Статья

Скрижали 4

Алина Петрова (Soror Laetitia) 

Скрижали

(часть 4)

 

***

Порою мир по-детски прост и груб,

И рифмы льёт в слова времен вода.

Но ночь мудра, как святогорский дуб,

А я - невыносимо молода.

 

Увлечена ли чем-то, как игрой,

Иду ли, за собою ли веду -

Перед собою вижу я порой

Одну - неугасимую звезду.

 

У той звезды нет имени, но свет

Во мне оставит тайные следы...

И так живу - той будто тайны нет.

И так молчу в сияньи той звезды.

 

 

***

tribute_to_tsvetaeva

 

Отливы ли, приливы ли, Марина -

Как глубока та черная вода?

Любовь и смерть - темнейшие глубины,

Что мы несем в себе через года,

 

И все слова себе навеки квиты,

Хоть топчем свое прошлое в пыли -

Холмы стоят, под травами сокрыты

Земные, неземные короли;

 

О, было из кого бы выбрать Ною -

Презренное, жестокое зверье!

Из синевы - безбрежное, хмельное -

Живое море смотрит на нее.

 

 

***

 

У этой сказки продолженье

Одно уж миллиарды лет -

Любовь, которая движенье

И притяжение планет,

 

Так в жажде чистого познанья

Мы прорываемся сквозь сон

И ищем бога, что за гранью

И не имеет что имен,

 

Так разливаем по вселенной

Свои стремленья и мечты -

Вперед и вверх! - ломая стены,

Круша ограды и мосты,

 

И я из вас - тех, кто по взгляду

Читает тайны жизни всей:

Я Данте, что прошел по аду,

Я хитроумный Одиссей,

 

Я бабочка, дрожаньем крыльев

Та, что меняет все вокруг,

Я бард, творящий без усилья

Слова, что размыкают круг,

 

Я целый мир, вам неизвестный -

Да тайна скрыта, не видна.

Но Амергин затянет песню,

И дрогнет тонкая струна...

 

***

За кельтским героем ходят порою

Каменных тел грохочущим строем,

Суровы, мрачны, и не счесть им числа -

Фоморы, фоморы - исчадия зла.

 

Как встанут все вместе, ужасны на вид!

И Балор из башни глазом глазит,

Раскрыт горизонта за морем простор,

И Конанд встает из-за сумрачных гор.

 

Средь ночи выходят они из воды,

Пророчат, во снах оставляют следы,

В мирах их боятся даже ветра -

Настолько страшны, что проснуться пора!

 

...Проснешься - и кем бы ты ни был на деле,

Фоморы во снах - но в своей ты постели.

Придумать чудовищ несложно, поверь -

Придумал - встречай, вот стучат они в дверь.

 

Фоморы не духи - фоморы есть люди,

Где каждый с пристрастием каждого судит,

В себя превратив, вовлекает в свой круг...

Но - спит в колыбели сияющий Луг

 

***

Что есть вода? Она бывает - лед:

Заледенеют на озерах дыры,

Но все же - крепкий, как запреты мира,

Бывает лед разбитым в свой черед -

Льда корка треснет, как иллюзий плен,

Осколки в мир рассыпятся взамен.

 

Огонь творит туман из легких вод;

И, испарившись облаком туманным,

Пропахшим солнцем, как на юге страны,

Жар тихим водам прекращает ход,

Порою то ликуя, то скорбя,

Вода теряет форму - и себя.

 

И лишь собой в мирах всегда текла,

Лелея русла речки полноводной,

И точит камень, если ей угодно,

Коль нет - течет себе, легка, светла,

В течении - сама себе вода,

И лишь водой - вода она всегда.

 

...Вот так и ты плотину ли возвел,

Которую прорвали мира воды,

Огня ли, льда испил немой свободы,

Иль не полил святого древа ствол,

Того, что в сеть плетет труды и дни...

Пройди сквозь воду - так - себя - верни.

 

***

 О, сколько я кошмаров знаю,

Хоть и казалось - нипочем! -

Нуаду руку отсекают

Его же собственным мечом,

 

Тому, кто ищет, не до смеха -

В тумане Остров Золотой,

А Бран рассыпался, как Нехтан,

Коснувшись берега ногой,

 

Там Один, пригвожденный к древу,

Где ворон кружит, а не стерх,

Молчат привычно где три девы;

Сизиф свой камень катит вверх -

 

Устал и согнут позвоночник,

Но этот мир ему не мать,

Где скрытый Ноденса источник

И не найти, и не познать,

 

Хоть память мы о нем лелеем...

Напоминают сны о том,

Как приковали Прометея,

Хоть помню, было что потом,

 

Да Нагльфар плывет за всеми,

Как волк бежит - дрожит земля...

Артур в холмах... Еще не время...

Кто выйдет вместо Короля?

 

 

***

 

Где надо мною пели песни стали,

Там мигом исказились тени дня:

Как будто в линзу белый цвет вогнали

И изогнули прямо на меня.

 

О, разве что-то есть Земли за гранью?

И важен ли оставленный здесь след?

И я сознанье, и Оно сознанье -

Но тела нет, и всюду - белый свет.

 

Так выпадают из земного круга,

Что не понять - расстроен или рад...

И так смотрели с Этим мы друг в друга,

И потянуло вмиг меня назад.

 

Успеем стать там бестелесной птицей,

Очнулась - головой уже круть-верть...

Знай - каждый малый, чтобы вновь родиться,

Проходит через маленькую смерть.

 

***

Задумчиво, порой игриво

Блестят у котиков глаза,

Плывут приливы и отливы,

Вьет виноградная лоза,

 

Упругий мир рассветом дышит,

И каждого зовет на пир,

Где Солнце торжествует - выше! -

Cияньем прорываясь в мир,

 

Где завываньем древних песен

Поют осенние ветра,

Где воздух вод районы, веси

В туманы кутает с утра, -

 

У тех, кому то интересно,

Другие правила игры:

Порой в глазах живая бездна

Течет, сплетая так миры.

 

И каждый, кто Увидел это,

Стоит под небом, смотрит вверх:

О человек! - Погряз в запретах...

Зачем ты это все отверг?

 

 ***

Мужчина говорит:

Действием,

Солнцем,

Словом,

Войной - песней меча,

Разрушением древних империй,

Открытием новых земель

И их освоением.

 

Но есть лишь единственная вещь,

Которой может говорить женщина,

Которой она не сможет ни солгать, ни скрыть,

И это ни слово, ни дело:

Женщина - совершенный сосуд

Для рожденного Солнца -

Говорит водой.

 

 ***

И снова - жизнь! Как маленькие дети,

Что в мир не осознали переход,

В слезах плывем, да прошлого рвем сети,

Мы ищем путь туда, где воздух светел,

Суть вод поймем - нам кажется - вот-вот;

 

Но каждый шаг - как новое рожденье

Под сенью древ у ночь хранящих вод,

И мы опять, своей ведомы тенью,

По сил нам неизвестных повеленью

От удивленья открываем рот,

 

Да знаков мы пока не замечаем,

Не знаем тайных чисел, фаз луны...

Мы просто спим. И Ангел нас качает,

Но Ангела еще не замечаем,

И мы о нем цветные видим сны.

 

***

Пролился в вечер запах древних смол,

Над рыжиной - печать ультрамарина.

Утерянное слово кто нашел

В скитаньи по пескам своим пустынным?

 

Дождя свивал сияющую нить,

И преподнес - невыразим, неведом -

Мне право Его слово возвестить

Пред теми, кто пошел за мною следом?

 

Песок хранит ли древние следы?

Смыкаю пальцы - только пусто сито:

Нет слова. И под толщею воды

О нем упоминания сокрыты.

 

 

***

Ноябрьское объяснительное

 

Зачем помочь им - вам казалось -

К чему средь мира этот стих?

Ответ же - нет, не привязалась,

И выгод не имею с них.

 

Какой же смысл мне, в самом деле,

Их сказки штопать на ходу?

С какими силами дуэли

Играя иль смеясь, веду?

 

Какие силы те им дали

Печали сети и тоски,

Что их опутали, сковали?

Зачем бить пробую в куски

 

Тот мир, что тенью зла пронизан,

Тот, где раздолье палачу?

Чему в лицо бросаю вызов?

Что словом растоптать хочу?

 

Что так я поклялась повергнуть?

Чему стремлюсь теперь помочь?

Какие тем открыла двери?

Но не скажу.

Ноябрь.

Ночь.

 

 

***

 

Забывая, как говорить,

Кто-то сбился со счета небес...

Кто по ночи летел во всю прыть,

Кому пел зачарованный лес...

 

Слева ночь - вдруг она наяву?

Справа месяц блестит молодой...

Я стою, будто лодка... Плыву...

Омываем мой остров водой...

 

 

***

 

Так я отвечу - всё падёт, мой брат;

(Который брат ли мне? Случайный встречный?)

Твой дом из карт, тебе казалось, свят

И прочен - но и этот дом не вечный:

Не устоять под ветрами времён

Ему - фундамент слаб, да ветр силён.

Ненастоящ, неведом, невесом -

Сокрыт хозяин в чёрном в доме том.

 

Мананнан воды льёт, ветра покров

Без страха рвут - но остров непокорный,

Охота Дикая скребёт со всех миров

И рвёт зубами плащ того, кто в чёрном, -

Крепка ли башня? Стражники ль честны?

С какой порывы ветра стороны?

Кто за звездою шел, а кто ведом?

И кто вообще хозяин в доме том?

 

Зачем тот дом обходят стороной,

То знает дьявол, скрытый за стеной:

Он рад, как царь выходит на царя -

Как будто не одна на всех заря...

И ты падёшь, мой брат. Паду и я

Когда-то, только притча не об этом.

Немыслимая лёгкость бытия -

Для тех, кто жаждой мести не одеты.

 

 

***

 

Юны и злы - мы дети, как и прежде,

Но знаем вкус пьянящего вина,

Мы носим запрещенные одежды,

И в наших песнях тайна не видна,

 

Пускай смеются нам в лицо невежды -

Мы знаем, будет с миром что потом.

Мы носим запрещенные одежды

Немым напоминанием о том.

 

***

Проснулась! Мир фарфоровый блестит, как наяву:

И солнце мир раскрасило, и лодка на плаву,

 

Поют лесные птиченьки - как можешь, так зови,

И котик тянет песенку о мартовской любви,

 

И сны странны и путаны, и знаки неясны,

В руках охапка запахов растрепанной весны,

 

В молчаньи зреет слово и пока что в горле ком,

А небо разливается рассветным молоком,

 

И мысли так разнузданны, и чувства так остры,

И в облаках рождаются, взрываются миры,

 

И рушатся империи, руины топчут в грязь...

...Я маленькая девочка. Я только родилась.

Случайные статьи

по теме

Статья

Пан

творчество

Читайте также

похожие материалы

  class="castalia castalia-beige"