Иштар: Священная Блудница Месопотамии

А. Т. Манн иДжейн Лайл

Иштар:Священная Блудница Месопотамии

(Из книги «Священнаясексуальность)

Я НАПРАВЛЮМУЖЧИНУ К

ЖЕНЩИНЕ. Я ТА,КТО

УКРАСИТМУЖЧИНУ ДЛЯ

ЖЕНЩИНЫ; Я ТА,КТО

УКРАСИТЖЕНЩИНУ

ДЛЯ МУЖЧИНЫ

Слова богиниИштар.

Великая имогучая цивилизация некогда процветала в Месопотамии (с греческого«междуречье»). Эта область, находящаяся в современном Ираке, включала в себяШумерское, Аккадское, Ассирийское и Вавилонское царства, хотя ее влияниеохватывало много большую территорию Ближнего Востока.

Ранниеупоминания о Шумере раскрывают культуру, в которой женщина занимает равноеположение с мужчиной и в которой особенно почитается богиня Инанна/Иштар,лунная богиня жизни и любви, названная в библии «вавилонской блудницей». ЖителиМесопотамии проводили ежедневные религиозные обряды, возлагая еду и напиткисвоим божествам в храмах, которые также были центрами торговли и действовали,подобно банкам, выдавая займы. Ежемесячно проводились обряды, прославляющиефазы Луны: «в день исчезновения Луны, в день засыпания Луны». Точное соблюдениелунных фаз было очень важно для создания календаря, по которому онирассчитывали точную дату и время всех своих религиозных обрядов. Серединой исредоточием их года считалась священная сексуальная церемония, имевшая огромноезначение. Каждый новый год, посреди большого пира и празднеств, правящий царь«женился» на богине Инанне/Иштар. Этот обряд проходил ежегодно в течение тысячлет и глубоко повлиял на поздние цивилизации, как символически, так и через самритуал.

ВО СЛАВУ ИШТАР

Слава Иштар,самой

прекрасной избогинь,

почтеннойцарице женщин,

величайший избожеств.

Она облеченарадостью и любовью.

Она налитажизненной силой,

очарованием, исладострастием.

В губах онасладка;

жизнь в ее устах.

С еепоявлением переполняюсь

ликованием.

Роли и именаИштар - как всех древних богов - были многочисленны и разнообразны. В Вавилоне,ее имя означало «звезда», Свет Мира. Семитские народы, постепенно завоевавшиеземли Шумера, внесли изменения в ранние мифы и ввели новые имена богини. Еезнали, как Астарту, к которой царь Соломон возвращается в конце дней своих, еетакже называли Хар, или Хора – от этих имен происходят слова шлюха и блудница(англ. “harlot” и “whore” – прим. пер.) Инанне/Иштар служили могущественныежрицы-блудницы, которые были «движущим средством ее творчества путемсексуальных союзов с мужчинами, пришедшими совершить священный ритуал». Богиняолицетворяла широкое разнообразие стихий, также являя ужасы божества войны ибурь. Ее исконные корни угадываются по изображениям, представляющих богиню смагическим Древом Жизни, священным змеем, и многочисленными птицами - связываяее с старейшими богинями-змеями и птицами, встречающимися во многих культурах.

Инанна/Иштаримела многих любовников. Ее титул «дева» указывал на ее автономный, незамужнийстатус. Ее главным супругом был сын/брат/любовник Думузи или Таммуз, чтоозначает «верный сын». Эта, и соответствующие богине ролиматери/сестры/любовницы, отражали фазы Луны, подчеркивая важность ееежемесячного цикла для всех древних народов. Думузи/Таммуз упоминается в стихахи гимнах как «Повелитель Жизни», «Зеленый», и «Пастух Народа» - зачастуюприносимый в жертву в виде ягненка. Другими тотемными животными, связанными ссыном/любовником, были баран и великолепный «Небесный Бык».

Но, подобновсем ранним супругам, бог урожая Думузи/Таммуз была обречен на безвременнуюжертвенную кончину. Его ритуальная смерть, сопровождающаяся месяцем траура,проходила в разгар лета, после урожаев. Это совпадало с повторным появлениемзвезды Большого Пса, Сириуса, восходящим вместе с Солнцем в середине июля. Вэто время, любовник богини спускался в «Землю Невозвращения», в другой мир, ижизнь на земле очищалась, выжженная и пересохшая от неумолимых лучей высокоголетнего Солнца.

Ежегоднобогиня оплакивала потерю возлюбленного горестной песнью, которой вторилиприхожане храмов. Разумеется, в конечном итоге она его вернет, посемубесконечный круговорот можно воспроизвести так - жизнь сохранена, и жизньвозрождена. Некоторые ученые полагают, что в прошлом настоящие человеческиежертвоприношения происходили каждый Великий Год - то есть каждый восьмой год.Однако, письменные отчеты ведутся не с тех времен, а значительно позже, когдасмерть и возрождение возлюбленного воспроизводились символически. Бог всегдабыл цикличным, а богиня, как и сама земля, всевечна. Но в Третьем тысячелетиядо н.э., «Эпос о Гильгамеше» поставил под сомнение общепризнанную мудрость. Вэтой поэме Иштар обольщает героя: «На красоту Гильгамеша подняла очи государыняИштар: «Давай, Гильгамеш, будь мне супругом! Зрелость тела в дар подари мне!»

Гильгамеш,однако, отвечает, озвучивая длинный список предыдущих пассий Иштар и печальнуюучасть, которая их постигла. Он говорит: «Какого супруга ты любила вечно? Ктоиз пастухов твоих удовлетворил бы тебя навсегда?... Для Таммуза, любовникаюности твоей, ты уготовила оплакивание год за годом…» Наконец, герой отвергаетсоблазнения богини, забивает ее священного быка и празднует храбреца со своимдругом Энкиду, заклятым врагом в иной истории. Это эпическая поэма ясносвидетельствует о постепенных изменениях, которые появлялись в обществе тоговремени, о мужской фигуре не только отвергающей великую богиню, ноторжествующей над ее яростными попытками мести.

В другихпоэмах, однако, отношения между богиней и ее возлюбленным возвышенны, эротичны,и переполнены образами плодородия. Здесь шумерская Инанна, восхваляет своего«сладкого мужчину»:

Он взошел; онраспустился;

Он побег,взращенный при водах.

Он тот,желанный лону моему.

Мойсокровенный сад в полях,

Мой колосвысший в борозде,

Мой яблониствол, что весь плодоносит,

Он побег,взращенный при водах.

Мой сладкиймужчина, сладкий мужчина всегда услаждает меня.

Господин мой,сладкий мужчина богов,

Он тот,желанный лону моему.

Рука его –мед, ступня его – мед,

Всегдауслаждает меня.

Мой алчущийпылкий ласкатель телес,

Мой нежныйласкатель уступчивых бедер,

Он тот,желанный лону моему.

Он побег,взращенный при водах.

БЛУДНИЦЫВАВИЛОНА

Священныеблудницы Иштар состояли в организованной иерархии, тщательно прописаннойвавилонянами. Ее высшие жрицы назывались энту, и носили особые одеяния дляотличия от остальных. Головные уборы, украшения и церемониальные предметы былитакими же, как у правителя, а их статус приравнивался к подобным ужрецов-мужчин.

Вавилонскиенадиту, следующие по рангу важности после энту, забирались из самых знатныхсемей в стране. Посвящая свои жизни богине, они должны были оставатьсянезамужними и бездетными. Тем не менее, надиту с удовольствием игнорировали этоправило, и жили полной и активной жизнью. Они были яркими и хитрыми, с отличнойделовой хваткой: «Они покупали, продавали и сдавали; ссужали деньги и зерно;инвестировали, импортировали, экспортировали, торговали рабами, управлялиземлей и людьми, прикрываясь непреходящей ролью храмов в экономике страны».Ниже этих женщин стояли кадишту (священные женщины) и иштариту, многие изкоторых специализировались в искусстве танца, музыки и пения.

По отрывочнымупоминаниям в классической литературе, и определенным артефактам, можнопредположить, что эти женщины демонстрировали свою сексуальность, исполняяверсию чувственного, волнообразного танца живота, по-прежнему весьмапопулярного сегодня на всем Ближнем Востоке. Венди Бонавентура описывает танец:«...все указывает на связь между рождением пантомимы, ранней формой танцев итем, что было частью божественных обрядов в первобытном мире». Танецхарактеризуется «змеящимися и энергичными движениями бедер и таза, управлениемвуалью, опусканием на пол и ритуальным ношением набедренного ремня или ленты,которые можно соотнести с поясом, символической эмблемой Иштар». На БлижнемВостоке этот заманчивый танец по-прежнему выполняют женщины – на всех женскихвстречах, куда не допущены мужчины.

В дополнение кдеятельности священных блудниц храма, существовали сакраментальные сексуальныеинициации несколько иного характера. Греческий историк Геродот (3 до н.э.)рассказывал: "вавилонской обычай... заставляет каждую женщину страны одинраз в жизни сидеть в храме любви и иметь сношение с каким-нибудь незнакомцем…мужчина подходит и делает свой выбор. Не важно, какой будет сумма денег;женщина никогда не откажется, что было бы грехом, но сами деньги через этот актстановятся священны. После сношения, она становится святой в глазах богини иуходит к себе домой, и после этого ни одна взятка не окажется для неедостаточной. Поэтому высокие духом и честные женщины не могут исполнить закон;некоторые из них остаются на три или четыре года. Похожий обычай существует внекоторых частях Кипра. Многие из них возвращались домой, женились и родилидетей. Позже в шумерских тексты, однако, встречались высказывания против бракас полноценной блудницей храма, поскольку она была бы слишком независимой, «помимотого, что она привыкла к другим мужчинам, она может стать сварливой инепокорной женой».

В целом,священным блудницам, были приписаны преобразующие возможности, подобно мифу отом, как дикий, волосатый Энкиду стал вполне обыкновенным. Эпос о Гильгамешеповествует, как полубожественный герой стал настолько высокомерен, что другиебоги создали Энкиду забрать часть его силы. Один охотник обнаружил примитивноесущество возле родника, пьющим с животными, и сообщил Гильгамешу о ловушке.Услышав новость, Гильгамеш отправил «жрицу удовольствия» из храма любви,отманить Энкиду прочь. Женщина разделась «обнажая свою спелость». Это даложелаемого результата, и зверочеловек попал в западню:

. . . и[Энкиду] овладел ее спелостью.

Она не былазастенчивой, ибо приветствовала его пыл.

Она отложилаодежду, и он возлег на нее.

Она обратила кнему, дикарю, женские чары,

И его любовьпроникла в нее.

После шестидней и семи ночей обучения близости, Энкиду стал посвященным – овладел и«мудростью», и «широтой познаний». Затем блудница отвела его к воротам города,где он начал новое, более цивилизованное существование - его животная сущность,преобразовались крайне страстной встречей и вновь обретенным знанием искусствалюбви.

Полубожественныйгерой Гильгамеш со львом на ассирийском барельефе (8 век до н.э.)

СВЯЩЕННЫЙ СОЮЗ

Богиня Инаннаговорила с любимым:

Жених, милыйсердцу моему,

В красе твояпрелесть, дорогой.

Лев, милыйсердцу моему,

В красе твояпрелесть, дорогой.

Пленил тыменя, позволь трепетать пред тобой,

Жених, яхотела бы быть с тобой в спальне.

Пленил тыменя, позволь трепетать пред тобой,

Лев, я хотелабы быть с тобой в спальне.

Бесценныеласки мои лучше меда,

В спальныхпокоях, заполненных медом,

Дай насладитьсятвоей красотою,

Лев, позвольмне тебя обласкать.

Бесценныеласки мои лучше меда,

Священный союзмежду жрицей и царем был самым торжественным и таинственным из всех религиозныхритуалов Месопотамии. Вследствие этого акта, плодородность и просто жизненнаясила богини почитались, освобождались, и обращались вниз, оживляя землю и еенарод. Ее благословение даровалась как самой земле, так и положению правящегоцаря. Без свадьбы с богиней, в виде ее жрицы, царь не считаются способным илидостойным управлять народом. Его временное право неразрывно связывалась с егофизической мощью и приравнивалась к инстинктивной сексуальной энергии.

Новый год,«день обрядов», был временем, отведенным для таких экстатических,гедонистических торжеств. В Месопотамии, новый год приходился на времявесеннего равноденствия, когда земля пульсировала свежей, новой жизнью. Впраздник всеобщего удовольствия, длившийся многие дни, люди восхвалялибожественную природу сексуального наслаждения. Все было устроено, чтобы разбудитьчувства, и мужчины с женщинами купались, намазав кожу маслом с травами идухами. Они подводили веки, расписывали лица и надевали ювелирные украшения.Ароматические лосьоны использовались для завивки их темных волос. Одетые влучшие наряды, люди поднимали тосты за богиню со своим женихом, исполняязмеящиеся, кружащиеся танцы под захватывающую музыку лиры, флейты и барабанов.Были принесены жертвы и совершены возлияния, и душистый воздух заполнилсяпьянящими ароматами корицы, алоэ и мирры. В самом Вавилоне, огромный костерблаговоний возвышался на вершине легендарной пирамидообразной Вавилонскойбашни. На пике красочного карнавала, царь приближался к храму, принимаяподношения в числе масла, ценных пряностей и изысканных яств, чтобы возложитьперед Инанной/Иштар. Толпы, теснившиеся окрест храма пели священные эротическиегимны, что создавало высокозаряженную атмосферу чувственного ожидания имистического причастия. В этих гимнах богиня, дополненная жрицей, которая ееолицетворяла, внимательно готовилась к венчанию: С диким быком, с господином,буду я купаться, с пастухом Думузи, буду я купаться, . . . Янтарем на губах,буду я покрываться, Краской на глазах, буду я рисоваться..

Священный союзпроисходит в центре храма, где царь дожидается, пока богиня/жрица подойдет ипризнает его. Одна поэма описывает, как глубокое религиозное значение их союзапревращало «престол в Великое Святилище», блистающий подобно свету дня, ипреобразовывало царя, который становился «подобен богу Солнца», в прямом исимволическом смысле. Страсть Инанны описывалась в восторженных стихах.Священные гимны и эротические поэмы Месопотамии прославляли сексуальность,чтящую свою власть, вдохновляющую силы и преобразующую характер. Именно такоенеделимое слияние сексуального и духовного легло в основу их религии.

Следующийчувственный текст описывает божественную плотскую любовь Инанны и Думузи - итогсвященного союза. Это продолжение строк, приведенных выше, и переведенных сдревнешумерских Свитков Гудеа (3000г. до н.э.):

Когдагосподин, возлегал у святой Инанны,

пастух Думузи,

С молоком исливками круг изгладился...

Когда положилон мне руки в промежность,

Когда, чернойлодкой, он вынул... это,

Когда, узкойлодкой, принес его к жизни,

Когда напостели, меня ублажал он,

Тогда яласкала, его, господина, прекрасной судьбы я ему предрекаю,

Ласкать будуШульги, пастух он мой верный,

Прекраснойсудьбы я ему предрекаю,

Я буду теперьублажать его чресла,

И пастбищеммир, я ему предрекаю.

(Перевод Каин)

Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину