. Введение Юнга к ее работе Träumeeine Quelle religioser Erfahrung? (1957) в CW 18.

Хайнцу Вестманну, 12 июля 1947 г.

Дорогой мистер Вестманн,

Большое спасибо за ваше письмо и новости о Конференции Настоящего Вопроса.[1] Тема действительно интересная: «Каковы критические проблемы человеческих взаимоотношений сегодня?» Человеческим отношениям сегодня угрожают коллективные системы, даже без учета того, что они до сих пор и всегда были в сомнительном и неудовлетворительном состоянии. Коллективные системы, стилизованные под «партию» или «Государство», оказывают разрушительное воздействие на человеческие отношения. И их легко уничтожить, потому что индивидуумы до сих пор в состоянии бессознательности, которое не справляется с невероятным ростом и смешением масс. Как вы знаете, основное стремление всех тоталитарных Государств в том, чтобы подорвать личные взаимоотношения страхом и недоверием, что в результате приводит к атомизации масс, которые полностью удушают душу человека. Даже отношения между родителями и детьми, самые тесные и естественные, разорваны Государством. Все большие организации, преследующие исключительно материалистические цели, задают тон массовому мышлению. Единственная возможность остановить это – развивать сознание в отдельном индивидууме, который таким образом становится защищенным от приманок коллективных организаций. Нужно делать акцент на осознанной персонализации, а не организации Государства. Последнее неизбежно ведет к заразе тоталитаризма.

В этом смысле я желаю вашему предприятию успехов. Я пишу вам это вместо специального приветствия и предоставляю вам решать, что делать с этим письмом. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Аналитический психолог, жил в Берлине; в 1937-1955 гг. практиковал в Англии, с тех пор в США.

1. Вторая Конференция Настоящего Вопроса, организованная В. и психиатром Эриком Грэмом Ноувом, прошла в Бирмингеме, авг. 1947 г.

Эриху Нойманну, Боллинген, 19 июля 1947 г.

Дорогой коллега,

Что я смогу сделать с вашими крайне ценными работами, то сделаю с удовольствием. К сожалению, все пришлось далеко отложить из-за болезни, которая стоила мне половины года. В старости время давит, и годов становится все меньше, т.е. ясно, как на ладони: Utendum est aetate, cito pede labitur aetas / Nec bona tam sequitur quam bona prima fuit![1]

Я не могу отрицать оправданности термина «комплекс кастрации», а еще меньше его символизм, но должен оспорить, что «жертвоприношение» - это не символ. В христианском смысле это, на самом деле, один из важнейших символов. Этимология[2] неясна: можно говорить и об offerre [предлагать], и об operari [оказывать воздействие, быть активным]. «Жертвоприношение» - и активно, и пассивно: жертву приносят [offer] и являются жертвой. (И то, и другое в жертвенном символизме Мессы!) То же самое с инцестом, и по этой причине я вынужден был дополнить его концепцией hierosgamos. Как пара концепций «инцест/hierosgamos» описывает всю ситуацию, так и «кастрация/жертвоприношение». Так нельзя ли, для осторожности, говорить вместо «комплекс кастрации» «символ кастрации» или «мотив кастрации» (как мотив инцеста)?

Вам еще предстоит пройти через непонимание. Возможности для этого непредставимы. Возможно, вам стоило вставить в текст короткое объяснение негативных и позитивных аспектов символа, прямо в начале, где вы говорите о комплексе кастрации.

Я очень надеюсь, что вам удастся приехать в Швейцарию. Пока я наслаждаюсь крайне необходимым отдыхом в башне на Верхнем озере. Клуб хочет основать «Институт психологии комплекса имени К.Г. Юнга». Подготовка уже ведется. Фрау Яффе будет секретарем. Она написала великолепное эссе об Э.Т.А. Гофмане, которое я опубликую в своей Psychologische Abhandlungen.[3]

Я поправляюсь, но чувствую груз 73 лет. С наилучшими пожеланиями,

Преданный вам, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

1. «Пользуйся, годы не ждут, скользя в легкокрылом полете: / Радости ранней поры поздней порой не придут» - Овидий, Искусство любви, 3, 65 [зд.: пер. М.Л. Гаспарова].

2. «Жертвоприношение» по-немецки – это Opfer, приношение. Ср. Psychology and Alchemy, par. 417.

3. Эссе было опубликовано в Gestaltungen des Unbewussten = Psychologische Abhandlungen, VII.

Пастору Вернеру Нидереру, Боллинген, 5 августа 1947 г.

Дорогой пастор Нидерер,

Большое спасибо за любезное поздравительное письмо! Пожалуйста, передайте мою благодарность также вашей жене. Ваше наставление о Боге действительно уместно. Оно неявно требует невероятной задачи следовать за Христом (а это совершенно точно не imitatio! [подражание – лат.]); в этом требовании Бог сам обращается к человеку. Но «возле меня как возле огня», и где Бог, там опасность величайшая.[1] Человек сегодня до сих пор безгранично инфантилен, и в этом лежит огромная опасность и постоянный стимул для теологического взгляда оставаться столь же инфантильным. Указание на осторожность. Путь на Монблан состоит из множества маленьких шагов. Но начало положить нужно. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

1. Ср. Корти, 30 апр. 29 г., прим. 4 и 5.

Аниэле Яффе, Боллинген, 10 августа 1947 г.

Дорогая Аниэла,

Всем сердцем благодарю за твой отзыв на мою «Троицу»: не могу представить отзыва прекраснее. Это «целостная» реакция, и она оказала и на меня «целостное» воздействие. Ты идеально изобразила то, что я пытался изобразить в своей работе. Из твоего письма мне снова стало ясно, как, бывает, не хватает отзыва или хотя бы отрывка, и какая радость охватывает в противоположном случае – творческий резонанс, который в то же время как откровение женственного существа. Это словно вино, которое усилиями и потом, беспокойством и заботой, наконец, стало зрелым и хорошим, налитое в драгоценный бокал. Без этого вместилища и приема работа человека остается слабым ребенком, которого с сомнением отпускают в мир со внутренней тревогой. Но когда душа открывается работе, это словно семя, укрытое в доброй земле, или врата города, закрытые вечером, чтобы город мог насладиться спокойным сном.

Спасибо тебе.

Сердечно, К.Г.Ю.

□ (Письмо написано от руки.)

Ольге Фрёбе-Каптейн, 16 августа 1947 г.

Дорогая фрау Фрёбе,

Разрушение переноса часто заключается в том, чтобы перестать описывать природу отношений как «перенос». Такое описание сводит отношения к чистой проекции, а это не так. «Перенос» заключается в иллюзии своей уникальности, рассмотренной с коллективной и общепринятой точки зрения. «Уникальность» попросту и исключительно скрывается в отношениях между людьми, проходящими индивидуацию, у которых могут быть только индивидуальные отношения, т.е. уникальные.

Конечно, мне подойдет, если лекция начнется в 9.30.

С наилучшими пожеланиями,

Всегда искренне, К.Г. Юнг

Б.В. Раману, 6 сентября 1947 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой профессор Раман,

Я пока не получал The Astrological Magazine, но все равно отвечу на ваш вопрос.

Поскольку вы хотите знать мое мнение об астрологии, я могу сказать, что интересовался этой особой деятельностью человеческого ума больше 30 лет.[1] Как психолог, я преимущественно интересуюсь тем светом, который гороскоп проливает на некоторые сложности характера. В случаях сложного психологического диагноза я обычно составляю гороскоп, чтобы иметь точку зрения с совершенно иного угла. Должен сказать, очень часто оказывалось так, что астрологические данные проясняли некоторые моменты, которые иначе я не смог бы понять. Из такого опыта я вынес мнение, что астрология имеет особый интерес для психолога, поскольку содержит некий психологический опыт, который мы называем «спроецированным» - это значит, что мы находим психологические факты, так сказать, в созвездиях. Это первоначально породило идею о том, что эти факторы ведут происхождение от звезд, тогда как они просто находятся в синхронистичной связи с ними. Должен признать, что это очень любопытный факт, проливающий особый свет на структуру человеческого ума.

В астрологической литературе мне, главным образом, не хватает статистического метода, посредством которого можно было бы научно установить некоторые фундаментальные факты.

В надежде, что этот ответ удовлетворит ваше обращение, остаюсь

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Заголовок письма Р. гласит: «Raman Publications, владелец Б.В. Раман; The Astrological Magazine (ведущий индийский ежемесячный журнал о культуре)».

1. Ср. Фрейд, 12 июня 11 г.

Удо Раксеру, 6 сентября 1947 г.

Дорогой герр Раксер,

Вашу догадку, что протяженность креста вниз означает доминирование бессознательного, нельзя считать невероятной. Я всегда считал это протяжение движением триады вверх, которое согласуется с символом христианской Троицы, т.е. с доминированием так называемой «верхней триады»[1], представляющей дух. Чем сильнее духовный элемент выходит на первый план, тем более велика опасность его отождествления с сознанием. Отсюда, как вы верно заключаете, вытекает компенсаторный упор на бессознательное.

Вы также правы, когда предполагаете, что односторонняя ориентация сознания всегда ведет к ответной реакции. Чем больше опасность массового мышления, тем сильнее упор на индивидууме. Например, тот факт, что наш век по-настоящему открыл бессознательное, тому прямое следствие, равно как и распространенный интерес к психологии, который с самого начала выглядел как исключительно субъективное предприятие. Но с психологией проблемой становится настоящий человек, так сказать, индивидуум, ведь нет других людей, кроме индивидуумов. В этом движении, широко поддержанном публикой, уже есть попытка противостоять массовому мышлению и следующему из него тоталитаризму. Интерес к психологии имеет неизбежным следствием то, что возвышается индивидуальное самосознание, которое, как мы знаем по опыту, лучшее оружие против разрушительного влияния массовой психики. Если это движение продолжит развиваться и расширит размах, величайшая угроза нашей цивилизации будет преодолена. Но если реакция провалится, нам неизбежно следует ожидать дальнейших пугающих катастроф, ведь массовый человек производит массовые катастрофы. Величайшие опасности сегодня – это огромные массовые государства, как Россия и Америка. Однако, история учит, что такие чудовища обычно живут недолго. По крайней мере, в этом надежда! С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Заголовок письма Р. гласит: “Deutsche Blätter. Für ein europäisches Deutschland, gegn ein deutsches Europa. Quillote, Chile”.

1. «Верхняя триада» для завершенности нуждается в «нижней триаде», символизирующей хтонический, женский элемент. Ср. “The Phenomenology of the Spirit in Fairytales”, CW 9, i, pars. 425ff. О протяженности креста вниз см. “The Philosophical Tree”, CW 13, par. 334 и его переворот на Fig. 26.

Гуальтернусу Г. Мису, 15 сентября 1947 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой доктор Мис,

Мне действительно очень жаль, что не было возможности ответить на три ваших письма[1], полученных за последние годы. Сначала я не мог, потому что со всех сторон был окружен нацистами, а позже не мог из-за двух серьезных болезней, которые помешали мне справиться с огромной почтой. Потому я также запаздываю с ответом на ваше последнее письмо, которое куда-то завалилось.

Я часто думал о вас, и мне жаль слышать о ваших трудностях. Надеюсь, что вы уже восстановились от своих болезней.

Меня очень интересовали ваши новости о Махарши.[2] Я хорошо осознаю, что моя весьма западная критика такого явления, как Махарши, вас весьма раздражает. Я считаю жизнь, которая 65 лет прожита в совершенном равновесии, весьма неудачной. Я рад, что не стал жить таким чудесным образом. Это настолько не по-человечески, что я не вижу в такой жизни ничего радостного. Конечно, это чудесно, но подумать только о такой чудесной жизни из года в год! Кроме того, я думаю, что вообще желательно не отождествляться с самостью. Я признаю, что такая модель имеет высокое педагогическое значение для Индии. Прямо сейчас в такой чудесной модели гармонии нуждаются Пенджаб, Калькутта или почтенные правительства Хиндустана и Пакистана.[3]

Что касается книги Циммера, я не участвовал в ее публикации, за исключением того, что посодействовал, чтобы ее опубликовал швейцарский издатель. Так что я не знал, как создавался текст или каковы его недостатки. Я предоставил полную ответственность своему другу Циммеру, который был большим поклонником Махарши.

Сожалею, что во время встречи в Тривандраме[4] был под впечатлением от того, что вы представили своего друга Рамана Пиллаи[5] как отдаленного ученика Шри Рамана. Однако, это немного значит, поскольку основные совпадения большинства индийских учений настолько велики, что не имеет большого значения, как назвать автора – Рамакришна,[6] Вивекананда[7] или Шри Ауробиндо[8] и т.д.

Надеюсь, что вы не поставили здоровье под угрозу! Должно быть, ужасно жить в постоянной парилке шесть месяцев в году. Я был бы очень благодарен, если бы вы просветили меня о повседневных делах Махарши. Мне интересно, в чем состоит его самореализация и что он в действительности делал. Мы знаем о бегстве от родителей и т.д., но то же и у наших святых![9] Но некоторые из них сделали что-то осязаемое – пусть даже крестовый поход или что-то вроде книги или Canto di Sole.[10] В Мадрасе у меня была возможность увидеть Махарши, но тогда я был так пропитан подавляющей индийской атмосферой неприменимой мудрости и очевидной Майей этого мира, что меня бы не впечатлили и двенадцать Махарши один на другом. Я был в глубоко благоговейном страхе, и от черной пагоды Бхубанесвара[11] у меня просто перехватило дыхание. Индия чудесна, уникальна, и я хотел бы снова постоять на мысе Коморин[12] и знать, что этот мир – неизлечимая иллюзия. Это очень полезное и целительное прозрение, когда вам не нужно каждый день жить среди этих проклятых машин и неопровержимых реальностей, которые ведут себя в точности как настоящие.

Я отправляю это письмо по адресу, который вы дали мне в Голландии, в надежде, что он будет переправлено, если вы переехали.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Голландский социолог, с которым Юнг встречался в Индии, ученик Шри Рамана Махарши. Основал собственный ашрам в Траванкоре.

1. Одно письмо 1944 г., другое 1945 г., последнее – фев. 1947 г.

2. Юнг редактировал книгу Циммера о Махарши, Der Weg zum Selbst: Lehre und Leben des indischen Heiligen Shri Ramana Maharshi aus Tiruvannamalai (1944) (Циммер умер в 1943 г.) и написал к ней предисловие: “The Holy Men of India”, CW 11.

3. Разделение Британской Индии на два доминиона – Индию и Пакистан – в июле 1947 г. последовало за взаимной резней индуистов и мусульман.

4. Во время пребывания в Индии в 1938 г. Юнга пригласили дать две лекции в университете Тривандрама, столице Траванкора.

5. Юнг имеет в виду Рамана Пиллаи, не упоминая его имени, в “The Holy Men of India”, par. 578: «В Тривандраме... я встретился с учеником Махарши. Это был скромный человечек... сдержанный, любезный, набожный и ребячливый ... человек, впитавший мудрость Махарши с крайней преданностью. ... Я с большой благодарностью отнесся к этой встрече».

6. Индийский святой и аскет (1834-1886). Ср. ibid., pats. 958, 962.

7. Индийский религиозный реформатор, ученик Рамакришны (1862-1902).

8. Шри Ауробиндо Гхош (1870-1950) – религиозный реформатор.

9. Например, Николай из Флюэ. Ср. Бланк, 2 мая 45 г., прим. 9.

10. Песнь о Солнце св. Франциска Ассизского.

11. Предположительно, разрушенный храм солнца в Конараке, куда ведет дорога от Бхубанесвара. «Черная пагода», Сурья Деул, известна своими эротическими скульптурами. Ср. Memories, pp. 277f./259f. и “What India Can Teach Us”, CW 10, par. 1013. Ср. также Aion, par. 339, n.1.

12. Мыс Коморин – это самая южная точка Индии.

Доктору С., 8 октября 1947 г.

Дорогой коллега,

Из вашего описания[1] вижу, что вы действительно забираетесь слишком высоко. Санскрит и Индия – это и правда немного чересчур. Вам нужно вернуться к простым вещам, как говорит сон,[2] в лес. Там звезда. Вам нужно отправиться на поиски себя и обрести себя в простых и забытых вещах. Почему бы на какое-то время не отправиться в лес в буквальном смысле? Иногда дерево может рассказать больше, чем книги. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. С. испытывал психологический кризис, сопровождавшийся острыми тревожными состояниями. Он упоминал, что в последние пять лет изучал санскрит и индийскую философию.

2. Сновидец оказался у конечной морены (= непроходимые груды льда у основания ледника). На другой стороне был темный лес, в котором ярким светом сияла одинокая звезда.

Отцу Виктору Уайту, Боллинген, 19 декабря 1947 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой Виктор,

В наших письмах чувствуется огромное расстояние, которое они покрывают![1] Я ожидал вашего письма со значительным любопытством, и оно подтверждает ожидаемую от вас немедленную реакцию. Все это очень запутано. Книга Уайли,[2] по-моему, служит замечательной картиной вещей, которые европеец понимает с трудом. Естественно, такая книга совершенно невозможна в Европе, потому что она убивает себя. Но, как мне кажется, никто не может предсказать эффект, который она может оказать на среднего американца. Не забудьте, что «Мама» превратилась в мать не из милой девочки в результате простого взросления. Анимус женщин – это ответ духу, правящему мужчиной. Он зародился в уме отца и показывает, что девочка получила от милого, доброго и некомпетентного отца. Своей семейной слабостью он, с другой стороны, обязан анимусу матери, и таким образом зло передается от поколения к поколению. Не думаю, что книга Уайли достигает своей цели в Америке. Всеобщая шкура невероятно толста. У. этичен, но – пока -не понимает религию. Вот почему его взгляды на дальнейшее моральное развитие так необычно туманны и невероятно поверхностны. Но это-то как раз должно понравиться американскому аппетиту, который так часто предпочитает древесную муку настоящей еде.

Помните неприятную фигуру из моего сна, сухого иезуитского логика?[3] Вскоре после письма вам мне попросту пришлось написать новое эссе неизвестно о чем. Мне показалось, что стоит обсудить некоторые более тонкие моменты об аниме, анимусе, тени и, не в последнюю очередь, самости.[4] Я был против, потому что хотел отдохнуть. Недавно меня мучала бессонница, и я хотел отвлечься от всяких умственных напряжений. Несмотря на это, я чувствовал необходимость писать вслепую, сам не понимая, к чему веду. Только написав 25 страниц in folio я начал осознавать, что Христос – не человек, а божество – был моей тайной целью. Это стало для меня шоком, ведь я чувствовал себя совершенно неподходящим для такой цели. Сон подсказал, что моя рыбацкая лодчонка затонула, и гигант (который мне знаком по сну почти 30-детней давности)[5] дал мне новое, прекрасное морское судно в два раза больше прежней лодки. Тогда я понял – ничего не попишешь! Пришлось продолжать. Дальнейшая работа вывела меня к архетипу Богочеловека и явлению синхронистичности, неотделимому от архетипа. Я перешел к обсуждению Ίχθύς[6], а потом нового эона i 0° (вслед за ^ 30°), пророчеству об Антихристе и развитию последнего от 1000 г. н.э. в мистицизме и алхимии до последних времен, которые угрожают совершенно разрушить христианский эон. Я нашел прекрасный материал.

Последней ночью мне приснились не меньше 3 католических священников, которые были довольно дружелюбны, и у одного из них была прекрасная библиотека. Я все время был как бы на военном положении и должен был спать в бараках. Кроватей не хватало, так что спали по двое. Мой партнер[7] уже лег в постель. Кровать была очень чистой, белой и свежей, а он выглядел почтенным, очень старым человеком с седыми волосами и длинной волнистой седой бородой. Он любезно предложил мне половину кровати, и я проснулся как раз в тот момент, когда укладывался на нее. Должен сказать, что до сих пор подходил к проблеме Христа исключительно на уровне догмата, который был путеводной нитью в лабиринте «моих» немыслимых мыслей.

Ad «невроз»: я имею в виду, что, конечно, как правило, лучше предоставить невротиков самим себе, если они не страдают и стремятся выздороветь. Для психотерапевта и так много задач.

Рад слышать, что «они»[8] сердечно приняли вас в Нью-Йорке. Пожалуйста, передайте им мои наилучшие пожелания.

Положение в Англии[9] действительно прискорбное. Возможно, вам нужно больше заниматься снами, чем писать. Последнее может подождать, а то, что вам суждено – нет. Мои наилучшие пожелания на Рождество и Новый Год.

Сердечно ваш, К.Г.

□ (Письмо написано от руки.)

1. У. отправился в США на чтение лекций.

2. Philip Wylie, Generation of Vipers (1942) – жесткая критика американской сцены. В главе об «Обычных женщинах» он обсуждал феномен американской «Мамы», «разрушающей Матери». Юнг встречался с ним в США в 1936 г. (Ср. Уайли, 22 дек. 57 г.)

3. Сон не сохранился

4. Ср. Aion, ch. III, II, IV.

5. Вероятно, сон, который приснился Юнгу во время работы над Психологическими типами: лошадка пытается тянуть огромный океанский лайнер на пирсе. Внезапно появился гигант, убил лошадку и подтянул лайнер в док.

6. Aion, chs. VI, VIII-XI – это исчерпывающее исследование символизма зодиакального знака Рыб, особенно в связи с фигурой Христа и «христианского эона» (= первого тысячелетия).

7. Ср. Уайт, 30 янв. 48 г., абз. 4 («Нечто похожее произошло в моем сне...»).

8. Из-за рекомендательного письма Юнга У. был очень тепло принят Клубом аналитической психологии Нью-Йорка.

9. Многие военные ограничения относительно питания и т.д. до сих пор оставались в силе.

Отцу Виктору Уайту, 27 декабря 1947 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой Виктор,

Я был настолько «рассеян» из-за своего сочинения, что забыл о важном вопросе, который должен был задать: существует план по созданию «Института аналитической психологии» (“Institut für complexe Psychologie”) в Цюрихе.[1] Был выбран «комитет», состоящий из 5 персон[2] (К.А. Мейер, доктор К. Бинсвангер, доктор Иоланда Якоби, доктор Л. Фрей-Рон и я), которые готовят список настоящих основателей. Меня попросили спросить вас, разрешите ли вы внести свое имя в этот список. Никаких дальнейших обязательств. Мы лишь надеемся, что вы прибавите своим именем морального авторитета новому начинанию. У нас уже есть имена Гебхарда Фрея,[3] профессора современной философии в священной коллегии Шёнека, профессора Паули, физика и Нобелевского лауреата, проф. Гонсета,[4] математика, ETH, Роб. де Траза,[5] известного французско-швейцарского романиста, Ад. Вишера,[6] из кураториума Базельского университета и т.д. Ваше имя окажется в хорошем обществе. Лично я был бы очень обязан, если бы вы оказали нам такую любезность.[7] Взамен вы получите дальнейшие подробности об Институте. Я написал вам длиннейшее письмо, которое, вероятно, пойдет медленной почтой. Так что этот забытый пункт может дойти до вас быстрее того письма, в котором он должен был быть. Отчего я «рассеян» изложено в том письме.

Поскольку я старею и готовлюсь отправиться к своим предкам и воплощениям в весьма обозримом будущем, Институт должен продолжить мою работу. Мои прежние английские семинары[8] уже заменены множеством лекций и курсов о психологии сновидений, сказках, избранных темах из Ветхого Завета, эпосе о Гильгамеше, Возрождении (XV в.) [Эти лекции] должны быть соединены в форме Института. Псих. Клуб [предоставит] комнаты, даст в пользование библиотеку и некоторую сумму денег.

Я сейчас очень занят, но завтра отправляюсь на две недели в Боллинген.

Сердечно ваш, К.Г.

□ (Письмо написано от руки.)

1. Институт К.Г. Юнга.

2. Остальные четыре члена были аналитиками и личными учениками Юнга. Вместе с ним они составляли первый кураториум Института.

3. Ср. Фрей, 13 янв. 48 г.

4. Фердинанд Гонсет (р. 1890)) – математик и философ; в 1920-1929 гг. профессор в Берне и Цюрихе; с тех пор профессор высшей математики в Швейцарском федеральном политехническом (ETH), Цюрих.

5. Роберт де Траз (р. 1884) – швейцарский романист и критик; некоторое время редактор Revue de Geneve,

6. Ср. Ад. Вишер, 10 окт. 44 г.

7. У. принял предложение и стал основателем Института К.Г. Юнга.

8. Ср. Корнер, 22 мар. 35 г., прим. 1.

Анониму, из письма с соболезнованиями, 1947 г.

... Я горевал о нем. Теперь он исчез и вышел за пределы времени, как и все мы выйдем после него. Так называемая жизнь – это короткий эпизод меж двух великих тайн, которые, однако, суть одно. Я не могу оплакивать мертвых. Они долговечны, но мы не замечаем. ...

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

юнг

Читайте также

похожие материалы

Статья

Юнг говорит.

  class="castalia castalia-beige"