Лететь, расправив крылья!

Лететь, расправив крылья!


(ЖЕНЩИНА-ПТИЦА)

Слово «Volant» вгеральдике означает «полет»;
на языке войны—«способный к быстрому передвижению»;
атакже: «переменчивый» или «стремительный, как
ветер», «мимолетный».


Призови эту летунью, эту женщину-птицу, используя следующие имена:
«Королева экстаза! Демоница! Ведьма!» И услышь ее голос — в резких криках
на заре; в полуденной тишине; в сумеречном огне птичьего пения; в ночной неистовой буре. Она — это женщина, находящаяся в вечном полете, первая танцовщица, искусство которой состояло в том, чтобы оседлать дыхание и обуздать
ветер; она—первая, кто уловил скрытый мир в своем теле и сделал его видимым.
Ибо тело, как и голос, усиливает дыхание, и это дыхание наполняет живым горячим воздухом все тело. Псюхе (Душа)—это дыхание, ветер, душа и призраки, танцующие на алтаре Венеры. От дыхания рождается ветер, от ветра—сонмы душ,
а от смерти—секс.
Танцующий — это исследователь своего тела, мастер плоти. Средневековые
магистры могли изображать и описывать невидимые и тонкие энергии в виде священных трактатов на бумаге, камне, слоновой кости, дереве и пергаменте. Танцор,
который владеет техникой танцев Буто, Дуэнде или Югэн, аналогичным образом переводит внутреннюю сокрытую реальность через свои же кости, плоть
и кожу на кинетический и эмоциональный язык жестов и движений. Танцующий
одним движением может заставить свое подсознание говорить или же, наоборот, замолчать.
Танец Буто не похож на другие танцевальные формы: в нем нет ни канона фиксированных техник, ни определенной эстетики, ни стремления к контролируемой
экспрессии. Буто — это танцор, окруженный хаотичными потоками движений
и полностью отдавший себя им. В этом просматривается сходство с танцами Югэн
(1), который погружает исполнителя в непроглядную тьму и ее секреты, и Дуэнде
(2), во время которого танцор становится древним и страстным демоном, который
превращает танец в магию, где можно отыскать корни всех вещей.
За исключением тех райских птиц, которые постоянно парят в небе и никогда
не садятся, птичий полет всегда начинается и заканчивается на Земле. Он рожден
от Земли, как древний голос пророка, ибо он—это воплощенный голос, крик тела
во время трансформации—когда оно претерпевает испытания, экстаз и голод. Это
танец тела в состоянии кризиса. И когда я думаю об этом, то вспоминаю следующие слова из «Новорожденной женщины»:

«Она очень туго натянута, растянута между внутренней и внешней
стороной. Она и сама находится на пороге Жизни и Смерти
(3)».

Физическое тело, состоящее из костей, плоти и крови (4) пропускает через себя электричество, напряжение и вибрации, танцуя на краю обрыва, где
жизнь и смерть соединяются воедино, а из морской пены рождаются видения.
Физическое тело — это камень, на котором душа рисует свои символы и знаки,
проявляя их в этом мире.
И в танце, и в ритуале присутствует то, что их объединяет — движение от состояния заражения/загрязнения к состоянию катарсиса/очищения. Это преобразование совершается именно посредством нахождения тела в состоянии кризиса, которое само является порталом и символическими Вратами, ведущими практика на новый этап жизни. Ибо тело, находящееся в состоянии страсти и желания, способно пересечь Бездну, достичь высот и снизойти обратно в материальный мир.
И именно это тело, возбуждающее сознание и пробуждающее его из состояния
пережитого транса и экстаза, оживляет человека и позволяет им вспомнить о физических удовольствиях: о вкусах, запахах, звуках, тактильных ощущениях, прикосновениях.
Секреты танца Буто исходят из силы движений, гибкости и баланса, и, кроме
того, из готовности танцора погрузиться в недра собственного тела. В этом процессе нет места условностям и четким правилам, навязываемым извне. Вместо этого у нас есть разнообразные техники для изменения сознания, игры, внутренняя
визуализация и медитация, концентрация и настройка для раскрытия внутреннего
мира. Все эти техники относятся и к физической, и к воображаемой сферам. Когда
физическое тело объято огнем, жаром и страстью, будь то испытания, магические
практики или наслаждения, происходит усиление визионерских и медиумических
состояний человека. Буто — это искусство создавать новые образы и миры с помощью танца, связанного с нашим подсознанием.

Ивот, волна движений исвежего воздуха уже проникает вмое
воображение и в мое подсознание! Я вижу, как мое тело изменяется прямо
во время этого танца! Королева Экстаза! Демоница! Ведьма! Я взываю
к ней, используя древнее имя Медея!
(5)

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Это очень важная и сложная концепция японской эстетики, Югэн тесно связан с театром Но и работами Дзэами Мотокиё; значение конкретного танца зависит от его контекста, но он обязательно будет пробуждать что-то таинственное,
возвышенное, темное и неясное в душе человека.
2. Лорка «Теория и практика танца Дуэнде», 1933.
3. Сиксус, Элен и Клеман, Катрин «Новорожденная женщина», перевод Бетси
Винг, Издательство Манчестерского университета, 1986.
4. В японском языке физическое тело обозначается словом «никутай»—биофизическое тело. Я предполагаю, что именно никутай, тело, наполненное памятью
и желанием, достигает шабаша («Танец шабаша: внутренний пейзаж и территория колдовства», презентация, сделанная 31 мая 2014 года для симпозиума Here
to Go II, Тронхейм, Норвегия).
5. Выдвигая гипотезу о семитской этимологии имени Медея, Майкл К. Астур пишет: «В соответствии с семитским происхождением Медеи и особой семантикой
имен всех ее родственников, корень ее имени следует искать среди семитских названий различных хищных птиц или среди глаголов, обозначающих состояние полета».

Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину