Предисловие.

Предисловие редактора

Бесполезно задаваться вопросом, какая из книг великого учёного величайшая.
В случае Гершома Шолема даже opera minora, статьи и эссе, тоже «великие». Но три
работы выделяются не только по своим размерам, но и силе своего воздействия.
Каждая из них по-своему уникальна. Основные течения еврейского мистицизма (первое издание в 1941 г.) — это первая великая и до сих пор классическая попытка рассмотреть всю историю еврейского мистицизма одним махом, сочетающая
силу синтеза с аналитической точностью и вниманием к филологическим деталям.
Шабтай Цви: мистический Мессия (оригинальное еврейское издание в 1956 г.;
пересмотренное английское—1973) стала бестселлером не только из-за увлекательности экзотической темы. Очень редко с такой эрудицией, объёмом и широтой подобранных источников, кропотливым текстовым анализом и глубоким историческим пониманием подходили к относительно короткому—но, тем не менее, странному, яркому и, к тому же, значительному—эпизоду еврейской истории (и истории мессианских движений в целом). Однако, во многом Ursprung und Anfänge der Kabbalah (1962)—самая впечатляющая, ведь здесь Шолем рассматривает главный, но до сих пор загадочный феномен в истории еврейской духовности. Эта особая форма еврейского мистицизма (или мистической теософии), известная как Каббала, появилась
внезапно, словно из ниоткуда, в конце средних веков. Каковы были её предшественники? Действительно ли она настолько древняя, как сама заявляет? Где именно, когда и в каких кругах она зародилась? Какие влияния (восточные, западные, философские, гностические, ранние, поздние) повлияли на её становление? Богатство
использованных источников, проницательная филологическая точность, с которой
они анализируются, и широта исторического понимания, с которой они оцениваются — всё это сделало данное исследование, впервые опубликованное на немецком
в 1962 г., maximum opus.
Эта книга была первым синтезом исследований, впервые представленных в виде,
так сказать, черновика в маленькой еврейской книге Reshith ha-Qabbalah (1948).
В предисловии автор утверждает, что немецкая публикация 1962 г. «более чем
в два раза толще прежней еврейской публикации». В письме, написанном летом
1961 г. из Лондона своему другу Ш. Й. Агнону, еврейскому писателю и лауреату
Нобелевской премии, и сохранённом в архиве Агнона в Национальном и Еврейском
университете, Шолем упоминал плодотворный год, хвалил холодную лондонскую
зиму, которая держала его дома и занятым работой, а также упоминал, что размер
книги, которую он заканчивает, был почти в три раза больше, чем размер еврей
ской публикации. На самом деле, еврейская книга была толщиной в 262 страницы
in octavo, тогда как немецкая в 1962 г. дошла до 464 страниц quarto. После публикации Ursprung исследование продолжилось с растущей интенсивностью, и в должное время выпускники и аспиранты Шолема начали вносить в него свой растущий
вклад. На свет появились дополнительные источники, требующие повторного изучения и переоценки известных источников и текстов. Развивающиеся взгляды Шолема
были озвучены в курсе лекций в Еврейском университете, и некоторые из этих заметок были впоследствии отредактированы студентами и распространялись в трафаретных копиях. Так, его курсы лекций о «Происхождении Каббалы и книге Бахир»
(1961/1962) и о «Каббале в Провансе: круг РАБАД и его сына р. Исаака Слепого»
(1962/1963) были отредактированы его студенткой, теперь профессором Ривкой
Шац-Уффенгеймер и опубликованы в 1966 г. Курс лекций о «Каббале книги Темуна
и Авраама Абулафия» (1964/1965) был отредактирован другим студентом, теперь профессором И. Бен-Шломо, и опубликован в 1965 г. Французский перевод
Ursprung появился в 1966 г. (Les origines de la Kabbale); хотя он сделал работу доступной для французского читателя, он не добавил ничего к объёму знаний, представленному в оригинале.
Несколько лет назад Jewish Publication Society задумало выпустить английскую
версию этой ключевой работы. Переводчик, доктор Аллан Аркуш, который перенёс
немецкий оригинал на английский язык, вынужден был бороться с крайней сложностью темы и столь же крайней сложностью немецкого стиля автора. И когда перевод был готов, стала очевидной новая проблема. Накопление результатов за более чем двадцать лет интенсивных исследований сделало весьма сомнительной ценность простого «переиздания» (хотя и на английском языке) работы, отражающей состояние знаний на 1962 г. Поэтому редактор решил обновить книгу.
Но сложность также заключалась в смерти профессора Шолема в начале 1982 г.
В конце шестидесятых, когда настоящий редактор переводил и, в некоторой степени,
переписывал Шабтай Цви в свете недавно обнаруженных текстов и источников, он
делал это с разрешения Шолема и под его бдительным присмотром. На самом деле,
зная, что автор будет тщательно изучать результат, принимая или отвергая правки
переводчика, редактор считал себя вольным пересматривать текст и добавлять или
удалять по своему суждению. Смерть профессора Шолема возложила тяжкую ношу
ответственности на редактора настоящего посмертного английского издания.
Редактор решил эту проблему, внося только те изменения, которые с уверенностью внёс бы сам автор. (Несколько исключений помечены квадратными скобками
с добавлением инициалов автора.) Для этой цели редактору не требовалось особых
таинственных сил. Одной из учёных привычек Шолема было переплетать каждую
свою работу с особым вложенным томом. Так у него были не только поля, но и целые пустые страницы на каждую страницу текста, на которые он добавлял заметки,
вопросы, ссылки, исправления, добавления и так далее. Когда он читал что-то, имеющее отношение к его исследованию, он немедленно вносил заметку на соответствующую страницу рабочей копии нужной работы. Рабочая копия Ursprung Шолема, в которую он вносил заметки вплоть до своей последней болезни, показывает огромный объём исследований, проделанных после 1962 г. Во многих случаях Шолем придерживался первоначальных суждений; во многих других начал выражать сомнения или даже опровергал свои прежние мнения. Основной тезис о том, что Каббала зародилась на одном хронологически ограниченном временном отрезке и в одной географически ограниченной области, тем не менее, остался неизменным. Он может стать предметом дебатов в будущем.
В одном важном случае редактор столкнулся с большой трудностью. Рассуждая
о Жероне, важнейшем каббалистическом центре накануне составления Зогар,
Шолем посвящает целый раздел книге Темуна и её учению о космических циклах.
Ко времени написания книги Шолем был убеждён, что Темуна была составлена в первой половине XIII века. Последующее исследование, особенно со стороны
учеников Шолема, привело его к пересмотру этого мнения и датированию её после
1300 года, то есть десятилетиями позже составления Зогар. Я вставил соответствующие замечания из рабочей копии Шолема, но не вмешивался в текст радикально,
особенно поскольку Шолем полагал, что, какой бы поздней ни была дата составления книги, некоторые её основные идеи и учения развились в XIII столетии и потому
должны составлять часть обсуждения до-зогарической Каббалы. В этом английском
издании часть материала из рабочей копии Шолема была вставлена в основной текст,
а другая часть представлена в форме дополнительных примечаний.
Библейские цитаты приведены в соответствие новому переводу Jewish Publication
Society (1962–1982), за исключением случаев, когда раввиническая или каббалистическая экзегеза стиха требует иного прочтения.
Редактор надеется, что, выполняя свою деликатную задачу, не предал взглядов
и намерений Шолема, и автор с одобрением встретил бы его труды.

Р. И. Вербловский
Еврейский университет Иерусалима



Предисловие автора к первому
(немецкому) изданию


Настоящая работа содержит результаты исследований, которые я начал сорок
лет назад. В то время моя первая значительная публикация была посвящена книге Бахир, старейшему сохранившемуся каббалистическому тексту. Для дальнейшего рассмотрения вытекающих из исследования проблем, которое я тогда пообещал
со всей юношеской поспешностью, потребовалось много лет, и теперь оно представлено в окончательной форме в настоящей книге. Это не первая моя попытка затронуть проблему происхождения Каббалы. Первый черновик моих идей относительно этой проблемы и её решения был представлен в 1928 году в статье, озаглавленной «Zur Frage der Entstehung der Kabbala» и опубликован в Korrespondenzblatt des Vereins für die Begründung einer Akademie für die Wissenschaft des Judentums. Мои исследования каббалистических рукописей раннего периода, которые продолжались много лет и оказались исключительно плодотворными, привели к дальнейшим уточнениям, результаты которых я представил в еврейской книге, опубликованной под названием Reshith ha-Qabbalah (Jerusalem, 1948). Важнейшие тезисы, выдвинутые в то время, содержатся и в настоящем исследовании, которое более чем в два раза толще прежней еврейской публикации. Но аргументы разработаны более детально (в степени, возможной в пределах этого тома), а соответствующий материал описан и проанализирован. Историки религии, таким образом, могут сформировать собственные суждения относительно представленных здесь взглядов. Хотя маловероятно, чтобы открытие дополнительных еврейских рукописей принесло дальнейшийи ещё более убедительный материал, ускользнувший от моего тщательного исследования этой литературы в течение десятилетий, я таю надежду, что новые перспективы могут оказаться плодотворными для дискуссий относительно нашего понимания проблемы и интерпретации материала. После того, как лёд невежества будет сломлен, а шарлатанство, доминировавшее в этой области, преодолено, откроется путь к новым плодотворным исследованиям. Иудаика, а также история восточных и западных религий равно выигрывают от более проницательного исследования и обсуждения проблемы Каббалы.
Завершению этой работы сильно поспособствовало Исследовательское общество Института иудаики в Лондоне, которое позволило мне посвятить большую
часть 1961 года этому начинанию. Гостеприимство Института Варбурга в Лондоне
с его богатой библиотекой сильно этому поспособствовало. Я также с благодарностью отмечаю необходимость, которая заставляла меня на своих курсах в Еврейском
университете с 1925 года снова и снова ставить перед собой и студентами проблемы,
рассматриваемые в этой книге. Если настоящая работа может претендовать на некоторую зрелость, то только благодаря постоянному критическому переосмыслению
проблем на моих академических курсах лекций. В свете этого опыта я могу подтвердить высказывание древнего талмудического мудреца, который заявил: у всех, кто мог меня научить, я учился, но больше всего — от своих учеников.

Гершом Шолем,
Иерусалим, Еврейский университет
Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину