Глава 20. Путь Креста

Карл Юнг

Liber Novus,

Liber Secundus

Глава20

ПутьКреста

Я видел черную змею, обвившуюся вокруг деревакреста. Она вползла в тело распятого и появилась вновь, преображенная, из егорта. Она стала белой. Она обвилась вокруг головы мертвого, как диадема, и светблистал над его головой, и солнце восходило, сияя, на востоке. Я стоял исмотрел и был в смятении, и великий груз отяжелил мою душу. Но белая птица,сидевшая на моем плече, говорила мне: «Пусть идет дождь, пусть дуетветер, пусть воды текут и горит огонь. Пусть каждая вещь имеет свое развитие,пусть пребудет становление».

2. Воистину,путь ведет через распятого, то есть сквозь него, для кого было немаловажнопрожить свою жизнь и который, таким образом, был вознесен к великолепию. Он непросто учил известному и стоящему знанию, он жил им. Неясно, какое нужносмирение для того, чтобы принять на себя проживание своей собственной жизни.Омерзение того, кто хочет войти в свою жизнь, трудно измерить. Отвращениеовладевает им. Его тошнит. У него болят внутренности, а разум тонет вусталости. Он бы придумал любой трюк, чтобы избавиться от этого, ибо ничто несравнить с муками на собственном пути. Он кажется невозможно трудным, стольтрудным, что практически все кажется предпочтительнее этой пытки. Немногиепредпочтут даже любить людей за страх к самим себе. Я тоже думаю, что некоторыесовершат преступление, чтобы выбрать раздор с собой. Потому я цепляюсь за все,что препятствует моему пути к самому себе.

3. Тот, кто идет к себе,спускается вниз. Душераздирающие и абсурдные формы предстали перед величайшимпророком, пришедшим до этого времени, и это были формы его собственной сути. Онне принял их, но изгнал их перед другими. В конечном счете, однако, емупришлось отметить Тайную Вечерю со своей собственной нищетой и принять этиформы своей сути из сострадания, которое и есть то принятие низшего в нас. Но это разъярило могучегольва, которые преследовал заблудших и вернул их ко тьме глубин. И как все, обладающие силой,тот, с великим именем, желал извергнуться из лона гор, подобно солнцу. Но что случилось с ним? Егопуть проходил перед распятым, и он начал яриться. Он разъярился перед людьминасмешки и боли, ибо сила его сущности заставляла его следовать именно темпутем, которым Христос прошел перед нами. Но он громко провозглашал свою силу ивеличие. Никто не кричит громче о своей силе и величии, нежели тот, у когоземля исчезает из-под ног. Наконец, низшее в нем добралось до него, егонеспособность, и это распяло его дух, так что, как он предсказывал, его душаумерла прежде тела.

4. Никто невозносится над собой, не обратив свое опаснейшее оружие против себя же. Тот,кто хочет подняться над собой, должен спускаться вниз и поднимать себя на себяже и волочить себя к месту распятия. Но то, что должно случиться с человеком,прежде, чем он осознает тот внешний видимый успех, что он может ухватитьруками, сбивает его с пути. Какое страдание должно прийти к человечеству, покачеловек не оставит удовлетворение его стремления к власти над своим ближним ивечного желания, чтобы другие были такими же. Сколько крови прольется, покачеловек откроет свои глаза и увидит путь к своей дороге как врага, и осознаетсвой настоящий успех. Ты должен уметь жить с самим собой, но не за счетближнего. Стадное животное не паразитирует и не вредит своему брату. Человек, тыдаже забыл, что ты тоже животное. Ты, кажется, все еще веришь, что где-то тамжизнь лучше. Горе тебе, если ближний думает так же. Но будь уверен, что ондумает. Кто-то должен прекратить быть ребенком.

5. Твоя жаждаудовлетворяется в тебе. Тебе не предложить Богу более драгоценной жертвеннойпищи, нежели себя самого. Да поглотит тебя твоя жадность, ибо это утомляет иуспокаивает ее, и ты будешь хорошо спать и считать солнце каждого дня даром.Если ты пожираешь другие вещи и других людей, твоя жадность остается вечнонеудовлетворенной, ибо она жаждет большего, самого ценного — она жаждет тебя.Так ты вынуждаешь свое желание принять твой собственный путь. Ты можешь проситьдругих, если тебе нужна помощь или совет. Но ты не должен ни у кого требовать,ни желая, ни ожидая ничего ни от кого, кроме себя самого. Ибо твоя тягаудовлетворится только в тебе. Ты боишься разжечь собственный огонь. Пусть ничтоне помешает тебе сделать это, ни чья-то симпатия, ни твоя более опаснаясимпатия к самому себе. Ведь ты должен жить и умереть с собой.

6. Когдапламя твоей жадности пожрет тебя, и ничего от тебя не останется, кроме пепла,ничто в тебе не было устойчивым. Но пламя, которым ты себя поглотил, многоеосветило. Но если ты бежишь от своего огня в страхе, ты опаляешь ближнего, ипылающее мучение твоей жадности не может угаснуть, раз ты не желаешь себя.

7. Ротпроизносит слово, знак и символ. Если слово — это знак, оно ничего не означает.Но если слово — символ, оно значит все. Когда путь достигает смерти,и мы окружены гниением и ужасом, путь восходит во тьму и оставляет рот какспасительный символ, слово. Он ведет солнце в высотах, ибо в символеосвобождение связанной человеческой силы, борющейся с тьмой. Наша свобода лежитне снаружи, а внутри нас. Можно быть связанным снаружи, но оставаться свободнымвнутри, ибо внутренние цепи сожжены. Конечно, можно обрести внешнюю свободучерез могучие действия, но создать внутреннюю свободу можно только черезсимвол.

8. Символ —это слово, что исходит изо рта, которое не просто произносится, а возносится изглубин самости как слово силы и великой нужды и неожиданно оказывается наязыке. Это поразительное и, возможно, кажущееся иррациональным слово, но егопризнают символом, ибо оно чуждо сознательному разуму. Если человек принимаетсимвол, как будто раскрывается дверь, ведущая в новую комнату, о существованиикоторой раньше и не подозревали. Но если символ не принимают, как будтобеззаботно проходят мимо этой двери, и поскольку это была единственная дверь,ведущая во внутренние чертоги, придется снова выйти на улицы, обратившись ковсему внешнему. Но душа испытывает великую нужду, ибо внешняя свобода ей безпользы. Спасение — это долгая дорога, ведущая сквозь много врат. Эти врата —символы. Каждые новые врата поначалу невидимы; действительно, поначалу кажется,что их нужно создать, ибо они существуют только если выкопать весенний корень,символ.

Чтобы найтимандрагору, нужен черный пес, ведь добро и зло всегдаследует сначала соединить, чтобы создать символ. Символ нельзя ни выдумать, ни найти:он становится. Его становление подобно становлению человеческой жизни в лоне.Беременность происходит от добровольного сношения. Оно продолжается без волевойподдержки. Но если бездны зачали, символ вырастает сам и рождается из разума,как подобает Богу. Но таким же образом мать хотела бы броситься на ребенкаподобно монстру и пожрать его снова.

Утром, когдавосходит новое солнце, слово выходит из моего рта, но безжалостно убитым, ведья не знал, что это был спаситель. Но рожденное дитя растет быстро, если я примуслово. И оно немедленно становится моим колесничим. Слово — это проводник,срединный путь, который легко колеблется, как стрелка на шкале. Слово — этоБог, что восходит из вод каждое утро и объявляет людям руководящий закон.Внешние законы и внешняя мудрость одинаково неэффективны, ибо есть только одинзакон и только одна мудрость, а именно мой каждодневный закон, моя каждодневнаямудрость. Бог обновляет себя каждую ночь.

Богпоявляется во многих обликах; ибо когда он появляется, он поглотил некоторыхперсонажей ночи и ночных вод, в которых он дремал и в которых боролся заобновление в последний час ночи. Следовательно, его появление двояко и неясно;оно даже разрывает на части сердце и разум. Появившись, Бог призывает меня кправому и левому, его голос взывает ко мне с обоих сторон. Но Бог не хочет нитой, ни другой. Он желает срединного пути. Но середина — начало долгого пути.

Человек,однако, никогда не может увидеть начало; он всегда видит только одно и недругое, или другое, но не одно, но никогда не видит того, что заключает в себеи то, и другое. Точка возникновения там, где разум и воля недвижимы; это точкаприостановки, которая вызывает во мне насилие, неповиновение и в конечном счетевеличайший страх. Ибо я больше ничего не вижу и ничего больше не могу желать.Или по крайней мере мне так кажется. Путь особенен полной остановкой всего, чторанее двигалось, это слепое ожидание, полное сомнений вслушивание и ощупывание.Человек убежден, что сейчас взорвется. Но разрешение рождается как раз из этогонапряжения, и оно почти всегда появляется там, где его меньше всего ожидаешь.

Но что такоеразрешение? Это всегда нечто древнее, именно из-за этого чего-то нового, ибокогда давно ушедшее возвращается в изменившийся мир, оно ново. Породить древнеев новом времени — это творение. Это творение нового, и оно искупает меня.Спасение — это разрешение задачи. Задача в том, чтобы породить древнее в новомвремени. Душа человечества подобна огромному колесу зодиака, что катится попути. Все, что поднимается снизу вверх впостоянном движении, уже было здесь. Нет части колеса, что не возвращаласьснова. Потому все, что стремится вверх и все, что было, будет снова. Ибо этовещи, врожденные человеческой природе. Движению вперед свойственно возвращениютого, что было.Только невежда может изумляться этому. Но смысл не в вечном возвращении тогоже, а в особенности егоповторяющегося сотворения в каждое отдельное время.

Смысл лежит вособенности и направлении повторяющегося творения. Но как мне создатьколесничего? Или мне стать собственным колесничим? Я могу управлять собойтолько при помощи воли и намерения. Но воля и намерения лишь части меня.Следовательно, они недостаточны для выражения моей целостности. Намерение втом, что я могу предвидеть, а воля - встремлении к предугаданной цели. Но где мне найти цель? Я беру ее из того, чтоуже было мне известно. Так я помещаю настоящее на место будущего. Такимобразом, хотя я и не могу достичь будущего, я искусственно создаю постоянноенастоящее. Все, что пытается вторгнуться в это настоящее, становится для менябеспорядком, и я пытаюсь удалить его, чтобы сохранилось мое намерение. Так яблокирую жизненный прогресс. Потому мудрый не хочет быть колесничим, ибо знает,что воля и намерение обязательно достигнут цели, но помешают появлениюбудущего.

Будущностьрастет из меня; я ее не создаю, и все-таки создаю, хотя и не намеренно и неумышленно, а скорее против воли и намерения. Если я хочу создать будущее, ядействую против своего будущего. И если я не хочу его создавать, опять-таки, яне принимаю достаточного участия в творении будущего, и все происходит всоответствии с неизбежными законами, жертвой которых я становлюсь. Древниепридумали магию, чтобы принуждать судьбу. Она была им нужна, чтобы определятьвнешнюю судьбу. Нам она нужна для того, чтобы определить внутреннюю и найтипуть, который мы не способны выдумать. Долгое время я размышлял, что это должнабыть за магия. И наконец, я ничего не нашел. Тот, кто не может найти ее внутри,должен стать учеником, и так я ушел в далекую страну, где жил великий маг, окотором я слышал.

пер sedric ред asgeth

Отдельное примечение Юнга в каллиграфическомтоме: «25 февраля 1923 г.Трансформация черной магии в белую».

27 января 1914 г.

«Черновик» продолжает: «змею моего пути»(стр. 460).

В «Черной Книге 4» это сказано его душой. Вэтой главе и в «Рассмотрениях» мы обнаруживаем, что некоторые высказвания«Черных Книг», приписанные душе, теперь переданы другим персонажам. Этотекстуальное изменение отмечает важный психологический процесс дифференциацииперсонажей, отделение их друг от друга, разотождествление с ними. Юнг обсуждалэтот процесс в целом в 1928 г.,в «Отношениях между я и бессознательным», гл. 7: «Техника различения между я ифигурами бессознательного» (CW7). В «Черной Книге 6» душа объясняет Юнгу в 1916 г.: «Если я необъединена соединением Верха и Низа, я распадаюсь на три части: змею, ив этой форме или в форме какого-то другого животного я скитаюсь, проживаяприроду демонически, пробуждая страх и стремление. Человеческую душу,вечно живущую в тебе. Небесную душу, как таковую обитающую с Богами, вдали оттебя и неведомую тебе, появляющуюся в форме птицы» (Приложение C). Текстуальные правки,которые Юнг делал между душой, змеей и птицей из «Черных Книг» в этой главе и в«Рассмотрениях» могут рассматриваться как подтверждение и дифференциациютройственной природы души. Идея Юнга о единстве и множественности душинапоминает идеи Экхарта. В 52 проповеди Экхарт писал: «Душа с ее высшими силамикасается вечности, которая есть Бог, тогда как ее низшие силы находятся всоприкосновении со временем, делая ее субъектом изменения и склонной к телеснымвещам, которые развращают ее». В 85 проповеди он писал: «Три вещи мешают душесоединиться с Богом. Первая — это то, что она слишком распылена и не едина; ибокогда душа обращена к творениям, она не едина. Вторая — когда она вовлечена вовременные вещи. Третья — когда она обращена к телу, ибо тогда она не можетсоединиться с Богом».

«Черновик» продолжает: « «Почему», -спросишь ты, - «человек не хочет приближаться к себе?» Яростный пророк,предшествовавший этому времени, написал об этом книгу и украсил ее гордымназванием. Это книга о том, как и почему человек не хочет придти к себе» (стр.461). Здесь ссылка на «Так говорил Заратустра» Ницше.

См. «Тайная Вечеря», «Так говорилЗаратустра».

В последней главе «Так говорил Заратустра»,«Знамение», когда высшие люди приходят к Заратустре в его пещеру, «лев грознонавострил уши и,отвернувшись сразу от Заратустры, с диким ревом прыгнул к пещере».В 1926 г.Юнг записал: «Рев льва Заратустры изгнал всех «высших» людей, требовавшихпереживания, обратно в каверны бессознательного. Потому его жизнь не убеждаетнас в его учении» («Бессознательное в нормальной и болезненной психической жизни»,CW 7, §37).

Ницше заканчивает «Заратустру» такимистроками: «Так говорил Заратустра и покинул пещеру свою, сияющий и сильный, какутреннее солнце, подымающееся из-за темных гор».

В прологе Заратустры канатный плясун падаетс веревки. Заратустра говорит израненному канатному плясуну: «Твоя душаумрет даже прежде тела: потому не бойся больше ничего!» (подчеркнуто вкопии Юнга). В 1926 г.Юнг утверждал, что это было предсказанием судьбы самого Ницше («Бессознательноев нормальной и болезненной психической жизни», CW 7, §36-44)..

Об отличиях между знаком и символом у Юнг см.«Психологические типы» (1921г.).

Мандрагора — это растение, чей корень походитна человеческую фигуру, и потому использовался в магических обрядах. Согласнолегенде, они сжимаются, когда их вытягивают из земли. В «Психологическом древе»(1945 г.)Юнг отмечал, что магическая мандрагора «будучи привязана к хвосту черного пса,сжимается, когда ее вытягивают из земли» (CW 13, §410).

«Черновик» продолжает: «Все вечно то же, но вто же время и нет, ибо колесо катится по длинной дороге. Но путь ведет черездолины и горы. Движение колеса и вечное возвращение его частей свойственнодвижущемуся средству, но смысл лежит в пути. Смысл обретается только черезпостоянное вращение и поступательное движение колеса. Возвращение неотделимо отпоступательного движения. Это может сбить с толку только невежду. Невежествозащищает нас от необходимого возвращения того же, или жадность позволяет колесушвырять нас то туда, то сюда, ибо мы считаем, что вознесемся еще выше с этойчастью колеса. Но мы не поднимемся выше, мы погрузимся глубже: в конце концовмы окажемся в самом низу. Потому прославь остановку, ибо она показывает, что тыне привязан к спицам, как Иксион, но сидишь рядом с колесничим, которыйистолкует для тебя смысл пути» (стр. 469-470). В греческой мифологии Иксион былсыном Ареса. Он попытался соблазнить Геру, и Зевс наказал его, привязав когненному колесу, которое постоянно вращалось.

Идея, что все повторяется, появляется вомногих традициях, таких как стоицизм и пифагореизм, и играет заметную роль втрудах Ницше. Было много споров среди исследователей Ницше, следует ли пониматьее как этический императив утверждения жизни или как космологическую доктрину.См. Karl Lowith, «Nietzsche's Doctrine of the Eternal Recurrence of the Same». Юнг обсуждал ее в 1934, см. «ЗаратустраНицше», т. 1, стр. 191-192.

Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину