4. МАТЕРИНСКАЯ МИЛЯ



Воистину, все вы должны родиться заново от воды и от истины, ибо тело ваше принимает омовение в реке земной жизни, а дух ваш — в реке жизни вечной. Ибо кровь вашу вы получили от нашей Матери Земной, а истину — от нашего Отца Небесного.
— Евангелие от Ессеев

И я пробудила его и запечатлела его в свете воды пятью печатями, дабы отныне смерть не имела силы над ним.
— Евангелие от Иоанна


Изабэль

Корниэль всегда отличался от остальных юношей. Где бы и с кем бы он ни находился, чем бы ни занимался, куда бы ни шел, его окутывала аура недосказанности и волнующей привлекательности во всем, к чему он прикасался.
Будто опытный коллекционер, он отсеивал шаблонное и овладевал исключительным, именуя их качества весомостью души.
Белые волосы, бледная кожа, круглые лисьи глаза. Каждое его движение — будь то намеренно плавные жесты, спонтанные всплески адреналина, робость или безразличие — все это принимало его личный почерк.
Иногда он оставался непонятым. Но не в этом ли суть поиска — отыскать то сокровище, что отразится в тебе самом? 

Корниэль

Тогда я еще не был знаком с тобой, Софи. И мне на самом деле казалось, что глоток из Источника — лучшее, что случалось со мной за все возможные жизни.
После того, как мы прошли коридорами сознания, открывая двери одну за другой, я познал правду о своем прошлом. Я познакомился с самим собой. И знаешь, это был тот самый человек, коим я мечтал стать. Я был им всегда, храня верность своей душе.
Я хочу, чтобы ты знала, моя дорогая Софи, ты всегда была со мной, даже тогда, когда я не знал твоего имени. 

Вольнодумец

Заглатывая ртом воду, Корниэль с трудом мог ориентироваться в пространстве — дно и поверхность были слишком далеки друг от друга. Он хаотично размахивал конечностями, не имея представления о том, в каком направлении ему плыть. Непроглядная, будто смешанная с молоком, вода окутала его неведением.
Когда Корниэль вспомнил, что он уже «мертв», то перестал сопротивляться. Он не чувствовал ни жжения в носоглотке, ни потребности дышать. Только привычные рефлексы. Несмело приоткрыв рот, он впустил в себя воду, и тут же его глаза широко распахнулись.
Как сквозь матовое стеклышко, издалека пробивался яркий луч света. Зачарованный, Корниэль повернулся в его сторону. По телу растекались внезапные нотки удовольствия, замедляя любую реакцию. Теперь ему совсем не хотелось покидать воду, сладкий вкус которой обволакивал его изнутри. Словно под гипнозом, Корниэль переставал шевелиться.
Веки постепенно закрывались, а на губах появилась довольная улыбка. Когда в глазах совсем потемнело, резким движением его выкинуло на берег, и после он клялся, что это были женские руки.

Тело Корниэля не сразу ощутило влажную почву. Чувства возвращались по мере осознания. Ощущение, схожее с тем, что испытываешь за несколько секунд до пробуждения: тело еще где-то там, но прежние звуки исчезают, новые запахи появляются, а потом и вовсе странно — вдруг нащупываешь кнопку несуществующего во сне будильника.
— Неплохой прибор, — придя в себя, Корниэль услышал кокетливый женский голос.
— Фрейя, серьезно?! — импульсивно воскликнул мужской голос, от чего парня дернуло.
Восприятие Корниэля стало совсем иным — его чувство осязания также перешло на новый уровень. Он был практически уверен, что несколько минут назад кто-то из этих двух давил виноград пальцами.
— Что?! — Фрейя пожала плечами, театрально подняв бровь.
Сквозь приоткрытые глаза Корниэль разглядел ее изящный стан. Под белоснежными волосами виднелись каркасные плечики, а длинное голубое платье, украшенное лепестками роз, было еще одним свидетельством живого.
Рассмотреть мужчину было сложнее — понурив голову, он отряхивал свой синий плащ.
— Дай ему одежду, — чопорно проговорил он.
Когда мужчина повернулся, Корниэль увидел его изувеченный профиль.
Через несколько секунд на парне будто выросла одежда. Почувствовав готовность встать, он полностью открыл глаза. 

Корниэль

Да, это была она — бесконечная долина, окутанная бархатной дымкой, все та же белая рельефная почва и сладкий густой туман.
В долине не было ничего, кроме полупрозрачной воды, нежно ласкающей мои лодыжки, и одинокого ясеня, не страшащегося стать мишенью для молний.
Я чувствовал, как моя душа движется по недосягаемой ранее тропе.
Совсем недавно я мечтал оказаться там, где берут начало мои медитации. Там, где не тревожит людская молва. Там, где сюрпризом весенней ночи служит лишь гармония. Гармония во всем. 

Вольнодумец

Да, это было то самое место. Вот только теперь это был не транс, а реальность.
Подойдя совсем близко, женщина улыбнулась.
— Добро пожаловать, Корниэль.
Протянув свою изящную руку, она покосилась на союзника, призывая его сделать то же самое.
— С Восхождением, мистер Поуп, — добавил тот, крепко сжав ладонь парня.
Когда гости помогли Корниэлю подняться, он начал приходить в себя, но до сих пор не мог проронить ни слова. Поднеся ладонь ко рту, он закашлял. Воздух был влажным и теплым, как будто на раскаленные угли вылили стакан молока.
— Спасибо, — наконец-то выдавил он. — Прошу прощения. Кхе-кхе.
Подойдя ближе к воде, кроткими шагами изучая почву, Корниэль увидел собственное отражение и сразу же вспомнил, как там очутился. Проведя рукой по густой шевелюре, он улыбнулся во весь рот — да, он по-прежнему был молод. Легкие постепенно привыкали к климату, а ритм сердца становился спокойнее.
Странная парочка наблюдала за каждым его движением, будто подлавливала на чем-то.
— Что-то не так? — от пристальных взглядов Корниэлю было не по себе.
Фрейя плотно сжала губы, чтобы скрыть ни то одобрение, ни то ухмылку. По всей видимости, дамочка не питала особой симпатии к своему спутнику, находя Корниэля лучшим собеседником.
— Видишь ли, мы вовсе не те, кто встречает новобранцев. На Вершине — небольшой переполох, а у Трузс — затянувшийся катарсис…
— Фрейя, довольно! Он понятия не имеет, о чем ты, — похлопав женщину по плечу, мужчина снисходительно кивнул.
Лицо Корниэля и вправду слегка перекосило, так как, во-первых, он все еще был в неведении, а во-вторых, он воспринимал их голоса обостренно, как изрядно надравшийся прошлой ночью подросток. Все, о чем он думал, — божественный вкус воды, к которой при первой же возможности он собирался прильнуть снова.
— Пойдем, я покажу тебе твой новый дом, — улыбнулась Фрейя и взяла парня за руку.
— Фрейя, — одернул ее мужчина, — это прерогатива ангелов.
— Как скажешь, — ответила женщина с натянутой улыбкой.
Корниэль почувствовал, как краска заливает щеки. Его нерасчесанные волосы стояли торчком, а растерянное лицо выглядело нелепо. В долине не было дверей, так что Корниэлю некуда было скрыться от пристального взгляда.
Но этого и не потребовалось — через несколько секунд стражники распались на мелкие крупицы, а на месте Материнской мили появился прекрасный сад. Подойдя ближе, Корниэль не поверил своим глазам: у высоких ворот его встречал Уолт Уитмен. 

Читать далее 5. Сент-Луис блюз

Комментарии
Отзывов еще никто не оставлял
Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину