Глава 7...............

ВинсентБрайдж

Гностические корни алхимии

Глава7

Вскоре послетого, как были написаны Евангелия, автор, который назвал себя Иоанном,возможно, тот же самый апостол Иоанн, сын Зеведеев, записал видение, котороебыло у него во время заточения на острове Патмос в Эгейском море.Апокалиптические видения Иоанна стали официальной и ортодоксальной версиейконца света, по большей части из-за его идентификации с возлюбленным апостоломЕвангелия от Иоанна. Его откровение стало Откровением, когда апостольская церковьсомкнула ряды против гностиков и римлян-язычников.

В раннейцеркви было много различных версий апокалипсиса, точно так же, как в ней быломного различных евангелий. Со времен Иезекииля и Даниила развилась целаялитературная традиция пророческихапокалипсисов. Многие из этих текстов, такие, как свитки Мертвого моря,считающиеся сейчас остатками храмовой библиотеки, были найдены в раскопках лишьв ХХ веке. Из этих источников мы можем видеть, что ранняя церковь, стремящаясяк некоему единству, выбрала видение Иоанна как подлинный образ конца света.

Иудейскоехристианство не пережило разрушения Иерусалимского храма в 70 г. н.э.Евангелия, все написанные после этого апокалиптического события, отражаютхристианство, потерявшее свои местные мессианские корни и стала вместо этоговсеобщей мистериальной религией. Три так называемых синоптических Евангелия, отМатфея, Марка и Луки, были составлены в ответ на центральный вопрос: ктообладает властью в рамках движения? Ответ Евангелий ясен: лишь апостолы и ихдуховные последователи могут заявить о законной власти над церковью.

В началевторого века мы можем определить начала ортодоксальности. По мере того какраспространялись апостольские евангелия, развивалась организация, котораявключала дьяконов, чтобы присматривать за людьми, священников, чтобы проводитьцеремонии, и епископов, чтобы применять власть апостолов в их отсутствие.Цепочка подчиненности была очень ясной и простой. Бог послал Христа, которыйпризвал апостолов. Им Он вручил ответственность за Свою церковь, а они, в своюочередь, рукополагали лидеров отдельных христианских общин.

Однакомистический аспект христианства распространялся по всей Империи, смешиваясь сомногими другими течениями, такими, как по сути своей языческие воззрениягностицизма. Так создалось обширное христианское движение, которое было далекоот удовлетворенности простой апостольской интерпретацией духовной власти.Гностики, в частности, настаивали на личном опыте восприятия Христа, неопосредованном никакими священниками или епископами. Это было, разумеется,намного более исключительно и трудно для достижения, чем апостольская гарантиянемедленного спасения, дарованная через веру и подчинение.

Ортодоксальное,апостольское христианство стало массовым движением в конце второго века, в товремя как группы гностиков уменьшились до закрытых сообществ адептов. Другиерелигии спасительного толка, такие, как подобие христианства под названием«митраизм», соревновались за приверженцев и поддержку Империи. К 180 г. н.э.,когда Ириней составил свой авторитетный список канонических книг Нового Завета,с Откровением Иоанна в качестве официального апокалипсиса, официальноехристианство укрепилось как мощная социальная и политическая сила. Более чем застолетие, перед лицом периодических преследований различными императорами,официальная церковь накопила свою силу и влияние. Сильнейшие преследованияначала четвертого века были, подобно мелиоративным работам, последней попыткойсдержать эрозию имперской и языческой власти, вызванную ростом христианства сего призывом к власти Бога, управляемой апостольскими епископами.

КнигаОткровение имела за собой авторитет апостола Иоанна, любимого ученика,сидевшего рядом с Христом на Тайной вечере. В ней Христос, через Иоанна,обращается напрямую к семи церквам Азии, читая им нотации и ругая их, и приэтом предупреждая о грядущем времени преследований. И затем Иисус приглашаетИоанна: «Взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего». Иоаннподнимается к небесному престолу и видит серафимов, упомянутых Иезекиилем. Онвидит также агнца, который снимает семь печатей и открывает будущее.

Это длинное,сложное и странное видение, кажется, имеет целью воодушевить верующих в ихсопротивлении давлению культа Императора. Некоторые из церквей, к которымХристос обращается через Иоанна, защищали политику соглашательства с римскимивластями. Это следовало прекратить, поскольку решающее сражение между Богом иСатаной было неизбежно. Сатана, в форме Римской империи, будет усиливатьпреследования верных, но они должны быть стойкими, даже перед лицом смерти. Онизакрыты для всякого духовного вреда, хотя их тела могут испытывать страдания, иони в любом случае будут оправданы, когда Христос вернется уничтожитьгрешников.

Римпредставляется в Откровении как великий зверь, вавилонская блудница, а егоимператор – как Антихрист. Когда Христос вернется как Царь царей, он поведетнебесные силы на битву со Зверем и царями земли. Христос победит и затем будетправить тысячу лет – это единственное место в Новом Завете, где упомянутотысячелетнее царствие Христа. После этого, Сатана восстанет из бездны и вызоветХриста на битву. Бог пошлет огонь с неба, и Сатана, зверь и лжепророк – всебудут изжарены в озере огненном.

Это событиевозвещает день Страшного суда. После наказания грешников и воскрешения святых,Бог решает жить среди людей, и потому создает новое небо и новую землю, вместес Новым Иерусалимом. В этом Новом Иерусалиме нет видимого храма, и нет нужды всолнце и луне. Присутствие Бога и Христа дает столько света, что здесь никогдане бывает темно. Из середины нового города текут воды реки жизни, а на ееберегу стоит Древо жизни, которое непрестанно плодоносит. Избранные увидят ликБога и оттого станут бессмертными, царствуя «во веки веков».

Клентий [Кленфий],поэт-гностик начала IIвека, знал об Откровении Иоанна и вплел его в свой собственный труд, нынебезвозвратно утерянный кроме оставшихся цитат в труде Оригена о хилиазме. Онзавоевал много последователей, уча, что тысячелетие, предсказанное в ОткровенииИоанна, будет физическим земным раем, где чувства «будут испытывать наслажденияи удовольствия… Это будет тысячелетний период для празднования свадеб».

Ориген былпервым авторитетным христианином, который дискредитировал общее представление оЦарствии небесном как земном рае. Он подменил духовным и личным царствомбуквальный и коллективный апокалипсис, описанный в Откровении Иоанна. Оригенобъяснил, что небесное пиршество, предсказанное в Откровении и так восхищавшеехилиастов, нужно понимать как духовную пищу, получаемую от Христа.

Однако идеюфизического Нового Иерусалима из золота и драгоценных камней оказалось сложнопоколебать. Хилиазм продолжал плодоносить по краям ортодоксальности более чемтысячу лет. Как мы увидим, идея физической трансформации, которое сопровождаетконец света, станет внутренней тайной всего западного оккультизма. В алхимиипроцесс трансформации будет изучаться в отрыве от его гностических ихилиастических корней. Это раздробление древнего знания привело к множествутупиков и напрасных поисков. Время трансформации стало более важным, чемтрансформация времени.

Даже хилиастыи другие гностики соглашались с Ипполитом, епископом Порту, который вычислилисторию мира и нашел, что империей антихриста может быть только Рим. Он считал,что его вычисления доказывают, что до апокалипсиса осталось примерно сто лет.Это провозглашалось как хорошая новость. Христиане пока что были не слишкомуспешны в обращении мира в свою веру. Они чувствовали, что могут использоватьеще немного времени до Конца.

В течение двухс половиной столетий существования христианства, Римская империя была злейшимврагом, правительством злого Князя мира сего, антихриста. Однако затем, вовторой половине IVвека, случилось нечто странное. Будущий Князь мира сего выиграл битву запределами Рима и посвятил свою победу власти Христа. Битва у Мульвиева мостасделала Константина императором, и с ним христианство стало имперской религией.

Этот внезапныйпереворот должен был казаться чудом самим христианам. Ранние годы IV векавидели жесточайшие преследования христиан за все время эры Рима. Даже епископовцеркви принудили отказаться от своей веры, и в обширных районах востока Империихристианство стало исчезать. На западе же преследования, наоборот, приводили квозрастанию числа христиан, и Константин использовал этот факт как политическийинструмент. На Мульвиевом мосту постоянная поддержка христианства для негостоила дюжины легионов – так заметил он потом Евсевию, своему биографу.

Флавий ВалерийКонстантин был флибустьером Империи, в великих традициях Юлия Цезаря иОктавиана Августа. Урожденный сын одного из четырех «цезарей» империи,назначенных последним великим языческим императором, Диоклетианом, Константинпропахивал свой путь сквозь политические интриги, которые начались послесложения Диоклетианом своих полномочий в 305 г. н.э., пока, в полдень 27октября 312 г., Константин не окружил своего последнего противника, ненавистникахристиан Максенция, у Сакса-Рубра (Красных скал) близ Тибра, с единственнымпутем к отступлению – по Мульвиеву мосту.

В сущности,эта битва решила судьбу и Империи, и христианства. Оба они стали сиамскимиблизнецами вечером перед битвой, когда Константину было видение. Располагаясвои легионы для завтрашней битвы, Константин увидел в небе огромный пылающийкрест с надписью по-гречески en toutoi nika,«сим победиши». В ту ночь он видел сон, что явился Христос и приказал емусделать пылающий крест воинским штандартом. Константин проснулся и послал засвоими кузнецами. Он рассказал им свой сон и приказал им изготовить новыйштандарт, составленный из двух первых букв греческого слова «Христос»: «кси»,похожей на крест, и «ро», напоминающей изогнутый посох.

Под этим новымштандартом, «лабарумом», армия Константина оттеснила легионы Максенция в Тибр,где большинство из них, включая и Максенция, утонули. Константин вошел в Рим ибыл провозглашен императором Запада. Гог, или же Гог и Магог, злые правителимира по иудейской эсхатологии, сейчас стали христианами, по меньшей мереноминально.

Вскоре послепобеды, в начале 313 г., Константин встретился с восточным императором,Люцинием, в Милане и подписал эдикт, подтверждающий религиозную терпимость,провозглашенную одним из бывших «цезарей», или тетрархов, Диоклетиана ивключающую все религии, даже христианство. Это было концом жестокихпреследований и началом яркого взлета судьбы официального христианства. К 323г. н.э., когда Константин окончательно объединил завоеванием обе половиныИмперии и перенес столицу в Византию, вскоре ставшую Константинополем,ортодоксальное христианство стало официальной государственной религией.

Константин,ведомый своим сомнительным видением, выбрал сторону победителей. Константинуимпонировало требование официальной церковью повиновения и конформизма. Емунужна была новая форма всеобщей религии, чтобы объединить его обширную империю,и официальное христианство превосходно подходило для этого.

Однако почтисразу же после союза Константина с официальным христианством появилась угрозапоследнему в виде самой вызывающей ереси в истории церкви. Набожный иаскетичный египетский священник по имени Арий поразил своего епископа своимстранным мнением по поводу природы Христа. Арий заявлял, что Христос не можетбыть единым с Создателем, но скорее он Логос, первое и наилучшее из всехсозданных творений. Поскольку Христос жил во времени, родившись, прожив жизнь иумерев, тогда он не может быть таким же вечным, как Бог. Где-то произошлосотворение, и потому Христос был не той же сущностью, как Его Отец. Святой Дух,утверждал Арий, был еще меньше Богом, чем Христос, поскольку это было творение Христа,и потому в два раза дальше от сущности Бога.

ЕпископАлександр созвал совет и отлучил от церкви Ария и его последователей. Этопородило так широко распространившиеся религиозные беспорядки, что самКонстантин был вынужден выступить и усмирить их. В письме к обеим сторонамКонстантин заявил, что диспут был «пустяковым и недостойным таких жестокихспоров». Но официальная церковь смотрела на это с другой точки зрения. Для нее вопросединосущия и подобосущия, вопрос йоты в греческих словах homoousia и homoiousia, был важен как политически,так и теологически. Если Христос не считается Богом, то вся структураортодоксальной цепочки подчиненности рассыпается. А если что-то случится сединством церкви, это разрушит ее полезность для имперского государства.Решение этого вопроса о йоте стало вопросом жизни и смерти для новой имперскойортодоксальности.

Константинрешил положить конец диспуту созывом первого экуменического, или вселенского,собора церквей в Никее в 325 г. н.э. Константин лично председательствовал вовремя дебатов и, согласно Евсевию, «утихомиривал ярость спорящих сторон». Арийпредставил свой взгляд, но Афанасий, теологический наймит, привезенныйепископом Александром, полностью объяснил, что если Христос и Святой духрассматривать не состоящими из той же субстанции, что и Бог, тогда расцвететмногобожие. После этого епископы смирились и пришли к согласию по поводу общегокредо, которое провозглашало троицу состоящей из одной сущности, т.е. из единойсубстанции. Единение было подкреплено проклятиями и анафемой. Официальнаяимперская церковь предприняла свои собственные способы наказания. Все книгиАрия или о нем были сожжены и, по декрету императора, сокрытие такой книгикаралось смертью. Начались Темные века.

Константин,самый незначительный из христиан и хороший кандидат в антихристы, стал вместоэтого новым подобием Христа для католической официальной имперской церкви,Христом Пантократором, Христом Властителем Вселенной. Демиург стал мессией, ивпереди было более тысячи лет подавления духовности и преследований. КонецСвета стал Учреждением Церкви.

Пер Яны Знаменской.

Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину