Статья

Сказки Хаоса

Стихи Soror Laetitia 

Сказки Хаоса

 

 

***

Скажи, что знаешь ты о ночи?
Скажи, что это за глаза,
В сияньи замерев,  
Так пристально в тебя сегодня зрят?
Что в них - печаль сокрыта ль, радость?
Иль вовсе ничего?
Звезда, что светит нам с высот,
Возможно, уж давно не существует.
Так что же, что же  хочешь ты увидеть 
В глазах небес?
Какого мира отблески? Чьи тайны?
Ты ль не боишься черноты?
Ты ль не боишься в бездну провалиться?

Так не имеет цвета здесь звезда,
И так же тишина живет вне звука. 
И небу нет предела, нет и дна.
Безбрежно море. А теперь скажи мне,
Все это еще хочешь ли познать?

 

***

Так каждое утро Солнце касается земли,
Так дрожит мост под весенним поездом,
Так тают льды в чуть прогретом марте и будят воду,
Так распускается цветок, взрывая бутон,
Так рушатся империи и гром грохочет над ними,
Как будто смеясь; так трепещет пчела
Над цветком; так вырастают среди пустыни
Деревья, и пахнут после грозы, 
Напоенные священной свежестью.
И если ты не знаешь, как это,
Если ты этому хоть капельку не причастен,
И если ты не хранишь это величайшее сокровище
В тайном ларце сердца своего,
То зря ты пришел сюда, путник.

 

Тайна

Если о чем-либо
Кричать на каждой базарной площади,
Сочинять попсовые песни,
Писать на заборах по пьяни,
Если развесить по всему миру плакаты
Об этом - тогда уж точно,
Совершенно определенно, сто процентов 
Никто никогда не узнает об этом.

 

***

...А вы и не знаете,
Что есть в мире вещи гораздо страшнее
Смерти.
Но и они ничего не могут сделать
С тем, что сильнее смерти.
Что это - совершенно необязательно
Вам знать.
Но можете спросить у деревьев
Или у птиц,
Или у источника,
И там-то вам точно дадут то знание,
Которое вы искали,
Но спросивший пожалеет о вопросе.

 

Elvenpath

Elvenpath (#2)

Как за окном поет шальная птица,
Высвистывая судьбы невпопад,
Как по ночам кому-то все не спится,
Страну покинул - только сам не рад,
Так и в холме сменяются эпохи,
Как будто ветер листья вдаль несет,
Застыли стены в молчаливом вздохе
Земли-травы, и тих столетий ход.
Король черноволос - и темен взгляд:
Три сына за столом его сидят.

Король высок и волос длинный черен,
Черней земли - черней вообще нельзя,
Король как будто сам премудрый ворон -
Не каждый сможет посмотреть в глаза,
Король хранит свои немые тайны
В спиральном укреплении земли
Холма, молчит он - разве то случайно?
И что о жизни знают короли?
Король как камень - будто в землю врос:
Три сына смотрят будто бы насквозь.

Король как будто мертв, ведь как мы знаем,
Все, кто живут в холме, считай мертвы,
Но этот остров тоже обитаем,
Хоть не сносить пришедшим головы,
Король как будто жив, глаза сияют
Чернейшим, человеческим огнем,
В котором и любовь - для тех, кто Знает,
И ненависть - для тех, кто шел потом.
Король и там и там, и тот, и этот,
И потому он знает все ответы.

Король другой в мирах; не так явится
Он людям - то они поймут едва:
Одно лишь будет общим - будет птица,
Что в мир впоет сокрытые слова,
И будет город освящен грозою -
Мир напитает запахом гроза,
Зальет миры сиянье золотое,
Как будто то, о чем сказать нельзя
Словами. Но пока стоит земля,
Мир не узнает тайны короля...

 

 

 

 

***

Звезда я, как и ты - ведь каждый так рожден,
Так звезд в мирах мерцают миллионы.
Я вне закона здесь. Но все ж Закон
Дает мне право быть превыше всех законов.


***

Дивится мама - на кой
Ты стала такою грубой?
А город спит золотой,
И котик пахнет халвой
И маминой старой шубой.

Он тайны мира постиг -
То нам поучиться стоит;
Он знает, что жизни миг
Важнее, чем сотни книг,
Ценней, чем все золотое.

К высоткам льнут облака,
Да чертят дожди упрямо.
И кто-то - там, свысока -
Где всяка тайна легка -
Следит за мной, будто мама.

 

С.А.Х.

Смотрит, смеется, чуть поводит рукой,
Держит в руках чашку крепкого черного чая:
- Ангел-хранитель - кто он вообще такой?
Из-за завесы той кто тебе отвечает?

- Ищут его по строкам, по небесам,
По облакам гадая, кофейной гуще;
Но коль себя не понял - кто есть ты сам -
Сам от себя отринут - момент упущен.

Что здесь сказать, когда все слова - не те?
Это - понять, таким для чего ты создан.
...А кто-то сидит средь комнаты в темноте -
И сквозь потолок прорастают сияньем звезды.


***

Однажды маленькой птице
Приснился сон, будто
Она в самом деле - кошка,

Которой снится птица,
Сидящая на дубовой
Точно такой же ветке.

Проснувшись, задумалась птица,
Кто же она в самом деле, и что
Ей делать с безмолвным знаньем.

 

Загадка

Я тот, кто открыл ворота Ольхи.

Я тот, кто диктует тебе стихи.

Я тот, кто тебе предвещал во снах.

Я тот, кто Источник испил до дна.

