Глава 9. Мистерии. Первая встреча

Карл Юнг

LiberNovus,

Liber Primus

Глава 9

Мистерии. Первая встреча.

В ночь, когда я раздумывал надсущностью Бога, мне явился образ: я лежал в темной глубине. Передо мной стоялстарик. Он был похож на одного из старых пророков.(156) У его ног лежала чернаязмея. Поодаль я увидел дом с колоннами. Из двери выходит красивая девушка. Онаидет неуверенно, и я вижу, что она слепая.Старик машет мне, и я иду заним в дом, что находится у подножия отвесной скалы. Змея ползет за нами. Вдоме царит тьма. Мы находимся в высокомзале с мерцающими стенами. На заднем плане - блестящий камень водянистогоцвета. Я смотрю на свое отражение, и в нем появляются образы Евы, дерева, змея.Послеэто я увидел Одиссея и его путешествие в открытом море. Вдруг дверь справа открывается в сад, залитый ярким солнцем. Мы выходимнаружу, и старик говорит мне: "Знаешь ли ты, где ты находишься?"

Я:"Я нездешний, и все здесь мне кажется странным, тревожным, как во сне. Ктоты?"

И:"Я Илья (157), а это дочь моя, Саломея". (158)

Я:"Дочь Ирода, кровожадная женщина?"

И:"Откуда такие суждения? Ты видишь, она слепая. Она моя дочь, дочьпрорицателя"

Я:"Какое чудо объединило вас?"

И:"Это не чудо, так было изначально. Моя мудрость и моя дочь сутьодно".

Япотрясен, я не могу понять этого.

И:"Считай так: ее слепота и мое предвидение сделали нас спутниками через всювечность".

Я:"Простимое изумление, но я действительно в подземном мире?"

С:"Ты меня любишь?"

Я:"Как я могу любить тебя? Откуда такой вопрос? Я вижу только одно, тыСаломея, зверь, твои руки обагрены кровью святого. Как я могу любитьтебя?"

С:"Ты полюбишь меня ".

Я:"Я? Полюблю тебя? Кто дает тебе право на такие мысли? С:"Я тебя люблю".

Я:"Оставь меня в покое, я боюсь тебя, зверь".

С:"Ты меня с кем-то путаешь. Мой отец Илья, он знает глубочайшие тайны.Стены его дома сделаны из драгоценных камней. В его колодце - целебная вода, аего глаза видят вещи, которые произойдут в будущем. А чего бы ты не отдал длятого, чтобы взглянуть разок, как бесконечность разворачивает то, что будет?Разве это для тебя не стоит греха?

Я:"Твое искушениедьявольское. Я очень хочу вернуться в верхний мир.Здесь просто ужасно. Как тяжел и удушлив воздух!

И:"Так чего ты хочешь? Выбор затобой".

Я:"Я не принадлежу к умершим. Я живу в свете дня. Почему я должен мучитьсяздесь с Саломеей? Разве мне не с кем иметь дело в своей собственнойжизни?"

И:"Ты слышал, что сказала Саломея".

Я:"Яне могу поверить, что ты, прорицатель,признаешь ее за свою дочь и своего спутника. Разве она не рождена отдурного семени? Разве она не кичилась своей скупостью и преступнымвожделением?"

И:"Но она любила святого человека".

Я:"И бесчестно пролила его драгоценную кровь".

И:"Она любила пророка, который известил мир о новом Боге. Она любила его, тыэто понимаешь? Это же моя дочь".

Я:"Ты думаешь, она любила пророка Иоанна потому, что она твоя дочь,отец?"

И:"В ее любви ты ее признаешь".

Я:"Но как же она его любила? Разве это любовь?"

И:"Что же это было?"

Я:"Я в ужасе. Кто не пришел бы в ужас, если бы Саломея любила его?"

И:"Ты труслив? Подумай, я и моя дочь извечно были одним целым".

Я:"Ты говоришь загадками. Как могло случиться, что эта нечестивая женщина иты, проповедник Бога своего, можете быть одним"?

И:"Почемутебя это удивляет? Ты же видишь, мы вместе".

Я:"Потому что мои глаза видят то, чего я не могу уразуметь. Ты, Илья, прорицатель, уста Бога, и она, кровожадныйужас. Вы - символ самых крайних противоречий".

И:"Мы реальные, а не символы".

Явижу, как вверх по дереву ползет черная змея и прячется в ветвях. Всестановится мрачным и неопределенным. Илья встает, я следую за ним, и мы молчаидем обратно через зал. (159) Сомнения разрывают меня на части. Все это настолько нереально,однако какая-то часть меня тоскует по тому, что я оставил за собой. Смогу ли явернуться сюда? Саломея любит меня, но люблю ли я ее? Я слышу дикую музыку,бубен,эта знойная лунная ночь, пристально смотрящая окровавленная головасвятого (160) - страх охватывает меня. Я вылетаю оттуда. Вокруг темная ночь.Кромешная темнота вокруг меня. Кто убил героя? Не потому ли Саломея любит меня?Люблю ли я ее, и потому убил героя? Она с прорицателем - одно, одно с Иоанном,и со мной тоже - одно? Горе, была ли она рукой Бога? Я не люблю ее, я ее боюсь.Тогда дух глубин заговорил со мной, он сказал: "В этом вы признаешь ее божественнуюсилу". "Должен ли я любить Саломею?" (161)

(162)Игра, которой я был свидетелем - это мояигра, не ваша. Это не ваша тайна, а моя. Вы не можете мне подражать. Моя тайнаостается девственной, а мои тайнынезыблемыми. Они принадлежат мне и не могут принадлежать вам. У вас естьсвои. (163)

Тот, кто входит в свои тайны, должен идтина ощупь, должен прочувствовать свойпуть от камня до камня. Он долженпринимать ничтожное с такой желюбовью, как и достойное. Гора есть ничто, а песчинка содержит королевства, ноесть также ничто. Суждения должны отпасть от вас, даже вкус, но прежде всего - гордость, даже еслиона зиждется на заслугах. Оберните свойгнев против себя, потому что только вы останавливаетесебя от поиска ижизни. Игра мистерии мягка, как воздух и неуловимый дым, а вы - грубая материя, что тревожите ее своей тяжестью.

Но пусть ваша надежда, что есть вашимнаивысшим добром и наивысшей способностью, ведет вас и служит проводником вмире тьмы, так как она принадлежит сущности и формам того мира (164) [Рис. V (V)](165)

Сценамистерии - это глубокое место, похожее на кратер вулкана. Мои глубокие недра -это вулкан, что извергает расплавленную огненнуюмассу из аморфного инеразличимого. Так мои недра порождают детей хаоса, первозданной матери. Тот,кто попадает в кратер, становится хаотической материей, он тает. То, что в нембыло сформировано, растворяется и снова связывается с детьми хаоса, силамитьмы, с властвующим и уступающим,влекущим и неодолимым,божественным и дьявольским. Эти силы выходят за пределы того, чтомне казалось несомненным, ограничивают со всех сторон и соединят меня со всеми формами и со всеми далекимисуществами и вещами, через которые во мне развиваются внутреннее вести их бытияи их характер.

Потомучто я упал в колыбель хаоса, в источник начала, я сам опять расплавился,сливаясь с первобытным началом, что есть одновременно тем, что наступило, итем, что еще произойдет. Сначала я пришел к первоначальному в себе. Нопоскольку я являюсь частью сущности и структуры мира, я в первую очередьпришелк первобытному началу мира. Я, конечно, участвовал в жизни, какнекто наделенный формой и определенный, но только посредством своегосформированного и определенногосознания, а благодаря этому - всформированной и определенной части всего мира, а не в неопределенныхаспектах мира, что также даны мне. Тем не менее, они даны только моимглубинам, а не поверхности, которая есть сформированное и определенноесознание.

Силы моих глубин есть предопределениеи склонность. (166) Предопределение или предвидение (167) являются Прометеем(168), который, без определенных мыслей, приводит хаотическое к форме(169) и определению, который роетканалы, и удерживает объект, прежде чемпридет удовольствие. Предвидение приходит также перед мыслью. Но удовольствие -это сила, которая желает и разрушает формы, сама при этом формы и определенияне имея. Она любит как таковую форму,которую она захватывает, и разрушает те формы, которые она не принимает. Предвидящийявляется предсказателем, а удовольствие слепо. Оно не предусматривает, а желаеттого, к чему прикасается. Предвидениесамо по себе не является могущественными, следовательно, оно не приводит в движение. А удовольствие - это сила,и потому она движет. Предвидение нуждается в склонности, чтобы иметьвозможность прийти к форме. Удовольствие нуждается в предвидении, чтобы прийти к форме, которой она требует. (170)

Если быудовольствию не хватало сформированности, удовольствие растворилось бы в многообразии, раскололось и стало бессильным из-за нескончаемогоделения, затерялось бы. Если форма не содержит удовольствия и концентрирует егов себе, она не может достичь высшего, так как она всегда течет, как вода -сверху вниз. Любое удовольствие, когда остаетсяодно, впадает в глубокое мореи разрушается в мертвой тишинерассеивания бесконечного пространства.Удовольствие не старше предвидения, а предвидение не старше удовольствия. Обаони в равной степени древние, а по природе тесно связаны. Только в человекепроявляется самостоятельное существование обоих принципов.

Я нашел третий символ, кромеИльи и Саломеи; это змей. (171) Он чужд этим двум принципам, хотя и связан с обоими. Змея научила меня, в чемзаключается безоговорочная разница всамой сущности между двумя принципами во мне. Если я смотрю на ту сторону отудовольствия до предвидения, я сначала вижу страшную ядовитую змею. Если яприкасаюсь к предвидению изудовольствия, я также ощущаю холодную жестокую змею.(172) Змей - это земная сущностьчеловека, которую он не осознает. Его характер меняется в зависимости отнародов и земель, так как это тайна, которая проистекает к нему из питающейматери-земли. (173)

Земное(места божественной силы) отделяет предвидение от удовольствия в человеке. Змеянесет в себе тяжесть земли, а также ееизменчивость и прорастание, из которой все появляется. Это змея всегда заставляет человека становитьсяподневольным то одному, то к другому принципу, так, чтобы он ошибся. Нельзяжить с одним предвидением или с одним только удовольствием. Вы нуждаетесь вобоих. Но Вы не можете быть в предвидении и в удовольствии в одно и то жевремя, Вы должны быть в предвидении и удовольствии по очереди, повинуясьдоминирующему закону, так сказать, будучи неверным по отношению к другому. Нолюди предпочитают какой-то один. Некоторые любят думать и строят на этом своеискусство жизни. Они так заняты своими размышлениями и своейпредусмотрительностью, что теряют удовольствие. Поэтому они стареют, и лицо уних строгое. Другие любят удовольствие, они практикуют чувствование ипроживание. Таким образом, они забывают думать. Потому они молоды и слепы. Тот, кто думает, основываетмир на мысли, тот, кто чувствует - на чувстве. Вы найдете истину и заблуждениев обоих.

Образ жизни извивается, какзмей, справа налево и слева направо, от размышлений к удовольствию и от удовольствия к раздумьям.Таким образом, змея - это противник, символ вражды, но также и разумный мост,соединяющий правое и левое посредством сильным стремлением, столь необходимымнашей жизни. (174)

Место,где Илья и Саломея живут вместе, является темным и светлымпространствами.Темное - это пространство раздумий. Оно темное, так что тот, кто в нем живет, требует проницательности. (175) Этопространство ограничено, поэтому предвидение ведет не в даль, а в глубину прошлогои будущего. Кристалл - это сформировавшаясямысль, что отражает то, что пришло раньше.

Еваи змей показывают мне, что мой следующий шаг ведет к удовольствию, а оттуда -снова в длительные скитания, как Одиссей. Он сбился с пути, когда проделал своюхитрость в Трое. (176) Светлый сад - этопространство удовольствия. Тот, кто живетв нем, не нуждается в видении, (177) он чувствует бесконечность. (178)Мыслитель, который погружается в свое предвидение, обнаруживает, что егоследующий шаг ведет в сад Саломеи. Таким образом, мыслитель боится своейпредусмотрительности, хотя предвидение - основа его жизни. Видимая поверхностьбезопасней, чем подземный мир. Мышление защищает от неверного пути, и потомуприводит к окаменению.

Мыслителюследует опасаться Саломеи, так как ей нужна его голова, особенно если онсвятой.Мыслитель не может быть святым, иначе он лишится головы. Попыткаспрятаться в свои мысли не поможет. Там вас охватит затвердение. Вы должнывернуться к материнскому предвидению,чтобы возродиться. Но предусмотрительность приводит к Саломее.

(I79)Потому что я был мыслителем и из своей предусмотрительности увидел враждебныймне принцип удовольствия, он явился мне в образе Саломеи. Если бы я былчувствующим и нащупал свой путь предвидения, тогда бы она явилась какзмееподобный демон, если бы я действительно увидел его . Но тогда я был быслеп и почувствовал толькоскользкие, мертвые, опасные, предполагаемо преодолимые,пресные и приторные вещи, и я бы отпрянул, вздрогнув так же, как и от Саломеи.

У мыслителя никудышные страсти,поэтому он не получает удовольствия. Мысли того, кто чувствует, (180) плохи, поэтому у него нет мыслей. Тот, ктопредпочитает размышления чувствам, (181) оставляет свои чувства (182) гнить втемноте. Они не дозревают, а в заплесневелости дают больны побеги, которые не достают до света.Тот, кто предпочитает чувства размышлениям, бросает в темноте свои мысли, гдеони прядут свою паутину в мрачных закоулках, унылые сети, в которыхзапутались комары и мошки. Мыслительчувствует отвращение к чувствам, так как чувство в нем в основномотвратительно.Тот, кто чувствует, думает о раздумьях с отвращением,поскольку мышление в нем в основном отвратительно. Так змея лежит междумыслителем и чувствующим. Они есть яд друг друга и целебное средство.

В садудолжно было обнаружиться, что я любил Саломею. Это признание поразило меня,поскольку я не думал об этом. Чего мыслитель, не может помыслить, того, поего мнению, не существует, а чувствующийне верит в существование того, чего он не чувствует. У вас появляетсяпредчувствие целого, когда вы принимаетесвой противоположный принцип, поскольку целое принадлежитобоимпринципам, которые растут от одного корня. (183)

Ильясказал: "Ты должен признать ее через ее любовь!" Не только вы чтитеобъект, объект также освящает вас. Саломея любила пророка, и это очистило ее.Пророк любил Бога, и это его освятило. Но Саломея не любила Бога, и это ееосквернило. А пророк не любилСаломею,и это осквернило его. И так они были друг для друга ядом и смертью. Пустьчеловек мыслящий примет своеудовольствие, человек чувствующий примет свои мысли. Так они найдут свой путь.(184)

158 Саломея была дочерью Иродиады и падчерицей царя Ирода. ВЕвангелии от Матфея 14 и Марка 6 Иоанн Креститель сказал царю Ироду, что то,что он в браке с женой своего брата, противоправно; тогда Ирод заключил его втемницу. Саломея (имя ее не названо – говорится просто дочь Иродиады) танцевала перед Иродом на егодень рождения, и он пообещалдать ейвсе, чего она пожелает. Она попросила голову Иоанна Крестителя, которыйтогда был обезглавлен. В концедевятнадцатого и начале двадцатого веков, образом Саломеи были очарованы художники и писатели, в томчисле Гийом Аполлинер, Гюстав Флобер, Стефан Малларме, Гюстав Моро, ОскарУайльд, и Франц фон Штук, изображая ее во многих своих работах.См. Брэм Дейкста, Идолы Порочности:Фантазии Женского Зла в Культуре Конца Века (New York: OxfordUniversity Press, 1986), с. 379-98.

159Черная книга 2 продолжает:"Кристалл тускло светит. Я сновадумаю об образе Одиссея, как он прошел мимо скалистого острова сирен всвоей длительной одиссеи. Стоит лимне?" (Стр. 74).

160 тоесть, голову Иоанна Крестителя.

161 На семинаре1925 г.Юнг рассказал: "Я использовал тот же метод схождения, но на этот раз япошел гораздо глубже.Первый раз, должен сказать, я достиг глубины околотысячи футов, но на сей раз это была космическая глубина. Это было словно яполетел на Луну, или как чувство спуска в пустое пространстве. Первой картинойбыл кратер, или замкнутая цепь гор, и по ощущениям ассоциации были такие, как будто я был мертв,как будто сам был жертвой. Это было настроениеземель потустороннего мира.Я увидел двух человек, старика с белой бородой и молодую девушку, которая былаочень красива. Я предположил, что они были настоящими и слушал, что ониговорили. Старик сказал, что он Илья, и я был очень потрясен, но девушкавыбила меня из равновесия еще больше, потому что это была Саломея. Я сказалсебе, что это странное сочетание: Саломея и Илья, но Илья заверил меня, что они Саломея были вместе вечно. Это также меня расстроило. С ними была чернаязмея, и мне казалось, что между ними было сходство. Я придерживался Ильи, таккак он был наиболее разумным извсех. Явесьма подозрительно относился к Саломее. Мы долго разговаривали, норазговор был непонятен для меня. Конечно, я думал, что то, что мой отец былсвященником, было объяснением тому, что я увидел именно этих персонажей. Тогдакак насчет старика? При чем здесь Саломея? И только намного позже я нашел еесвязь с Ильей вполне естественной. Всякий раз, когда вы предпринимаететакое путешествие, вы встретите молодуюдевушку со стариком " (Аналитическая Психология, с. 63-64). Юнг ссылаетсяна примеры этого шаблона в работе Мелвилла, Майринка, Райдера Хаггарда и в Гностической Легенде Симона - Волхва (см. прим. 154, стр. 359), Кундри иКлингзор из Парсифаля Вагнера (см. ниже, стр. 303), и Гипнэротомахия Франческо Колонна. В Воспоминаниях Юнг отметил: "В мифах змея является частым аналогом героя. Существуют многочисленныесвидетельства их родства... Таким образом, наличие змея было указанием на миф огерое "(стр. 206). Он сказал о Саломее: "Саломея является женскимначалом. Она слепая, потому что не видитсути вещей. Илья - образ мудрого старого пророка, он представляет собой факторинтеллекта и знаний, а Саломея - эротический элемент. Можно сказать, чтоэти фигуры являются персонификациейЛогоса и Эроса. Но такое определение было бы излишнеинтеллектуальным.Более показательным было бы позволить образам быть тем, чем они были дляменя тогда, а именно, событием и опытом "(стр. 206-7). В 1955/56, Юнгписал: "По чисто психологическим причинам я в еще пытался приравнятьмужское сознание с концепцией Логоса, а женское – с Эросом. Под Логосом я подразумеваю проницательность, суждения,понимание, а Эрос я понимаю как создание отношений "(MysteriumConiunctionis, CW 14, § 224). О трактовке Юнга Ильи и Саломеи в терминах Логоса и Эросасоответственно см. Приложение B, "Комментарии".

162 В Исправленном Черновике: "Ведущие Размышления" (стр. 86). В Черновике и ИсправленномЧерновике:"Это, друг мой, тайны, в которые дух глубин забросил меня. Дух глубин позволил мне принять участие вцеремониях преисподней , которые были призваны ознакомить меня с намерениями идеяниями Бога. С помощью этих ритуалов я должен былстать посвященным втайны искупления "(Исправленный Черновик, стр. 86).

163Дальше в Черновике: "Вобновленном мире вы не можете обладать внешним, если только вы не создаете егоиз самих себя. Вы можете войти только всвои собственные тайны. Дух глубин обучит вас другим вещам. Я должен толькопринести вам весть о новом Боге и церемониях и тайнах его службы. Но это словноврата во тьму "(стр. 100).

164Дальше в Черновике:"Представление мистерий состоялось наглубочайшем дне моего внутреннегомира, который есть тем, другим миром. Вы должны иметь это в виду, этот мирсуществует, и его реальность огромнаи пугающая. Вы плачете и смеетесь, и дрожите, а иногда вы сходитехолодным потом от страха смерти. Действие мистерии представляет мое Я, а черезменя представляется мир, к которому я принадлежу. Так, друзья мои, вы узнаетемногое о мире, а через него и о себе. Но о своих тайнах таким образом вы неузнали ничего, более того, ваш путь сталтемнее, чем до этого, так как мой пример будет стоять препятствием на вашемпути. Вы можете следовать за мной, не намоем пути, а на своем "(стр. 102).

165 Этоизображает сцену в фантазии.

166 Это- субъективная интерпретация фигуры Ильи и Саломеи.

167 В Исправленном Черновике "Предопределение или предусмотрительность"заменено словом "Идея". Это замещение происходит в оставшейся частиэтого раздела.

169 В Исправленном Черновике: "Граница" (стр. 89).

170Дальше в Черновике: "Поэтомупредвидящий пришел ко мне, как Илья пророк, а удовольствие, как Саломея (стр.103).

171.Дальшев Черновике: "существосмертельного ужаса, что пролегло между Адамом и Евой" (стр. 105).

172 Исправленный Черновик продолжает: "Змей - это не только разъединяющее, ноиобъединяющее начало "(стр. 91).

173Говоря об этом на семинаре 1925г., Юнг отметил, что в мифологии существует множествосвидетельств о связи между героем и змеем, поэтому присутствие змеи указало,что "это снова будет мифом о герое" (стр. 89 ). Он показал схемукреста: Рациональное /Мышление (Илья) в верхней части, и Чувство (Саломея)внизу,Иррациональное / Интуиция (Высшее) слева, а Ощущение / Нижнее (Змей) справа(стр. 90). Он истолковал черного змея, как интровертное либидо: Психологическоедвижение змея явно сбивает с пути, он ведет в царство теней, мертвых иискаженных образов, а также в землю, в конкретизацию. . . Так как змей ведет втени, он носит функцию внутренней сущности, он ведет вас в глубины, онсоединяет Верхнее и Нижнее. . . Змей является также символом мудрости"(Аналитическая Психология, с. 94-95).

174Дальше в Черновике: "Следуя Ильии Саломеи, я следую двум принципам в себе и через себя в мире, частью которогоя являюсь" (стр. 106).

175Дальше в Исправленном Черновике :"то есть мышление. А без размышлений никто не может постичь идею"(стр. 92).

176Дальше в Черновике: "Чем бы былОдиссейбез своих скитаний? "(стр. 107). Исправленный Черновикдобавляет:" Не было бы одиссеи "(стр. 92)

177Дальше в Исправленном Черновике: "Тем сильнееудовольствие от сада" (с. 92).

178Дальше в Исправленном Черновике: "Странно, что садСаломеи находится так близко к величественному и таинственному залу идей. Можетпоэтому мыслитель испытываетблагоговение, возможно даже страх перед идеей - из-за ее близости к раю?"(с. 92).

179Дальше в Черновике: "я был мыслителем. Что могло удивить меня больше,чем близкая общность предусмотрительности и удовольствия, этихвраждебных принципов?" (с. 108).

180 В Исправленном Черновике вместо этого:"Тот, у кого есть удовольствие" (с. 94).

181 В Исправленном Черновике вместо этого: "Удовольствие" (с. 94).

182 В Исправленном Черновике вместо этого: "Удовольствие" (с. 94).

183Дальшев Черновике:"как один из ваших поэтов сказал: 'у копья двойной наконечник'" (с.110).

184В 1913 году Юнг представил статью под названием "К вопросу опсихологических типах", в которой он отметил, что либидо или психическаяэнергия в отдельных личностях типичнонаправлена на объект (экстраверсия), либо на субъект (интроверсия); CW 6 .Начиная с лета 1915 года, он вел интенсивную переписку с Хансом Шмидом по этомувопросу; он охарактеризовал интровертовкак личностей, у которых преобладает функция мышления, а у экстравертовдоминирующей функцией являются чувства. Также у экстравертов доминируетмеханизм удовольствия-боли, который они ищут в любви к объекту, также онибессознательно они стремятся к тиранической власти. Интровертыбессознательноищут низшее удовольствие, и должны увидеть, что объектявляется также символом их удовольствия. 7августа 1915, он писал Шмидту:"Противоположности должны бытьвыровнены в самом человеке (Переписка Юнга - Шмида, ред. Джон Биб. Пер.Эрнст Фальцедери Тони Вульфсон. Эта связь между мышлением и интроверсией, экстраверсией и чувствами была сохранена в его обсуждении этого вопросав 1917 году в Психологии Бессознательных Процессов. В работе"Психологические Типы " (1921) эта модель была расширена: дваосновных типа отношений - интроверты иэкстравертыподразделяются по принципу преобладания одной из четырехпсихических функций - мышления, чувства, ощущения и интуиции.

Пер Guarda и Taleann

Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину