Статья

Тень Аватары

Тень Аватары

Железным кулаком стучу в последние врата закона, за которыми тайна. Открывайте. Я войду все равно, живой или мертвый. Я презираю того труса, который прожил всю жизнь у врат, не смея войти. Я воин, а не шакал, открывайте и убейте, по крайней мере, я успею подсмотреть то, что находится в первом коридоре, пока буду умирать от ваших стрел и мечей.

Выходит карлик. Старый, дряхлый, похожий на опустившееся ничтожество. Карлик в странных регалиях, чем-то напоминающий шута.

Мне полагалось бы отшвырнуть его ногой, проявив свойственную воинам тупость, но я слишком хорошо знаю правила игры, чтобы разыгрывать стандартный сценарий демона. Слишком хорошо знаю я, что в самых ничтожных с виду карликах скрываются Аватары, которые любят лишать всего.

– Ну, здравствуй, Аватар. Против тебя я обречен, я даже не успею сделать и шага. Но ты же понимаешь, что я попытаюсь, даже зная, что все равно ничего не получится…

Аватар молча уступает мне дорогу.

– Иди, двери открыты.

– Двери открыты, но я не могу войти. Почем? Что за хитрость ты придумал, Аватар?

– Нет никаких хитростей, я здесь только для того, чтобы помочь тебе войти.

– Я и так войду, – говорю я.

– Оставь, пустое, – говорит Аватар.

– Ты ведь стучишься в дверь, потому что противен себе и хочешь умереть за правое дело, чтобы хоть как-то сохранить иллюзию своего бытия перед собой. Да, я мог бы убить тебя, но зачем мне исполнять твои желания, ты и так сделаешь все, что надо. Ты хочешь, чтобы я убил тебя, потому что в тебе живет паук, и все, на что может хватить такого труса, как ты, – это один раз восстать против него и заставить кого-нибудь, например, Аватара – стража святилища, тебя убить. Это было бы слишком легко. Иди, но знай – паук войдет вместе с тобой.

Кто я? Солнечный эйдос, восставший против мертвых декораций картонного мира, или паук, насилующий и пожирающий муху, оказавшуюся в сети?

Я и то, и другое, я ни то и ни другое. Будь я пауком, я имел бы свое паучье счастье, будь я солнцем, я был бы счастлив светить. Но кто знает, какая пытка быть солнечным пауком?

Ты не обманешь меня своими речами, Аватар, я все равно войду. Я делаю шаг и проваливаюсь в темноту.

Боль. Безотчетная боль, пришедшая из ниоткуда. Это не моя боль, мое тело в точности такое же, как было: Аватар не нанес удара в спину мечом и не выпустил вслед стрелу. Я пытаюсь найти то место, где болит, но не могу – сильное и здоровое тело не имеет пробоев и ран, но, тем не менее, боль сводит меня с ума.

Медленно, но верно я понимаю, что эта боль не во мне, а вокруг меня. Болит святыня. Кто ранил тебя? Я дойду до конца и спасу. О нет. Святыня болит потому, что в неё проник паук. И каждое движение причиняет ей боль.

Злость. Ненависть пьянит сильнее вина. Если так, то пусть я буду пауком. Мне надо дойти до центра, я желаю быть не как они, не как эти марионеточные картонные декорации, привязанные к ниточкам своих страстей и страхов. Если паук – то пауком я все равно дойду до конца. В конце этому уродливому карлику с доброй душой придется убить меня, и от этой мысли я чувствую злорадство, ибо карлику больно убивать тех, в ком еще осталось тепло. Мое сердце обволакивает липкая паутина, и она надежно защищает меня от боли, окружившей меня вокруг. Идти.

Они думают – что это легко. Картонные испытания сказочных героев вызывают нервный смех, подумаешь, прикончить дракона или посадить стареющую и потерявшую бдительность ведьму на вертел! Гораздо страшнее получить в качестве испытания приказ стать чумой и истребить город, в котором родился. Или оказаться распятым на северном ветре. О таком не рассказывают в сказках. Об этом вообще не говорят. Это знают.

Неважно. Еще несколько шагов по коридору. Неужели липкая паутина надежно спеленала меня в кокон, который позволяет не чувствовать боли? Только сдавленные крики стен приветствуют рождение паука.

Внизу огромная чаша. Нет ничего прекраснее на земле, под землей и на небе. Я буду первым, кто выпьет из неё изысканное вино, разбавленное кровью. Легионер дошел до конца, паук спас меня от боли за своих убитых. Осталось последнее.

Когда я взгляну в глубину чаши, я увижу свое отражение. Наверное, оно должно испугать меня. Вампир, оборотень или что-нибудь такое, что даже не способен представить ограниченный своими представлениями об уродливом человеческий мозг.

Я готовлюсь, ибо это последнее испытание. Кого же я увижу в чаше, когда загляну в её глубины?

Вспышка света. Чаша падает из рук, и дрожащая рука проливает вино. Архангел. Прекрасный архангел с глазами, полными боли и тоски, смотрел на меня из чаши. Наверное, он пришел меня убить. Нет, еще страшнее, еще, еще!!…

Я помню, зачем шел, но теперь я ничего не могу сделать. Меня больше нет, я только пролитое вино, испаряющееся под светом жаркого солнца. Я пролитый на камни архангел, отдавший долг великой любви.

творчество

Читайте также

похожие материалы

  class="castalia castalia-beige"