Я тот, кто проснется через века.

Я тот, кто руны чертил в облаках.

Я тот, кто летел, не смея упасть,

Я есть часть тебя и не твоя часть, 

Я тот, что беду превзошел, превозмог,

Я богом рожден и также - я бог, 

Как ты. Но только спросившим одно -

Кто есть я - ответа не будет дано...

 

 

Война и Мир

Мир

Что в имени тебе моем
И что во взгляде?
Мы, право, дышим об одном -
То бога ради.

Но что искала ты? Скажи,
О чем сияли
Глаза? Озёр ли миражи?
Иль крепость стали?

Чего вы ищете? Дитя -
Сокрыто в каждом.
А годы, что идут спустя -
Неважный стражник.

Пусть кто во тьме увидел зло -
Лилит не Ева.
Но видел кто, что проросло
Златое Древо?

Кто ветру памятник воздвиг?
Кто вверил крыла?
Я засияла лишь на миг.
И вновь застыла.

Война

О, сколько сказов мне писать
О пыльной были...
Нас очень просто убивать,
Коль мы не жили.

Затерты, смазаны черты -
Что быль, что небыль.
Я в вас смотрю из черноты
И вижу небо.

19. 07. 2014

 

***

Когда в мертвые города
Вернутся живые коты,

Когда уголь розою станет -
Когда черное станет красным,

Когда белый голубь взлетит
Над распятой нашей страной,

И напьется сухая земля
Дождей, а не крови невинных,

Когда древо святое, златое
Взрастет, прорастет выше плеч,

И песок, уходящий сквозь пальцы,
Станет прочным фундаментом дому,

Тогда я скажу вам, что это было;
Пока же в ответ - молчанье.

 

***

Мне сон один все точно так же снится -
Стоит в лесу у речки дивный трон,
Сидит на нем прекрасная царица,
И кошки две сидят со двух сторон,

Легка она сияньем чистым света,
Улыбкой и румяностью ланит,
И в перья соколиные одета,
И ожерелье золотом манит,

И эльфы там древнейшие преданья
Поют - чудесен песен тех мотив...
Сидит пред ней в из злата одеяньи
Мужчина, ей колени преклонив.

Мне сон такой узором тайным судеб
Приходит, как померкнут тени дня...
И кто же эта женщина, о люди?
И что же она хочет от меня?

 

***

Люди, хоть то и странно,
Ищут богов следы,
Ищут Грааль и страны,
Что под гладью воды,

И философский камень
Ищет кто-то из вас...
Я же скажу (меж нами):
Гнозис - это - Сейчас.

Диалог

-Ангел, ну как так можно - у нас война,
Завтрашний день - как призрак туманных рощ.
В том непонятно мареве нихрена, 
Гибнет страна... Чего же ты, ангел, ждешь?

Ангел сидит и курит - ему не в счет
Этих историй глупая зла игра:
-Завтра наш мир страницу перелистнет -
Вспомнишь с улыбкой день, что прошел вчера.

-Ангел, в момент распался узор дорог -
Прошлое в миг рассыпалось на года.
-Что ты жалеешь? То меж пальцев песок -
Там, где рушится башня, взойдет звезда.

-Ангел, что сделать, чтоб повернулось вспять
Все? Неужели - все оказалось зря?
-В сумерках сам идущий смеет сиять.
Там, где темнее ночь, там ясней заря.

-Ангел, во всем война... Как сказать тебе...
Как мне открыть ту силу, что в нас внутри?
-Сдался лишь потерявший волю к борьбе,
Ты из осколков вновь себя собери.

...

Так и живет, являя собой пример,
Среди Зверей, зверенышей и зверья,
Среди лесов и рек, потаенных сфер -
Ангел, который я.


***

Ты говоришь - "все стихи бесполезны -
Ты за "земное" держись..."
Только поэзия - танцы над Бездной, -
Так же, как впрочем и жизнь.


***

Город синих вод и шальных ветров!
Он моей мечты золотой покров.
Он, раскрыв себя, мне открыл меня.
Только нет земли. Только нет огня.

Землю я возьму. Укреплю вокруг.
Враг то обойдет, но войдет мой друг.
Что давно ушло, тому тлеть в золе...
И огонь зажгу на своей земле.

 

 

***

Порою мир по-детски прост и груб,
И рифмы льёт в слова времен вода.
Но ночь мудра, как святогорский дуб,
А я - невыносимо молода.

Увлечена ли чем-то, как игрой,
Иду ли, за собою ли веду -
Перед собою вижу я порой
Одну - неугасимую звезду.

У той звезды нет имени, но свет
Во мне оставит тайные следы...
И так живу - той будто тайны нет.
И так молчу в сияньи той звезды.

 

***

#tribute_to_tsvetaeva

Отливы ли, приливы ли, Марина -
Как глубока та черная вода?
Любовь и смерть - темнейшие глубины,
Что мы несем в себе через года,

И все слова себе навеки квиты,
Хоть топчем свое прошлое в пыли -
Холмы стоят, под травами сокрыты
Земные, неземные короли;

О, было из кого бы выбрать Ною -
Презренное, жестокое зверье!
Из синевы - безбрежное, хмельное -
Живое море смотрит на нее.


***

У этой сказки продолженье
Одно уж миллиарды лет -
Любовь, которая движенье
И притяжение планет,

Так в жажде чистого познанья
Мы прорываемся сквозь сон 
И ищем бога, что за гранью
И не имеет что имен,

Так разливаем по вселенной
Свои стремленья и мечты -
Вперед и вверх! - ломая стены,
Круша ограды и мосты,

И я из вас - тех, кто по взгляду
Читает тайны жизни всей:
Я Данте, что прошел по аду,
Я хитроумный Одиссей,

Я бабочка, дрожаньем крыльев
Та, что меняет все вокруг,
Я бард, творящий без усилья
Слова, что размыкают круг,

Я целый мир, вам неизвестный -
Да тайна скрыта, не видна.
Но Амергин затянет песню,
И дрогнет тонкая струна...

 

***

За кельтским героем ходят порою
Каменных тел грохочущим строем,
Суровы, мрачны, и не счесть им числа -
Фоморы, фоморы - исчадия зла. 

Как встанут все вместе, ужасны на вид!
И Балор из башни глазом глазит,
Раскрыт горизонта за морем простор,
И Конанд встает из-за сумрачных гор.

Средь ночи выходят они из воды,
Пророчат, во снах оставляют следы,
В мирах их боятся даже ветра -
Настолько страшны, что проснуться пора!

...Проснешься - и кем бы ты ни был на деле,
Фоморы во снах - но в своей ты постели.
Придумать чудовищ несложно, поверь -
Придумал - встречай, вот стучат они в дверь.

Фоморы не духи - фоморы есть люди, 
Где каждый с пристрастием каждого судит,
В себя превратив, вовлекает в свой круг...
Но - спит в колыбели сияющий Луг

***

Что есть вода? Она бывает - лед:
Заледенеют на озерах дыры,
Но все же - крепкий, как запреты мира,
Бывает лед разбитым в свой черед -
Льда корка треснет, как иллюзий плен,
Осколки в мир рассыпятся взамен.

Огонь творит туман из легких вод;
И, испарившись облаком туманным,
Пропахшим солнцем, как на юге страны,
Жар тихим водам прекращает ход,
Порою то ликуя, то скорбя,
Вода теряет форму - и себя.

Но лишь собой в мирах всегда текла,
Лелея русла речки полноводной,
И точит камень, если ей угодно,
Коль нет - течет себе, легка, светла,
В течении - сама себе вода,
И лишь водой - вода она всегда.

...Вот так и ты плотину ли возвел,
Которую прорвали мира воды,
Огня ли, льда испил немой свободы,
Иль не полил святого древа ствол,
Того, что в сеть плетет труды и дни...
Пройди сквозь воду - так - себя – верни.

Сны

О, сколько я кошмаров знаю,
Хоть и казалось - нипочем! -
Нуаду руку отсекают
Его же собственным мечом,

Тому, кто ищет, не до смеха -
В тумане Остров Золотой,
А Бран рассыпался, как Нехтан,
Коснувшись берега ногой,

Там Один, пригвожденный к древу,
Где ворон кружит, а не стерх,
Молчат привычно где три девы;
Сизиф свой камень катит вверх -

Устал и согнут позвоночник,
Но этот мир ему не мать,
Где скрытый Ноденса источник
И не найти, и не познать,

Хоть память мы о нем лелеем...
Напоминают сны о том,
Как приковали Прометея,
Хоть помню, было что потом,

Да Нагльфар плывет за всеми,
Как волк бежит - дрожит земля...
Артур в холмах... Еще не время...
Кто выйдет вместо Короля?

 

***

Где надо мною пели песни стали,
Там мигом исказились тени дня:
Как будто в линзу белый цвет вогнали
И изогнули прямо на меня.

О, разве что-то есть Земли за гранью?
И важен ли оставленный здесь след?
И я сознанье, и Оно сознанье -
Но тела нет, и всюду - белый свет.

Так выпадают из земного круга,
Что не понять - расстроен или рад...
И так смотрели с Этим мы друг в друга,
И потянуло вмиг меня назад.

Успеем стать там бестелесной птицей,
Очнулась - головой уже круть-верть...
Знай - каждый малый, чтобы вновь родиться,
Проходит через маленькую смерть.


***

Задумчиво, порой игриво
Блестят у котиков глаза,
Плывут приливы и отливы,
Вьет виноградная лоза,

Упругий мир рассветом дышит,
И каждого зовет на пир,
Где Солнце торжествует - выше! -
Cияньем прорываясь в мир,

Где завываньем древних песен
Поют осенние ветра,
Где воздух вод районы, веси
В туманы кутает с утра, -

У тех, кому то интересно,
Другие правила игры:
Порой в глазах живая бездна
Течет, сплетая так миры.

И каждый, кто Увидел это,
Стоит под небом, смотрит вверх:
О человек! - Погряз в запретах...
Зачем ты это все отверг?

 

***

Мужчина говорит:
Действием,
Солнцем,
Словом,
Войной - песней меча,
Разрушением древних империй,
Открытием новых земель
И их освоением.

Но есть лишь единственная вещь,
Которой может говорить женщина,
Которой она не сможет ни солгать, ни скрыть,
И это ни слово, ни дело:
Женщина - совершенный сосуд
Для рожденного Солнца -
Говорит водой.


***

И снова - жизнь! Как маленькие дети,
Что в мир не осознали переход,
В слезах плывем, да прошлого рвем сети,
Мы ищем путь туда, где воздух светел,
Суть вод поймем - нам кажется - вот-вот;

Но каждый шаг - как новое рожденье
Под сенью древ у ночь хранящих вод,
И мы опять, своей ведомы тенью,
По сил нам неизвестных повеленью
От удивленья открываем рот,

Да знаков мы пока не замечаем,
Не знаем тайных чисел, фаз луны...
Мы просто спим. И Ангел нас качает,
Но Ангела еще не замечаем,
И мы о нем цветные видим сны.

***

Пролился в вечер запах древних смол,
Над рыжиной - печать ультрамарина.
Утерянное слово кто нашел
В скитаньи по пескам своим пустынным?

Дождя свивал сияющую нить,
И преподнес - невыразим, неведом -
Мне право Его слово возвестить
Пред теми, кто пошел за мною следом?

Песок хранит ли древние следы?
Смыкаю пальцы - только пусто сито:
Нет слова. И под толщею воды
О нем упоминания сокрыты.

Ноябрьское объяснительное

Зачем помочь им - вам казалось -
К чему средь мира этот стих?
Ответ же - нет, не привязалась,
И выгод не имею с них.

Какой же смысл мне, в самом деле,
Их сказки штопать на ходу?
С какими силами дуэли
Играя иль смеясь, веду?

Какие силы те им дали
Печали сети и тоски,
Что их опутали, сковали?
Зачем бить пробую в куски

Тот мир, что тенью зла пронизан,
Тот, где раздолье палачу?
Чему в лицо бросаю вызов?
Что словом растоптать хочу?

Что так я поклялась повергнуть?
Чему стремлюсь теперь помочь?
Какие тем открыла двери?
Но не скажу. 
Ноябрь. 
Ночь.

 

***

Забывая, как говорить,
Кто-то сбился со счета небес...
Кто по ночи летел во всю прыть,
Кому пел зачарованный лес... 

Слева ночь - вдруг она наяву?
Справа месяц блестит молодой...
Я стою, будто лодка... Плыву...
Омываем мой остров водой...

 

***

Так я отвечу - всё падёт, мой брат;
(Который брат ли мне? Случайный встречный?)
Твой дом из карт, тебе казалось, свят
И прочен - но и этот дом не вечный:
Не устоять под ветрами времён
Ему - фундамент слаб, да ветр силён.
Ненастоящ, неведом, невесом -
Сокрыт хозяин в чёрном в доме том.

Мананнан воды льёт, ветра покров
Без страха рвут - но остров непокорный,
Охота Дикая скребёт со всех миров
И рвёт зубами плащ того, кто в чёрном, -
Крепка ли башня? Стражники ль честны?
С какой порывы ветра стороны?
Кто за звездою шел, а кто ведом?
И кто вообще хозяин в доме том?

Зачем тот дом обходят стороной,
То знает дьявол, скрытый за стеной:
Он рад, как царь выходит на царя -
Как будто не одна на всех заря...
И ты падёшь, мой брат. Паду и я
Когда-то, только притча не об этом.
Немыслимая лёгкость бытия -
Для тех, кто жаждой мести не одеты.

***

Доча, доча! Кот твой странный -
Когда ты в другие страны
Улетаешь за туманы,
Где дорог твоих не счесть, -
Запевает, топчет, кружит,
Будто кто-то ему нужен,
Все зовет своих подружек,
Измурлыкается весь!

А когда подступит вечер,
Вдруг крадётся, и на плечи
Прыгнет, если не далече
Той игры замедлит бег, -
Трётся, будто бы скучает,
А потом, вот так, играя,
Вдруг сидит на кухне с чаем, - 
Он как будто - человек!

...А поутру, сквозь зевоту
Когда люди на работу
Едут, скроет тайну кто-то -
Отступает темнота,
И таинственный мужчина,
Не единственный мужчина, -
Прогибая свою спину,
Обратится вновь в кота.

***

Проснулась! Мир фарфоровый блестит, как наяву:
И солнце мир раскрасило, и лодка на плаву,

Поют лесные птиченьки - как можешь, так зови,
И котик тянет песенку о мартовской любви,

И сны странны и путаны, и знаки неясны,
В руках охапка запахов растрепанной весны,

В молчаньи зреет слово и пока что в горле ком,
А небо разливается рассветным молоком,

И мысли так разнузданны, и чувства так остры,
И в облаках рождаются, взрываются миры,

И рушатся империи, руины топчут в грязь...
...Я маленькая девочка. Я только родилась.

***

Юны и злы - мы дети, как и прежде,
Но знаем вкус пьянящего вина,
Мы носим запрещенные одежды,
И в наших песнях тайна не видна,

Пускай смеются нам в лицо невежды -
Мы знаем, будет с миром что потом.
Мы носим запрещенные одежды 
Немым напоминанием о том.

***

Эта весна не гремит,
Громами небо пронзая,
Всё твоё естество
Не пробирает дрожью, -

Эта весна насыщает,
Поит землю дождями,
И испаряется сила
Из ожившей земли,

Льется вода, чтобы стать
Чистым облаком, ветром
Или песнею птиц,
Или вдохом твоим, -

Впитывай, пей, молчи:
Пей эти дни, как воду 
Радуг; просто дыши -
Ветер споёт о том.

***

Я - жрица из дубрав, и я иду
За теми, истин кто испил по праву.
Случайный гость, не пой мне на ходу
В подлунном мире снов лихую славу:
Вокруг так много - это так и знай -
Голодных стай!

Я сфинкс, хоть человек; коль я молчу -
Не значит, что себя не проклинаешь.
Убить меня тебе не по плечу -
Бессилен, ибо сам себя не знаешь,
Задам вопрос - и ошибешься ты,
Сын пустоты!

Тебя я больше, я по сути - всё,
Я есть корона и на мне - корона,
Вода иль ветр течение несет -
Неважно: я храню основу трона.
Себя себе оставишь или нет?
Я жду ответ.

 

***

Уснули звери, птицы. 
Уснули я и кот.
Кот спит и ему снится:
Чешу ему живот.

Среди небес высоких
Ночь теплая темна.
В окно котовьим оком
Лукавится луна.

Песнь Этайн

А ты иди, иди к большой воде,
И встреться с теми, кто за ней сокрылся.
В мирах, что брезжат в призрачном нигде,
К нему иди, что в ночи проявился,

И ты смотри, смотри в его глаза,
Хоть взгляд его - одна сплошная бездна,
И пусть другим туда смотреть нельзя,
Ты их сильнее - то тебе известно,

И ты смотри в него, всю ночь смотри,
В того, о ком своим ты страхам верил,
Пусть в городе погаснут фонари,
И не горят огни, закрыты двери,

И - рухнут башни хрупкого стекла,
Что были неприступны как явленье,
И та вода, что вспять тогда текла,
Вернет свое былое направленье,

И станешь ты как будто бы из них!
И сила из миров потусторонних
Тебе открыта станет, будто стих,
Что у тебя сейчас лежит в ладонях,

Мы станем - боги! Ты пойми скорей -
Рассвет растопит злых иллюзий горе.
Проснись, мой мальчик. Ты из королей.
Не верь им всем - они не знают Моря.

О да, ты Луг! Пусть ты упал в залив,
Не зря же ты был вынесен на берег.
Но - дальше не пройдешь, не победив 
Себя - и тем откроешь эти двери, -

Ты - Луг Самилданах! И все в руках
Твоих, не чьих-то. Пусть твоя победа
Напишет сагу на морских волнах
Народу, что пойдет за Лугом следом...

***

Душа - как птица на пруду:
Коль захочу воды напиться,
Я одинаково войду
И в грязь, и в чистую водицу.

Лишь тот познает силу крыл,
Кто море темное исплавал,
Кто то испил, что в нем сокрыл
За тайною завесы Дьявол.

***

Услышь меня! - так призываем мы, -
Над духами владыкой меня сделай;
А Дух плывет туманом за холмы,
Нас на руках качая в дымке белой.

Мы будто спим... окутывает свет -
Так каждый поцелован небесами.
И снится небу, сонму всех планет
Тот Ангел, кем являемся мы сами.

Нюит

Ты, бесконечно расширена 
Словом прежде листа,
Ты, кто не выбрала - выбрана,
Ты, кто любовь, красота,

Ты, кто и пропасть, и лоно,
Ты, кто лазурь в золотом!
Ночью на лунных склонах
Мир обнимает Ничто.

Ты, без пределов Вселенная!
Всё в тебе - тени и свет.
Ты - бесконечность священная,
Та, кого вовсе нет.

 

Чефалу

Выкупить несколько дней у вечности,
Вечно пречерной, всераздирающей,
Чтобы мечтатели смели беспечно 
Путь проторять туда, где скрыт рай еще,

Маревом вечер раскрасит страницы,
Мир обойти - да все будет мало! -
Тайны хранит, танцует, дождится ли
Город у моря - старый Чефалу.


Телемское Аббатство

История времен покрыла пылью
Все, что тут было в давние года,
Но познано в тех стенах столько было
Чего другим не видеть никогда,

Сюда дорога - полоса препятствий,
И предстают руины без прикрас, -
Разрушено Телемское Аббатство.
Но Истина живет не в стенах - в нас.

 

Багряная

Пусть меня кто-то хочет уничтожить, 
Пусть я мешаю стольким на пути, 
Но вы скажите мне - о, что же, что же 
Сильнее в мире быть настолько может, 
Чтоб изменить небесных ход светил? 

В плену железном злости все слабея, 
Рассыпятся - кто в пепел, или прах, 
Все те, что будто белого белее: 
Им не убить меня - ведь я Идея, 
Идея, воплощенная в веках! 

Я девственна ли, дика ли, опасна 
Для злости металлических пружин, - 
Я дочерь неба, созданная в красном, 
Я ветер звезд и сладость песен страсти, 
В багряном пребывающая жизнь!


***

Из направления любого
И вне религии любой
Молчанья тайной или слова
Я так же говорю с Тобой.


***

Гремит война - верхи или низы,
Оружья скрежет или звон монет...
А где-то - предвесенней гром грозы,
И ярко-красным Солнце чертит свет.

Ундина, пронизав морскую тьму,
Стремглав несется к черной глубине...
Но только мало ведомо кому,
Что спрятано на самом-самом дне.

***

Когда душа натянута на пяльца, 
Когда сквозит звезд ветер через них,
Когда в вино опустит кто-то пальцы,
И кровь прольется именем Святых,

Когда открыто - кем ты был, кем не был,
Когда плетется нить из века в век, -
Внизу, вверху - одно и то же небо.
Струною между ними - человек.

Вместо итогов года

Когда были со всех сторон 
Мир ли против, отец ли, мать, 
Был преград вокруг миллион, -
Но избрала иной закон, 
Позволяя себе желать.

Что хотела - было нельзя,
Ждала пряник - свистела плеть.
Утирая слёзы в глазах, 
Я училась, боясь, дерзать, 
Я училась, дрожа - но сметь. 

Что ты знаешь - с тобой всегда, 
Твое кредо - тебе под стать. 
Всё пройдя - моря, города, 
Я, как рек текучих вода, 
Научилась ещё - молчать.

Символ Веры

И в радостный час, и во время печали,
Что б не приносили года,
Ты помни о тех, кто стоит за плечами  
Всегда.

Когда холод пал, и земля так застыла,
Что слезы катились с лица,
Рука тебя чья это время хранила? -
Отца!

Когда шел над пропастью ты перед всеми  
По тоненькой нити впотьмах,
Держала Она воду бездны в то время -
В руках!

Куда было пасть, знать себя коль не смеешь?
Ты, радуясь, или скорбя,
Куда-то уж если упасть и сумеешь -
В себя!

Кто истинно ищет - найдет и обрящет,
Уж нам ли об этом не знать...
Так вечен Отец, лик Хозяина Чащи,
И вечна Великая Мать.

Посвящение Богине

О, я о ней так мало знаю!
Непредсказуем каждый миг:
То ликом будто бы святая,
То раз - и высунет язык.

О ней бы можно много спорить,
Но все ж отгадка не проста.
Она порой - шальное море,
Порою - неба высота.

Совпали будто бы случайно
И женский стан, и страсти стон -
Семь покрывал соткали тайну
В едином слове - Бабалон.

В храме моем

В храме моем
Света сиянье:
Стены крепки
Белого оникса.

А поутру
Вести приносят
Легкие совы,
Совы да голуби.

Каждый напавший
Будет повержен: 
Станет стеной
В том укрепленьи -

Статуей белой,
Что украшает
Своды и залы
Во веки веков.

Либер...

К Тебе взываю, о моя Богиня,
Тебе служу! Смеются – ну и пусть!
Но каждый миг я помню Твое имя,
Склонившись перед тем, как поднимусь.

Тебе молюсь я чистым сердцем жрицы,
Твой мир вокруг меня со всех сторон, 
И Твое имя в страсти возноситься
В нём может слаще всех иных имён.

***

Мерцает город золотой,
Дождем умытый весь.
И ветер веет над водой
Во славу той, кто здесь:
Тот ветер веет на меня
Со всех земных сторон
Во имя тайны иль огня -
Во имя Бабалон.

Луна бела и ночь черна,
Поблекли образа.
Из моря черная Бина
Глядит в мои глаза.
О, для чего раскрыта суть?
Неважно, стук иль стон...
Сегодня долго не уснуть -
Во имя Бабалон.

Весь мир на паззлы разберу -
Сложу в Ее узор.
Такую странную игру
Я помню с давних пор.
Зеленый Бог с большой горы -
Всю правду знает он:
Весь мир игра. Но смысл игры -
Во имя Бабалон...

Дианическое

- Где храм? - За той скалою вроде.
Смотрю туда, где солнце чертит свет:
В костюме белом женщина выходит.
Но никакой там женщины и нет!

Богиня где-то здесь. И по старинке
Ее легенды здесь порой видны.
Геката ездит в поездах. Морщинки
У глаз, улыбка и сережки из луны.

Она идет на рейс - иная сила
Ее влечет на все ее пути:
Вдруг женщина из Греции спросила
Помочь ей сумку просто занести.

Ей не нужны уже иные требы -
Коснешься - и окажешься в игре! -
Диана птицами растянута по небу
И солнцем сквозь те камни на горе.

Все встречи с ней, конечно, неслучайны.
Она поможет тем, кто смел и смог
В руках держать мистерии и тайны,
Древней которых лишь морской песок.

***

И было все - улыбки изваянья,
Слова, лица знакомые черты...
Закутываюсь в лунное сиянье,
Качаясь на качелях темноты...


Афинское посвящение

Разлился запах в ночь  - то мандарин.
Там - вы о том рассказывать не смейте -
Где сосны спят, среди камней вершин
Сам Пан играет на чудесной флейте.

Там Аполлон живет еще с тех пор:
В святилище приходят снова люди
Смотреть камней изысканный узор.
Они уйдут — но это все пребудет.

Там спит Арес — не время воевать,
Врагов уж нет, одни коты в тех храмах.
Он бы проснулся, только зря вставать
Ему не нужно. Или просто рано.

Не каждый здесь увидит это сам:
Скользнула тень в кустах, как будто птица -
Геката ходит ночью по камням
И носит факел, видный только жрицам.

Афина — тайный мэр: она следит
За городом, а город пахнет летом
И круглый год сиянием залит
Живых цветов... Но сказка не об этом:

Терять мне это все не в первый раз -
Уж было, но места я все же помню.
Когда-то даже было много нас.
Через века — но доверши, исполни!

Три дерева, и камень между них.
Слова, которых смысл вам неизвестен.
Свеча черней ночей. И текст - как стих,
Что мог бы быть еще тогда здесь песней.

 

Персефона

В аду привычно — и котлы, и стоны,
И уж неважно, кто сюда поверг.
Но в самолёт садится Персефона
И улетает — и вперёд, и вверх.

Известен давний танец этих грабель -
Порою ими выстлан личный ад.
Но Персефона подберёт корабль
И уплывёт — куда глаза глядят.

Её Олимп не здесь, и не прогонят
Её, ведь скрыта в ней иная прыть:
У Персефоны небо на ладонях,
И птицы в сердце — не остановить.

 

Кот

Дождь ли идет, метет
Снежная ли метель -
Ночью приходит кот.
Прыгает на постель.

Кот следит: "Рассвело!
Отступи, темнота!"
Локти кусает зло -
Не обойти кота.



Тайна

Мне нравится, как птицы здесь поют:
Как пели раньше, так поют и ныне.
Их песни дарят радость и уют,
Где предстает священная пустыня.

Никто не знает, но она свята
Здесь для меня. Что в тех песках хранится?
Там запахи дождя. И красота.
Там ветер звезд, деревья, воды, птицы.

Никто не знает, где сокрыт секрет
Тех птиц. Да что вы знаете, о люди?
И хоть уже пустыни части нет,
Она свята. И Тайна в ней пребудет.


***

Слава тебе, на Льве восседающая,
Непокоримая Мать-Природа, 
Светом пронзенная, 
Изогнутая в танце любви,
Разрушительница пределов,
Всепоглощающая,
Руки раскинувшая, всепринимающая.
Слава тебе, темноводная,
Синее море из звезд,
От края до края 
растянувшееся над горизонтом.
Земля и Вода,
Огонь и Ветер.
Багряным одетая,
Украшенная золотом
И драгоценными камнями.
Держащая чашу
Невыразимого цвета
В руках своих.
О Тайна, великая Тайна,
О ты, оседлавшая Зверя.


***

Ни слову, ни делу не веря,
Лишь только к душе обратясь,
И птицу пригреет, и зверя,
И даже презренную мразь.

И зиму, укрытую снегом,
И осень в кленовом венке,
И лето, испившее неги,
Весну, что поет вдалеке,

Сезоны в сверкающих платьях,
Равнины, леса и поля -
Все примет в святые объятья
Веселая шлюха Земля.

***

В желтых листьях слишком много бога.
Ждет удача первую дорогу.
Не склоняй плеча, коль не по воле.
Силы нет - не выходи на поле.

До войны трубят задолго горны.
Примиренья вечно иллюзорны.
Для Охоты Дикой век от века
Нет страшней не бога — Человека.


Призыв

 

Услышь меня и прикажи
Всем духам покориться,
Чтобы эфира духи, неба,
Суши и водицы,

Земные и подземные,
И в вихрях и в огне,
Все заклинанья и бичи
Подвластны б были мне!

(перевод из А.Кроули)

 

 

 


Культуртрегер

 

Я культуртрегер, будто егерь, только каменный лес, 
Мой каминаут в этой вере был конечно не блеск, 
Но сквозь пампасы до Кайласа не напрасно я лез, 
Да, я помазанный Айвасом, с книгой наперевес.

Пускай ветра не те подули, все же полюс один,
Ультима Туле в снежной неге спит средь северных льдин,
И хоть невнятная телега, сам себе господин, 
Я культуртрегер, не боишься, так за мною иди!

Я культуртрегер средь пустыни, где скрывается яд, 
Когда ночами небо стынет, звезды ярче горят, 
Где целый мир сокрыт в картине, там и боги - друзья, 
Я культуртрегер против мира, где весь мир это я!

 

***

Нанна нарядов 
Стражем сражений 
Зря нарекала 
Стан свой девичий,

Пламень шелома 
Зря подымала 
На иву пива, 
Фрейю порея. 

Ливень тех стрел 
Боги иссушат -
Пена мечей 
Так не прольется:

Альвов светило 
Вновь воссияет,
В доме ветров 
Мир и порядок.

***

Храм Кали везде,
Не только лишь в узких
Стенах кирпичных,
И он бесконечен.
А мир - танец Шивы:
Ужасен, прекрасен,
И каждому место
В том танце найдётся.

Те храмы разлиты
Дыханьем по миру.
И боги живут
В нашем каждом движеньи.
Мы дети богов,
Пусть того и не знаем.
Но боги танцуют
В мирах через нас.


***

Мыты слёзами солёными,
Христианством изувечены,
Здесь холмы мои зелёные -
Будто юность человечества.

И не согнуто поклонами,
Перепето песней птичьею,
Зеленится между склонами
Мое юное язычество.




  

 

Мистерия Фрейи

Фрейя – белое платье с золотым крестом в круге в районе солнечного сплетения (ориентир – на картине «Фрейя с ожерельем», Дж. Д. Пенроуз, ок. 1913).
Оттар – «кабанский» лохматый костюм, после – золотой плащ.
Кошки - в одежде присутствует мех.
Завеса зеленого цвета. Трон и два места по бокам у трона.

 ***

Две женщины-"кошки" в мехах сидят по сторонам пустого трона.
Комната в полутьме.
Кошки переговариваются:

Кошка 1:

Слышала ль ты,
Боя подруга,
Песни весенние,
Песни зовущие,
Животворящие,
Что навевает
Ветер в сияющем
Воздухе леса?

Кошка 2:

Слышала, слышала,
Как не заметить-то.
Реки разлиты,
Море волнуется.
Птицы все трелями
В ночь заливаются,
Скоро появится
Здесь распрекрасная.

Хором обе:

Где же ты, светлая,
Диса прелестная,
Та, что как Один,
Павших сбирает?
Где же ты, страстная,
Светом манящая,
Чье ожерелье
Сияет в веках?

Та, что украшена
Сокола перьями,
Та, что валькирий
Ведет за собою,
Дева из ванов,
В песнях воспетая,
Страсть и войну
Вельва хранящая!

Из-за зеленой завесы выходит Фрейя. Явление Фрейи /заходит, простирая руки; звучит музыка фоном/

Славлю я солнце,
Ветер и землю,
Реки текучие,
Море бурлящее,
Славлю луну,
Приливы, отливы,
Песнь соловья
Мне гимны слагает!

Славлю миры я,
Которых здесь девять,
Славлю я лед
И славлю огонь,
Славлю влюбленных
И славлю любовь,
Ту, что основой
Проявлена мира!

Кошки хором:

Славься, прелестная,
Солнцем хранимая,
Та, что в лесах
И та, что в полях,
Та, что в источнике,
Та, что у озера,
Та, что в запахах
После дождя!

Фрейя садится на трон. Кошки ей помогают усесться.

Фрейя:

Тот, что преклонит мне
Свои колени,
Тот уж не станет
Тем, кем был прежде,
Тот, кто коснется,
Станет другим,
Тайны познает
Магии мира...

Фрейя прижимает палец к губам и прячется за завесу. Кошки ее закрывают.
Молчание (пауза). 
Тук-тук-тук.

Далее в тишине кошки переговариваются:

-Есть у нас гость.
Впустим ли гостя мы?
-Кто он? 
-Не знаю.
Шел он из холода,
Дальних краев,
Жизни где вовсе нет.
-Из Нифльхейма?
-Да, в Муспельхейм.

Кошки, после паузы для обдумывания, хором: 
-Пускай войдет он.

Входит Оттар. Мужчина в шкуре заходит и становится перед кошками. 

Кошка 1:

-Кто ты, о странник?
Что же ты ищешь здесь?

Кошка 2:
-Что тебе надобно
От госпожи?

Оттар:

Сам я не знаю,
Кто я и откуда.
Из ниоткуда
Иду в никуда я.
Из Нифльхейма,
Что вечно в холоде,
Я в Муспелльхейм
Иду за теплом.

Кошки делают жест – входи.
Оттар подходит к трону и преклоняет колени:

Ванадис мудрая,
Диса лесная,
Песни хранящая,
Вёсны дарящая,
Вечно прекрасная,
Добрая к каждому,
К тебе пришел я
С вопросом одним:

Кто же я, светлая?
Кто же я, кто же я?
И отчего же
С кабаньей я кожею?
Странствую землями,
В долгом я поиске,
Но не нашел я
Того, за чем шел!

Фрейя из-за завесы:

Для всех других -
В виде кабаньем ты,
Я же увижу
Правду, что прячется.
Сердце твое
Холодом скованно.
Я же открою
Тайну сокрытую...

Только осмелься! -
Сорви покровы ты
Знанья, незнанья,
Силы и слабости,
Только коснись,
Только прорвись
В мои объятия
Страстные, страстные...

(Фрейя простирает руки вверх)

Оттар встает, делает шаг к Фрейе и раскрывает завесу, далее ее держат кошки по бокам.

Речь Оттара:

Шел из Нифльхейма я,
Шел в Муспелльхейм,
Путь изо льда
В чертоги огня,
Сердце растаяло,
Светлая диса,
Когда увидел я
Облик твой ясный!

Фрейя снимает с него «кабаний» лохматый плащ и он предстает человеком.

Ты, о прекрасный,
Зверь, и мужчина,
Все в тебе нынче -
Вепря стремление,
И человеческий
Разум дарован
К чувству в придачу,
К тому, что рождает.

Оттар делает второй шаг к Фрейе.

Фрейя:

Тот, кто себя
Осознал человеком,
Так преступает
Мира запреты.
Ну же, приблизься,
Воин суровый,
Чтобы смогла я
Слиться с тобою!

Оттар делает третий шаг.

Оттар:

Своего ярла
Я закалить
Хочу у тебя,
Диса прелестная,
И по тропе твоей
Так совершить
То путешествие,
Что всех желанней.

Фрейя:

Ты жеребца
Своего напои
В моем ручье,
Всегда изобильном,
Колодец заткни мой,
Так, чтобы сладко
Стало, как будто
Я выпила меда!

Далее она одевает на него золотой плащ и привлекает к себе, они берутся за руки.

Кошки встают, закрывают завесой Оттара и Фрейю, и выходят вперед, трон остается позади.
Далее кошки переговариваются:

-Кем был он?
-Зверем был.
-Кем стал он?
-Мужчиной стал.
Стал человеком он.
-Что там свершилось?
-Сейд на подмостках,
Песнь духа с телом.

-Но все же кем стал он
После того, как стал он,
Сбросив старую шкуру,
С ней тогда человеком?
-Дису познал и стал он
Не человеком – богом,  
Преобразившись в песне 
Страсти, что всех сильнее.

Зверь,  (стук)
Человек (стук)
И бог (стук)
Ныне едины. Слово 
В мире свершилось. Тайна
Ныне сокрыта. Каждый
Ее пронесет в себе.

Три стука.

Кошки уходят за завесу.

Конец.


Символика: поиск «наследства» Оттара в «Песни о Хюндле» из СЭ - метафора поиска истинной сути себя. Оттар находит себя, познав Фрейю, и становится человеком. Суть мистерии - преображение через любовь. Зверь становится человеком, а после - уже и богом.
В своем путешествии Оттар идет по мирам, от холодного Нифльхейма к Муспеллю, миру огня - огонь здесь символ страсти.
Зеленая завеса символизирует природу (т.к. ваны).
Золотой крест на платье Фрейи - Солнце.
Фрейя с кошками (трое), три шага Оттара, три стука путника-Оттара и они же («зверь, человек и бог») в конце, обозначающие приход к богине уже нового человека (зритель может подумать и о себе) =  символика 9 миров. Все построено на 9-ке как священном числе для СТ.
 
Использованная литература: Старшая Эдда, Песнь о Хюндле; Сага о Боси и Херрауде.

творчество

Читайте также

похожие материалы

  class="castalia castalia-beige"