Глава 8. Первый День

КарлЮнг

Liber Novus,

Liber Secundus

Глава 8

Первый День

97

Но на третьюночь98 одинокая цепь хребтов перегородиламне путь, позволяя мне войти через узкую горловину долины. Путь лежитмежду двумя высокими каменными склонами. Мои ступни босы и изранены озазубренные камни. Здесь путь становиться скользким. Половина пути белая,другая половина - черная. Я ступаю на черную сторону и в шоке отскакиваю: этогорячее железо. Я ступаю на белую сторону: это лед. Но это так и должно быть. Ябросаюсь через нее вперед, и в конечном счете долина расширяется в мощныйкаменистый бассейн. Узкий путь извивается вверх вдоль вертикальных скал к гребню горы на вершине.

Пока я приближаюсь квершине, мощный гул отдается эхом от другой стороны горы, как будто добываютруду. Звук постепенно нарастает и громогласно отражается эхом в горе. Когда ядостигаю прохода, я вижу огромного человека, приближающегося с другой стороны.

Два бычьих рога поднимаются из еговеличественной головы, и чеканный набор доспехов покрывает его грудь. Егочерная борода взъерошена и украшенаизысканными камнями. Гигант несет сверкающий двойной меч в его руке, как те,которые использовались для забоя быков. Перед тем как я успеваю оправиться отсвоего изумления и испуга, гигант уже стоит передо мной. Я гляжу ему в лицо:оно потускневшее, бледное и глубоко морщинистое. Его миндалевидные глаза глядятна меня удивленно. Меня охватывает ужас: это Издубар, могущественный,человек-бык. Он стоит и смотрит на меня: его лицо говорит о поглощающем еговнутреннем страхе, его руки и колени дрожат. Издубар, могущественный быкдрожит? Он испуган? Я взываю к нему:

"O, Издубар, самый могущественный, пощади мою жизнь ипрости меня лежащего как червь на твоем пути"

Из.:"Я не хочу твою жизнь. Откуда ты?"

Я: "Яс Запада."

Из.: "Ты с Запада? Тызнаешь Западные земли? Это правильный путь к Западным землям?"99

Я: "Я с Западнойземли, чей берег омывается великим Западным морем."

Из.: "В это море погружается солнце?Или оно в своем закате касается твердой почвы ?"

Я:"Солнце погружается далеко за морем."

Из.:"Далеко за морем? Что там?"

Я: "Там нет ничего кроме пустогопространства. Как вы знаете, земля круглая и более того, она вращается вокругсолнца."

Из.: "Черт возьми, где ты взял такоезнание? И что там нет земли бессмертных, где солнце опускается чтобы бытьзаново рожденным? Ты говоришь правду?"

Его глаза мерцают снеистовством и страхом. Он делает громыхающийшаг ближе. Я дрожу.

Я: "O, Издубар, самыймогущественный, прости мою самонадеянность, но я на самом деле говорю правду. Яиз той земли, где это доказано, и где живут люди, которые путешествуют по мируна кораблях. Наши ученые измеряли как далеко солнце находится от поверхностиземли. Это небесное тело, которое лежит несказанно далеко в бесконечномпространстве."

Из.: "Бесконечном—ты сказал? Этопространство мира бесконечно, и мы никогда не сможем достичь солнца?"

Я: "Самый могущественный, поскольку тысмертен, ты никогда не сможешь достичь солнца."

Явижу его охваченным удушающим страхом.

Из.: "Я смертен—и яникогда не достигну солнца, и никогда не достигну бессмертия?"

Он делает своим топороммогучий лязгающий удар по камню.

Из.: "Исчезни, жалкоеоружие. От тебя мало толку. Как можешь ты быть использовано противбесконечности, против вечного ничто и против ненаполняемого? Ничего не осталосьдля тебя ,чтобы покорить. Раздави себя, это того стоит!"

(На Западе солнце садится окутанноепылающими облаками в ярком кровавомцвете.)

"Итак уходи солнце, трижды проклятыйБог и заверни себя в свое бессмертие!"

(Он хватает отколотый кусок топора с земли ишвыряет его по направлению к солнцу.)

"Воттебе твое жертвоприношение, твое последнее жертвоприношение!"

Он в отчаянии, всхлипывает, как ребенок. Ястою, трясясь, едва осмеливаясьпошевелиться.

Из.:"Несчастный червь, где ты всосал этот яд?"

Я: "O, Издубар, самыймогущественный, то, что ты называешь ядом это наука. В нашей стране мывоспитаны на ней с самого детства, и это может быть причина, почему мы нерасцвели полностью и остаемся недоразвитыми. Однако когда я вижу тебя, мнекажется, что мы все как-то отравлены."100

Из.: "Никакое существо никогда неодерживало верх надо мной, никакое чудовище не устояло перед моей силой. Нотвой яд, червь, который ты оставил на моем пути искалечил меня до мозга костей.Твой магический яд сильнее, чем армия Тиамат."101 (Он лежит какпарализованный, распростершись на земле.) "Вы Боги, помогите, здесь лежитваш сын, скошенный укусом невидимой змеи в пяту. O, если я бы только мограскрошить тебя когда увидел и никогда не слышать твоих слов."

Я: "O Издубар, великий,презренный если бы я знал что мое знание так скосит тебя я бы придержал свойязык. Но я хотел сказать правду."

Из.: "Ты называешь яд правдой? Яд этоправда? Или правда это яд? Не говорят ли наши астрологи и священники тожеправду? И в тоже время это не действует как яд."

Я: "O Издубар, опускается ночь,здесь будет холодно. Должен ли я позвать на помощь людей?"

Из.:"Будь как есть, вместо этого ответь мне."

Я: "Но мы не можем философствоватьздесь. Твое плохое состояние требует помощи."

Из.: "Я говорю тебе, пусть будет какесть. Если я должен погибнуть этой ночью, пусть так и будет. Только ответьмне."

Я:"Я боюсь, мои слова слабы, если вообще могут вылечить."

Из.: "Они не могут принести ещечто-нибудь более смертельного. Беда уже случилась. Итак, скажи мне что знаешь.Возможно, у тебя даже есть магические слова, которые нейтрализуют яд."

Я: "Мои слова, о самый могущественный,жалки и не имеют магической силы."

Из.:"Не имеет значения, говори!"

Я:"Я не сомневаюсь, что твои священники говорят правду. Это определенноправда, только она противоположна нашей."

Из.:"Разве есть два типа правды?"

Я: "Мне кажется, да. Наша правдапроисходит от знания внешних вещей. Правда твоих священников идет от знаниявнутренних вещей."

Из.(полусидя): "Это целительное слово."

Я: "Я счастлив, что мои слабые слова помогли тебе. O, если бы я только зналмного больше слов которые помогли бы тебе. Стало холодно и темно. Я сделаюогонь, чтобы согреть нас."

Из.: "Делай, это может помочь." (Я собрал дров и зажег большойогонь.) "Священный огонь согревает меня. Теперь скажи мне, как ты сделалогонь так быстро и таинственно?"

Я: "Все, что мне нужноэто спички. Посмотри это такие маленькие деревянные палочки со специальнымвеществом на кончике. Если потрешь их о коробок, то появится огонь."

Из.:"Это удивительно, где ты научился этому искусству?"

Я:"У любого естьспички откуда я. Но это самое малое. Мы также можем летать с помощью полезныхмашин."

Из.: "Вы можете летатькак птицы? Если бы в твоих словах не было бы такой магической силы, Я бы сказалчто ты лжешь."

Я: "Я точно не лгу.Посмотри у меня также есть часы, например, которые показывают точное времядня."

Из.: "Это удивительно.Ясно что ты из странной и изумительной земли. Ты точно из священных Западныхземель. Ты бессмертен?"

Я:"Я—бессмертен? Нет ничего более смертного, чем мы."

Из.: "Что? Ты небессмертен и в тоже время понимаешь такие искусства?"

Я: "К сожалению, наша наука еще непреуспела в том, чтобы найти средство против смерти."

Из.:"Кто тогда обучил тебя таким искусствам?"

Я: "В течении столетий люди сделалимного открытий, через точное наблюдение и науки о внешних вещах."

Из.: "Но эта наука – такая ужаснаямагия, которая сразила меня. Как так может быть, что ты еще жив, даже еслипьешь этот яд каждый день?"

Я: "Мы вырослипривыкшими к этому со временем, потому что человек привыкает ко всему. Но мывсе несколько увечны. С другой стороны,эта наука имеет великие преимущества, как ты видел. То, что мы потеряли втерминах силы, мы заново открыли много раз через овладение силамиприроды."

Из.: "Не жалко ли это быть такимраненым? Насчет меня я вытягиваю свою силу через силу природы. Я оставляютайную силу трусливым волшебникам и женоподобным магам. Если я размозжу чей-точереп, это остановит его ужасную магию."

Я: "Но не понял ли ты, как сильно прикосновение нашей магииподействовало на тебя? Ужасно, я думаю."

Из.:"К сожалению, ты прав."

Я: "Теперь ты возможно видишь, что унас нет выбора. Мы обязаны проглатывать яд науки. В другом случае мы повторилибы твою судьбу: мы были бы полностью искалечены, если бы мы встретили этонеподготовленными и ничего не подозревающими. Этот яд так неодолимо силен, чтокаждый, даже самый сильный, и даже вечные Боги, гибнет из-за него. Если нашажизнь дорога нам, мы скорее предпочитаемпожертвовать частью жизни, чем предать себя неминуемой смерти."

Из: «Все же я больше недумаю что ты из священных Западных земель. Твоя страна наверняка заброшена,полна паралича и отречения. Я томлюсь по Востоку, где течет чистый источник нашей жизни, дающиймудрость."

Мы сидим молча у мерцающего огня. Ночьхолодна. Издубар стонет и смотрит вверх на звездное небо.

Из.: "Самый ужасный день моейжизни—нескончаемый—такой длинный. Презренное магическое искусство—нашисвященники ничего не знают, иначе они защитили бы меня от этого—даже Богиумирают, он говорит. У вас больше нет Богов?"

Я:"Нет, слова – вот все, что мы имеем."

Из.:"Но сильны ли эти слова?"

Я:"Говорят что так, но никто не замечает этого."

Из.: "Мы также не видим Богов и все жемы верим, что они существуют. Мы узнаем их проявления в событиях вприроде."

Я:"Наука забрала у нас способность верить."102

Из.: "Что? Вы это тоже потеряли? Как же вы после этогоживете?" Я: "Мы живем так, одной ногой в холоде и другой в жаре, ачто до остального, будь что будет!"

Из.: "Ты темнишь."

Я: "Так это тоже с нами, эта темнота."

Из.: "Можешь ли ты выносить все это?"

Я: "Не совсем хорошо. Лично мне нелегкос этим. По этой причине я отправился на Восток, на землю восходящего солнца,чтобы искать свет , которого нам не хватает. Где же тогда солнце встает?"

Из.: "Земля, как тысказал, полностью круглая. Таким образом, солнце нигде не встает."

Я: "Я имею в виду, есть ли у вас свет, какого нам не хватает?"

Из.: "Посмотри на меня: я расцвел всвете Западного мира. Из этого ты можешь заключить, насколько он плодотворен.Но если ты из настолько темной земли, тогда остерегайся такого всепоглощающегосвета. Ты можешь ослепнуть также как мы все некоторым образом слепы."

Я:"Если твой свет также фантастичен, как и ты, тогда я буду осторожен."

Из.:"Хорошо."

Я:"Я жажду твоей правды."

Из.:"Так как я стремлюсь к Западным землям. Я предупреждаю тебя."

Опускаетсятишина. Уже поздняя ночь. Мы засыпаем у огня.

Я странствовал к Югу и нашел непереносимыйжар одиночества. Я странствовал к Северу и нашел холодную смерть, от которойвесь мир умирает. Я вернулся к моей Западной земле, где люди богаты знаниями иделами и начал страдать от пустой темноты солнца. И я откинул все от себя истранствовал к Востоку, где свет встает каждый день. Я пошел к Востоку какребенок. Я не спрашивал, Я просто ждал.

Радостные цветущие луга и красивые весенниелеса окаймляли мой путь. Но в третью ночь пришла тяжесть. Она стояла передомной как цепь откосов полных скорбного опустошения, и все старалось удержатьменя от следования моему жизненному пути. Но я нашел вход и узкий путь. Мукабыла велика, так как она была за то, что я оттолкнул два рассеянных ираспущенных от себя. Не подозревая, я впитываю, то что отталкиваю. То, что япринимаю, входит в часть моей души, которой я не знаю; Я принимаю то, что яделаю с собой, но я отвергаю то, что сделано со мной.

Итак, путь моей жизни привел меня котвергнутым противоположностям, объединенным в, чрезвычайно болезненныхсторонах пути, который лежал передо мной. Я пошел по ним, но они обожгли изаморозили мои ступни. И таким образом я достиг другой стороны. Но яд змеи, чьюголову ты раздавил, входит через рану в твоей пятке; и таким образом змеястановится более опасной, чем она была прежде. Это находится в моей душе,несмотря на то, что я это отрицаю. Я думал, что в душе этого нет, и такимобразом я полагал, что я могу уничтожить это. Но это находится во мне и толькоприняло мимолетную внешнюю форму и шагнуло ко мне. Я разрушил эту форму иверил, что я покорил это. Но я все еще не поборол себя.

Внешняя противоположность это образвнутренней противоположности. Как только я понял это, я остаюсь молчаливым идумаю о пропасти антагонизма в моей душе. Внешние противоположности легкопреодолеть. Они в самом деле существуют, но тем не менее ты можешь бытьобъединенным с самим собой. Они в самом деле обжигают и замораживают твоиступни, но только твои ступни. Это больно, но ты продолжаешь и смотришь впередк далеким целям.

Пока я поднимался к высшейточке и надеялся на Восток, случилось чудо: пока я двигался на Восток, некто сВостока поспешил навстречу мне и устремился навстречу погружающемуся свету. Яхотел света, он хотел ночи. Я хотел подняться, он хотел погрузиться. Я был малкак ребенок, в то время как он былогромен как природный мощный герой. Знание искалечило меня, в то время как онбыл ослеплен полнотой света. И таким образом мы поспешили навстречу друг другу;он, из света; я, из темноты; он, сильный; я, слабый; он, Бог; я, змей; он,древний; я, очень новый; он, незнающий; я, знающий; он, фантастический; я, трезвый;он, смелый, могущественный; я, трусливый, хитрый. Но мы были удивлены, когдаувидели друг друга на границе между утром и вечером.

Я был ребенком и рос, как зеленеющее деревце,и позволял ветру и далеким крикам, и беспокойству противоположностей дуть спокойночерез мои ветви; я был мальчиком, притворяющимся падшим героем, я был молод, отталкиваяих сжимающие тиски в стороны, и таким образом я не ожидал Могущественного,Слепого, и Бессмертного, который бродил на закате, томимый желанием, кто хотелпроникнуть на дно океана так чтобы он мог опуститься в источник жизни. Тот, которыйспешит навстречу восходу - маленький,этот, который приближается к закату -велик. И, так как я был мал, я просто пришел из глубин своего погружения.Я был там, где он стремился быть. Он, кто погружается, велик, и ему будет легкосокрушить меня. Бог, который выглядит как солнце не трогает червей. Но червинацеливаются на пяту Могущественного и подготавливают его для спуска, которыйему нужен. Его сила велика и слепа. Он изумителен и пугающ. Но змея находитсвое место для укуса. Немного яда - и великий падает. Слова того, ктоподнимается, не имеют смысла и горьки. Это не сладкий яд, но тот, которыйсмертелен для всех Богов.

Увы, он мой самый дорогой, самый прекрасныйдруг, тот, кто стремиться напролом, преследуя солнце, желая жениться на себесамом, как это делает солнце. Как также близки, в самом деле, и полностью однои тоже – змей и Бог! Слово, которое было нашим носителем, стало смертельныморужием змея, который тайно пронзает им нас.

Внешние противоположности больше не стоят намоем пути, но моя собственная противоположность приближается ко мне, и растетгромадой позади меня, и мы заслоняем путь друг другу. Слово змеи определеннопобеждает опасность, но мой путь остается прегражденным, так как я обязан былупасть из паралича в слепоту, также как и Могущественный упал в паралич, чтобыизбежать собственной слепоты. Я не могу достичь слепящей силы солнца, также какон, Могущественной, всеплодоносной маткитемноты. Я, кажется, отрицаю силу, в то время как ему отказали в перерождении,но я избегаю слепоты которая приходит с силой и он избегает ничто котороеприходит со смертью. Моя надежда на полноту света разбивается, также какразбивается его томление по бескрайней покоренной жизни. Я срубил самогосильного, и Бог карабкается вниз к смертности.

Могущественныйупал, он лежит на земле .103

Силадолжна стихнуть ради жизни.

Окружностьвнешней жизни должна быть сделана меньше.

Гораздо больше тайны, одинокие огни, огонь, пещеры, темные широкие леса,редкие человеческие поселения, тихо текущие потоки, тихая вода и летние ночи,маленькие корабли и повозки, и обереги в жилищах редких и ценных. Издалека странникиидут по одиноким дорогам, смотря по сторонам.

Шумдней мира становится тихим, и греющий огонь сверкает внутри.

Сидя у огня, тени прежде ушедших мягкостенают и рассказывают о прошлом.

Придите к одинокому огню, вы слепые ипокалеченные и услышите два типа правды:слепые будут покалечены и покалеченные ослепнут и все же общий огонь согреваетобоих в долгой ночи.

Древнийтайный огонь горит между нами, давая редкий свет и обильное тепло.

Первобытный огонь, которыйпокоряет любую нужду, должен гореть снова, так как темнота мира широка ихолодна, и нужда велика.

Хорошо защищенный огонь сводит вместе тех,кто издалека и тех, кому холодно, тех, кто друг друга не видел, и не можетдостичь друг друга и он побеждает страданиеи разрушает нужду.

Слова, произнесенные у огня двусмысленны иглубоки, и показывают жизнь правильным образом.

Слепой должен бытьпокалечен, так что он не зайдет в бездну, и покалеченный должен ослепнуть, такчто он не взглянет на вещи выше его досягаемости с томлением и презрением.

Оба могут осознать их глубокуюбеспомощность, так что они будут уважать святой огонь снова, также как тенисидящие у очага и слова, которые окружают пламя.

Древние называли спасительные слова Логос,выражение святого разума.104 Так много неразумности было в человеке,что он нуждался в сохранении разума. Если кто-то ждет достаточно долго, онвидит, как Боги в конце все изменяют в змей и подземных драконов. Это такжесудьба Логоса: в конце он отравляют нас всех. Со временем мы все отравлены, но,не зная, мы храним того, Могущественного, и вечный скиталец в нас не тронутядом. Мы распространяем яд и паралич вокруг нас, желая обучать весь мир вокругнас разуму.

У некоторых есть разум в размышлении, удругих в чувствах. Оба - служители Логоса, и оба втайне становятся поклонникамизмея.105

Ты можешь поработить себя, заковать себя вкандалы, стегать себя до крови каждый день: ты раздробил себя, но не подавилсебя. Именно этим ты помог Могущественному усилить твой паралич, испособствовал его слепоте. Он бы хотел увидеть это в других и наложить это наних, и принудить Логос служить тебе и другим, жадно и тиранично со слепойнастойчивостью и свободным упрямством. Дай ему почувствовать вкус Логоса. Ониспуган и он уже дрожит, так как он подозревает, что он устарел, и этамаленькая капелька яда Логоса парализует его. Но поскольку он твой прекрасный,самый любимый брат, ты будешь действовать рабски по отношению к нему и ты быхотел пощадить его, хотя ты никого нещадил из своих собратьев. Ты не пощадил сильных средств, чтобы поразить своихсобратьев отравленной стрелой. Парализованная игра есть недостойная добыча. Могущественныйохотник, повергающий быка на землю голыми руками, разрывающий льва на куски,поражающий армию Тиамат, стоит ли твой лук цели.106

Если ты живешь как он, который есть ты, онстремительно примчится к тебе, и ты вряд ли пропустишь его. Он положитнасильственные руки на тебя и принудит тебя к рабству если ты не будешь помнитьо твоем ужасном оружии, которое ты всегда использовал к его услугам противсебя. Ты будешь хитер, ужасен и холоден, если заставишь прекрасного и самоголюбимого пасть. Но ты не должен убивать его, даже если он страдает и егоскручивает в непереносимой агонии. Привяжи святого Себастьяна к дереву имедленно и рационально пускай стрелы в его судорожно подергивающуюся плоть.107Когда ты сделаешь так, напомни себе что каждая стрела которая попадает в него,щадит одного из твоих недоразвитых и увечных братьев. Поэтому выпусти многострел. Но есть непонимание, которое неискоренимо и случается слишком часто:Люди всегда хотят разрушить прекрасное и наиболее любимое снаружи себя, но никогдавнутри себя.

Он, прекрасный и любимый, пришел ко мне сВостока, как раз из того места которое я искал. Восхищенно я глядел на его силуи великолепие и я понял, что онстремился точно к тому, что я покинул, а именно мою темную человеческуютолкущуюся толпу униженности. Я распознал слепоту и незнание его стремления,которое работало против моего желания, и я открыл его глаза и покалечил егомощные члены ядовитым укусом. И он лежал плача как ребенок, каким он был,ребенком, aдоисторический выросший ребенок которому нужен был человеческий Логос. Итак, онлежал передо мной, беспомощный, мой слепой Бог, который стал полуслепым ипарализованным. И сострадание захватило меня, так как это было ясно мне, что яне должен дать умереть ему, который встретил меня на своем подъеме, из места,где ему могло быть хорошо, но которого я не мог достичь. Я владел тем, кого яискал. Восток не мог мне дать ничего кроме него, больного и падшего.

Тебе необходимо пройти только половину пути,он пройдет другую половину. Если ты пойдешь дальше его, ты ослепнешь, если онпойдет дальше тебя, его разобьет паралич. Таким образом, и так как это естьспособ Богов, чтобы пойти дальше смертных, они становятся парализованным ибеспомощными как дети. Божественность и человечность должны остаться, есличеловек должен остаться перед Богом и Бог должен остаться перед человеком.Высоко горящее пламя – это середина пути, чей светящийся путь идет междучеловеческим и божественным.

Божественная доисторическая сила слепа, таккак ее лицо стало человечным. Человечное это лицо божества. Если Богприближается к тебе, то проси чтобы сохранили твою жизнь, так как Бог этолюбящий ужас. Древние сказали: это ужасно упасть в руки живого Господа.108Они говорили так, потому что они знали, так как они были все еще ближе кдревним лесам, и они стали зелеными как деревья детства, и взошли далеко кВостоку.

Следовательно, они упали в руки живого Бога. Они научилиськоленопреклоняться и лежать лицом вниз, прося сострадания, и они научились житьв рабском страхе и быть благодарными. Но тот, кто видел его, ужасный ипрекрасный, с черными бархатными глазами и длинными ресницами, глаза которого несмотрели, но пристально вглядывались, любя и вселяя страх, тот научился кричатьи хныкать так, чтобы он мог достичь, по крайней мере, уха Божества. Только твойстрашный крик мог остановить Бога. И потом ты увидишь, что Бог тоже дрожит, таккак он стоит лицом к лицу, его наблюдательный взгляд на тебе, и он чувствуетнеизвестную силу. Бог боится человека.

Если мой Бог покалечен, я должен поддержатьего, так как я не могу покинуть любимого. Я чувствую, что он моя судьба, мойбрат, кто пребывал и вырос в свете, пока я был в темноте и кормил себя ядом.Хорошо знать такую вещь: если мы окружены ночью, наш брат стоит в полном свете,делая свои великие деяния, разрывая льва и убивая дракона. И он натягивает лукпо направлению более далеких целей, пока он не осознает солнце блуждающеевысоко в небе и не захочет схватить его. Но когда он обнаружит свою ценнуюдобычу, тогда твоя тяга к свету тоже проснется. Ты сбросишь путы и пойдешь кместу, где поднимается свет. И таким образом вы поспешите навстречу друг другу.Он, веря, что может просто схватить солнце, встретит червя теней. Ты, думая чтона Востоке можешь выпить из источника света и схватить рогатого гиганта, передкоторым ты падаешь на колени. Его сущность это слепое чрезвычайное томление ибуйное желание. Моя сущность видит предел и невозможность талантливости. Онвладеет в изобилии тем что мне не хватает. Следовательно, я также не дам емуидти, Богу быку, который однажды поранил бедро Якова и которого я сейчаспокалечил.109 Я хотел сделать его силу моей.

Это благоразумно оставить живым жестоко пораженного, так чтобы его силапродолжала поддерживать меня. Мы не теряем ничего кроме божественной силы. Мыговорим, "Да, в самом деле, это так как это должно быть. Это или то должнобыть достигнуто." Мы говорим так и стоим так, и смотрим вокруг в смущении,чтобы увидеть случиться ли что-либо. И если что-то случается, мы смотрим на этои говорим: "Да, в самом деле, мы понимаем, это есть то или это, или этопохоже на то или это." И таким образом мы говорим и стоим и смотрим вокругчтобы увидеть случиться ли где-нибудь что-нибудь. Что-то все время происходит,но мы не случаемся, так как Бог наш болен. Мы видели его мертвого с злобнымвзглядом Базилика на его лице, и мы поняли что он мертв. Мы должны думать какего вылечить. И все же снова я чувствую это достаточно ясно, что моя жизньбудет разбита пополам, если не смогу я вылечить своего Бога. Так как я осталсяс ним в долгой холодной ночи. [Image 44] / [Image 4$]110

**************************

98Январь8,1914.

99 Вегипетской мифологии Западные земли (Западный берег нила) были землей мертвых.

В "ВеселойНауке", Ницше оспаривал что мышление происходит черезразвитие и обьединение нескольких импульсов которые имеют эффект ядов: импульсысомневаться, очернять, ждать, собирать и рассеивать ("Насчет доктриныядов," tr. Walter Kaufmann [New York: Vintage, 1974] book 3, section113).

Ввавилонской мифологии, Тиамат, мать Богов, вызвала войну с армией демонов

Проблемаотношения науки к вере было критическим в психологии религии Юнга. См"Психология и религия" (1938), CW11.

Дальшев черновике: "Это то что я видел во сне" (стр. 295).

См. Liber Secundus, гл. 4, стр. i68£

В Психологическихтипах (1921), Юнг считал думание и чувствованиерациональными функциями (CW 6, §731).

Дальшев черновике: "Как Давид, ты можешь лишить его жизни, Голиаф, искусной идерзкой рогаткой" (p.299). В Трансформациях и символах Либидо (CW B, §383f), Юнг обсуждал миф создания Вавилона в котором Мардук, Богвесны, сражается с Тиамат и ее армией. Мардук убил Тиамат, и из этого он создалмир. Таким образом "могущественный охотник" соответствует Мардуку.

Св.Себастьян был христианским мучеником преследуемым римлянами который жил в 3веке. Он часто изображается привязаным к дереву, проткнутый стрелами. Самоестарое такое изображение находится в Basilica SantApollinaire Nuova вг. Равенна.

Этоотносится к библии "Послание к Евреям" 10:31: "Это устрашающая вещь – упасть вруки живого Господа."

Этоотносится к борьбе Якоба с ангелом, Бытие 32:24-29: "И остался Иаков один.И боролся Некто с ним до появления зари. и, увидев, что не одолевает его,коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся сНим. И сказал: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя,пока не благословишь меня. И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал:отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеководолевать будешь. Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твое. И Он сказал: на чтоты спрашиваешь о имени Моем? И благословил его там.."

Легендакартины: "Arthava-veda 4,1,4." Arthava-veda 4,1,4это талисман для стимулирования мужской силы: "Я, растение, котороеГандхарва выкопал для Варуна, когда его мужская сила пришла в упадок, тебя,которая вызывает силу, мы выкапываем. / Ушас (Аврора), Сурия (солнце), и этотмой талисман; бык Прагапати (царь созданий) своим здоровым огнем поднимет его!/ Эта трава сделает тебя таким наполненным здоровой силой, что ты, даже когдавозбуждено твое искусство, не выдохнешь жар как вещь на огонь! / Огоньрастений, Огонь растений и сущность быков поднимет его! Делай так, O Индра, повелительница тел,помести здоровую мужскую силу в этого человека! / Я (O трава) мастерюперворожденный живительный сок вод и также растений. Более того ты смастерилабрата Сома, и живую силу антилопного быка! / Теперь, O Агни, теперь, O Савитар, теперь, O богиня Сарасвати, теперь, O Брахманаспати, сделайжестким pasasкак лук! / Я делаю жестким твои pasas как тетиву на луке. Обними ты (женщин) какантилопа отбрыкивает газель с никогда не падающей (силой)! / Сила лошади, мула,козла и барана, более того сила быка даруется ему, O повелительница тел(Индра)!" (Священные Книги Востока 42, p. 31-32) Связь с излечениемИздубара, раненого Бога быка.

Пер Guardaи Taleann

Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину