Статья

О красоте магии

О красоте Магии.
Центром Древа Жизни является сфира Тифарет. Тифарет переводится как Красота. Но понимаем ли мы что лежит за этим? Осознаем ли - что сущность истинной магии – красота?
Красота ритуала. Мистерии в котором каждое движение, каждое действие наполнено смыслом и величием. Красота Гимна. Где каждый образ, каждая метафора, каждое божественное имя отзывается в сердце восходящим сиянием. Красота переживания. То что мы называем Гнозис. Переживание которое рождается от созерцания внутренней красоты Бога и красоты таинства которое приближает нас к этому переживанию. Красота мысли. Удивительной вязи образов, смыслов, ассоциаций в котором множество разрозенных элементов обретают сокровенное единство красоты. И красота тех удивительных сплетений внешних событий и внутренних видений. Точно наша жизнь - дивное полотно в руках Богини.
Магия, гнозис – ближе всего к искусству. Элен Пейджел гениально прозревает что гностиков следует рассматривать как художников и поэтов. Поэтому между гностиками не могло быть конфликта, спора, противостояния. Что с того что у одного эонов 30 а у другого 365? Что с того что один называет её Энойей а другой – Софией? Если система рождает красоту мысли и красоту ритуала – она живая. Если нет – что ж – такого художника мы просто можем обвинить в недостатке вкуса. Когда в искусстве появляется канон – искусство умирает, появляется эпигонство и кич.
Я люблю Кроули – потому что из всех когда либо живших оккультистов и магов он был наиболее чувствителен к красоте. Потому что его мысль – красива. Его ритуалы – прекрасны. Его гимны – несут к вершине духа на крыльях красоты. И в отличии от тысячи визионеров, он всегда обладает исключительным вкусом. Он – сохудожник богов.
В синхронии – красота. Когда мы видим как внутреннее сплетается с внешним, даже если это сплетение жестоко для нас – мы созерцаем красоту и музыку. Способность слышать музыку синхроний – отличает посвященного от суфлера.
Подлинный художник – выше мага. Но истинный маг – всегда художник. «ибо я была художницею при нем» говорит София в песне песней.
Подлинный художник – еретик и гностик. Осознает он это или нет – не важно. Мильтон пытается создать историю падения Люцифера в его осуждение – но помимо желания создает образ благородства. Тургенев «пытается высечь детей но высекает отцов». Толстой пишет «Анну Каренину» в назидание но создает трагический и романтический идеал. Калугин создает песню «о опасности прельщения» - «Восхождение черной луны» и это становится лучшим из гимнов во славу Госпожи Нашей.
Впрочем, некоторые художники сознают. Гёте знал что своим «Фаустом» наносит удар ортодоксии – удар который она не переживет. Мартиэль знала что говорит в своем «Распятии». Волошин абсолютно точно знал что имеет в виду создавая Корону Астралис и Лунарий – и найденный диплом третьей степени Масонства тому подтверждение.
Искусство – искус для ортодокса, но дыхание для посвященного.
Главное что надо помнить. Маг лишенный чувства красоты. Маг для которого цель важнее процесса – не маг но суфлер годный лишь для того чтобы раздувать угли. Маг желающий получить спасение на халяву – не маг но дрова для атанора. Суфлеры и пафферы заполонили пространство магии. Мы говорим с ними на разном языке. Они спрашивают – как получить больше денег – а мы говорим – посмотрите как прекрасно Колесо Богов, они говорят – как соблазнить больше женщин – мы же отвечаем – посмотрите как прекрасен танец Бабалон, они говорят - где свет что даст надежду, мы говорим - пламя в котором сгорает надежда дает свет.

основатель

Читайте также

похожие материалы

  class="castalia castalia-beige"