Глава 7. Убийца Героя

Карл Юнг

LiberNovus,

Liber Primus

Глава7

Убийца Героя

[HIiv(v)]mCap. vii.

Следующейночью,однако, у меня было видение:112 Я был с кем-то молодым в высоких горах.Это было перед рассветом, восточное небо было уже светлым. Потом горнЗихфридараздался над горами ликующим звуком."3 Мы знали что наш смертельный врагидет. Мы были вооружены и скрывались около узкого каменистого пути чтобыубитьего. Потом мы увидели его едущего высоко через горы на колесницесделанной изкостей мертвых. Он вел ее смело и великолепно через крутые скалы иприбыл кузкому пути где мы ждали прячась. Когда он подъехал к повороту вперединас, мывыстрелили одновременно и он упал убитый. Я повернулся бежать иобрушилсяужасный дождь. Но после этого114 Я прошел через муку до смерти и упалуверенныйчто я должен убить себя, если я не смог решить загадку убийцы героя.115

Тогдадухглубин подошел ко мне и сказал такие слова: "Высочайшая правда одна итакая же как абсурд." Это утрверждение спасло меня, и как дождь последолгой жары, это смыло все во мне что было слишком напряжено.

Тогдау менябыло второе видение:116 Я видел прекрасный сад, в котором формы ходилиодетые вбелый шелк, все покрытые цветным светом, одни красноватым, другиеголубоватым изеленоватым."7 [Image iv(v)]

Язнаю, яшагал через глубины. Через вину я возродился."8

[2]Мы такжеживем в своих снах, мы живем не только днем. Иногда мы заканчиваем нашивеличайшие деяния в снах."9

Этойночью мояжизнь была в опасности так как я должен был убить моего господина иБога, но нев единственной битве, поскольку кто из смертных может убить Бога надуэли? Выможете добраться до Бога только через убийцу,120 если вы хотитепревзойти его.

Ноэто самоегорькое для смертных: наши Боги хотят превосходить, так как они требуютобновления. Если люди убьют своих принцев, они делают это поскольку онинемогут убить своих Богов, и потому что они не знают что они должны убитьсвоихБогов внутри себя.

ЕслиБогстановится старым, он становится теневым, бессмысленным и падает.Величайшаяистина становится величайшей ложью, ярчайший день становится темнейшейночью.

Посколькуднюнужна ночь и ночи день, также и смысл требует абсурда и абсурд требуетсмысла.

Деньнесуществует через себя, ночь не существует через себя.

Реальностькотораясуществует через себя это день и ночь.

Такимобразомреальность это смысл и абсурд.

Полденьэтомомент, полночь это момент, утро идет от ночи, вечер превращается вночь, новечер идет от дня и утро превращается в день.

Итаксмысл этомомент и переход от абсурда к абсурду, и абсурд это только момент ипереход отсмысла к смыслу.'21

ОэтотЗигфрид, голубоглазый блондин, германский герой, должен был пасть отмоей руки,самый преданный и смелый! Он имел все которое я ценил как более великое икрасивое; он был моей властью, моей смелостью, моей гордостью. я быпотерпелнеудачу в битве, и поэтому для меня было оставлено только убийство. Еслибы яхотел продолжать жить, это могло бы быть только через обман и хитрость.

Несудите!Подумайте о блондинах дикарях в германских лесах, которые должны былипредатьгром размахивающий молотом ради бледного ближневосточного Бога которогопригвоздили к дереву как курицу. Смелых превзошли определеннымпрезрением ксамим себе. Но их жизненная сила предлагала им продолжать жить, и онипредалисвоих прекрасных диких Богов, свои святые деревья и свое благоговениепередгерманскими лесами.122

ЧтоЗигфридозначал для Германцев! Что говорит нам то что германцы переживают смертьЗигфрида! И поэтому я почти предпочитаю убить себя чтобы спасти его. Но яхотелпродолжать жить с новым Богом.123

Послесмертина кресте Христос пошел в преисподнюю и стал Адом. Таким образом онпринялформу Антихриста, дракона. Изображение Антихрита, которое предсталоперед намиот древних, провозглашает нового Бога, чье пришествие предсказывалидревние.

Богинеизбежны.Чем больше вы бежите от Бога, тем наиболее вероятно вы упадете ему вруки.

Дождьэтобольшой поток слез кторый падет на народы, слезное наводнениеотпущенногонапряжения после сжатия смерти обременило народы ужасающей силой. Этоскорбьмертвых во мне, которая предшествует похорогам и возрождению. Дождь этоплодотворение земли, он порождает новую пшеницу, молодого, растущегоБога.124

111Это относится к оплакиванию смерти героя. ,

11218Декабря,1913. ВЧерной Книге: "Следующая ночь была ужасна. я проснулся вскореот страшного сна" (стр. 56). В Черновике: "могущественноевидение поднялось из глубин" (стр. 73).

113Зигфридбыл героическим принцем который появляется в старом германском и скандинавскомэпосе. В ХХ столетии Нибелунг описываетсятак: "И в каком великолепном стиле ездил Зигфрид! Он нес большое копье, скрепким древком и широким наконечником; его красивый меч доставал до его шпор;и прекрасный горн который это господин нес был из красноватого золота" (tr. A. Hatto [London: Penguin, 2004], стр. 129). Его жену,Брунхильд, обманом заставили открыть единственное место где он мог быть ранен иубит. Вагнер переработал эти эпосы в Кольце Нибелунга. В1912, в Трансформациях и Символах Либидо Юнг представилпсихологическую интерпретацию Зигфрида как символа либидо, главнымобразом цитируя либретто Вагнера к Зигфриду (CW B, §568f).

114Далеев Черновике: "После этого видения во сне" (стр. 73).

115В ЧернойКниге 2, Юнг заметил: "Я шагал легко вверх поневероятно крутому пути и позже помог своей жене, которая следовала за мнойболее медленным шагом, поднимаясь. Некоторый высмеивали нас, но мне было всеравно, так как это показывало что они не знали что я убил героя" (стр.57). Юнг подробно описывал этот сон на семинаре в 1925, делая ударение наразных деталях. Он представил это со следующими замечаниями: "Зигфридбольше не был особенной фигурой для меня которой я сочувствовал, и я не знаюпочему мое бессознательное было поглощено им. Зигфрид Вагнера, особенно,преувеличенно экстравертен и временами действительно нелеп. Мне никогда он ненравился. Тем не менее сон показал что он мой герой. Я не мог понять сильнуюэмоцию которая у меня была во сне." После пересказывания сна, Юнг заметил:"Я чувствовал огромную жалость за него [Зигфрида], как будто в меня самоговыстрелили. я должно быть имел героя которого не ценил, и это был мой идеалсилы и эффективности который я убил. Я убил свой интеллект, в чем мне помоглаперсонификация коллективного бессознательного, маленький коричневый человек вомне. Другими словами, я сверг мою лучшую функцию . . . Дождь был символомотпущения напряжения; силы бессознательного были отпущены. Когда это случилось,это вызвало чувство облегчения. Вина была искуплена потому что, как толькоглавная функция низложена, есть шанс для других сторон личности быть рожденнымик жизни" (Аналитическая Психология, стр.56-57). В Черной Книге 2, и вего более поздних заметках об этом сне в Воспоминаниях (стр.204), Юнг сказал что он чувствовал что он бы убил себя если бы не разрешил этузагадку.

116Далеев Черновике: "и я снова заснул. Второе видение пришло ко мне восне" (стр. 73-74)-

117Далеев Черновике: "Эти огни напонили мой разум и чувства. И снова язаснул как выздоравливающий" (стр. 74). Юнг подробно рассказывал этот сон Aniela Jaffe, и сказал что после тогокак он встретился с тенью, как во сне с Зигфридом, этот сон выражал идею что онбыл одной вешью и другой еще где-то одновременно. Бессознательное выросло вышеего, как нимб святого. Тень была как слегка окрашенная сфера которая окружалалюдей. Он думал что это было видение свыше, где у людей есть полнота. (MP, стр. 170).

118Далеев Черновике: "Промежуточный мир это мир простейших вещей. Это немир намерения и повелевания, но случайный мир неопределенных возможностей.Здесь следующие пути маленькие, неширокие, прямые шоссе, над ними нет рая, ипод ними нет ада" (стр. 74). В октябре 1916, Юнг говорил несколько раз впсихологическом клубе, "Адаптация, индивидуация и коллективность" вкоторых он прокомментировал важность вины: "первый шаг в индивидуации этотрагическая вина. Накапливание вины требует искупления" (CW 18, §1094).

119Здесьв Черновике есть дополнение: "Ты что улыбаешься? Дух этого временихотел бы заставить тебя верить что глубины это не мир и не реальность"(стр. 74).

120Далеев Черновике: "Иуда" (стр. 75).

121Далеев Черновике: "Мое видение во сне показало мне что я не был одинкогда я совершил это. Мне помог молодой, который был моложе меня; омоложеннаяверсия меня" (стр. 76).

122Далеев Черновике: "Зигфрид должен был умереть, как и Вотан" (стр.76). В 1918, Юнг написал об эффектах введения христианства в Германию:"Христианство раздвоило германских варваров на верхнюю и нижнюю половиныпомогло им, путем подавления темной стороны, приручить светлую сторонуприспособить ее для культуры. Но нижняя, темная половина все еще ждетосовобождения и второго приручения. До этого, она будет оставатьсяассоциированной с остатками предыстории, с коллективным бессознательным,которое должно означать особенную и увеличивающуюся активацию коллективногобессознательного. ("O Бессознательном," CW 10, §17). Он развил этуситуацию в "Вотане" (1936, CW 10).

123В Черновике, этопредложение такое: "Мы хотим продолжать жить с новым Богом, героем вышеХриста" (стр. 76). Для Aniela Jaffe, он рассказал что он думало себе как о преодолевающем герое, но сон показал что герой должен быть убит.Это преувеличение воли было представлено Германцами в то время, такими каклиния Зигфрида. Голос внутри него сказал, "Если ты не поймешь сна, тыдолжен застрелить себя!" (MP, p. 98, Воспоминания, стр.204). Подлинная линия Зигфрида была защищающейся основанной немцами в севернойФранции в 1917 (на самом деле это была ветка линии Гиденбурга).

124Темаумирающего и воскрешающегося Бога заметно представлена вЗолотом Суке Джеймса Фрейзера: Обучение в Магии иРелигии (London: Macmillan, 1911-15), которую Юнг заимствовал в Трансформациях и СимволахЛибидо(1912).

ПерGuarda иTaleann

Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину