25. ПРЫЖОК В БЕЗДНУ ВЕРШИН

 

 

Я — Парацельс, я — Кант, я — Гете,
Я тот, кто Правду отыскал,
Я — Америго, путник к Звёздам,
Что ведьмам чары показал.
В пути из Храма Души Птаха
Служил у Якова, в Парса,
Носил габоа Пастернака
В Либерии у пост-раба.
Мне человечество не чуждо
И Небеса со мной навек.
Я тот, кто жадно верит в Чудо,
Я — Дух.
Я — Бог. Я — Человек.
— Ирина Нестерова


Вольнодумец

Дождь омывал раны. Ганс двигался в сторону Парк-авеню, чтобы снова заглянуть в ее зеленые глаза.
Лилит была прекрасной женщиной, не побоюсь этого слова — Богиней, ведь божественное в ней билось ключом. В ее глазах не было черствого нрава, как подобает многим мифологическим божествам. За изумрудными угольками кипела сама Жизнь — от корней ее существования. Лилит была единственной, кого полюбил Ганс. Да что уж там говорить, она была первой и единственной за все его жизни, кто был избран им в жены.


А у людей, однако, все иначе:
«Зачем брать в жены тех, кого не приручить?»
Зачем этим невеждам ручной кролик?
Но нам уж этого не обличить.

Природа Ангела легка как ветер — За хвост его не ухватить.
А коль попробуешь немного — Назад уже не возвратить.
Наверное, потому что люди трусы? Или трусы — надел и снял.
Но Ангел гол, и только его крылья Прикроют гордый пьедестал.
Он видит Лилу сквозь витрины — Она не любит зеркала.
В них заглянуть не хватит силы — Она по-прежнему слаба.

«Как возвратить тебя мне, Лила?» — Прошепчет он и вновь уйдет.
Все потому, что ее сердце По-прежнему в его живет.


Т. К.

Перемещение в Сосуд
согласованное путешествие души пилигрима в Храм Души ее господина, где первая соседствует с оной.

44
число Феникса.

Аркан Искусство
Таинство Воссоединения.

Когда-то я был человеком, познающим мир, пока не осознал, что я — это мир, познающий человека.
Каждое воплощение стирает часть воспоминаний. Разумеется, не так сильно, как у человеческих сыновей, но требуется время и силы, чтобы вернуть их обратно.
В этом мне помогают дневники.
Забавно, правда? Черноглазый, ведущий дневники… Но как еще я выложу путь к себе?
В моем нынешнем воплощении я — Художник. Но воплощения — это не мы, это проявление нас. Как и искусство.
«Искусство быть собой», — так мне нравится больше… 

Корниэль

В конце туннеля я уткнулся в старинный гобелен. Ростом с меня, он закрывал собою дверь, ведущую в следующее пространство. На меня смотрели четыре глаза, попарно принадлежавшие мужчине и женщине, а точнее им обоим в общем теле.



Еще несколько часов назад эти лики наполнили бы меня тревогой и страхом. Но теперь я уверенно распахнул дверь. В конце концов, это была та самая Дверь, за которой скрывалась Истина.

Меня встретила залитая желтым светом старая лаборатория. Среди грубо сколоченных столов и табуретов, стеклянных колб, сосудов и приспособлений, пыли и неотесанных камней, я увидел знакомую мужскую фигуру.
Сердце колотилось в груди. Я чувствовал, что то, чего я так долго ждал, вот-вот свершится. Будто я вспомню то, что так неумолимо вертелось на языке.
— Ты говоришь словами моих друзей, — смело начал я, — появляешься тогда, когда я в этом нуждаюсь, знаешь членов Ордена, которые, по всей видимости, тебя уважают. Ты — единственный, кто открывает мне Знание. Кто ты и чего ты хочешь от меня?
Обернувшись, мужчина улыбнулся, черты его лица стали преображаться. В разрезе «марвеловских» глаз, ошарашенный, я узнал незнакомца.
— Ганс?
— Каин, — произнес тот до боли родным голосом.
— Не может быть… Но как?

— Убить Неффалим может лишь Молот Творца — артефакт, потерянный ангелами во время Ледникового периода. Мое имя в этом мире — Камаэль.
Незнакомец прищурился и улыбнулся краешком рта. Его облик стал прежним.
Я не мог сдвинуться с места. К обезумевшему лицу подступила кровь.

— И Блейк знал об этом все это время?!

— Нет. Он не знал. Никто из тех, о ком ты думаешь.

Каин сделал шаг.. В разбитом зеркале отразился яркий свет. Затем он подошел так близко, что я разглядел собственное отражение в его черных глазах.

— Задай свой главный вопрос, — твердо ответил он.

Вибрация задела осколки стекла, и те разлетелись по комнате. Но я не шелохнулся.

Ты мой Ангел-Хранитель?

Я не дрогнул, не завопил и даже не отвел глаз, когда до моих ушей донеслось долгожданное: 

— Да.

Но услышанное произвело на меня неожиданный эффект.

— Первый убийца на земле? — снизив громкость, прошипел я. От изумления мой голос стал режуще тонким.
— Вот поэтому я не стал говорить тебе. Я не хотел, чтобы ты смотрел на меня так, как смотришь сейчас.

Каин развернулся к столу, и мне стало не по себе.

— Ну прости, если я считаю убийство брата чем-то из ряда вон выходящим.

— Без сарказма ты — не ты.

— Тебе-то не знать, — буркнул я и присел на табурет. Тот качнулся и я чуть не угодил прямиком на колбы с жидкостью.

Каин улыбнулся.

— Сад, в который мы с тобой переместились из Англси, никогда не был «Эдемом».

Каин присел рядом. Теперь мы оба смотрели на гобелен двери, ведущей дальше.

— Но чем же тогда?

— Одним из «Вавилонских Садов».

— Не понимаю…

— Вершина — Бабалон, Мигдаль Бавель, Зиккурат, Этеменанки — «Дом, где сходятся Небеса с Землей».

— Вавилонская башня?

— Ничто иное, как Союз — Единство Противоположностей. Однажды нам уже удалось достигнуть этой цели — объединить народы. Но, как говорят герметики, «что вверху, то и в низу».

— Союз лукавых и ангелов развалился.

— Так родилась известная притча о Вавилонской Башне — гордыне, погубившей единство Неба и Земли. В Танахе название Вавилона пишется как «babel», в Тивериадской огласовке — «bavel».

— Авель. Твой брат.

— Хм, — Каин снова улыбнулся, — Bavel значит «смешение», Abel — на иврите «пар», на древнегреческом «пневма», древнееврейском «легкое дуновение» — дух. Авель никогда не был моим братом. Он — часть моей души, моя аскетичная противоположность.

— Как тот фантом, что я видел в чаше?

— Почти. Авель преследовал иную цель. Он не разделял моих взглядов о Единстве Бытия. Он молился ложному «Богу», надеясь однажды обрести форму. И у него получилось.

— Его «Бог» ответил?

Каин разразился смехом.

— Да, если его Бога зовут Дейдра Пенн.

— Хочешь сказать, сосуд Авеля — это…

— Прац. Он же Шимон, он же Кифа, он же Петр, он же Папа Иннокентий VIII и Адольф — Великий Лжец и Угнетатель.

— Апостол Петр?

— И основатель папства. Он аскет и чудовище, покровительствующее «священным войнам», «идеальным нациям» и чуме. Он — Инферно, и его нужно обуздать.

— А как трактуется твое имя?

Каин засучил рукав черной куртки. Рядом с татуировкой в виде Тау-креста виднелась надпись: «Создатель».


— Взгляни. Это Древо Жизни, известное также как каббалистическое Древо Сефирот. Это магическая карта реальности. Помнишь, тогда во Дворце Свободы, я говорил тебе о том, что старшие Ангелы курируют младших, а младшие...? Так вот, подразделения на этой карте также можно сравнить с Иерархией: в каждом из пластов реальности у нас есть более совершенная форма. Сама же реальность состоит из 4 миров проявления, или «эманации», каждый из которых эволюционировал от предыдущего, становясь более материальным. Первый, Высший мир называют «миром излучений», миром Первичной Гармонии  — здесь рождаются «идеи Бога». Второй мир — «мир творения», здесь обитают Архангелы, они же боги — первый слой проявления. Третий мир — «мир формирования», здесь живут ангелы. И четвёртый — «мир совершения», то есть видимый мир, материальный, царство людей. В первом мире рождаются божественные Архетипы — первоидеи, из которых происходит все возможное в царстве материи.
— Выходит, у каждой души есть «божественный эскиз», свой Архетип?
— Именно. Метатрон, — Ганс указал на высшую из сефирот Кетер, — Великий Страж, Высший в сонме Ангелов. Он тот, кто видит Вечного лицом к лицу. Его Женская противоположность — Софиэль, Зафкиэль, она же Цафкиэль. А Разиэль, Архангел магии и Просвещения, — его мужская Противоположность.

— Похоже на клеточное деление.

— Именно. Все в мире бинарно. Так и ты являешь вместилищем своих высших Отца и Матери. «Что вверху — то и внизу». По легенде Разиэль низошел в мир людей и на его место стал Метатрон. Но Метатрон и есть Разиэль, один из его сосудов, взошедший на Вершину.
 — Видящий Бога...
— «Вы, Корниэль — Видящий Бога. Вы, юная леди — Его Глаза»! — парировал Ганс. — Ох, Корниэль, вы с Софи стали живой историей, воплощением самого что ни есть Божественного Танца, а не «проклятыми чудовищами», или еще чего! Цафкиэль, — он снова указал на гобелен, — «созерцательница» или «глаз Бога», является Архангелом Архетипического Храма и стоит за образованием всех магических групп и орденов, происходящих от того, что называют «Великой Белой Ложей». Она же Маат, или «Око Ра», София-Премудрость или Фемида. А здесь, — Ганс указал на красную сефиру под названием Гебура, —  моя область правления. Видишь ли, из-за ошибок в расшифровке и переводах, мое имя перевели так же как имя Ханиэль — Ангел Венеры, которая идет в паре вместе со мной, как София, являясь твоей возлюбленной. Именно Ханиэль, или Анаэль, означает «Видящая Бога», потому что только Любовь по-настоящему приближает нас к Творцу. В итоге, единство двух священных начал — Первичный Архетип Бога. К тому же по своей природе Архетип амбивалентен. Обратная сторона Древа — его Теневая сторона. Так, моя прелестная Лилит — Архетип Селены-Гекаты — Триединой, Четвероликой, и в итоге, Тысячеликой Богини-Матери, Мировой Души. А темный лик Метатрона — никто иной, как Дэви, Дэва, или как окрестила его церковь, не обладающая достаточным воображением, чтобы придумать новое имя, — Дьявол. Свет невозможен без Тени.

Ганс достал из кармана металлическую флягу, на одной из сторон которой был высечен рисунок:

— Как сказал Плиний: «Господь исполнен очей». Вкратце Всевидящее Око — это изначальный символ Наблюдателей, или Стражей. Оно выражает высший уровень мистериального потока Просвещения. В частности, так он обозначает Просветителя. Око всегда означает поток мудрости, исходящий от Стражей. Это первоначальное Откровение, которым Сыны Бога или Бен-Элохим удостоили проточеловечество. С того времени он проявляется в избранных представителях, которые упоминаются друидами, как «рыцари круглого стола»; жрецами йезидов — как «особый народ Азазеля»; преданными древних лож Англии — как «люди волшебства»; «IRIN» — халдеями; «рыцарями-храмовниками» — французами; «Хранителями Грааля» — кельтами Гельштата; «Principatus Illuminatus» — немцами Баварии; «детьми Сета» — додинастическим Египтом. История Люцифера также запутана и искажена как и история самого христианства. Однако в источниках, из которых псевдо-христианство взяло свое начало, никто и никогда не запрещал Знание. Сам Разиэль — ангел магии, астрологии и искусств, был учителем человечества. Его символами являются ключ, свиток и глаз.
— Ключ...
Я вспомнил слова из пророчества.
— Истинный Люцифер — никто иной как Ангел Земли, или Люмиэль «Свет Божий». Lucifer — «светоносный»; от lux — «свет», и fero — «несу». Миф о нем был украден церковью у халдеев, учение которых основывалось на знаниях астрологии.  

Той порой Люцифер взошёл над вершинами Иды, день выводя за собой.
— Энеида

— Взгляни, — он снова указал на Древо, — Правый, мускульный, или Белый столп, увенчанный сефирой Хокма, отвечает силе Ян, или Иде. Люмиэль является проявленным Метатроном, как и Малкут — проявленной Кетер. Миф о «падших» — это миф о проявленных, «бодрствующих ангелах», Ангелах-Наблюдателях, которые в прямом смысле слова наблюдают за «миром людей». Таким образом, Люмиэль, или Люцифер, это Верховный Страж. А Бен Элохим — это группа ангелов, соответствующая Ход, «миру формирования». Это имя означает «сыны богов» или «дети богов». Элохим и Бен Элохим можно рассматривать как аспекты силы и формы всех многочисленных образов богов, созданных в сознании человечества. Миссия Бен Элохим вовлекать разум Посвященного в Великую Работу и открывать ему божественную сложность Вселенной.
— Ты говоришь об алхимии души? Софи тоже Бен Элохим?
— Воистину, Великая Работа — это духовная трансформация. Однако, видишь ли, приятель, Цафкиэль, которая является прообразом души Софи, — это воплощение первозданных вод, Тьмы инерции, ее также зовут Великой Космической Матерью. Мой друг, лидером «падших» всегда была женщина.
— Женщина?
— Ева вкусила от яблока, а не Адам, помнишь? До прихода патриархальных религий, женщина считалась истинным проводником к божественному — через сакральный сексуальный союз, в котором объединялись все противоположности! Именно женщина открывала мужчине «дорогу на небеса». На уровне Малкут сакральная женственность находит свое отражение в Триединой Богине — проявлении Троевидной Протенойи, или Софии-Премудрости из мира Архетипов.
Ганс отодвинул ветхий занавес и указал на удивительной красоты картину, изображающую спутницу Христа.
— Это Мария Магдалена, чья фамилия или статус также переводится как «Сторожевая Башня». Когда римская церковь празднует день Святой Марии Магдалены, из Песни Песней читают о невесте, ищущей жениха, от которого ее отделили — как Исиду от Осириса. Мария Магдалена, она же Мария из Вифании, представлена церковью как проститутка и прелюбодейка! Абсурд! Мария была богатой женщиной благородного происхождения и была наследницей королевской крови. Ее отец был сирийским аристократом, а мать относилась к хасмонейскому царскому дому Израиля. Мария была избрана Иисусом, как однажды Лилит была избрана мной. По этой причине Петр боялся и ненавидел ее, ведь именно она должна была продолжить миссию своего мужа. В гностическом Евангелии от Филиппа есть описание, как Иисус целовал женщину-ученицу, потому что любил ее больше всех остальных. В том же Евангелии она описана как его спутница, а в оригинальном греческом спутница означает «жена». Ее также описывали как Просветителя, называя ее Мария-Люцифера — Светоносица, наделяющая просветлением через священный сексуальный союз.
— Алхимический Брак?
— Именно. Когда отец Иосиф, убедивший своего друга Понтия Пилата отдать ему тело Иисуса…
— Иосиф? Священник из Марсалы?
Присев на широкий каменный столп, я ошарашено взглянул на Хранителя. Но тот не обратил на меня никакого внимания, ведь к этому разговору он готовился, казалось, целую вечность.
— Когда Иосиф убедил своего друга Понтия Пилата отдать ему тело Иисуса для захоронения в личной гробнице, его заточили в тюрьму, ведь о его взглядах узнали римляне. После того, как я освободил его, Иосиф покинул страну с Марией, ее сестрой Марфой и братом Лазарем. Но, не даст соврать мне достопочтенный Монтгомери, Мария, описанная как жена Иисуса, также была арестована римлянами. Они освободили ее и без моего вмешательства, ведь она была давно беременна. В этом документе Мария названа «жрицей ведьмовского ковена».
— Ковен Млечного Пути… Выходит, история повторяется вновь и вновь?
— «И сошли на землю Ангелы Господни, которые назывались Стражами, чтобы научить сынов человеческих совершать на земле правду и справедливость». Воспоминания об Ангелах-Стражах и их потомках есть почти во всех народах и во многих мифах — боги, рождающие детей, титаны, олимпийцы, Прометей, принесший Знание людям. Иисус был одним из потомков Элохим. Как и Мария. Как я уже говорил, ответ можно найти в ее фамилии или титуле. После сотворения Мироздания боги оставили своих детей в рядах человеческих, чтобы они следили за балансом, хранили настоящую историю, независящую от политических и религиозных игр, а также защищали невинных от серого человеческого зла. Мы знаем этих добродетелей как целителей и жрецов, волхвов и колдунов, могущественных древних ведьм и современных шаманов. А их оппоненты — всякий кто не узрел истинной сути Знания, те кто впадают в крайности, теряя баланс, разрушая свои души и посягая на волю других.
Пытаясь разложить все по полочкам, я наслаждался волнами прозрения. А Каин самозабвенно продолжал. Представляю, каково ему было все это время держать язык за зубами!
— Каждый человек носит в себе свой Архетип — частицу определенного божества, которое он должен вспомнить и вывести наружу, раскрыть, манифестировать. Аллегорически говорят «носить божественное дитя». Но для этого необходимо понять язык парадокса, язык за пределами двойственных понятий. К примеру, в индуизме меня зовут Камадэвом — богом любви и активной движущей силы. В нем же меня кличут всепожирающим и смертоносным. Где жизнь, там и смерть. — Каин развел руки, — В каббале — архангелом Марса, сефиры Гебура, в христианстве — могущественным шестикрылый серафимом, стоящим у престола Бога. У люциферитов я — Самаэль, Ариман, Великий Змей и Просветитель, ведь титул «серафим» переводится никак иначе как «летающий змей», или «дракон». А порой также и Ангел Смерти в традиционной библеистике. Кто-то видит во мне Вулкана или Тубал-Каина, сына Ламеха, огнерожденного Харута — мужа Матери Хаоса Наахемы, или же Наставника Еноха-Метатрона, подарившего Ною могущественные ключи от Источника магии на земле. Ты ведь не думаешь, что кто-то может претендовать на истину в конечной инстанции? Это противоречит элементарной науке, приятель — мы живем в квантовой реальности, где все в мире переплетено. Добро пожаловать в Матрицу... — Ганс похлопал меня по плечу, чем оторвал от созерцания внутренних образов. — На человеческом же плане, вы с Софи — потомки королевского рода Посвященных, способные изменить ход истории, пробуждая умы человечества в Новое Время. Ваш союз породит новый магический канал, к которому притянутся все пилигримы, так или иначе принадлежавшие Духу Просвещения. Ваше Дитя ждёт своего рождения.
— Так вот почему отдельные группы ангелов курируют разные группы людей! Все они представители одних и тех же Архетипов?
— Совершенно верно, друг мой.
— Выходит никакого грехопадения не было?
Ганс снова указал на гобелен с Древом.
— В мире Ассия Архетипы достигают своего воплощения или «падения». Люмиэль, Люцифер или Сандальфон — это близнец Метатрона...
Близнец… Я так увлекся, что забыл спросить его о самом удивительном — нашем сходстве. И тут по моей спине пробежали мурашки.
— То есть... Не может быть... Ты и есть Метатрон? А я...
— Мой близнец. Ты — потомок двух линий, идущих от Каина и Сифа.

— «Т. К.» — я видел эти инициалы на фляге Блейка. Выходит...

Ганс подмигнул и стал декламировать:

Христос, которого я чту, Враждебен твоему Христу.
С горбатым носом твой Христос, А мой, как я, слегка курнос.
Твой — друг всем людям без различья, А мой слепым читает притчи.
Что ты считаешь райским садом,
Я назову кромешным адом.
Сократ милетов идеал Народным бедствием считал. И был Кайафа убежден,
Что благодетельствует он.
Мы смотрим в Библию весь день: Я вижу свет, ты видишь тень. Уж так ли кроток был Христос? В чем это видно, — вот вопрос.
Ребенком он покинул дом.
Три дня искали мать с отцом.
Когда ж нашли его, Христос Слова такие произнес:
«Я вас не знаю. Я рожден Отцовский выполнить закон». Когда богатый фарисей, Явившись втайне от людей,
С Христом советоваться стал, Христос железом начертал: На сердце у него совет Родиться сызнова на свет.
Христос был горд, уверен, строг. Никто купить его не мог.
Он звал хитро, ведя беседу
«Я духом нищ — за мною следуй!»
Вот путь единственный на свете, Чтоб не попасть корысти в сети. Предать друзей, любя врагов, — Нет, не таков завет Христов.
Он проповедовал учтивость,
Смиренье, кротость, но не льстивость.
Он, торжествуя, крест свой нес.
За то и был казнен Христос.
Антихрист, льстивый Иисус, Мог угодить на всякий вкус, Не возмущал бы синагог,
Не гнал торговцев за порог
И, кроткий, как ручной осел, Кайафы милость бы обрел. Бог не писал в своей скрижали, Чтобы себя мы унижали.
Себя унизив самого,
Ты унижаешь божество...
Ведь ты и сам — частица вечности.
Молись своей же человечности.

Я молчал завороженный.
— Это стихи Блейка. Помню каждый наизусть.
— Ты был его Хранителем. Это одно из твоих воплощений!
— А он — одним их тех немногих, кто видел ангелов.
В моих глазах засияла радужка. Я почувствовал, что наконец-то открыл свою дверь, которую так долго не мог отыскать. Я внимал каждому его слову, а обретенная уверенность о том, что я никогда не был чудовищем, начала оттаивать мою душу от страшных морозов неведения.
— Значит, Вавилон — это твоих рук дело? Хотя ответ мне известен наперед. Каин — первый в мире градостроитель. Разумеется, в тебе его кровь.
— Еще в гильдию каменщиков меня запиши, — засмеялся Ганс.
— Как будто не ты ее основатель.
— Ну можно и так сказать. Хирам Абифф был потомком Иакова, а Иаков отцом Иосифа. Ну а тот...
— Отцом Иисуса... Архетип Метатрона, Разиэля, Камаэля или Люмиэля... воплощенный в Каине? Ну конечно же... Он то вообще отец всякой цивилизации! Тубал-Каин, его потомок, Ганс... Кем еще ты был за свои жизни?? Выходит на каждом уровне творения у тебя свои воплощения, и ты можешь принимать облик любого из них, ведь Первоисточник, или Архетип — один? У нас с тобой общие предки... выходит я такой же как и ты, а Иисус... был человеком?
Уверен, мое лицо выглядело так, будто меня ударили по голове.
— Ох, этот вопрос «решили» еще на первом Никейским Соборе в угоду большему количеству голосов! — засмеялся Каин. — Разумеется, в нас Архетип «создателя цивилизации», однако Хаос и Порядок всегда идут рука об руку. Разделение на полярности началось намного позже, после рождения Сифа. В книге Моисея сказано, что «Бог создал человека — мужчину и женщину создал он», а Адам и Ева вообще переводятся как человек и жизнь. Неправильные переводы Писаний так исказили их, что те потеряли свой исконный смысл. Первое существо было обоеполым. А «адам» произошел от «евы», а не наоборот — «жизнь» на Земле породила «человека». Как тебе такой поворот?
— Выходит существо, о котором говорила Уна, это Авель?
— Да, вот только он был настолько хитер, что обвел ее вокруг пальца. Она понятия не имела кто он такой. В итоге он же и передал молот Леонардо. Ищейки намеренно выронили его в Чефалу, чтобы Лео смог незаметно его подобрать. Однако и он здесь просчитался, ведь Авель — лишь созданная Дейдрой мыслеформа. Нет автора — нет мыслеформы. Дейдра бы никогда не одобрила перемирие с лукавыми. Да и Старейшины запрещают Ангелам влюбляться в людей...
Я вспомнил рассказ Ганса о матери в нашу первую встречу, и мне снова стало не по себе. Я решил перевести тему.
— Выходит, у всех знаний в мире один Источник. И проблема лишь в их трактовке...
— Как я уже сказал, каждый человек имеет собственный канал с Межмирием, и Истина приходит к нему в виде его личных символов и откровений. Не имея знаний об этом, он начинает претендовать на истину в конечной инстанции, чем порождает вражду и войны между приверженцами разных традиций. В Новом Времени все меняется. Синтез науки, психологии и магии приводит к тому, что люди начинают видеть связующее, то, что стоит за определениями и нагроможденными структурами. Новое Время — это Эпоха Возрождения, возрождения богов и истинного мифа о них. Человеческое зло не имеет ничего общего с Высшими Силами. Не бывает магии черной, белой или серо-буро-малиновой. Магия — это эффективная работа мозга, управление реальностью посредством манипулирования энергией. Магические формулы передаются испокон веков магами и колдунами, просветленными гуру или черными бодхисаттвами — будь то Иисус, Кроули или Блаватская. А вот как их будут использовать — за это в ответе сам человек. Если человек хочет изучать магию и познать истинную природу всех вещей, он ни в коем случае не должен обращаться к искаженным источникам. Это Великий Обман, от которого человечество должно пробудиться, если не желает провести свою жизнь в замкнутом цикле страданий христианской мыслеформы. Ведь то, что происходит с нами во время жизни и тем более после смерти, напрямую зависит от наших мыслей. Если ты будешь верить в адское пламя, то непременно будешь в нем гореть, однако если ты всем своим существом устремишься в Вальхаллу — ты будешь пировать за одним столом с богами. Кстати, 666 никогда не было «дьявольским числом» — это троичное число Солнца. А учение Кроули — ничто иное как современное солнцепоклонничество, «фаллическая традиция», построенная на сексуальной магии и почитании священного союза противоположностей. Нюит — Богиня Млечного Пути, Хадит — вечное духовное пламя, Гор — воплощение Божественного Дитя. Поиски своего истинного предназначения и жизнь через Любовь — это учение прекрасно! Но его эксперименты на грани безумия, бунтарский эпатаж, сумасбродные 70-е и наркотики наложили свой отпечаток на восприятие его образа. «Безумцы всех умней!» — помнишь? Но это безумие должно быть осознанным и безобидным. Твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека. И Кроули, как почитатель Воли, знает это как никто другой. Однако каждый видит лишь то, что есть в нем самом. Поэтому эрудированные и высокодуховные люди увидят в его формулах и аллегориях зашифрованный гнозис, а извращенные неврастеники — зеленый свет для своих пороков. «Слепые видят меня в черном цвете, но золото и лазурь видят зрячие. У меня также есть тайная слава для тех, кто любит меня». Это слова Нюит.
— Но как такой гнусный тип как Прац стал Ангелом Вершины?
— Не все из нас Вольнодумцы. — продолжил Ганс. — Помимо Ангелов Вершины, Суверенов и лукавых, есть служебные ангелы. Это отдельная категория духов, не ведающих ничего кроме как выполнять поручения Совета.
— Лео... он тоже Суверен?
— Да. Пожалуйста, продолжай. — приняв вид гуру, Каин пригласил меня вглубь комнаты.
— Если ты мой Хранитель, скажи, кто же тогда осушил Источник?
— Это сделал ты.
— Что?! — я не верил своим ушам.
— Твоя вытесненная противоположность возымела власть над тобой. Такое случается с каждым, кто не умеет хранить баланс. Поэтому я и пришел, чтобы учить тебя. Я встретил тебя во Дворце Свободы, подстроив отсутствие Уитмена. И подарил тебе монету, что привела к автомату с батончиками. Я отправил Софи в бар Тонни и закрыл тебя собой, чтобы гнев пробудил твою Силу. Я послал тех воронов в Марсалу, убедил Блейка вести себя недоверчиво. И да, я отыскал ублюдков, что совершили покушение на вас с отцом в Perkins. Запомни, Корниэль, чтобы преодолевать лукавых, мы должны научиться преодолевать себя.

— Расскажи мне о... Тьме.

— Хм. Она вечна, с нее все и началось. Когда растение зарождается, питательные вещества глубоко в черноземе дают ему силу и жизнь, а свет указывает путь. Так и у человека. Чтобы почерпнуть силы и вырасти, нужно обратиться к глубочайшему атавистическому источнику в глубине своей сути, и направить эту необузданную энергию на осознанную иллюминацию, цветение, Просвещение. На самой высокой стадии развития человек понимает, что все противоположности — в нем, и необходимо не уничтожать одну из противоположностей, а стремится к их объединению на новом уровне. Он начинает стремиться к максимальной осознанности. Идеалом становится не абстрактное совершенство — Свет без Тьмы, а целостность, при которой каждой из пар противоположностей предоставлено место. Однако некоторые перестают тянуться к Свету и как обмороженные ростки, прозябают и превращаются в ничто. Или же превращаются в оскопленных аскетов, вытесняющих свою дикую, чувственную сторону в Тартар. Это оборачивается против них скрытыми неврозами и впоследствии психическими заболеваниями и срывами. Пустота разъедает их душу и они, томимые невосполнимой жаждой, идут на тягчайшие преступления против человечества.  Погружение в мир алхимии приблизило людей к тем архетипическим силам, которые лежат в основе психики. Великое Делание алхимиков, по сути, и есть мистерия объединения противоположностей. А вы с Софи – символическое отображение этого процесса на общепланетарном уровне.
— Выходит наше объединение...
— Будет мощным всплеском энергии, который отразиться на каждом представителе нашего рода на земле. Некоторые перестают тянуться к Свету и как обмороженные ростки, прозябают и превращаются в ничто. Или же превращаются в оскопленных аскетов, вытесняющих свою дикую, чувственную сторону в Тартар. Это оборачивается против них скрытыми неврозами и впоследствии психическими заболеваниями и срывами. Пустота разъедает их душу и они, томимые невосполнимой жаждой, идут на тягчайшие преступления против человечества. Этим и пользуются такие как Дейдра испокон веков. Религия — опиум для народа. Ничто так не заполняет их пустоту как добровольное рабство. Поэтому мы разные. Мы даем людям тысячи способов превозмочь пустоту и разглядеть Свет даже в самых мрачных тучах. А Дейдра — лишь узурпатор власти и зачинщица преступлений против человечества.

— А как работают сосуды?

— Воплощение в сосуд — то же самое, что и переодевание. Из воплощения в воплощение я меняю сосуды, но не суть. Также я могу подселяться в сосуд другого или же принимать облик любого живого существа. И ты тоже можешь. Но это уже оборотничество, или сэйд — магия в которой, между прочим, по праву рождения так сильна Софи.
— Так боги являются разным народам под разными ликами?
— Именно.
С минуту мы помолчали.
— Когда кто-то спрашивает мистика о его отношении к кому-либо из мифов, мистик всегда уточнит, о каком именно персонаже идет речь. Существует два восприятия мира — креационизм и манифестационизм. В первом направлении мыслят догматики, разделяя Бытие на человека и Бога вне этого мира. Манифестационизм исключает эту нелепость, воспринимая мир как одно целое.
— Тело Бога.
Каин хлопнул в ладоши и с гордостью взглянул на меня.
Я украдкой улыбнулся. На самом деле мне хотелось от души обнять его, но я все еще пребывал в шоке.
— Но почему тогда Вершина?

 

 

— Взгляни на это, — Ганс указал на устрашающее изображение гобелена.
— Это Бафомет, он же София, Ветхий Днями, Абсолют. Это символ ранее известных тебе Тамплиеров. Он изображен с головой козла, сидящим со скрещенными ногами на кубе. Он представляет собой алтарь Земли, на котором всякая материя «приносит себя в жертву», чтобы стать духом. Между рогами светит факел, символизирующий Просвещение, а во лбу у него — пентаграмма или Утренняя Звезда. У Бафомета — тело человека, но он крылат, что говорит о божественном происхождении. Козлиная голова и ноги говорят о его животной природе. На внутреннем уровне его амбиции преображаются. Гора, на которую он взбирается, — это Дом Богов, Вершина духовного совершенства. Это место должно стать достижением главной цели Великой Работы человека.
— Алхимия души.
— И сейчас мы находимся ни где-нибудь, а в алхимической лаборатории.
Я еще раз огляделся.
— Мало кому известно, что скрывается за этими банками-склянками и кусочками металлов. «Что вверху, то и внизу». Но это правило также обратно пропорционально: «Что внизу, то и вверху». Человек также оказывает влияние на Бытие. Как ты помнишь, есть несколько стадий-шагов к Вершине. Но не каждый знает о тайной стадии Великой Работы.
— И что это за стадия?
— Единство Противоположностей.
— Но ведь это третья стадия, стадия Принятия.
— Нет, взгляни еще раз. Что ты видишь?
— Эм-м… я вижу женскую грудь и мужской фаллос…
Ганс засмеялся, подметив мое смущение.
— Да, это — андрогин.
Теперь Ганс обратился к двери, в которую я вошел.
— Теперь взгляни на это.
Он распахнул дверь и указал на гобелен с двухголовым существом.
— Это Ребис алхимиков. Находишь сходства?
— Мужчина и Женщина в одном теле?
— Бинго!
Ганс захлопал в ладоши.
— Это аллегория объединения Мужского и Женского начала твоей души. И наши возлюбленные суть их отражения.
Теперь в моей голове все вставало по местам. Сам Верховный Страж был моим Хранителем, к тому же и кровным родственником, а раз Ганс был Хранителем Софи, то у нас был и общий Покровитель. Вот чем мы отличались от остальных. Наши души, как и души Ангелов, были продолжением Божественного Света, призванного освещать Путь другим. На всех уровнях нас оберегал Архетип Свободы, Любви и Знания, что есть суть Божественного Света. Вот почему все это время в нас верил только он: «Верь в себя, как я верю в тебя» — никто не знает нас лучше, чем Хранители. Они и есть мы, в более совершенном виде.
— Что это за место? Это твой Мир? И что в следующей комнате?
— Этот туннель — не плод моего воображения. Ты переместился всего на несколько километров от Лондона.

И мы вошли в пыльную усыпальницу, полную старинных книг и диковинных вещиц.

— В 1307 году Орден Тамплиеров был запрещен по обвинению в поклонении дьяволу и тайных соглашениях с врагами короля Филиппа ле Беля, более известного, как Филипп Красивый. Орден Тамплиеров был могущественной организацией, которую боялся Ватикан, как потенциального соперника. Их штаб находился на земле, дарованной царем Балдуином Иерусалимским, на том самом месте, где стоял храм Соломона. Рыцари-тамплиеры были не столько заинтересованы в защите паломников, сколько в раскопках разрушенного основания храма, от которого они получили свое имя. Вырытые ими туннели были восстановлены в 19 веке лейтенантом Чарльзом Поупом

— Моим отцом?

— Чарльз был Стражем и Хранителем Знаний, ровно как и его друг Леброн Готье, он же Алистер Кроули. С 7-летнего возраста ты воспитывался в его Аббатстве в Чефалу, вместе с его дочерью Шарлотт. Софи тоже подчистили память…

— О чем ты? Аббатство закрыли еще в 20-х годах.

— Что ты, Аббатство невозможно закрыть. А вот глаза — самое дело. Люди весьма умелы в самообмане. Нет более слепого существа, чем человек.

— Но Софи…

— До 14 лет она также жила в Аббатстве.

— Нет.

— Да.

— Нет, это не то, о чем я думаю. Этого просто не может быть!

Я встал и оперся на стол. Делая глубокие вдохи, я пытался унять аттаку. 

— Шарлотт была временным сосудом Софи.

— Замолчи…

— Ты хотел знать правду.

— Софи бы никогда так не поступила со мной!

— Шарлотт Готье была дочерью Кроули и твоей гувернантки Изабэль Готье, рожденная в Чефалу.

С одной из полок Каин достал старое фото в золотой рамке и протянул его мне.

— Шарлотт никогда не изменяла тебе. Око подчистило тебе память.

С потертого временем снимка, на меня смотрели знакомые лица. Отец с ребенком на руках, Уильям в тоге и с дурацкой стрижкой, Изабэль, держащая за руку маленькую девочку, Каин в обнимку с Джоном Ди, а поцентру всего этого столпотворения, расплывшись в блаженной улыбке, стоял Кроули.

— Но Кроули…

— Он чудовищный и прекрасный одновременно. В этом и есть суть Бытия. Когда ты поймешь, что мир не делится на черное и белое, ты увидишь: «Свет и тьма, жизнь и смерть, правое и левое — братья друг другу. Их нельзя отделить друг от друга. Поэтому и хорошие — не хороши, и плохие — не плохи, и жизнь — не жизнь, и смерть — не смерть. Поэтому каждый будет разорван в своей основе от начала. Но те, кто выше мира — неразорванные, вечные». Человек рождается с божественной частичкой внутри себя. Он не желает убивать, он желает любить. Человек не нуждается в религии, чтобы быть человечным, как и не нуждается в тюрьме, чтобы уважать своих братьев. «Любовь, послушная воле — не  случайная похоть дикаря,  но и не любовь под  страхом,  как  это  происходит  у  христиан.  Но  любовь,  которой путь указывает маг и владеет ею, как формулой духа». Любовь — это единство в духе гармонии.

— Но почему Кроули зовет себя «Зверем 666»?

— Как я уже говорил, число 666 никогда небыло «дьявольским». Это число Солнца, число Процветания. В древнегреческом языке, на котором написан Новый Завет (кстати, «апокалипсис» — ничто иное на «сокрытое») не существовало специальных символов для записи чисел. Если надо было написать число, то пользовались буквами алфавита. Например, α обозначала 1, β — 2 и так далее. Сосчитав численное значение слова «Процветание» — с греческого Ευπορία [єупория], мы видим:

 

Ε — 5

Υ — 400

Π — 80

Ο — 70

Ρ — 100

Ί — 10

Α — 1

 

Итого 666. На одном из судебных разбирательств Кроули скромно заметил, что зашифровано называет себя Маленькое Солнышко, или Санни, поскольку по его гороскопу Солнце экзальтирует в знаке Льва, а это его восходящий знак.

— Вау…

— Церковь всегда делала из людей рабов. Что ж, теперь и Процветание у нас «Антихрист»!

— Невежество какое. Неужели в мире так много глупых овечек?

— Овцы доверяют больше пастуху, чем своим инстинктам. И только потому, что он ведет их туда, где они найдут пропитание. Им вообще ничего не нужно решать — были бы трава и вода под ногами. А за это они щедро отдают человеку свою шерсть, а иногда и свое мясо.

— Так почему же Кроули зовет себя Зверем? Ты же не зовешь себя Владыкой Тьмы…

— Я предстану пред тобой тем, кем ты меня видишь, — Каин улыбнулся краешком рта, — Чем умнее человек, тем сложнее его разгадать. Кроули отличался от большинства своих современников-эзотериков тем, что терпеть не мог пустого фантазирования и проверял любой тезис экспериментально. Это было его предназначением. Не нужно быть всевидящим, чтобы заглянуть в его натальную карту. Звезды не лгут. Он ставил эксперименты, многие из которых шокировали современников, и вел статистику, как настоящий ученый. Он подвергал анализу самые очевидные постулаты и допускал как возможность самые невероятные. Алистер назвал себя «Зверем 666» неспроста. И не нужно путать это с «показухой» псевдо-магов и профанов, действия которых противоречат истинной оккультной традиции. Число зверя — особое число, упоминаемое в Библии, под которым скрыто имя Зверя Апокалипсиса — персонажа последней книги Нового Завета. Кроули любил отвечать профанам и сплетникам своим дерзким эпатажем, и лишь с насмешкой «подтверждал» их опасения. Но исходя из всего вышеупомянутого, он есть Наследник Стражей, Мессия, чья персона искажена церковной ортодоксией. «То, что священно в одной традиции, осквернено в другой». Но при этом всем, не стоит забывать о главном наставлении жизни: в каждом сражении должны быть правила, иначе Свобода превратится в анархию.

— Поэтому люди могут сосуществовать без страха перед «горением в аду»?

— У человечества есть врожденный инстинкт самосохранения. Руководствуясь логикой, а не «моралью, превыше человека», общество станет интеллектуальным и свободным от Великой Лжи. Впрочем, не только Кроули был связан с числом 666: имена Иисуса, Нерона, Наполеона, Гладстона, а также многих личностей, которых невзлюбила церковь, дают в сумме это число.

— Иисуса?

— На иврите его имя пишется как ShM IHShVH — «то самое имя Иешуа», и, согласно гематрическим подсчетам есть ни что иное, как число 666:

 

Шин — 300

Мем — 40

Йод —10

Хин — 5

Шин — 300

Вав — 6

Хе—5

 

— Инициация в Великое Делание идет через Жертвоприношение — жертвоприношение личности, сотворенной не тобой, но обществом, государством, системой. Боязни быть не понятым, осмеянным, казнённым. Кроули, подобно Иисусу, был бунтарем и страстным мужем, жрецом и алхимиком — мудрым борцом за свободу.

— Лео…Интересно, где он сейчас… Он ждет нас в Лондоне?

— Сегодня ты не вернешься в Лондон.

— Но почему?

— «Блуждай один и пой! Во дворце короля тебя ждет его дочь».

В западном углу комнаты меня ждал тот самый Источник. Окунув голову в сосуд, я погрузился в омут собственных воспоминаний о прошлых жизнях и событиях тысячелетней давности. Наконец, впервые сделав свой осознанный седьмой глоток, я очутился там, где меня ожидала Истина.

Читать далее 26.Великий Брак

Комментарии
Отзывов еще никто не оставлял
Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину