Глава 12. Ад

Карл Юнг

Liber Novus,

Liber Secundus

Глава12

Ад

На вторую ночь после сотворениямоего Бога в видении мне стало известно, что я достиг подземного мира.

Я оказываюсь в мрачном склепе, пол которого покрыт влажнымикаменными плитами. Посредине стоит столб, с которого свисают веревки и топоры.У основания столба ужасное змееобразное переплетение человеческих тел. Сначалая замечаю фигуру юной девушки с прекрасными красно-золотыми волосами: человекдьявольской наружности наполовину скрыт под ней, голова его откинута назад,тонкая струйка крови стекает со лба, два похожих демона бросились к ногамдевушки и телу на полу. На лицах у них нечеловеческое выражение – это живое зло– мускулы у них тугие и мощные, а тела лоснятся, как змеи. Они лежат бездвижения. Девушка держит руку над глазом человека, скрытого под ней – онмогущественнейший из троих – рука ее крепко сжимает удочку, которую онанаправляет в глаз дьявола.

Я прерываюсь, обливаясь холодным потом. Они хотели замучитьдевушку до смерти, но она защитилась силой крайнего отчаяния и сумела проткнутьглаз дьявола маленьким крючком. Если он двинется, она вырвет его глаз последнимрывком. Ужас парализует меня; что случится? Голос говорит:

«Злой не может принести жертву, он не может пожертвовать глазом,победа с тем, кто может пожертвовать»

Видение исчезло. Я увидел, как душа пала во власть бездонногозла. Сила зла несомненна, и мы не без оснований его боимся. Здесь не помогут нимолитвы, ни благочестивые слова, ни магические речи. Когда грубая сила приходитза тобой, ничто не поможет. Как только зло безжалостно овладевает тобой, ниотец, ни мать, ни правда, ни стена, ни башня, ни броня, ни защитные силы непомогут тебе. Бессильно и безнадежно ты падаешь в руки высшей силы зла. В этойбитве ты совершенно один. Поскольку я хотел родить моего Бога, я также хотелзла. Тот, кто хочет создать вечную полноту, также создает вечную пустоту.Нельзя предпринять одного без другого. Но если ты хочешь спастись от зла, ты несоздашь Бога, все, что ты делаешь, прохладно и серо. Я хотел моего Бога радиблагодати и бесчестья. А значит, я хотел и моего зла. Но я хотел, чтобы мой Богбыл могучим и превзошел пределы счастья и блеска. Только таким я люблю моегоБога. И блеск его красоты также заставил меня испробовать самое дно Ада.

Мой Бог восходил на Восточном небе, ярче владыки небес, и принесновый день всем людям. Вот почему я хотел в Ад. Не захочет ли мать отдать своюжизнь за ребенка? Насколько проще было бы отдать мою жизнь, чтобы только мойБог смог преодолеть мучения последнего часа ночи и победоносно прорватьсясквозь красный туман утра? Я не сомневаюсь: я также хотел зла ради моего Бога.Я вступаю в неравную битву, потому что она всегда неравная и без сомнениябезнадежна. Насколько ужаснее и отчаяннее была бы эта битва иначе? Но вседолжно быть и будет именно так.

Нет ничего более важного для зла, чем его глаз, ибо только черезего глаз пустота может завладеть блестящей полнотой. Из-за того, что пустоте нехватает полноты, она жаждет ее и ее сияющей силы. И она пьет ее при помощисвоего глаза, который способен воспринять красоту и незапятнанное сияниеполноты. Пустота бедна, и если у нее не будет глаза, ее положение безнадежно.Он видит прекраснейшее и хочет поглотить его, чтобы испортить. Дьявол знает,что прекрасно, и потому он – тень красоты и следует за ней повсюду, ожидаямомента, когда прекрасное и благодатное пытается дать жизнь Богу.

Если твоя красота прибывает, ужасный червь также будетнадвигаться на тебя, поджидая свою добычу. Для него нет ничего священного,кроме глаза, которым он видит прекраснейшее. Он никогда не откажется от своегоглаза. Он неуязвим, но его глаз ничто не защищает; он чувствителен и ясен,знаток в питии вечного света. Ему нужен ты, яркий красный свет твоей жизни.

Я осознаю пугающую демоничность человеческой природы. Я прикрываюглаза перед ней. Я выставляю перед собой руку, если кто-то хочет приблизитьсяко мне, ибо боюсь, что моя тень падет на него, или его тень падет на меня, ведья вижу демоническое и в нем, безвредном спутнике своей тени.

Никто не притронется ко мне, смерть и преступление затаились вожидании тебя и меня. Ты невинно улыбаешься, мой друг? Разве ты не знаешь, чтомягкое мерцание твоего глаза выдает ужасающее, чьим посланником ты, сам того неподозревая, являешься? Твой жаждущий крови тигр мягко рычит, твоя ядовитая змеянеслышно шипит, пока ты, зная только о своей доброте, протягиваешь своючеловеческую руку ко мне в приветствии. Я зная твою тень и мою, что следует иходит с нами, и лишь ждет часа сумерек, чтобы задушить тебя и меня всемидемонами ночи.

Какая бездна кровоточащей истории отделяет тебя от меня! Я взялтвою руку и смотрел на тебя. Я положил свою голову тебе на колени ипочувствовал живое тепло твоего тела на себе, будто это было мое собственноетело – и внезапно ощутил скользкую петлю вокруг шеи, которая безжалостно душиламеня, и жестокий удар молота вонзил гвоздь в мой храм. Ноги несли меня помостовой, и дикие гончие глодали мое тело в пустынной ночи.

Не следует изумляться тому, что люди так отделены друг от друга,что больше не могут друг друга понять, что они развязывают войны и убивают другдруга. Скорее следует поражаться тому, что люди верят, будто они близки,понимают и любят друг друга. Две вещи предстоит открыть. Первая – этобесконечный провал, который отделяет нас друг от друга. Вторая – тот мост,который может соединить нас. Представляешь ли ты, сколько неожиданнойживотности может принести с собой человеческая компания?

Когда моя душа пала вруки зла, она была беззащитна, и могла воспользоваться только слабенькойудочкой, ее силой вытягивать рыбу из моря пустоты. Глаз злого высосал всю силумоей души; осталось только это, только этот маленький рыболовный крючок. Я желалзла, потому что знал, что не смогу его избегнуть. Тот, кто не хочет зла, неимеет ни единого шанса спасти свою душу от Ада: чем дольше он остается в светевысших миров, тем вернее становится тенью самого себя, и душа его зачахнет вподземельях демонов. Таково действие противовеса – вечного ограничителя. Высшиекруги внутреннего мира останутся для него недостижимыми. Он остается там, гдебыл; в действительности, он даже сдает назад. Ты знаешь таких людей, и тызнаешь, как расточительно природа рассеивает человеческую жизнь и силу побесплодным пустыням. Не стоит стенать об этом, иначе ты станешь пророком, ибудешь стремиться искупить то, что не может быть искуплено. Ты не знаешь, чтоприрода удобряет свои поля и людьми? Прими ищущего, но не выходи искать тех,кто сбился с пути. Что ты знаешь об их ошибке? Возможно, она священна. Неследует тревожить священное. Не смотри назад и ни о чем не сожалей. Видишь, чтомногие рядом с тобой пали? Чувствуешь сострадание? Но ты должен жить своейжизнью, и тогда останется хотя бы один из тысячи. Ты не сможешь задержатьумирание.

Но почему моя душа не вырывает глаз злого? У злого много глаз, ипотерять один все равно, что не потерять ни одного. Но если она сделала это,она полностью падет под заклятьем злого. Злой не может лишь принести жертву. Неследует ранить его, и прежде всего его глаз, потому что прекраснейшего небудет, если злой не увидит его и не возжелает. Злой – свят.

Пустота не может принести в жертву ничего, потому что она всегдастрадает от нехватки. Только полнота может жертвовать, потому что она полна.Пустота не может пожертвовать голодом полноты, ибо не может отвергнутьсобственную сущность. Потому нам тоже нужно зло. Но я могу принести свою волю вжертву злу, потому что ранее получил полноту. Вся сила втекает обратно в меня,потому что злой уничтожил мой образ отворении Бога. Но образ творения Бога во мне все еще не уничтожен. Я боюсьэтого уничтожения, потому что оно ужасно, это неслыханное осквернение храмов.Все во мне восстает против этой безмерной мерзости. Ибо я все еще не знал, чтозначит дать жизнь Богу.

пер Sedric ред asgeth

12 января 1914 г.

Отдельная пометка Юнга в каллиграфическом томе: «сataphatha-brahmanam 2,2,4.» То же дано у рисунка 64.

В «Так говорил Заратустра» Ницше пишет: «нужно носить в себе еще хаос, чтобыбыть в состоянии родить танцующую звезду» («Пролог Заратустры», §5, стр. 46;подчеркнуто в копии Юнга).

Отдельное примечание Юнга в каллиграфическом томе: «Кхандохья-упанишадаI.2.I-7». В «Чхандогья-упанишаде» читаем: «Когда боги и асуры, и те, и другиепроисшедшие от Праджапати, вступили в борьбу, то боги завладели удгитхой,[подумав]: "С ее помощью мы одолеем их". / Они стали почитатьудгитху, как обоняние. И асуры поразили это [обоняние] злом. Поэтому им обоняюти то, и другое – благоухание и зловоние, ведь оно поражено злом. / Затем онистали почитать удгитху, как речь. И асуры поразили эту [речь] злом. Поэтому еюговорят и то, и другое – истину и ложь, ведь она поражена злом. / Затем онистали почитать удгитху, как глаз. И асуры поразили этот [глаз] злом. Поэтому имвидят и то, и другое – приглядное и неприглядное, ведь он поражен злом. / Затемони стали почитать удгитху, как ухо. И асуры поразили это [ухо] злом. Поэтому имслышат и то, и другое – достойное слуха и недостойное слуха, ведь оно пораженозлом. / Затем они стали почитать удгитху, как разум. И асуры поразили этот[разум] злом. Поэтому им размышляют и о том, и о другом – достойном размышленияи недостойном размышления, ведь он поражен злом. / Затем они стали почитатьудгитху, как дыхание во рту. И, столкнувшись с ним, асуры рассыпались, какрассыпается [ком земли], столкнувшись с твердым камнем».

Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину