Абраксас как тайный бог Телемы

Течение Абраксас

Говоря о пантеонеТелемы, нельзя не отметить еще одно божество, которое хотя напрямую неприсутствует в пантеоне оказывает существенное влияние на символизм, ключевуюформулу и общий вектор. Абраксас! Имя доселе волнующее воображение поэтов имистиков, представляющее собой великую тайну гностических учений. Имя с которымсвязывается тайна открытия врат познания. Имя которое является одним изважнейших тайн оккультизма вообще, и оккультизма Телемы в частности.

Многие из нас читали потрясающийвоображение Роман-Исповедь Германа Гессе «Дамиан». Роман в котором главныйгерой ищет своего Бога, поту сторону мировых противоречий и в конце концовнаходит его в таинственном обществе посвященных, отмеченных особой печатьюАбракса. «Птица выбирается из гнезда.Яйцо — это мир. Кто хочет родиться, должен разрушить мир. Птица летит к богу.Бога зовут Абраксас». Бог который соединяет землю и небо, бог стоящий по тусторону добра и зла, Бог-ключ и Бог-дверь, Бог-слово и Бог-молчание.

Как же было велико было мое изумлениекогда я увидел изображение этого Бога. Символ Абракса – фигура с теломчеловека, ногами змеи и головой петуха. Голова птицы – начало неба, ноги змеиначало земли, тело человека – суть их соединения, встреча двух бездн в точкетворения. Я был изумлен глядя на этот образ, потому что задолго до этого, когдая проходил сеансы активного воображения по Юнгу в центре моих фантазий было двефигуры – Змея и Цыпленок. И эти фигуры, после долгой работы соединились вединого пернатого змея. Это и был мой личный Абракс. И теперь я знал точно этомой Бог. Бог которого гораздо позже я обнаружил в Телеме.

Чтобы говорить о Абраксасе следуетпроследить его историю с самого начала. Впервые Абраксас появился на зарехристианской эры в сочинениях Василида. Гностицизм считался ортодоксами самойопасной ересью, и все труды Василида старательно уничтожались – все чтосохранилось это несколько абзацев в трудах ересиологов. Мы можем толькопредполагать и пытаться заполнить белые пятна с помощью интеллектуальной интуиции.Поскольку для гностиков существовало три уровня бытия – Тело, Душа и Дух, япредполагаю что Абраксас интерпретировался на всех трех уровнях. Уровеньинтерпретации определяется способностью конкретного адепта.

На физическом плане Абраксас – сутьСолнце, и год как период полного солнечного цикла. Число Абракса – 365, и наэтом уровне это указывает на число дней в году. На психическом уроне Абраксас –это принцип сознания, а точнее особая способность избранных, Людей ОсобогоТипа, к гностическому постижению реальности или интеллектуальной интуиции.Абракс души – это космический Эрос связывающий индивидуальную душу с еёбожественным источником. Так же Абраксас соответствует Меркурию и самомупринципу порождающему, физической аналогией коего является семя.

Наконец на самом высшем уровнепостижения, Абраксас есть Черное солнце, или Гностическая плерома (полнота), точкавсебытия, содержащая в себе все противоположности в неразрывном единстве.

Как уже было сказано, к сожалению,рукописи не сохранились, и мы можем только догадываться о масштабах прозренияВасилида. Гностицизм был подавлен ортодоксией, а Абрасакс оклеветан. Так всредневековье говорили о «демоне Абраксасе, который придумал абракадабру, чтобысмущать умы ложным знанием». Следует отметить, что даже в этом варианте,просматривается изначальный посыл – плюс заменен на минус, но Абракс все так жесвязывается с знанием недоступным профанам (и поэтому поспешно объявленнымложным). Это так же указывает на то, что формула Абракса, достигшая пика своейсилы в третьей главе Книги Закона – Абрахадабра, всегда связывалась сальтернативной оккультной традицией чуждой официальной догматике. В современнойсемантике «абрахадабра» связывается с чем то абсурдным и несвязным, но эторезультат многовековой пропаганды официального религиозного дискурсастремящиеся обесценить все что как либо реально связано с тайнами оккультизма.

Уже в позднем ренессансе, появилисьсторонники Абраксаса. Так в «Городе солнца» Томазо Кампанела, вторым названиемУтопии является Абраксас! Хотя это малоизвестно, Томазо Кампанелла – один изпоследних ренессансных герметиков, и последователь Джордано Бруно. Ипервоначальный смысл утопии был вовсе не политический а гностико-герметический,и только с воцарением обезумевшего просвещения, контекст был полностью потерян.

Но настоящее возрождение Абраксаначалось в двадцатом веке, с начала нового Эона. В 1916 году, при необычныхобстоятельствах, Карл Густав Юнг – известный во всем мире психолог, получаетоткровение которое называется «Семь наставлений мертвым». Необычныеобстоятельства о которых идет речь следующие:

Все началось с непонятной мне самому неразберихи: я неимел представления, что все это значит и что я должен делать. Возниклоощущение, что атмосфера вокруг меня сгущается, ее заполняли какие-то диковинныепризрачные существа. Так оно и было: в моем доме стали появляться привидения. Водну из ночей моя старшая дочь увидела пересекавшую комнату бледную фигуру,вторая дочь пожаловалась, что дважды за ночь у нее пропадало одеяло, а моему девятилетнемусыну приснился страшный сон. Утром он взял у матери карандаш и, несмотря на точто прежде никогда не рисовал, на сей раз захотел изобразить увиденное. Такпоявился рисунок под названием "Портрет рыбака". В центре листа былиизображены река и рыбак с удочкой на берегу. Он ловит рыбу. На голове егопочему-то возвышается труба, из которой вырываются языки пламени и дым. Спротивоположного берега к нему летит дьявол, проклиная рыбака за то, что тотукрал его рыбу. Но над рыбаком парит ангел со словами: "Ты не повредишьему, он ловит только плохую рыбу!" Все это мой сын нарисовал в субботуутром.

В воскресенье, приблизительно в 5 часов пополудни,неистовой трелью залился дверной колокольчик. Стоял солнечный летний день, обеслужанки были на кухне, откуда хорошо просматривалась открытая площадка передвходом. Услышав звонок, все сразу бросились к двери, но за ней никого неоказалось. Я видел даже, как колокольчик покачивался! Мы молча смотрели друг надруга. Поверьте, все это выглядело тогда очень странным и пугающим! Я знал:что-то должно случиться. Дом наводнили призраки, они бродили толпами. Их былотак много, что я едва мог дышать и без конца спрашивал себя: "Бог мой, чтоже это такое?" Призраки отвечали мне: "Мы вернулись из Иерусалима,там мы не нашли того, что искали".

Эти слова я сделал началом "Septem Sermones...".

Затем слова хлынули непрерывным потоком, и за три вечеравещь была написана. И едва я взялся за перо, как весь сонм призраков мгновенноисчез. Наваждение рассеялось, в комнате стало тихо, и воздух очистился.

Боясь за свою репутацию, Юнгпрактически до конца жизни отказывается обнародовать этот текст, показывая еготолько ближайшему кругу. Только в последние годы, он решается опубликовать его,в приложении к своей автобиографии. Дело в том, что текст о котором идет речьэто не просто произведение искусство, а фактически готовое гностическоеевангелие. Более того – достаточно внимательно проанализировать идеи которыевысказываются в "Septem Sermones..." и затемознакомится с основными научными идеями Юнга, чтобы понять – приняв этооткровение Юнг остается до конца жизни переводчиком гностических идей насовременный и единственный понятный людям язык научного дискурса. Со своеймиссией Юнг справляется блистательно!

Абраксасу посвященацелая глава, большую часть которой мы приводим. Здесь Абракс предстает преждевсего как божество стоящее над всеми антиномиями, источник чистого бытия:

Абраксас есть Бог, коего мудрено распознать.Он имеет наибольшую часть, ибо она незрима для человека. От Солнца зрит человекsummum bопит, то есть высшее благо,

от Дьявола infinum malum, то естьбеспредельное зло, от Абраксаса же непреодолимую ни в коей мере жизнь, каковаяесть мать доброго и дурного.

Жизнь кажется слабосильнее и меньше, чемsummum bonum, посему даже в мыслях трудно представить, что Абраксас во властипревосходит Солнце, кое само есть сиятельный источник всякой жизненной силы.

Абраксас есть Солнце и наравнезаглатывающее вековечное жерло Пустоты, все умаляющей и расчленяющей, жерлоДьявола.

Власть Абраксаса двукратна. Но вы не зритеее, ибо в ваших глазах уравнивается противуположная направленность той власти.

Что говорит Бог-Солнце, есть жизнь,

что говорит Дьявол, есть Смерть.

Абраксас же говорит слово досточтенное ипроклятое, что есть равно жизнь и смерть.

Абраксас творит истину и ложь, добро изло, свет и тьму в том же слове и в том же деянии. Оттого Абраксас грозен.

Он великолепен подобно льву во мгновение,когда тот повергает ниц свою жертву. Он прекрасен, как день весны.

Да он сам великий Пан, что значит Все, ион же малость. Он и Приап.

Он есть монстр преисподней, полип (Polypus(греч.) – многоногий. – Прим. пер.) тысячерукий, воскрыленный, змий извивистый,неистовство само.

Он же Гермафродит низшего начала.

Он господин жаб и лягушек, в водеобитающих и на сушу выходящих, ополудни и ополуночи поющих хором.

Он есть Наполненное, что воссоединяется сПустым.

Он есть святое совокупление.

Он есть любовь и ее умерщвление.

Он есть святой и предающий святого.

Он есть светлейший свет дня и глубочайшаяночь безумства.

Его зреть – слепота.

Его познать – недуг.

Ему молиться – смерть.

Его страшиться – мудрость.

Ему не противиться – спасение.

Бог пребывает при солнце. Дьявол пребываетпри ночи. Что Бог рождает из света. Дьявол утаскивает в ночь. Абраксас же мир,становление и преходящесть мира. На всякое даяние Бога-Солнце Дьявол налагаетсвое проклятие.

Все, что вы ни просите у Бога-Солнце,порождает и деяние Дьявола.

Все, что вы ни сотворите совместно сБогом-Солнце, дает Дьяволу сущую силу.

Таков он, грозный Абраксас.

В тексте даны оченьважные ключи к пониманию Абракса, которые мы будем рассматривать более внимательно ближе к концу работы. Пока жеобратим внимание, что Юнг отождествляет его с Паном и Приапом, а так же ссоединением всех мыслимых противоположностей.

В начале этой главы,мы говорили о романе Германа Гессе. Сейчас пришло время рассмотреть эту темуболее подробно. Появление Абракса в творчестве Гессе не случайно и идет отЮнга. Дело в том, что у Юнга был ученик Лэнг который сыграл огромную роль вжизни Германа Гессе будучи его учителем и аналитиком. Именно встреча с Ленгомпомогла Гессе в полной мере войти в полную силу своего гения. И именно из этойвстречи родилась повесть «Дамиан», уже упомянутая вскользь вначале статьи.

В центреповествования находится герой, Синклер, который с самого детства чувствуетмучительную разорванность между двумя мирами. Он мечется между злом и добром,хаосом и логосом, плотью и духом. Наверно он так и остался бы в замкнутом кругеложного дуализма, если бы не таинственная фигура Дамиана, который помогает емус самого детства. Дамиан, по сути этоСамость или САХ, самого героя, его зримая персонификация. И именно еговмешательство помогает герою вырваться из клубка ложных противоречий. Иосознать. И принять парадоксальную целостность бытия. Бытия высшейперсонификацией которого является Абраксас – бог по ту сторону противоположностей,служением которому в равной степени является и святость и порок.

Очень важен финал«Дамиана», в котором герой проходит посвящениев особом тайном обществе, а по сути союзом Людей Особого Типа,объединенных религией Абракса. Религией свободы и познания. В доме Госпожи Евы,бывают люди самых разных учений, символом самого Синклера оказывается Ястреб,(птица во многом родственная соколу), а в свновидениях она являлась «морем, вкоторое я втекал. Она была звездой, и я сам, в виде звезды, двигался к ней, имы чувствовали, как нас тянет друг к другу, встречались, оставались вместе и ввечном блаженстве кружили друг возле друга близкими, звонкими кругами».

Все эти образы,связаны с высшим оккультизмом Телемы, о чем мы более подробно поговоримнесколько ниже. А пока поговорим о русском провозвестнике Абраксаса – поэтесеребряного века Михаиле Кузмине. Михаил Кузмин издавал свой поэтическийальманах, который так и назывался – Абраксас, а одно из ключевых стихотворенийКузмина по сути является гностическим исповеданием, и называется Базилид,отрывок из которого мы приводим:

Я не боролся,

Был слаб,

Мои руки -плети,

Как неграмотный раб

Слушал наборнапыщенных междометий.

И вдруг

Мимо воли,мимо желаний,

Разверзсяневиданных зданий

Светозарныйряд,

Из бледностипламя исторг.

Глашатаемстал бородатый бродяга,

И знаниевыше знаний,

Чище любвилюбовь,

Сила силысильнейшая,

Восторг, -

Как шар,

Кругло,круто.

Кричаще,кипяще,

Чудесно менянаполнили.

Эон, Эон,Плэрома,

Плэрома -Полнота,

До домного додома,

До тронногодо трона,

До звона,громозвона

Ширяй, душидуша!

Сила! Сила!Сила!

Напряженныемышцы плети!

Громчекричите, дети,

Красный бросая мяч!

Узнал я исмех и плач!

Что Гомер?

Сильнейлошадей, солдат, солнца, смерти и Нила, -

Семинебесныхсфер

Кристальнаягармония меня оглушила.

Тимпан,воркуй!

Труба,играй!

Вой, бей!

Вихрьголубей!

Орловклекот!

Стонлебедей!

Дух, рей,

вей, вей,

Дверей

Райских рай!

Рай, рай!

В руке уменя был полированный камень,

Из негоструился кровавый пламень,

И грубо былонацарапано слово: abracsas.

Герой стихотворенияпоэтапно проходит в своей души различные исторические циклы – от мира Ассирии,через Элладу к Египту и мистическую смерть с последующим возрождением с опытомвсеединства. Абракс здесь одновременно – конкретный символ, связанный с «камнемиз которого струится кровавый пламень», и в то же время, глобальный опытвсеединства, «хрустальная гармония», опыт унус мундус, единый мир единый ум,постигаемый во славу Абраксаса. Рубин – камень особый, часто связывается сЛюцифером, как носителем Света Гнозиса. В главе о символе веры, мы подробнорассмотрели символизм Люцифера, здесь же достаточно того чтобы упомянуть, чтоКровавый камень это рубин связываемый с Люцифером как носителем гнозиса, чтоотражается в поэзии Николая Гумилева – «семь коней подарил мне мой другЛюцифер, и одно золотое с рубином кольцо». Интуиция подсказывает мне, что мыимеем дело с родственным символизмом тем более что как говорит Meister Schwarzsichtig в своейстатье с сайта «www.nork.ru «Люцифер- это Ангел, Несущий Свет, или Гнозис». Что опять же роднит символизм с Абраксом.

Теперь обратимся кключевой фигуре оккультизма двадцатого века – Алистеру Кроули. Вначале статьимы сказали, что Абраксас имеет огромное значение в Телеме хотя напрямую непредставлена.

Прежде всего следуетсказать относительно формулы «абрахадабра», которая как известно произошла отимени Абраксас. Кроули предавал огромное значение этой формуле, а анализ её смысла одно из излюбленнейших темсовременных оккультистов.

Огромное значениеэтой формулы неудивительно – ведь Третья Глава Святой Книги Закона начинаетсясо слов «Абрахадабра – Награда Ра Гор Кхуита». Формула Абрахадабра, состоит из11 букв, а в первой главе Книги Закона сказано, что «число наше 11».

Самаяраспространенная интерпретация этой формулы, гласит, что в ней речь идет о соединениипяти и шести, то есть микрокосма, как отдельно взятой индивидуальности, чьимсимволом является пентаграмма, и Макрокосма, как универсального космическогоединства, чьим символом является гексограмма. Таким образом, формулапроизошедшая от имени Абраксас является универсальной формой великого делания,фактически центральной формулой Телемы, используемой в большинстве ритуалов! ПроизносяАбрахадабра, мы призываем этого бога, и это стоит учитывать в духовнойпрактике, которой посвящена вторая глава этой книги. Так например, «Абрахадабра»используется в ритуале Регуле.

Еще однаинтерпретация этой формулы звучит следующим образом Абра – это солнечный эйдос,символизирующий индивидуальное сознание, сжимается в точку Хад, то есть устремляетсяк своему источнику, Самости или Богу, и заглянув в глубины, как в зеркалеузнает свой собственный лик – поэтому Абра повторяется второй раз, какузнавание себя в Боге.

Есть еще рядинтересных, хотя и более отдаленных и не столь очевидных параллелей. ПосколькуТретья Глава начинается с Формулы Абрахадабра, можно предположить, что Ра ГорКхуит, коему посвящена третья глава, под возглас «Абрахадабра», каким тообразом, связан с Абраксасом. До недавнего времени я не мог думать об этом,поскольку связывал Гора прежде всего с марсианскими силами, из за воинственноготона третьей главы. Однако как оказывается Сам Кроули связывал его прежде всегос Гермесом, о чем конкретно сказано в «Книге Лжей» Кефлан 2. А именно Гермес, дляЮнга Гермес это главная фигура алхимии соединяющая в себе Свет и Тьму, добро изло, которая до некоторой степени тождественен Абраксас.

Но если есть формулаАбракса, значит где то должен быть и он сам. Одним из самых больших сюрпризовдля меня, после нескольких лет осознанного вступления в ОТО, было узнать, чтоличной печатью Кроули является гностическая гемма Абракс. Именно эта печатьявляется символом верховной власти в ОТО и передается как символ верховнойвласти в Ордене.

Таким образом, два оккультных потока,телемитский Египетский вектор и гностический вектор Абраксаса соединились вОдно. Уже из одного факта печати Абракса ясно, что хотя Абракс официально не включен в пантеонТелемы, его символика и функции напрямую связана с Телемитским пантеоном.

Если печать Абраксасесть гемма ОТО не значит ли это то, что идеальное сообщество Людей ОсобогоТипа, носителей инициатической печати, о котором писал Гессе и есть ОТО, внезависимости от того знал это Гессе или нет.

Это подтверждаетсяеще одним интересным фактом. В главном ритуале Телемы, Гностической мессе водин из самых пиковых моментов жрец читает воззвание к Абраксасу, который, вточности в соответствии с процитированном текстом Юнга соотносится с Паном:

IO IO IO IAO SABAO
KIRIE ABRASAX KIRIE MEITHRAS KIRIE PHALLE.
IO PAN, IO PAN, PAN

IO ISXUROS, IO ATHANATOS IO ABROTOS

IO IAO

XAIRE PHALLE XAIRE PAMPHAGE XAIREPANGENETOR.
HAGIOS,HAGIOS, HAGIOS IAO.

Интересно, что в«Дамиане», Гессе сам того не подозревая дает множество аллюзий на Телему.Уподобление человека Звезде, это проявление третьей формулы Закона – «каждыймужчина и каждая женщина – Звезда», а врассуждениях Госпожи Евы, о любви можно увидеть намек на второй закон – «Любовьесть закон – любовь в соответствии с Волей». Наконец ключевой образ птицысамого героя, которая появляется перед ним как знамение это Ястреб. Не являетсяли это неосознанным намеком насокологолового повелителя нового эона.

Итак, исследовавпроявления Абракса в двадцатом веке, нам следует четко определить основнойвектор оккультизма, и оккультного мировоззрения в самом широком смысле, центральнымсимволом коего является Абракс.

Во-первых, Абракс –это стремление к сверхчеловеческому. Поэтому искусство течения Абракс этоискусства трансформации. Это может быть описание процесса духовногостановления, соединение противоположностей, это может быть определеннаяпоследовательность символов, прикосновение к которым, есть опытпресуществления.

Во-вторых – течениеАбракс связано с особого рода «метафизическим нонконформизмом». Речь идет опринципиальном переносе знаков плюс и минус, радикальное переосмыслениесимволов. Изначально, в гностицизме, почитаемый всеми Бог Ветхого Заветапревратился в демона Иалдабаофа, а негативные персонажи в фигуры спасителей.Так эдемский змей искуситель, оказывается Искупителем, передающим пребывающимив рабстве протолюдям тайну освобождения, Каин оказывается тем, кто первымполучает печать инициации, а Иуда, посвященным высшего гнозиса помогающийИисусу осуществить его миссию. Эти идеи, мы видим у Гессе в «Дамиане», гдеЧеловек особого Типа определяется как носитель «печати Каина». Алистер Кроулипринимая имя Великого Зверя и переосмысляя сюжет апокалипсиса думаюруководствовался теми же соображениями.

Метафизическийнонконформизм гностицизма, имеет множество аспектов и граней. Это и средство самообороны против системынавязываемых стереотипов, освобождение посвященного от обусловливающей матрицы.Это и выражение принципиального несогласия с «миром Иалдабаофа», средствовыхода за грань, матриэгрегора. Наконец это перевод сознания из «режима земли»,то есть жестко кристаллизированого на бинарных оппозиций зла и добра, в «режимводы», где все противоположности переплетаются друг с другом, плавно перетекаяиз одного состояния в другое. Этот переход – важнейшая инициация, происходящаяс посвященным на грани безумия и гениальности, поскольку в «режиме воды»,доступно то что недоступно в «режиме земли».

Наконец в третьих,«течение Абракс», утверждает изначальную недвойственность бытия. Так дажесимволы связываемые с препятствием и искажением, являются не персонификацией«абсолютного зла», но необходимыми условиями становления адепта. ТакТелемитский Хоронзон или Гностический Иалдабаоф, это не «абсолютное зло», какхристианский Дьявол, но главный страж Иллюзии, без которого мистерияпреодоления была бы невозможна.Противостоящие адепту фигуры – как символические, так и вполне материальные,это скорей искусственно созданные высшим духовным принципом тренера,противостояние которым является необходимым условием становление адепта. Вотличии от большинства восточных тайных учений, в западном оккультизме, неогностицизм, ставит не на пассивноерастворение противоположностей, но страстное их соединение в яростном взрывеидущем из глубин бытия. «Плюс на минус дает освобождение – домой», вот такпредельно точно сформулировала это Рок-Поэт Янка Дягилева.

В четвертых, ТечениеАбракс, считают сексуальность Сакральной. Высшими ритуалами, Телемы являютсяритуалы сексуальной магии, Гессе особенно подчеркивал эту роль Госпожи Евы, аближайшие ученики Юнга, по утверждению Ричарда Нолта тоже практиковалисексуальную магию. Это особенно важно, поскольку здесь напряжениеметафизического нонконформизма достигает предела, поскольку для профанасексуальная магия есть предмет самого большого возмущения и страха. Отдельно следуетсказать, относительно андрогинности. Абракс как соединение всехпротивоположностей является соединением женского и мужского в едином бытии. Юнгговорил о достижении андрогинности как о «интеграции анимы», когда мужскаяфункция Интелекта и женская функция Интуиции соединяются в высшую функциювосприятия называемую посвященными «интеллектуальная интуиция». Посвященныйспособен чувствовать мозгом и думать сердцем. Мужчина не теряя своей функцииприобретает женские черты, а женщина мужские.

Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину