Глава 19. Дар Магии

Карл Юнг

Liber Novus,

Liber Secundus

Глава19

Дар Магии

«Ты ничего неслышишь?»

Я: «Я ничегоне ощущаю, что я должен услышать?»

Д.: «Звон»

Я: «Звон?Чего? Я ничего не слышу».

Д.: «Слушайвнимательнее».

Я: «Кажется,что-то в левом ухе. Что это может значить?»

Д.:«Неудачу».

Я: «Япринимаю то, что ты говоришь. Я хочу и удачи, и неудачи».

Д.: «Что ж,тогда подними руки и прими то, что идет к тебе».

Я: «Что это?Жезл? Черная змея? Черный жезл в форме змеи — две жемчужины, как глаза —золотой браслет вокруг ее шеи. Это магический жезл?»

Д.: «Этомагический жезл».

Я: «А что мнеделать с магией? Это магический жезл неудачи? Магия — это неудача?»

Д.: «Да, длятех, кто обладает ею».

Я: «Звучит,как высказывания древних — какая ты странная, душа моя! Что мне делать смагией?»

Д.: «Магиямногое для тебя сделает».

Я: «Боюсь, тыразжигаешь мое желание и непонимание. Ты знаешь, что человек никогда неостановится в жажде черного искусства и вещей, что не требуют усилий».

Д.: «Магия нелегка, и она требует жертвы».

Я: «Онатребует жертвы любви? Или человечности? Если требует, забери жезл обратно».

Д.: «Неспеши. Магия не требует таких жертв. Она требует другой жертвы».

Я: «Что этоза жертва?»

Д.: «Жертва,которую требует магия — это утешение».

Я: «Утешение?Я правильно понял? Понимать тебя невыразимо трудно. Скажи мне, что это значит?»

Д.: «Утешениеследует принести в жертву».

Я: «Что тыимеешь в виду? Следует принести в жертву утешение, что я даю или утешение,которое я получаю?»

Д.: «И то, идругое».

Я: «Язапутался. Это слишком неясно».

Д.: «Тыдолжен принести в жертву утешение ради черного жезла, утешение, которое тыдаешь и которое получаешь».

Я: «Тыговоришь, что мне непозволительно получать утешение от тех, кого я люблю? Инельзя давать утешение тем, кого люблю? Это значит утрату части человечности, иее место занимает то, что называют жестокостью к себе и другим».

Д.: «Так онои есть».

Я: «Жезлтребует этой жертвы?»

Д.: «Онтребует этой жертвы».

Я: «Могу лия, позволено ли мне принести жертву ради жезла? Должен ли я принять жезл?»

Д.: «Тебе оннужен или нет?»

Я: «Не могусказать. Что я знаю о черном жезле? Кто дает его мне?»

Д.: «Темнота,что лежит перед тобой. Это следующее, что приходит к тебе. Ты примешь его ипринесешь жертву?»

Я: «Труднопринести жертву темному, слепой темноте — и что за жертву!»

Д.: «Природа— разве природа дает утешение? Она принимает утешение?»

Я: «Тырискнула употребить тяжелое слово. О каком одиночестве ты просишь?»

Д.: «Это твоянеудача, и - сила черного жезла».

Я: «Какмрачно и пророчески ты говоришь! Ты незаметно заточаешь меня в доспехи ледяной жестокости?Ты облачаешь мое сердце в бронзовый панцирь? Я счастлив теплотой жизни. Долженли я упускать ее? Ради магии? Что есть магия?»

Д.: «Ты незнаешь магии. Так что не суди. На что разозлился?»

Я: «Магия!Что мне делать с магией? Я не верю в нее, я не могу в нее поверить. Мое сердцетонет — и я должен принести в жертву большую часть своей человечности магии?»

Д.: «Ясоветую тебе не бороться с этим, и, самое главное, не действовать стольпросветленным, будто глубоко внутри ты не веришь в магию».

Я: «Тынеумолима. Но я не могу поверить в магию, или же у меня совершенно ложная идеяо ней».

Д.: «Да, японяла это из твоих слов. Отбрось свои слепые суждения и критические жесты, илиты никогда не поймешь. Ты все еще хочешь потратить годы на ожидание?»

Я: «Будьтерпелива, я еще не преодолел свою науку».

Д.: «Самоевремя преодолеть!»

Я: «Тытребуешь многого, почти всего. В конце концов — разве наука необходима дляжизни? Наука — это жизнь? Есть люди, которые живут без науки. Но преодолетьнауку ради магии? Это опрометчиво и опасно».

Д.: «Тыбоишься? Ты не хочешь рисковать жизнью? Разве не жизнь приносит тебе этупроблему?»

Я: «Все этоприводит меня в оцепенение и смятение. Не скажешь ли ты свое слово?»

Д.: «А, такты жаждешь утешения? Ты хочешь жезл или нет?»

Я: «Тыразрываешь мое сердце на части. Я хочу предаться жизни. Но как это трудно! Яхочу черный жезл, потому что это первая вещь, которой меня одарила тьма. Я незнаю, что он означает, не знаю, что он дает — я лишь чувствую, что онзабирает. Я хочу преклонить колени ипринять этого посланца тьмы. Я принял черный жезл, и теперь держу его,загадочный, в руке; он холоден и тяжел, как железо. Жемчужные глаза змейуставились на меня слепо и ослепляюще. Чего ты хочешь, загадочный дар? Вся тьмавсех давних миров сгущается в тебе, ты крепок, черный кусок стали! Ты время исудьба? Сущность природы, тяжкая и вечно безутешная, и тем не менее сумма всейзагадочной творящей силы? Изначальные магические слова, кажется, исходят оттебя, загадочные влияния веют вокруг тебя — и какие могущественные искусствадремлют в тебе? Ты пронзаешь меня невыносимым напряжением — какие ужимки тыскорчишь? Какую ужасную тайну создашь? Ты принесешь дурную погоду, штормы,холод, громы и молнии, или сделаешь поля плодовитыми и благословишь телабеременных женщин? Какова мета твоего бытия? Или тебе это не нужно, сын темноголона? Ты наполняешься неясной тьмы, который ты сгущение и кристалл? Где мнеразместить тебя в своей душе? В сердце? Станет мое сердце твоим святилищем,твоей святая святых? Так выбери себе место. Я принял тебя. Какое сокрушительноенапряжение ты принес с собой! Не ломается ли натянутый лук моих нервов? Япринял посланца ночи».

Д.:«Могущественнейшая магия живет в нем».

Я: «Ячувствую это и все равно не могу выразить в словах кошмарнейшую силу, даннуюему. Я хотел смеяться, ведь так многое меняется в смехе и разрешается только внем. Но смех умирает во мне. Магия этого жезла крепка, как железо и холодна,как смерть. Прости меня, моя душа, я не хочу быть нетерпеливым, но мне кажется,что нечто должно прорваться сквозь это невыносимое напряжение, что пришло сжезлом».

Д.: «Жди,держи глаза и уши открытыми».

Я: «Я дрожу ине знаю, почему».

Д.: «Иногдадолжно дрожать — перед величайшим».

Я: «Япреклоняюсь, моя душа, перед неизвестными силами — я бы хотел освятить алтарькаждому неведомому Богу. Я должен сдаться. Черное железо в моем сердце придаетмне тайную силу. Она вроде неповиновения и презрения к людям».

О темноедеяние, преступление, убийство! Бездна, породи неискупленное. Кто нашискупитель? Что наш лидер? Гле пути через черные пустоши? Боже, не оставляйнас! Что ты призываешь, Боже? Воздень руки во тьму над тобой, молись,отчаивайся, заламывай руки, становись на колени, падай лбом в грязь, кричи, ноне называй Его, не смотри на Него. Оставь Его без имени и формы. Что должнооформить бесформенное? Назвать безымянное? Ступи на великий путь и ухватись заближайшее. Не высматривай, не желай, а подними руки. Дары тьмы полны загадок. Путь открыт тому, ктоможет продолжать, несмотря на загадки. Отдайся загадкам и совершеннонепостижимому. Есть головокружительные мосты над вечно глубокой бездной. Носледуй загадкам.

Вынеси их,ужасные. Все еще темно, и ужасное продолжает нарастать. Потерянные ипоглощенные потоками порождающей жизни мы приближаемся к преодолевающимнечеловеческим силам, которые заняты созданием того, что грядет. Сколь многобудущего несут глубины! Не сплетаются ли нити здесь тысячелетиями? Защищай загадки, неси их всвоем сердце, согревай их, будь беремен ими. Так ты носишь будущее.

Напряжениебудущего невыносимо для нас. Оно должно прорваться сквозь узкие разломы,проложить новые пути. Ты хочешь сбросить груз, ты хочешь избежать неизбежного.Бегство — обман и обходной путь. Закрой глаза, чтобы не видеть многократное,внешне множественное, вырывающее и искушающее. Есть только один путь, и этотвой путь; есть только одно спасение, и это твое спасение. Почему тыоглядываешься в поисках помощи? Ты веришь, что помощь придет снаружи? То, чтогрядет, создано в тебе и из тебя. Потому смотри внутрь. Не сравнивай, неизмеряй. Нет таких путей, как твой. Все другие пути обманывают и искушают тебя.Ты должен исполнить тот путь, что в тебе.

О, все этилюди и их пути становятся для тебя чужими! Так ты можешь снова найти их в себеи признать их пути. Но какая слабость! Какое сомнение! Какой страх! Ты невынесешь своего пути. Ты всегда хочешь одной ногой бы не на своем пути, чтобыизбежать великого одиночества! Так что тот материнский комфорт всегда с тобой!Так что кто-то узнает тебя, признает тебя, доверится тебе, утешит тебя,вдохновит тебя. Так что кто-то вытянет тебя на свой путь, где ты удаляешься отсебя и где тебе проще отбросить себя. Как будто ты перестал быть собой! Комузакончить твои дела? Кому нести твои добродетели и пороки? Ты не закончил своюжизнь, и мертвые будут ужасно осаждать тебя, чтобы прожить твою непрожитуюжизнь. Все должно быть исполнено. Суть во времени, так зачем тебе нагромождатьжившее и давать непрожитому гнить?

Велика силапути. В нем Небеса и Ад растутвместе и в нем сила Низа и сила Верха соединяются. Природа пути магическая, какмольба и призывание; проклятие и действиемагические, если они свершаются на великом пути. Магия — это работа людей надлюдьми, но твое магическое действие не затрагивает ближнего; оно затрагивает впервую очередь тебя, и только если ты выдержишь, невидимый эффект переходит стебя на ближнего. Потому ее больше в воздухе, чем я мог подумать. Однако, ее неухватить. Слушай:

Верхмогуч,

Низ могуч,

Двойственнаясила Едина.

Север,приди сюда,

Запад,приютись,

Восток,вознесись,

Юг,разлейся.

Посредиветры связывают

крест.Поперечины соединены

срединнымипоперечинами.

Ступениведут сверху вниз.

Кипящаявода булькает

в котлах.Огненно-красный пепел обволакивает

круглыйпол.

Ночьпогружается в синеву глубины

верха,земля чернеет внизу. / [Image131] /

Одиночкаготовит исцеляющие зелья.

Он делаетподношения всем четырем ветрам.

Онприветствует звезды и касается земли.

Он держитнечто сверкающее в своей руке.

Цветывсходят вокруг него и благословение новой весны целует все его члены.

Птицыпорхают вокруг него и пугливые животные смотрят на него из леса.

Он далекоот людей, но нити их судеб проходят через его руки.

Да будеттвое прошение важным для него, чтобы лекарство дозрело и стало сильным ипринесло исцеление глубочайшим ранам.

Ради тебяон одинок и ждет в одиночестве между Небесами и землей, чтобы земля подняласьдо него, а Небеса спустились к нему.

Все людивсе еще далеко и стоят перед стеной тьмы.

Но я слышуего слова, которые достигают меня издалека.

Он выбралбедного писца, которого трудно обучить, который запинается, когда пишет.

Я не узнаюего, одиночку. Что он говорит? Он говорит: «Я мучаюсь страхом и несчастьямиради людей».

Я раскопалдревние руны и магические изречения, ибо слова никогда не доходят до людей.Слова стали тенями.

Потому явзял древние магические аппараты и приготовил горячие зелья и смешал с тайнымии древними силами, вещами, о которых не догадается даже хитрейший.

Я сварилкорни всех человеческих мыслей и деяний.

Я следилза котлом долгие звездные ночи. Варево бурлит вечно. Мне нужно твоезаступничество, твое преклонение, твое отчаяние и твое терпение. Мне нужно твоеокончательное и высшее стремление, твоя чистейшая воля, твоя скромнейшаяпокорность.

Одиночка,кого ты ждешь? Чья помощь тебе нужна? Никто не поспешит к тебе на помощь, ведьвсе смотрят на тебя и ждут твоего целительного искусства.

Мы всесовершенно неспособны и нуждаемся в помощи больше, чем ты. Даруй нам помощь,чтобы мы могли в ответ помочь тебе.

Одиночкаговорит: «Никто не встанет рядом в моей нужде? Мне оставить мою работу попомощи вам, чтобы вы снова помогли мне? Но как мне помочь вам, если мое варевоне дозрело и не укрепилось? Оно должно было помочь вам. Чего вы от меня ждете?»

Приди кнам! Почему ты стоишь там, готовя чудеса? Что твое исцеление и магические зельеможет для нас сделать? Ты веришь в исцеляющие зелья? Посмотри на жизнь, смотри,как она нуждается в тебе!

Одиночкаговорит: «Глупцы, не могли вы один час бодрствовать со мною,пока трудное и долго длящееся не достигнет завершения и напиток не созреет?

Ещенемного, и варево было бы готово. Почему вы не можете подождать? Почему вашенетерпение разрушает величайшее деяние?»

Какоевеличайшее деяние? Мы не живы; холод и оцепенение охватили нас. Твое деяние,одиночка, не закончится и через эоны, даже если будет продолжаться день заднем.

Работа поспасению бесконечна. Почему ты хочешь ждать до конца этой работы? Даже еслитвое ожидание обратило тебя в камень на бесконечные эпохи, ты не выдержишь доконца. И если твое спасение подойдет к концу, ты должен будешь спастись отсвоего спасения еще раз.

Одиночкаговорит: «Какие красноречивые стенания достигают моих ушей! Какой скулеж! Какиеже вы глупые скептики! Непослушные дети! Терпение, все будет закончено послеэтой ночи!»

Мы невытерпим еще одной ночи; мы ждали слишком долго. Ты, наверное, Бог, что тысячаночей как одна для тебя? Для нас одна ночь будет как тысяча ночей. Оставьработу по спасению, и мы будем спасены. На сколько веков ты нас спасаешь?

Одиночкаговорит: «Вы, смущенное человеческое болото, вы, глупые ублюдки Бога и скота,мне еще нужен кусок вашей драгоценной плоти для смеси. Я действительно вашсамый ценный кусок мяса? Стоит ли это моих усилий — закипеть для вас? Некто далприбить себя к кресту ради вас. Он достаточно истинен. Он стоит на моем пути.Потому я не пойду по его пути, но и не сделаю для вас исцеляющего варева илибессмертного кровавогозелья, вместо этого я брошу зелье и котел и оккультные труды ради вас, раз выне можете ждать и не выносите завершения. Я отброшу ваши прошения,коленопреклонения, призывания. Вы можете спастись и от недостатка спасения и отспасения! Вы выросли достаточно высоко, раз тот умер за вас. Так докажите, чтовы стоите того, живя каждый за себя. Боже мой, как трудно оставлять работунезаконченной ради людей! Но ради людей я воздержусь от роли спасителя. Вот!Теперь мое зелье доварилось. Я смешал себя с питьем, но я нарезал тудачеловечности, и смотри, она осветлила мрачно пенящееся зелье.

Какое оносладкое, какое горькое!

Низ слаб.

Верх слаб.

ФормаЕдиного

становитсядвойной.

Север,восстань и уйди,

Запад,удались в свое место.

Восток,распространись,

Юг, умри.

Ветра межними

освободилираспятого

23 января 1914 г.

В «Ecce Homo» Ницше писал: «Каждое приобретение, каждый шаг к знанию —результат смелости, жестокости к себе, чистоплотности по отношению к себе».

Надпись наверху: «Amor triumphat». Надпись внизу:«Этот рисунок был выполнен 9 января 1921 г., после того, как он ждал завершения втечение 9 месяцев. Он выражает не знаю какой род скорби, четырехчастноежертвоприношение. Я почти мог не закончить его. Это неумолимое колесо четырехфункций, сущность всех живых существ, пропитанная жертвоприношением». Функции —это мышление, чувство, ощущение и интуиция, о которых Юнг писал в«Психологических типах» (1921). 23 февраля 1920 г. Юнг записал в«Черную Книгу 7»: «Что происходит между любящим и возлюбленным — это всяполнота Божественности. И то, и другое — безмерные загадки друг для друга. Ибокто понимает Божественность? / Но Бог рожден в одиночестве, из тайной /мистерии индивидуума. / Разделение между жизнью и любовью - это противоречие между одиночеством исовместностью» (стр. 88). Следующая запись в «Черной Книге 7» 5 сентября 1921 г. 4 марта 1920 г. Юнг отправился вСеверную Африку со своим другом Германом Сиггом, вернувшись 17 апреля.

В «Черной Книге 4» Юнг записал: [Душа:]«Усмири свое нетерпение. Только ожидание поможет тебе здесь». [Я:] «Ожидание —я знаю это слово. Геркулес тоже нашел ожидание затруднительным, когда держалвес всего мира на своих плечах». [Душа:] «Он должен был дождаться возвращенияАтласа и держал мир на плечах ради яблок» (стр. 60). Здесь упоминаетсяодинадцатый подвиг Геркулеса, в котором он должен был найти золотые яблоки,которые давали бессмертие. Атлас предложил достать их, если он в это времяподержит мир на своих плечах.

В греческой мифологии Мойры, или три судьбы,Клото, Лахесис и Атропус, скручивают и управляют нитями человеческой жизни. Всеверной мифологии норны плетут нити судьбы у корней Иггдрассиля, мировогодрева.

«Черновик» продолжает: «Сила пути стольвелика, что он уносит других и воспламеняет их. Ты не знаешь, как этопроисходит; так что тебе проще назвать этот эффект магическим» (стр. 453).

«Черновик» продолжает: «которые представленыкак змея из-за ее особенной природы» (стр. 453).

Это, видимо, указывает на магический круг, вкотором проводятся ритуальные действия.

В Мф. 26:40 Христос укоряет апостолов, чтоони не могли один час бодрствовать, пока он молился в Гефсиманском саду.

Отдельное примечание Юнга в каллиграфическомтоме: «29/11/1922». Это, очевидно, указывает, когда отрывок был переписан.

Надпись: «Завершен 25 ноября 1922 г. Огонь выходит изМуспелля и охватывает древо жизни. Цикл завершен, но это цикл внутри мировогояйца. Странный Бог, безымянный Бог одиночки, скрыт в нем. Новые созданияобразуются из дыма и пепла». В северной мифологии Муспелль (или Муспельхейм) —обиталище Огненных Богов.

Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину