Глава 8..........

МЕТАФИЗИКА И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

Наши невзгоды свидетельствуют
о существовании живой тайны.


К.Г.Юнг

1. Эмпирическая метафизика

Процесс индивидуации нередко выражается в символи-
ческих образах метафизического характера. Такие образы
способны создавать проблемы для эмпирического психоте-
рапевта, не склонного доверять грандиозным недоказуемым
представлениям о жизни, особенно потому, что такие представ-
ления нередко связаны с проявлениями очевидной инфляции,
например, при психозе. Кроме того, вызывает настороженность
широко распространенное злоупотребление метафизическими
образами на коллективном уровне. У психолога слово «мета-
физика» вызывает ассоциации с произвольными, основанными
на вере утверждениями относительно конечной реальности.
Оно напоминает о догматических установках, несовместимых
с эмпирическим темпераментом. Для ученого метафизический
догматизм указывает на «крайнее невежество человека в тех
вопросах, в которых он наиболее уверен». Юнг также избегал
употребления этого термина. По этому поводу он, в частности,
писал следующее:

«Я рассматриваю психологические вопросы с научной
точки зрения, а не с философской... Я ограничиваюсь
наблюдением явлений и остерегаюсь метафизических или
философских обсуждений».

В другом месте он говорит следующее:

«Психология как наука о душе должна ограничи-
ваться предметом своего исследования и не выходить
за свои границы, используя метафизические объяснения
происхождения этих образов (архетипов)... Ученый
добросовестно работает, он не может брать штурмом
небеса. Позволив себе такую экстравагантность,
он станет пилить сук, на котором сидит.»

Вне сомнения, эти предостережения представляются здесь
вполне уместными. И, тем не менее, метафизику как предмет иссле-
дования необходимо отделить от личного отношения к ней инди-
видов. Человек может занимать догматическую, неэмпирическую
позицию по отношению к физике и метафизике. Об этом свиде-
тельствует, например, отказ смотреть в телескоп Галилея на том
основании, что было «известно», что Юпитер не может иметь лун.

С начала писанной истории метафизика составляет достойный
предмет человеческого интереса. Отношение человека к метафи-
зической реальности складывалось так же, как и в других сферах
его деятельности, направленных на адаптацию к иным сторонам
реальности. И в том, и в другом случае деятельность человека
начиналась с наивных, произвольных и конкретно мифологиче-
ских воззрений. Но это отнюдь не дискредитирует сам предмет
исследования.

Пауль Тиллих высказал проницательное замечание
по поводу взаимоотношения между юнговскими открытиями
и метафизикой. Отметив тревогу Юнга по поводу того, что он
называет метафизикой, Тиллих говорит следующее:

«Это, как мне кажется, не согласуется с его акту-
альными открытиями, которые по многим пунктам
глубоко проникают в сферу онтологии, т.е. теории бытия.
Этот страх перед метафизикой, который он разделяет
с Фрейдом и другими завоевателями духа XIX века,
составляет наследие этого века... Включая биологиче-
скую и, как необходимое следствие, физическую сферу
в генезис архетипов, он фактически вышел за онтоло-
гические пределы, „запечатленные“ на биологическом
континууме». Такой выход был неизбежен, поскольку
он наделял символы, в которых проявляются архетипы,
способностью раскрывать тайну. Ибо, для того, чтобы
раскрыть тайну, необходимо выразить то, что нуждается
в раскрытии, а именно, тайну бытия».

Юнг, несомненно, не боялся метафизики. Он с величайшей
отвагой исследовал эту область. Он боялся не метафизики,
а метафизиков. Хотя числа не лгут, тем не менее, лжецы могут
манипулировать числами. Точно так: и метафизическую реаль-
ность можно в определенной мере выявить с помощью методов
психологического эмпиризма, несмотря на то, что открытия,
сделанные в этой области, могут быть неправильно использо-
ваны теми, кто не смыслит в таких методах. Заблуждаясь отно-
сительно природы тревоги, которую испытывал Юнг, Тиллих
все-таки обращает внимание на один важный момент, а именно:
для того, чтобы обладать способностью раскрывать тайну,
символические образы бессознательного «должны выражать то,
что нуждается в раскрытии, а именно, тайну бытия». В этом же
se высказывается и Юнг в «Эоне»:

«Между так называемыми метафизическими концеп-
циями, которые утратили исконную связь со сферой есте-
ственного опыта, и живыми, всеобщими психическими
процессами можно установить такую связь, что они
вновь обретут свой истинный, первоначальный смысл.
Таким образом осуществляется восстановление связи
между эго и проецируемыми содержаниями, которые
теперь формулируются в виде „метафизических идей“».

Отметим строгую формулировку этого психологического
утверждения К нему можно добавить, что при устранении
проекции проецируемое метафизическое содержание нередко
сохраняет свое метафизическое качество.


Известно, что в известной мере сновидения порой действи-
тельно раскрывают «тайну бытия». Поэтому будет вполне
уместным называть такие раскрытия метафизическими,
т.е. выходящими за пределы физически: или обычных пред-
ставлений о жизни. Более того, эти сновидения индивидов,
используя уникальные образы и передавая сновидцу индиви-
дуальное откровение, в то же время стремятся отразить общую
или обычную точку зрения, вечную философию бессознатель-
ного, которая имеет более или менее всеобщую значимость.
Эту всеобщую значимость лучше всего рас сматривать с точки
зрения универсальности влечения к индивидуации.

2. РЯД «МЕТАФИЗИЧЕСКИХ» СНОВИДЕНИЙ

Несколько лет тому назад я имел возможность исследовать
ряд замечательных сновидений, содержавших немало метафи-
зических образов. Сновидец стоял на грани смерти. Смерть,
так сказать, стояла по обе стороны от него. Непосредственно
перед началом этой серии сновидений он неожиданно совершил
импульсивную попытку покончить жизнь самоубийством,
проглотив все содержимое флакона с таблетками снотворного.
В течение 36 часов он находился в коматозном состоянии,
пребывая на пороге смерти. Спустя два с половиной года он умер
в возрасте около 60 лет от разрыва сосуда головного мозга.

На протяжении двух лет (с перерывами) этот человек
приходил ко мне раз в неделю и обсуждал свои сновидения.
Вряд ли наши встречи можно было назвать психоаналитиче-
скими консультациями. У пациента отсутствовала объективная
самокритичная способность к ассимилированию любой интер-
претации, которая привела бы к осознанию тени. Во время
наших встреч мы вместе исследовали сновидения и старались
обнаружить идеи, которые эти сновидения стремились выра-
зить. У меня часто возникало впечатление, что бессознательное
старается преподать пациенту урок метафизики, т.е. либо помочь
ему понять смысл его соприкосновения со смертью, либо подго-
товить его к встрече со смертью в недалеком будущем. Следует
отметить, что этот человек не прошел процесс индивидуации
в том смысле, как мы его понимаем. Тем не менее, последние
в его жизни сновидения содержали немало образов, связанных
с целью этого процесса.

На протяжении двух лет пациент записал около 180 снови-
дений, из которых треть, несомненно, имела метафизический,
или трансцендентальный подтекст. Некоторые из сновидений
были представлены с точки зрения эго, причем в них ощуща-
лась трагическая атмосфера обреченности. После пробуждения
от таких снов у сновидца оставалось глубоко депрессивное
настроение. Другие сновидения, по-видимому, отражали
сверх-личностную точку зрения и доставляли сновидцу
ощущение умиротворенности, радости и безопасности. В каче-
стве примера таких сновидений я приведу описание сна, который
приснился ему за полгода до его смерти: «Я нахожусь дома, но
я здесь прежде не бывая. Отправляюсь в кладовую взять
немного продуктов. Полки уставлены банками со специями
и приправами одного сорта, но здесь нет ничего съедобного.
Чувствую, что в доме я не одинок. Начинается рассвет.
А может быть, так ярко светит Луна? Включаю свет, но
он загорается в другой комнате. Что-то поскрипывает.
Я не одинок. Интересно, где моя собака? Нужен дополни-
тельный свет. Мне нужно больше света и больше муже-
ства. Я боюсь».


Это сновидение, вероятно, отражает чувство страха, которое
испытывает эго в ожидании встречи с незваным гостем, смертью.
Свет покинул эго теперь он находится в другой комнате. Это
напоминает последние слова Гете: «Больше света».

Таких сновидений было сравнительно мало. Значительно
больше было сновидений второй группы, которые содержали
определенные сверх-личностные образы и, как мне кажется,
стремились преподать сновидцу урок метафизики. Для обсуж-
дения я выбрал из этой группы тринадцать сновидений.
Я приведу описания их в хронологическом порядке.

Сновидение 1:

«Мне необходимо научиться выполнять ритуал
японского театра Но. Упражняясь в этих ритуалах,
я приведу свое тело в физическое состояние, которое
соответствует дзенскому коану».



Японская драма Но представляет собой высоко формализо-
ванную форму классического искусства. Актеры носят маски,
и в других отношениях здесь существует немало общих черт
с древнегреческой драмой. Драматические представления театра
Но отражают всеобщие или архетипические реальности они
всецело посвящены сверхличностному. Нэнси В. Росс описы-
вает театр Но следующим образом:

«Тот, кто отдает себя во власть неподвластному
времени наслаждению театром Но, никогда не забудет
его, несмотря на абсолютную невозможность точно
передать другим его своеобразное очарование. Театр
Но исследует время и пространство, используя методы,
неизвестные нашей западной эстетике... Внушающий
суеверный страх человеческий голос, при котором
нормальное дыхание искусственно подавляется, печаль
протяжных, одиноких звуков флейты, периодичность
внезапных реплик, похожее на кошачье завывание хора,
неожиданные щелчки палочек, изменчивая тональность
трех видов барабанов, скользящие, подобно призракам,
танцоры .неожиданное топанье ногами по звучной
сцене, где любой „реквизит“ абстрагирован до уровня
«символа», экстравагантность и пышность костюмов,
нереальная реальность деревянных масок на лицах
участников и, что самое важное, искусное использование
пустоты и тишины — все это лишь немногие из традици-
онных элементов, помогающих создать особое волшеб-
ство театра Но.»

Таким образом, сновидение говорит, что пациент должен
упражняться в установлении связи с архетипическими реально-
стями. Он должен отказаться от личных соображений и начать
жить «под эгидой вечности». В результате этих упражнений
его тело уподобится дзенскому коану. Коан представляет собой
парадоксальный анекдот или высказывание, используемое
учителями дзен в надежде, что он (коан) поможет ученику
прорваться к новому уровню сознания (озарение, сатори).
Судзуки приводит следующий пример: ученик спрашивает
учителя, что такое дзен. Учитель отвечает: «Когда твой ум не
пребывает в двойственности добра и зла, что представляет собой
твое первоначальное лицо до твоего рождения?»

Такие диалоги направлены на прорыв через состояние,
ориентированное на эго, к сверхличностной реальности или,
по словам Юнга, самости. Пережив состояние сатори, один
буддийский ученый сжег комментарии к «Алмазной сутре»,
которыми он прежде весьма дорожил, и воскликнул «Сколь бы
глубоким ни было знание премудрой философии, оно подобно
крохотному волоску, летающему в безбрежности пространства;
сколь бы основательными ни были знания о мирских вещах, они
подобны капле воды, брошенной в неизмеримую бездну».

Именно такую психологическую установку, как мне кажется,
стремится выразить сновидение, побуждая сновидца отказаться
от своей личностной, эгоцентрической установки в процессе
подготовки к уходу из этого мира.

Сновидение 2:

«С несколькими спутниками я оказался в мест-
ности, которая напоминала пейзажи Цали, на которых
предметы либо были лишены свободы, либо были абсо-
лютно неуправляемы. Повсюду из земли выбивалисъ
языки пламени, намереваясь поглотить всю местность
Совместными усилиями нам удалось установить
контроль над огнем и ограничить горение в пределах
соответствующего места. Здесь же на скале, мы обнару-
жили женщину, лежавшую на спине. Передняя часть ее
тела состояла из живой плоти, тогда как задняя часть
го ловы и тела составляли продолжение живого камня,
на котором они лежала. У нее была ослепительная,
почти блаженная улыбка, которая, казалось, говорила
о примирении с ужасным состоянием. Укрощение Огня,
по-видимому вызвало какую-то метаморфозу. Камень
начал отпускать спину женщины, так что, в конечном
счете, мы смогли поднять ее с камня. Хотя женщина
все еще оставалась частично каменной, она не показа-
лась нам слишком тяжелой. Изменения продолжались.
Мы знали, что она вновь станет целостной».



Рис. 44 . «Пробуждающийся раб». Микеланджело.


Это сновидение вызвало у пациента конкретную ассоци-
ацию. Языки пламени напомнили ему об огне, в сопровождении
которого Гадес вырвался из земли, чтобы похитить Персефону.
Сновидец однажды побывал в Элевсине, где ему показали место
появления Гадеса. Кроме того, сновидение вызвало у него воспо-
минание о незаконченной статуе работы Микеланджело.

Появляющаяся из камня фигура напоминает нам о рождении
Митры Из petra genetrix. Сновидение имеет еще одну аналогию
с мифом о Митре. Одна из первых задач Митры состояла
в укрощении дикого буйвола. Точно с же и в сновидении укро-
щение огня было каким-то образом связано с возникновением
женщины из камня. Ограничение зоны распространения огня
приводит к извлечению женщины из камня. Это соответствует
освобождению Софии из объятий Physis, которое осуществляется
посредством погашения пламени желаний. В более позднем снови-
дении вновь встречается женская персонификация Мудрости
или Логоса. Этот образ также указывает на отделение души
от материи или тела, что ассоциируется со смертью.

Аналогичный образ содержится в древнегреческом алхими-
ческом трактате Зосимы: «Пойди к водам Нила и найди камень,
имеющий дух (pneuna) Возьми этот камень, раздели его, всунь
в него руку и вынь его сердце, ибо его душа (psyche) находится
в его сердце».

В трактате также сказано, что эта операция соотносится
с извлечением ртути. Алхимическая идея из влечения души или
духа, заключенного в материи, соответствует извлечению смысла
из конкретного переживания (камень преткновения, Первое
Послание апостола Петра, 2:9). В контексте ситуации сновидца
извлечению, вероятно, подлежал смысл его земной жизни.

Необходимо также учитывать и ассоциацию с Аидом
(Гадесом), Пер сефоной и местом ее похищения в Элевсине.
Эта ассоциация позволяет нам рассматривать сновидение как
современный, индивидуальный вари ант элевсинских мистерий.
В Древней Греции считалось, что посвящение в мистерии имеет
громадное значение для определения судьбы человек в загробном
мире. В гомеровском «Гимне Деметре» мы читаем следующее
«Счастлив среди людей тот, кто видел эти мистерии; но тот,
кто не был посвящен и не участвовал в мистериях, никогда
не обретет добрую участь после смерти, погрузившись в темноту
и уныние». Эту же мысль мы находим и у Платона:

«...Те, кто основал эти мистерии, вовсе не были
непросвещенными; напротив, они видели в них тайный
смысл, когда много лет назад сказали, что тот, кто
отправится в мир непосвященным и несведущим, увязан
в трясине, но тот, кто очистится и пройдет посвящение,
будет пребывать там с богами».

Несмотря на ограниченность сведений о содержании элев-
синских мистерий, можно предположить, что они предусматри-
вали проведение обряда умирания и воскрешения, поскольку
этой теме посвящен миф о Деметре-Коре. Вне сомнения,
нисхождение Персефоны в подземный мир и последующий
договор, по которому она проводит часть года на земле и масть
года в подземном мире, относятся к духу зеленых растений,
который умирает и возрождается каждый год. Таким образом,
сновидение косвенно указывает на воскрешение. Освобо-
ждение женщины от камня соответствует возвращению
Персефоны из подземного мира. Правильность этого к толко-
вания подтверждает следующее сновидение, в котором, в част-
ности, изображается бог зеленых растений, символизирующий
воскрешение.

3 Возвращение к началу

Сновидение 3:

По-видимому, это Африка. Я стою на краю беско-
нечного вельда (veldt), простирающегося, насколько
хватает глаз. Из земли появляются или появились
головы животных. Повсюду много пыли. Пока я
озираюсь окрест, некоторые животные полностью
освободились от земли. Одни животные совершенно
ручные, а другие — дикие. Носорог вступил в поединок
с зеброй, подняв тучу пыли. Я подумал, не сад ли это
Эдемский».


Это сновидение имеет некоторое сходство с предыдущим
сновидением. Здесь также появляются из твердой земли
живые существа. Сновидец отметил, что у него возникло такое
ощущение, как будто ему позволили взглянуть на первона-
чальное творение. Это напоминает замечание, высказанное
одним алхимиком:

«Пусть тебя не тревожит вопрос, есть ли у меня
бесценное сокровище (философский камень). Вместо
этого спроси меня, видел ли я, как создавался мир,
известна ли мне природа тьмы египетской ... какой
вид будут иметь прославленные тела при всеобщем
воскресении».


Этот автор демонстрирует знание того, что алхимическая
тайна состоит в веществе, а в состоянии сознания, восприятия
архетипического уровня реальности.

В конце жизни сновидцу было показано всеобщее зарождение
жизни. Живые формы возникают из аморфной, неорганиче-
ской земли. Подчеркивание особого значения пыли напоминает
нам об использовании этого образа в Книге Бытия: «И создал
Господь Бог человека из праха земного» (Бытие, 2:7). «... Прах
ты, и в прах возвратишься» (Бытие, 3:19). Пыль представ-
ляет собой размолотую в порошок и высушенную землю. Пыль
имеет сходство с прахом. Древнееврейское слово «apbar», пере-
веденное на английский язык как «пыль», также обозначает
«прах». Прах получается в результате алхимической кальци-
нации (caldnatis), на которую косвенно указывает огонь второго
сновидения. Однако, согласно третьему сновидению, из праха
сгоревшей дотла жизни возникает новая жизнь.

Вскоре после этого пациенту приснился еще один сон
о вельде.

Сновидение 4:

«И вновь передо мной простирается вельд.
Несколько акров пустынной местности. Повсюду
разбросаны буханки хлеба различной формы На вид
они недвижны и долговечны, как камни».


Здесь также фигурирует символ камня, впервые появив-
шийся во втором сновидении. Во втором сновидении камень
оказался вовсе не камнем, а женщиной. В настоящем сновидении
камень является не камнем, а буханкой хлеба. В алхимии хорошо
известен этот мотив камня, который не являете» камнем (lithos
ou lithos). Это соотносится с философским камнем, который,
согласно Руланду, «является субстанцией, непоколебимой
в своей действенности и добродетели, но не являющейся таковой
по своей материальной природе». Это утверждение косвенно
указывает на реальность психики.

В четвертой главе Евангелия от Матфея устанавливается
связь между образами хлеба и камня. Во время искушения
Иисуса в пустыне дьявол сказал ему: «Если Ты Сын Божий,
скажи, чтобы камни сии сделались хлебами» Он же сказал
ему в ответ: «Написано: не хлебом одним будет жить человек,
но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мат. 4:3,4).
Там же, в Евангелии от Матфея (7:9), еще раз устанавлива-
ется связь между камнем и хлебом: «Есть ли между вами такой
человек, который, когда сын попросит у него хлеба, подал бы ему
камень?» Эти отрывки показывают, что человек нуждается
в хлебе, камень не удовлетворяет потребности человека, и готов-
ность превратить камень в хлеб (т.е. объединить эти противо-
положности) составляет прерогативу божества. Это сновидение
позволяет заглянуть за метафизический барьер или, как назы-
вает это Юнг, эпистемологическую завесу, за которой находятся
фигуры, олицетворяющие «невероятные объединения противо-
положностей, трансцендентальные формы бытия, воспринима-
емые только на основе противопоставлений».

Сновидение 5:

«Меня пригласили на прием в честь Адама и Евы.
Они никогда не умирали. Они олицетворяли начало
и конец. Я понял это и признал правомерность их
неизменного существования. Оба они были огром-
ными, как скульптуры Майя. У них был скуль-
птурный, а не человеческий вид. Лицо Адама было
закрыто покрывалом, и мне захотелось узнать, как
он выглядит. Я осмелился открыть его лицо. Покры-
вало состояло из очень толстого слоя торфяных мхов
или каких-то растений. Я немного отвел в сторону
покрывало и заглянул за него. Его лицо было добрым,
но пугающим. В нем было что-то от гориллы или
гигантской обезьяны».


Очевидно, что местом проведения этого приема является
сфера вечного архетипического. Фигуры никогда не умирают;
они живут в вечном настоящем. «Царство небесное» — это
место встречи человека с древними героями. В Евангелии
от Матфея (8:11) сказано: «Говорю же вам, что многие придут
с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом
в царствии Небесном».


Фигуры сновидения, как отмечено, олицетворяют начало
и конец. По традиции характеристика существа, заключающего
в себе начало и конец, никогда не применялась к Адаму. Но она
применялась к Христу, который был назван вторым Адамом.
Как Логос, Он существовал изначально и был проводником
творения (Евангелие от Иоанна, 1:1—3). К рассматриваемому
сновидению имеет непосредственное отношение следующий
отрывок из Первого Послания апостола Павла к Коринфянам.
Здесь речь идет о «воскрешении и втором Адаме:

«Первый человек Адам стал душою живою;

а последний Адам есть дух животворящий... Первый
человек — из земли, перстный; второй человек-Господь
с неба. И как мы носили образ перстного, будем носить
и образ небесного. Говорю вам тайну: не все мы умрем,
но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней
трубе; ибо тленному сему надлежит облечься в нетление,
и смертному — в бессмертие».

Адам, как первый человек, служит образом Антропоса или,
по теории гностиков, Первочеловека. В герметическом трак-
тате гностиков «Poimandres» сказано, что вечный разум родил
Антропоса, который затем попал в мир пространственно-вре-
менного существования, потому что его полюбила Природа»:

«Природа взяла предмет своей любви и обвилась
вокруг него так, что они полностью переплелись, потому
что они любили друг друга И по этой причине из всех
существ на земле только человек двойственен; из-за тела
он смертен, но благодаря совершенному Человеку он
бессмертен».

Антропос представляет пресущую форму человека, вечную
идею Платона, божественную мысль, воплотившуюся благодаря
объятиям. Таким образом, знакомство сновидца с Адамом
означает, что ему будет показано «первозданное лицо», предсу-
ществующее рождению эго, и знаменует приближение процесса
развоплощения.


Сновидение 6:

«Я нахожусь в саду, на красивой пологой террасе.
Это место называется «Мыслями Бога». Здесь




|
| |
верят, что двенадцать Слов Божьих завоюют мир.
Стены напоминают гнездо, увитое плющом и чем-то
похожим на пух или мех. Вместе с другими прогули-
равной силе взрыва или землетрясения, которое
сбивает нас с ног. Мягкие, как подушки, стены
предотвращают травмы. В этой огражденном месте
принято прогуливаться по кругу, держась поближе
к стенам. Необходимо совершать круг либо по часовой
стрелке, либо против часовой стрелки. Во время
прогулки площадь уменьшается, становится более
интимной, мягкой и похожей на гнездо. Сама прогулка
имеет что-то общее с процессом учебы».
В этом сновидении развиваются темы, на которые косвенно
указывали предыдущие сновидения. Сновидец вновь достав-
ляется к пресущему началу, истоку Логоса. Я не знаю, к чему
относятся двенадцать слов Божьих, однако в Каббале иногда
говорится, что божественное имя состоит из двенадцати букв.
Большее распространение имеет точка зрения, согласно которой
божественное имя состоит из четырех букв, составляя тетра-
грамматон йод (Yod), xe (Не), вау (Vau), xe (Не).

По мнению Мазерса, тетраграмматон «допускает двенад-
цать перестановок, которые все имеют смысл „быть“; это един-
ственное слово способно выдерживать так много перестановок,
не изменяя свой смысл. Они называются „двенадцатью знаме-
нами могучего имени“; некоторые говорят, что они управляют
двенадцатью знаками зодиака».

Из сновидения явствует, что сад мыслей Божьих представляет
собой круг, из которого эманируют двенадцать слов. Таким образом,
сад аналогичен знакам зодиака, которые составляют двенадца-
тиричное деление годового цикла. К числу других аналогий отно-
сятся двенадцать сыновей Иакова и двенадцать учеников Христа.
Пантеоны многих народов состоят из двенадцати богов. Согласно
Геродоту, египтяне первыми назвали двенадцать богов.


Необычность сновидения состоит в том, что двенадцать слов
Божьих завоюют мир. Характерно, что предназначение Логоса
состоит в созидании мира, а не в его завоевании. Быть может,
здесь имеется в виду приближение гибели сознательного эго
(мир = эго). Эта же идея заложена и в круглом гнезде, которое
в процессе кругового хождения по нему принимает все большее
сходство с мягким чревом (матери). Символ гнезда подчерки-
вает особое значение материнской, защитной, сдерживающей
стороны возвращения к метафизическим истокам и поэтому,
несомненно, оказывает умиротворяющее воздействие на эго,
обеспокоенное приближением смерти. Кроме того, гнездо,
в котором откладываются и высиживаются яйца, символизи-
рует возрождение. Например, в Египте новогодний праздник
назывался «днем ребенка в гнезде. Гнездо устлано плющом.
Согласно Фрезеру, плющ был священным растением Аттиса
и Озириса. Жрецы Аттиса носили татуировки в виде листьев
из плюща. Поскольку плющ является вечнозеленым растением,
Фрезер предположил, что он символизировал «печать боже-
ственной жизни, нечто свободное от печальной изменчивости
времен года, нечто постоянное и вечное, как небо...»

Более определенная связь существует между вечнозеленым
плющом и Озирисом как бессмертным духом произрастания.
Этот образ получил более полное отображение в сновидении .



Сновидение 7:

«Два боксера-профессионала участвуют в риту-
альном поединке. Их поединок прекрасен. Во сне они
выглядят не столько противниками, сколько сотрудни-
ками, работающими над выполнением сложного плана.
Они ведут бой спокойно, безмятежно и сосредоточенно.
В конце каждого раунда они удаляются в раздевалку.
В раздевалке они наносят на лицо „грим“. Я вижу, как
один из них, смочив палец в какой-то крови, наносит
ее на свое лицо и лицо противника. Они возвращаются
на ринг и возобновляют стремительный, яростный
и в то же время контролируемый поединок».



Это сновидение вызывает суеверный страх, поскольку пока-
зывает человеческую жизнь как бы из-за покрывала Майи.
Борьба между противоположностями находит примирение,
когда рассматривается как часть более масштабного плана. Идет
поединок, в котором, однако, никто не страдает, то замеча-
тельное драматическое представление. В нем есть кровь, но это
лишь «грим», относящийся к миру видимости и иллюзии. Идея
сновидения имеет несомненное сходство с тем уроком, который
был преподан Кришной Арджуне в «Бхагавадгите», где также
содержится описание поединка, войны, в которой не желает
участвовать Арджуна:

«О, могущественнейший среди людей! Достичь
бессмертия способен лишь тот, кто не только безмятежен
и неподвластен этим ощущениям, но и сохраняет невоз-
мутимость в радостях и горе. Не существует бытия для
нереального и реальное не может стать несуществующим.
Провидцы Истины знают природу и конечные цели и реаль-
ного, и нереального. Познай неуничтожимость, которой все
проникнуто. Никто не в силах уничтожить Неизменное.
Эти тела смертны, но их обитатели вечны, неуничтожимы
и непостижимы. Поэтому сражайся, о потомок Бхараты!
Не ведает Истину ни тот, кто считает это (Самость)
убийцей, ни тот, кто считает, что это (Самость) можно
убить. Ибо Оно не убивает и не может быть убито. Оно
(Самость) не рождается, не умирает, и после проявления
в бытии не возвращается в небытие. Оно (Самость) неро-
жденное, вечное, неизменное, древнее».

Сновидение 8:

«Передо мной три квадрата, нагревательных
прибора, изготовленных из металлического змее-
вика или неоновой трубки. Они символизируют мои
сексуальные проблемы. Приборы были отключены
и в настоящее время находятся в чистке. В мире
существует новое представление о Боге, расширя-
ется сознание безграничности мироздания. На фоне
вечности представляется малозначительной столь
преходящая вещь, как сексуальная проблема. Мытье
имеет значение ритуального омовения, чистки трех
квадратов, чтобы они заняли свое естественное
место в огромном всеобщем.


В сновидении мой ум занят визуальным образом
трех квадратов. Было естественным взять и нари-
совать круг сначала внутри каждого из них, а затем
снаружи».


В сновидении ясно очерчена связь с вечной божественной
сферой, противопоставленной временной, личностной сфере.
Очевидно, что три квадрата символизируют личностное парти-
куляризированное существование индивида в пространстве
и времени. Квадраты ассоциируются с сексуальностью, источ-
ником тепла или энергии. Наличие трех квадратов соотносится
с символическим значением триады, упомянутой в главе VII.
Тройственность относится к динамическому существованию
в исторической реальности. Она отражает мучительную диалек-
тику процесса развития, которое протекает в соответствии
с гегелевской формулой: тезис, антитезис и синтез.

С другой стороны, квадрат составляет четырехэлементный
образ, который отражает всеобщность, выделяя статичные,
структурные, сдерживающие аспекты. В восточном символизме
квадрат символизирует землю как противоположность неба.
Согласно представлениям древних, человеческая душа выглядит
как квадрат. В отличие от квадрата, круг нередко символизи-
рует и Бога, и вечность. Таким образом, когда сновидец рисует
один круг внутри квадрата, а другой снаружи, он объединяет
индивидуальное и личностное с вечным и сверхличностным. Эту
же идею выражает сновидение и в утверждении, что квадраты
«занимают свое, естественное место в огромном всеобщем».
Изображение квадрата, содержащего круг и заключенного в круг
(Q), имеет аналогии в алхимии. При переходе от внутреннего
к внешнему внутренний круг будет соответствовать первичной
материи, первозданному, безграничному хаосу. В таком случае
квадрат будет символизировать разделение первичной материи
на четыре элемента, т.е различение, извлекаемое сознательным
эго из первоначального недифференцированного целого.


То, как отмечал Юнг, квадрат несовершенен по форме,
так как «в квадрате элементы существуют раздельно и не испы-
тывают дружелюбных чувств по отношению друг к другу».
Поэтому они должны вновь объединиться в высшем единстве,
в пятом, последнем элементе, который соответствовал бы внеш-
нему кругу, охватывающему квадрат. Согласно сновидению, это
новое объединение квадрата состоит в нахождении его «есте-
ственного места в огромной всеобщности».

Психологическое состояние первого круга, предшеству-
ющее возникновению квадрата, замечательно описал Черный
Лось, святой из племени Сиу. Высказывая сожаление по поводу
того, что теперь индейцы живут в квадратных домах, он говорит
следующее:

«^Мы построили из бревен маленькие серые дома,
которые вы видите, они квадратны. В них плохо жить,
потому что в квадрате нет силы. Вы заметили, что индеец
все делает в круге, это потому, что Сила Мира всегда
действует в кругах, и все стремится стать круглым.
В старое время, когда мы были сильным и счастливым
народом, вся наша сила приходила к нам от священного
кольца нации, и народ процветал, пока кольцо остава-
лось целым. Цветущее дерево составляло живой центр
кольца, и круг четырех сторон света питал его. Восток
дарил умиротворение и свет, юг — тепло, запад —
дождь, а север приносил своим холодным могучим ветром
силу и стойкость. Это знание пришло к нам из внешнего
мира вместе с нашей религией. Все, что ни делает Сила
Мира, она делает это в круге. Небо круглое, и я слышал,
что и земля круглая, как мяч. Звезды тоже круглые.
Могучий ветер движется по кругу. Птицы делают гнезда
круглыми, ибо у них та же религия, что и у нас. Солнце
восходит и заходит, совершая круг. То же делает и луна.
Они оба круглые. Даже времена года составляют круг
в своей изменчивости и возвращаются к исходной точке.
Жизнь человека составляет круг в движении от детства
к детству. Так дело обстоит везде, где движется сила.
Наши вигвамы были круглыми, как гнезда птиц, и всегда
располагались в круге, кольце нации, гнезде, состоявшем
из множества гнезд, в которых Великий Дух велел нам
высиживать своих детей. Но белые люди поселили нас
в эти квадратные коробки. Наша сила исчезла, и мы
умерли, ибо сила уже не пребывает в нас».

Сновидение 9:

«Я нахожусь в одиночестве в английском саду. Такие
сады встречаются в Европе. Газон покрыт необычной
разновидностью многовекового дерна. Высокая изгородь
изготовлена из самшитового дерева. Кругом царит
идеальный порядок. В конце сада я замечаю какое-то
движение. Вначале мне показалось, что там находится




|
| |
огромная лягушка, сделанная из травы. Приблизив-


|
| |
зеленый человек, созданный из травы. Он танцует
роман Хадсона «Зеленые особняки». Мною овладе-

вает чувство умиротворения, хотя я и не понимаю,
что именно я созерцаю».


В этом сновидении содержится замечательное описание духа
растительности, который играл важную роль в древней мифо-
логии и был подробно рассмотрен в «Золотой ветви» Фрезера.
С наибольшей глубиной этот образ раскрыт в лице Озириса
как духа злаков, духа деревьев и бога плодородия. Смерть
и возрождение растительности составляют эпизоды его драмы:
«Его священным растением был плющ, потому что он всегда
остается зеленым».

О символике зеленого цвета Юнг говорит следующее:
«В христианской психологии зеленый цвет обладает свойствами,
связанными со спермой и деторождением. По этой причине этот
цвет приписывался Святому Духу как творческому принципу»
И далее: «Зеленый цвет — это цвет Святого Духа, жизни,
размножения и воскрешения». О зеленом цвете Святого Духа
упоминает Хильдегард Бингенский в «Гимне Святому Духу»:
«Благодаря Тебе облака проливаются дождем, воды рождают
потоки и земля выделяет зелень с влагой». Это место имеет
аналогию в древнеегипетском гимне Озирису, в котором гово-
рится, что «благодаря ему мир покрывается зеленью». Еще одну
связь между зеленым цветом и возрождающейся жизнью можно
найти в трактате, обнаруженном в египетской пирамиде. В этом
фрагменте содержится обращение к Хепреру (Хопреру, Хопри,
«становящемуся»)-богу-скарабею, символизируемому восхо-
дящим солнцем: «Приветствую тебя, бог ...который движется
по кругу, Хепрер... Приветствую тебя, Зеленый.

В алхимии зеленый цвет относится к числу важных образов.
В некоторых трактатах он называется benedicta viriditas, благо-
словенная зелень Согласно Милию, Душа Мира, Анима Мунди,
имеет зеленый цвет:

«Бог вдохнул в созданные вещи . способность
к росту или зелень, с помощью которой все вещи
должны размножаться . они назвали все вещи зеле-
ными, ибо зелень означает рост . поэтому это достоин-
ство размножения и сохранения вещей можно называть
Душой Мира».

В другом алхимическом трактате женская персонификация
темной отвергнутой первичной материи говорит:

«Я пребываю в одиночестве среди потаенного и, тем
не менее, радуюсь в сердце своем, поскольку могу жить
тайной жизнью и восстанавливать в себе свои силы .
под покровом моей темноты таится свежая зелень».

Юнг интерпретирует это место следующим образом:

«Состояние несовершенной трансформации, на
которую возлагаются надежды и ожидания, вызывает
не только мучительные чувства, но и позитивные, если
в этом состоянии таится счастье. В таком состоянии
пребывает тот, кто в своих странствиях среди образов
своей психической трансформации наталкивается
на тайное счастье, которое примиряет его с несомненным
чувством одиночества. В беседе с самим собой он находит
не смертную скуку и меланхолию, а внутреннего собесед-
ника. Более того, здесь он вступает в такие взаимоот-
ношения, которые можно сравнить со счастьем тайной
любви или с ранней весенней порой, когда семя дает
зеленые побеги из бесплодной земли, обещая будущий
урожай. Здесь имеется в виду benedicta viriditas алхи-
миков, благословенная зелень, которая, с одной стороны,
свидетельствует о «порче продуктов из муки» (verdigris),
а с другой, указывает на незримое присутствие боже-
ственного духа жизни во всех вещах».

То, что Юнг называет тайным счастьем, сопровождающим
открытие и лени, по-видимому, соответствует ощущению умиро-
творенности, упомянутой сновидцем. Человеку, которому вскоре
предстоит умереть, бессознательное рисует в ярких и красивых
красках картину вечной жизни, чьи проявления непрестанно
исчезают, вновь возрождаясь в новых формах. Сновидение отра-
жает идею, которую выразил апостол Павел, говоря о воскре-
шении из мертвых: «...Поглощена смерть победою. Смерть! где
твое жало? ад! где твоя победа?» (Первое послание к Корин-
фянам, 15:54—5 5).

5. Завершение опуса

Сновидение 10:

«Как и в „Еврейских легендах“ Гинзберга, где Бог
вступает в личные отношения с различными людьми,
Он поставил передо мной задачу, неприятную во всех
отношениях, для выполнения которой я не был готов
ни в техническом, ни в эмоциональном отношениях.
Вначале я должен отправиться на поиски человека,
который ожидал моего появления. Затем мы вместе
должны были точно выполнить все указания. В резуль-
тате выполнения указаний мы должны были получить
абстрактный, совершенно непонятный нам символ,
в котором был заложен религиозный, священный или
запретный смысл. В соответствии с поставленной
задачей необходимо было отделить руки человека
возле запястий, привести их в порядок объединить
их, придав форму шестигранника. От каждой руки
необходимо быт отделить по одному прямоуголь-
нику, оставив нечто вроде окон. Сами прямоугольники
имеет, огромное символическое значение. Затем их
необходимо было мумифицироватъ, высушить и окра-
сить в черный цвет. На выполнение этих непростых
и трудных операций понадобилось немало времени.
Мой партнер стоически перенес тяготы нашей общей
судьбы, и конечный, результат наших трудов, как
мы полагали, удовлетворительно отвечал постав-
ленным требованиям. Взглянув на символ, полученный
в результате наших трудов, мы увидели, что его окру-
жает аура непостижимой тайны. Тяжелое испытание
привело нас в изнеможение».


Сновидец пролистал «Еврейские легенды» Гинзберга в доме
своего друга. Более основательно с этой книгой он не ознакомился.
Кроме того, его знание Ветхого Завета было весьма ограниченным.



|| Рис. 45. Лев с отрубленными
лапами. Алхимический рисунок.
Сновидение напоминает о
задачах, которые Иегова возлагал
на отдельных людей, например, на
Иону и Осию. Если жизнь чело-
века определяется ощущением
божественного пред назначения,
в психологическом отношении это
означает, что эго освободилось
от своих эгоцентрических забот и
подчинилось Самости. В какой-то
мере на эту идею указывает
характер задачи, возложенной на
сновидца. Необходимо ампути-
ровать человеческие руки. Этот
довольно неприятный, перво-
бытный образ отражает психоло-
гический процесс. В алхимии этот
образ встречается в виде льва
с отсеченными лапами. В более
крайней форме — в виде расчлененного человека — этот образ
можно найти в трактате «Splendor solis». Руки служат орудием
сознательной воли. Поэтому отсечение рук соответствует чувству
бессилия, которое испытывает эго. Как сказал Юнг, «восприятие
Самости неизменно означает поражение эго». В сновидении следу-
ющий этап выполнения поставленной задачи состоит в объеди-
нении отсеченных рук в форме шестигранника. Здесь содержится
указание на объединение противоположностей, правого и левого,
сознательного и бессознательного, хорошего и плохого. В резуль-
тате объединения получается фигура, состоящая из шести частей.
К числу известных символов, составленных из шести
частей посредством объединения двух похожих, но противопо-
ставляемых друг другу элементов, относится так называемая
звезда Соломона 50L Она состоит из двух треугольников, один
из которых повернут вершиной вверх, а другой — вершиной
вниз. Для алхимиков звезда Соломона символизировала союз
огня Л и воды V. Для других она символизировала взаимо-
проникновение триединства духа (треугольник, повернутый
вершиной вверх) и триединства материи (треугольник, повер-
нутый вершиной вниз), а следовательно, и процесс установления
взаимосвязи между ними. Число шесть связано с выполнением
творческой задачи. В Книге Пития мир был создан за шесть
дней, причем последний акт — создание Адама — пришелся на
шестой день. Иисус был распят на кресте в шестой день недели.
Юнг приводит цитату из книги Дж. Линдус, по мнению которой:

«Число 6 весьма искусно в порождении, ибо оно
четно и нечетно, будучи причастным активной природе по
причине нечетности и материальной природе по причине
четности, отчего древние называли его браком и гармо-
нией ... И еще они говорят, что оно женское и мужское
... А другие говорят, что число шесть порождает душу,
поскольку размножается в мировой сфере, и поскольку
в нем объединяются противоположности».

Исходя из приведенных разъяснений, можно утверждать,
что сон требует выполнения задания, которое приводит к разде-
лению сил индивидуального эго (на благо и во зло) или к выводу
их из состояния единства с эго с последующим их объедине-
нием в абстрактном или сверхличностном образе. Добавление
двух прямоугольных окон производит неприятное впечатление,
вызывая в памяти первобытную маску. В результате
получается геометрическое изображение, которое,
осмелюсь предположить, символизирует лицо Бога.

Сновидение 11:

«Вокруг тьма, но в ней содержится неописуемый
свет. Тьма каким-то образом светится. Во тьме
стоит прекрасная, золотистая женщина с лицом
почти как у Моны Лизы. Теперь я замечаю, что
свет исходит от ожерелья на шее этой женщины.
Ожерелье отличается большим изяществом:
небольшие камешки неограненной бирюзы заключены
в оправу из красноватого золота. Ожерелье имеет
для меня огромное значение. Если бы мне удалось
проникнуть за его иллюзорный покров, я бы добрался
до смысла, заключенного в этом совершенном образе».


Сновидец, не располагая сведениями о философии и религии,
не знал вступительных строк Евангелия от Иоанна, в которых

Рис. 46. Расчлененный человек. Алхимический рисунок.

речь идет о Логосе. Эти строки имеют непосредственное отно
шение к сновидению:

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово
было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него
начало быть, и без Него ничто не начало быть. В Нем
была жизнь, и жизнь была свет человеков; и свет во тьме
светит, и тьма не объяла его» (Иоан.,1:1—5).

В концепции Логоса евангелиста Иоанна к Христу применяется
теория Логоса древнегреческой философии. Христос становится
творческим Словом или Мыслью Бога, и Слово изначально было
у Него. В гностических кругах Логос отождествлялся с Софией,
женской персонификацией Мудрости. Этот же образ суще-
ствовал и в древнееврейской литературе, посвященной мудрости.
Например, он упоминается в следующей молитве Богу: «С тобой
пребывает Мудрость, которая знает твои деяния и присутствовала
при создании тобой мира; она знает, что приятно твоим глазам
и соответствует твоим заповедям» (Мудрость, 9—9, Иерусалим).
В своей книге «Aurora Consurgens» М.-Л. фон Франц подробно
остановилась на образе Софии или Sapientia Dei. По этому поводу
она пишет следующее:

«В патристической литературе ее обычно рассматри-
вали как Христа, пресущий Логос, или как сумму rationes
aetemae (вечных форм) самопознающих первичных
причин, образцов, идей и прототипов в уме Бога. Кроме
того, ее рассматривали как archetypus mundus, „архети-
пический мир, по подобию которого был создан воспри-
нимаемый органами чувств мир“ и посредством которого
Бог осознал себя. Таким образом, Sapientia Dei состав-
ляет сумму архетипических образов в уме Бога»

Эту же мысль выражает и Фома Аквинский:

...Божественная мудрость придумала устройство

мироздания, заключающееся в своеобразии вещей,
и поэтому необходимо сказать, что в божественной
мудрости содержатся модели всех вещей, которые назы-
ваются идеями, т.е. образцовыми формами, существую-
щими в божественном уме».

Таким образом, упомянутая в сновидении золотистая
женщина с лицом Моны Лизы олицетворяет Софию, или
Божественную Мудрость. Ее светящееся ожерелье из бирюзы
и золота символизирует небесные четки, которые объединяют
на едином кольце нити различные формы и виды бытия, подобно
тому, как годовой круг объединяет знаки зодиака, составляя
«сумму архетипических образов в уме Бога».

Сновидение 12:

«Передо мной поставлена почти непосильная
задача. В лесу зарыто бревно из тяжелой твердой
древесины. Я должен отрыть его, отпилить или отру-
бить круглый кусок, а затем вырезать на нем рисунок.
Полученное изделие необходимо сохранить любой ценой,
поскольку оно представляет собой нечто неповторимое
и может быть утрачено. В то же время необходимо
подробно записать на магнитофонную ленту, что
это изделие собой представляет, что оно символи-
зирует и какой смысл заключает в себе. В заключение
само изделие и магнитофонную ленту необходимо пере-
дать в публичную библиотеку. Кто-то говорит, что
только библиотека знает, как можно сохранить ленту
в целости и сохранности в течение пяти лет».


Здесь мы вновь встречаемся с темой постановки трудной
задачи, аналогичной алхимическому опусу. Зарытое в лесу
бревно представляет собой скрытый, первичный материал,
который необходимо открыть или выявить, чтобы затем придать
ему специальную форму, обладающую какой-то уникально-
стью, поскольку ее невозможно воспроизвести. Резной узор
имеет пять частей. Число пять вновь встречается в упоми-
нании об опасности в течение пяти лет. Символизм числа пять
связан с квинтэссенцией алхимиков. Квинтэссенция является
пятой разновидностью и высшим единством четырех элементов
и поэтому составляет конечную цель процесса. Руланд говорит,
что квинтэссенция составляет «саму суть, качество субстанций,
которое с помощью искусства отделяется от тела» По мнению
Юнга, число пять указывает на доминирование физической
личности». Здесь существует аналогия с тем, что упомянутое
в сновидении изображение имеет сходство с абстрактной чело-
веческой фигурой с пятью выпуклостями — четырьмя конечно-
стями и головой. Отсюда можно заключить, что это изображение
символизирует цель и завершение физического существования.

Сдача в библиотеку на хранение изделия и магнитофонной
ленты с записью описания его сути затрагивает несколько
весьма интересных моментов. В некоторых отношениях изделие
и магнитофонная запись могут считаться синонимами, поскольку
схематическое изображение изделия во многом напоминает
катушку магнитофонной ленты. В соответствии с этим направ-
лением ассоциаций можно предположить, что поставленная
перед сновидцем задача состоит в превращении Дерева в Слово,
т.е. материи в дух. Быть может, это сновидение служило пред-
знаменованием будущей публикации серии сновидений упомя-
нутого сновидца. В таком случае задача заключалась в записи
на магнитофонную ленту описания его сновидений и в помещении
на хранение у меня магнитофонных записей. Тем не менее, эта
простая, персоналистическая интерпретация противоречит суще-
ствующим данным, особенно в контексте других сновидений.
Значительно более правдоподобным является предположение,
что поставленная перед сновидцем задача относится к психологи-
ческой задаче его жизни, результаты которой должны поступить
на хранение и обогатить коллективную или сверхличностную
библиотеку, т.е. словесную или духовную сокровищницу.

В алхимии идея сокровищницы существует как синоним
философского камня. Пятая притча «Aurora Consurgens» имеет
название «О сокровищнице, которую Мудрость построила
на камне». По этому поводу Алфидий говорит следующее:
«В этой сокровищнице хранятся все возвышенные достижения
науки или мудрости или прекрасные вещи, которыми невоз-
можно обладать». В трактате Алфидия сокровищница характе-
ризуется как сооружение, состоящее из четырех частей. Отсюда
явствует, что сокровищница символизирует Самость.


Аналогичное изображение «сокровищницы» встречается
и в католической теологии, когда речь идет о «сокровищнице
заслуг», накопленных Христом и святыми. Несмотря на конкре-
тистское злоупотребление этим образом в церкви с целью оправ-
дания продажи индульгенций, он заключает в себе архетипическую
идею, которая отражает определенный аспект объективной психики.

В приведенных примерах сокровищница приносит прибыль
тому, кто находит ее. В нашем сновидении, однако, сновидец
не извлекает из находки никакой выгоды лично для себя, напротив,
он делает вклад в общественную сокровищницу. Вспомним слова
Иисуса: «Так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы
Ему служили, но чтобы послужить» (Матф., 20:28). Снови-
дение, по-видимому, означает, что психологические достижения
индивида оставляют после себя духовное наследство, которое
обогащает совокупную, коллективную сокровищницу, своего рода
положительную коллективную карму. В таком случае слова Миль-
тона о хорошей книге в равной мере применимы и к результатам
выполнения внутренней, психологической задачи индивидуации.
Остается постоянное духовное наследство, которое «составляет
источник энергии главного духа, который сохраняется от забвения
и хранится как сокровище для жизни после жизни».

В сновидении упоминается о необходимости предотвратить
порчу изделия и магнитофонной записи. Для этого необходимо
применить какой-нибудь метод консервации или бальзамиро-
вания. Сновидение 12 затрагивает эту же тему, когда речь идет
о мумификации отсеченных рук. Быть может, смысл этих упоми-
наний необходимо искать в архетипическом символизме, который
лежит в основе сложных методов бальзамирования, применяв-
шихся в древнем Египте. Эта идея выглядит соблазнительной, хотя
в данный момент я не могу остановиться на ней более подробно.

Сновидение 13:

«Я смотрел на удивительно прекрасный сад.

Он представляя собой большой квадрат с каменным
полом. На расстоянии двух футов установлены
друг от друга латунные предметы. Они стоят
вертикально и имеют большое сходство с «Птицей
в пространстве» Бранкузи. Я долгое время стоял





| | | | | |
| | | | | |
но в чем он заключался, я не мог понять».
«Птица в пространстве» работы Бран-
кузи представляет собой изящный, немного
изогнутый вертикальный столб из полирован-
ного металла с утолщением в средней части и с
сужением к вершине. Здесь затронута проблема
символики столба или колонны. В упрощенном
виде Столб олицетворяет фаллическую, верти-
кальную устремленность к верхней, духовной
сфере. В то же время он нередко символизирует
axis mundi (ось мира), которая связывает между
собой человеческий мир и сверхличностный,
божественный мир. На такой космический
столп нисходят боги, чтобы проявиться, на него
восходят первобытные шаманы в поисках экста-
тических видений. Древнеегипетский религи-
озный ритуал дает нам иные символические
значения вертикального столпа или колонны. В
ритуалах, посвященных смерти и воскрешению
Озириса, церемониальные действия достигали
апогея, когда верховный жрец устанавливал
вертикально так называемую колонну Джед
(Djed). Об этой колонне Р. Т. Рандл Кларк
говорит следующее:



|| Рис. 47. «Птица
в пространстве»
Бранкузи
«Идея колонны Джед состоит в том, что она зани-
мает прочное вертикальное положение, ибо вертикальное
положение символизирует жизнь, преодоление инертных
сил смерти и распада. Вертикальное положение-колонны
Джед означает, что жизнь в мире будет продолжаться».
В «Pistis Sophia» рассматривается Сокровищница Света,
в которой собираются частицы света, освободившиеся от власти
тьмы материальной. Эта сокровищница представляет собой
промежуточный накопительный пункт, который передает
накопленный свет в высшую сферу, Мир Света, посредством
светового потока, который называется Столпом Славы. Согласно
манихейской теории, разбросанные частицы света собирают
избранные. Возродившись с помощью гнозиса, избранные
становятся орудиями собирания и сосредоточения частиц света,
рассеянных в материи. Во время смерти каждый уносит из мате-
риального мира свой пучок накопленного света и доставляет его
в вечную сферу света. Устремленную ввысь скульптуру Бран-
кузи можно сравнить со Столпом Славы, через который устрем-
ляются в вечную сферу накопленные частицы освобожденного
света. Аналогичный образ существует и в манихейской эсхато-
логии. В конце времен появляется последняя «статуя»:

«Весь свет, который еще можно спасти, объединя-
ется в „Великой Идее“ ...принимая форму «последней
статуи», которая возносится к небу, тогда как проклятые,
демоны и материи с ее похотью и бисексуальностью
низвергаются в яму, запечатанную огромным камнем».

Упоминая манихейскую «статую», Юнг связывает ее с алхи-
мическим трактатом. По этому поводу он пишет следующее:

«Очевидно .что статуя или колонна символизирует
либо совершенного Первого Человека . либо, по меньшей
мере, его тело, как в начале творения, так и в конце времен».

Сновидение, в котором каменный квадрат сочетается
со столпами, имеет аналогию в древнесемитских святилищах,
описанных Фрезером. По этому поводу он пишет следующее:

«Известно, что во всех древнеханаанских святилищах,
в том числе и в святилищах Иеговы, существовавших вплоть
до реформации Езекии и Иосии, обычно находились два
предмета поклонения — священное дерево и священный
камень. В этих святилищах жрецы (kedeshim) и жрицы
(kedeshoth) устраивали распутные обряды».

Иремия упоминает священное дерево и священный камень,
когда критикует израильтян за то, что они «говорят дереву: „ты


мой отец“, и камню „ты родил меня“» (Книга Пророка Иеремии,
2:27). Таким образом, камень и столп символизируют соот-
ветственно женское и мужское божество. С психологической
точки зрения, в сновидении показано объединение мужского
и женского принципов. Я не знаю, почему на одном каменном
квадрате должно размещаться множество мужских столпов.
Быть может, это связано с множеством жемчужин в ожерелье
Софии. И, тем не менее, мы имеем здесь образ совершенства,
олицетворяющий всеобщность и объединение противоположно-
стей. Это сновидение было последним из предоставленных в мое
распоряжение пациентом. Спустя три месяца он скончался.

Мы рассмотрели ряд сновидений, которые показывают, что при
определенных обстоятельствах бессознательное ставит на обсуж-
дение вопросы, которые можно назвать метафизическими. Хотя
сновидец и не прошел процесс индивидуации в обычном пони-
мании этого термина, можно предположить, что воздействие
приближающейся смерти способствовало приближению этого
процесса. Вне сомнения, рассмотренные сновидения свидетель-
ствуют о стремлении бессознательного передать сновидцу знания
о метафизической реальности, как будто без них невозможно
обойтись перед наступлением физической смерти.

В связи с вышеизложенным возникает вопрос, какое впечат-
ление произвели на сновидца упомянутые сновидения. На этот
вопрос трудно дать однозначный ответ; практически все снови-
дения оказали на сновидца сильное эмоциональное воздействие,
которое, однако, он воспринимал только тогда, когда расска-
зывал сновидения на аналитических консультациях, не ранее того.
Так или иначе, для того, чтобы дать выход нуминозности образов
сновидений, понадобилось присутствие аналитика. В целом
сновидения отобразили ряд незначительных религиозных пережи-
ваний, которые постепенно привели к определенным изменениям
в отношении сновидца к жизни. Этот далекий от религии и фило-
софии человек получил метафизическое посвящение. В резуль-
тате он, по меньшей мере, отчасти освободился от озабоченности
своими личными огорчениями, и его личность приобрела глубину
и достоинство. Когда его вырывали из лап смерти, он несколько
раз задавал вопрос: «Почему продолжается моя жизнь?» Быть
может, сновидения содержат ответ на этот вопрос.
Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину