Среда, 06 августа 2014 14:41

Фарш невозможно повернуть назад Интервью лидера Легендарной группы Дарк Сцены Para bellum Леонида Новикова

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Фарш невозможно повернуть назад

Интервью лидера Легендарной группы Дарк Сцены Para bellum Леонида Новикова

Через много лет после нескольких попыток проекту Castalia удалось договориться об интервью с лидером культовой и самобытной группы para bellvm, Леонидом Новиковым. Безусловно, многие вопросы уже не раз задавались поэту и в радиоэфире, и в профессионально ориентированных музыкальных изданиях, другие вопросы и вовсе бесполезно задавать, ведь касаются они иррационального, бессознательного, но нам было важно попросить Леонида стать нашим проводником в стихию его произведений, столь любимых касталийцами.

Скажу за скобками, что такие просьбы как «Расскажите о себе и своем творчестве...» вызывали у Леонида здоровый смех и однозначную реакцию: «Ха-ха! И не подумаю!». И правильно.

- У вас были предтече или музыканты, которые для вас были и остаются эталоном?

- Кошмарный вопрос! Просто жуть берет. Как правильно сказал Гумилев: «Если у поэта нет предшественников, он обязан их выдумать». Разумеется, всё было, разумеется, я под сильным влиянием длинного списка разных литературных столпов… Больших и маленьких. Перечислять их очень утомительно… Честно говоря, раньше я с большой охотой об этом разговаривал, а сейчас мне просто скучно. Как будто я такая вот поп-звезда – с жаром подскочил и давай рассказывать, как я в детстве Пушкина любил – кушать не мог! Или по Лермонтову с ума сходил… я не любил ни Пушкина, ни Лермонтова. И даже не знаю, что меня больше увлекало – пресловутый Серебряный век? – ну, конечно, я мальчик Перестройки, Серебряный век – всё это начали резко издавать, да, пожалуй, Серебряный век. А понимайте как хотите – это может быть прозрачно-пошлый и красивый Северянин или какой-нибудь там весь из себя странный Нарбут. Не знаю. Не знаю.

- А из музыки?

- Ну, опять же, если учесть мою профессию, я могу долго травить байки и поливать ядом и желчью то, что мне по-настоящему не нравится, а то, что нравится – ну, слушаю и слушаю. Этого так много, что мне, честно говоря, даже стыдно об этом разговаривать. Эти вопросы далеко не животрепещущие в моей жизни. Нравится музыка – я ее слушаю; не нравится – я выключаю ее. А на чем был воспитан? – ну, на чем-то был воспитан… Тут один фрукт пришел к нам на некий форум и начал доказывать, что наш новый альбом – это абсолютный парафраз старой группы «Петля Нестерова», которую я не любил и даже не слушал и не знаю ни одной композиции. И никто из музыкантов наших не любил. Но у человека такое вот свое мнение – он увидел. Прекрасно! Как я всегда люблю говорить в таких случаях – так говорил Джон Леннон – всё, что вы нашли в наших песнях: убийства, призывы к чему-то – всё это там есть! Всё есть! Прекрасно, но давайте на этом точку поставим.

- Тогда вопрос, помнишь ли ты, как всё начиналось?

- «Ты помнишь, как всё начиналось? Как строили лодки...» – да ну, нафиг… Конечно, помню! Помню эти сопли. Конечно, помню это полное неумение, и стараюсь при случае не вспоминать, и тем более рыться в этих старых мемуарах…. Я же не Макаревич, который очень любит вспоминать, как он сидел у моря, его заперли в какой-то сторожке – пока, типа, на разберешь Фрэнка Заппу – не выйдешь! Будешь настоящим лабухом! Вот этого я как раз и опасаюсь…

- А искусство ты считаешь своим предназначением?

- Гадость какая, а не вопрос! Предназначением! Великий смысл!.. Ну, предположим… я был младше и более пафосен – да, я так рассуждал. Было много рассуждений на этот счет, я их периодически озвучивал в разных компаниях, и все, разумеется, слава Богу, не понимали, что за бред я несу. Ну, предположим, предназначение…

- Как ты пишешь свои песни – есть какие-то события, обстоятельства, сны, которые тебя вдохновляют?

- Мм, да… у Мамонова есть такая замечательная композиция, называется «Начитался книг». Можно так и про меня сказать.

- Во снах сюжеты приходят?

- Не приходят. Никаких снов. На ходу всё приходит. Иду по улице – строка всплыла, отложил на десять лет – глядишь через десять лет песня получилась! Это не конструктор. Само приходит, само рождается. Появляется вдохновение – сел, одним духом написал. Или засадил себя за шкирку (как последний раз) – дописал альбом, хотя всё было фактически готово уже много лет назад. У меня еще на пару альбомов есть материал. Ну, назовем это странным словом «заготовки» (кощунственным!) – это никакие не заготовки! Это моя лень и прокрастинация. Надо ставить себе вехи, надо себе говорить «Сегодня ты сделаешь это, завтра ты сделаешь то», но это больше к вопросу о трудолюбии, а не к другим вещам – сел, да, и сделал!

- То есть момент работы, неизбежно присутствует?

- А он не может не присутствовать. Кто говорит обратное – нагло врет! Известный Мильтон рассуждал о своем «Потерянном рае», он говорил, как ему это во сне приснилось, а когда помер – черновики нашли… угу… говорил вот он такой…. Так что, «не верьте погоде, когда проливные дожди она льет; не верьте пехоте, когда она бравые песни поет».

- «В современной культуре наблюдается какой-то катастрофический процесс убывания который ничем не компенсируются. Уходят лучшие. Кто-то уходит из творчества, кто-то умирает...» (Олег Телемский)

- А-а-а… я внесу ясность в этот вопрос – никто никуда не уходит, у нас всё компенсируется на самом деле. Если вы этого не видите, значит, вы просто этого не видите. Идет процесс уравнивания. Тут всё, в общем-то, стандартно – глобализация. Это сказывается, собственно, и на сфере искусства, где не много ярких красивых вершин, а унылая пологая равнина. Ну, холмики какие-то: чуть повыше, чуть пониже, травка зелененькая... сел на холмик с бутербродами – хорошо! Вот такое у нас современное искусство. Не холмы – холмики, как у Бродского – ближе к смерти: «Смерть – это только равнины. Жизнь – холмы, холмы». Только холмы у Бродского – это ого-го, а тут – так, холмики, пригорочки. Современное искусство выходит на равнину.

- После 2002 года кто-то появился, как думаешь?

- Тут с фонарями ищут. С фонарями ищут, кто ж появился после 2002 года. Реально, все сидят и гадают: «Кто ж у нас такой классный? Кто сделал на рок-сцене новое имя и продвинул?» Никого не появилось. Всё те же «радиохэды» и «металлики». Хоть ты тресни. То есть, либо пенсионеры, либо – покойники. Два «П» во всей культуре. А дальше – это такая ровная паста, ее давят из специальных тюбиков, она очень хорошо прорабатывается. Она съедобна вполне, даже немножко вкусно пахнет… Следующий вопрос?

- Мистико-религиозная тема. При том, что у тебя идут явные отсылки к Библии, библейские персонажи – это не Большая Традиция. Какой это ракурс?

- Я не знаком с текстами. Я нахватался по верхам, мне это как-то кто-то нашептал в какое-то среднее ухо, я это как-то воспринял, как-то выдал. Я руководствуюсь исключительно визионерским подходом. Я услышал какую-то фразу, я развил ее в некую композицию, перечитал, переслушал – удивился, сколько смысла для меня появилось внутри этой же самой песни через много лет. Даже доходит до сумасшествия – напишу песню и начинаю ее люто не любить. А лет через пять, семь, восемь, воспринимаю ее совсем по-другому – о, смотри-ка какая интересная! Как много я сам в ней не понимал! Вот такой подход, да…

- В каких ты отношениях с религией?

- В хороших отношениях. Да, скорее – в товарищеских. Я знаю, что существует религия, религия, конечно, не особо догадывается обо мне – это нормально, она вообще не обязана это делать. Мы так странно сосуществуем. Я иногда прихожу к этому источнику и отпиваю полной грудью такой полновесный глоток. Это чем-то мне помогает в неких поисках… А так – всё из воздуха! Из воздуха вокруг! Идеи витают в воздухе, рифмы витают в воздухе, песни витают в воздухе – ухвати!

- Как думаешь, музыка тебя ведет или ты ее?

- Меня музыка ведет. В сумрачном лесу, в котором я оказался, я зашел в такие дебри, утратив правый путь… Да музыка ведет – ничто иное меня не завело. Она мой проводник. Исключительно музыка!

- Ты ее автор или инструмент?

- Не знаю. Не думал об этом. Скорее, инструмент, чем автор. Тут даже не может быть другого мнения – да, инструмент.

- По какой ты живешь воле?

- Я понял тебя. Да, я проникся. Фильм «О, счастливчик» видела? Вот я персонаж этого фильма. Там герою жизнь подбрасывает какие-то пути и возможности, и он сразу на них соглашается: «Да, я иду! Да, да, да! Я готов!»

- Оглядывается потом?

- Я-то оглядываюсь, а герой фильмы-то – нет. То есть, разница, конечно, есть некоторая. Я, разумеется, рефлексирую, оглядываюсь (в ужасе)…

- Жалеешь?

- Нельзя жалеть! Бесполезно. Фарш невозможно повернуть назад. Вот, какой я был дурак, как бы все вернуть на несколько лет назад ­– да, очень мило об этом мечтать, но это беспочвенно.

- И второй раз готов поступить так же?

- Ну, да… скорее всего, так и получится. Но это спорный момент – человек же не равен сам себе. В разных ситуациях он разный, поэтому, как знать, как поступил бы… Это как у прекрасного Гессе в «Степном волке» – там, где его сущности проявляются разнообразные – один в одну сторону пошел, другой – в другую… Приторный такой момент. Приторный «Степной волк». И премия его имени приторная.

- Не любишь Гессе?

- Да, перестал любить. Он дидактический такой, весь из себя наставительный. Это очень хорошо в юношестве, когда тебя наставляют, а сейчас даже не хочется об этом вспоминать… Спасибо, уже наставили. А раньше я много его читал.

- Восточную линию?

- Да, кроме «Степного волка» – восточную, конечно. Но мне больше нравится Бёлль. Бёлль круче. Бёлль жизненнее. Бёлль понятный, вкусный, чёрт побери! Отличный же писатель Генрих Бёлль! Я всё-таки, реалист, несмотря на свои такие странные песни… я бы сам был рад писать как Генрих Бёлль. «Глазами клоуна» просто прекрасная вещь! «Бильярд в половине одиннадцатого», «Где ты был, Адам», «Дом без хозяина» – совершенно изумительные книги.

- Что тебя зацепило из последнего прочитанного?

- Я тут снова начал читать книги. Прочитал Сорокина «Теллурию», но это скорее развлекательное чтение. Он всё муссирует свою любимую позднюю тему «День опричника», отталкивается от него и пляшет, и пляшет, и пляшет… пророчествует, в общем… да, много угадал – молодец какой! Вот сейчас читаю, начал недавно (я не знал этого автора) – Виктор Ремизов «Воля вольная» – совершенно клёвая штука. Очень приятный роман. Устинову хочу прочесть новую «Сто лет пути», прочитал Ксению Букшу «Завод «Свобода»», но это всё документальная проза. А еще недавно прочел – тоже ужасно клёво, замечательная вещь – «Обитель» Прилепина. Про Соловецкий лагерь. Я давно не читал как раньше запоем, а сейчас как-то снова взялся за книги…

- Почему не читал?

- Не было времени. Потребность была всегда, а времени не было. Раньше я всегда читал в метро. Я жил в «Купчино» и ездил на работу на какую-нибудь там «Черную речку» или «Петроградскую», и у меня сорок минут туда-обратно, моя личная «изба-читальня» – метро, полтора часа где-то в день я читаю. Читаю быстро, читал с удовольствием всегда. А вообще, меня очень расстраивают наши магазины. Приходишь, набираешь книг, потом осознаёшь, каких бешеных денег это стоит, причём совершенно незаслуженно эти деньги накручивают, я кладу всё обратно, расстраиваюсь и ухожу… то же самое, что и в магазине пластинок. Я прихожу, набираю стопку, а потом обратно её распихиваю…

- А варварски скачать?

- Книжки-то? Так сейчас можно, а раньше-то я не качал.

- Давай такой страшноватый вопрос – тебе в жизни люди нужны?

- Нужны.

- Ты от них что-то черпаешь? Или они как зеркало?

- Да. Да. Не знаю даже, не задумывался над этим. Да, и зеркало, да, и черпаю – мне это всё подходит. И отдаю. Я вполне социален. Я считаю, что я домосед, но периодически подрываюсь, бегу – друзья просят, или мне позарез помощь нужна. Последние годы мне часто позарез нужна помощь. Раньше я ее активно оказывал, и сейчас готов – из серии «чем могу». То есть да, я нуждаюсь в людях и надеюсь, и во мне нуждаются.

- Когда ты на сцене – это тот же самый человек, или в тебе «просыпается Царь»?

- Нет, конечно, же нет! Никто не просыпается. Я! На сцене я.

- И действительность ты так и ощущаешь?

- Конечно, нет никакого перевоплощения. Так и ощущаю. Нет у меня такого героя, который выходит на сцену и начинает «лицедействовать». Бывают концерты, когда думаешь «скорей бы закончилось!», а бывают, что «как здорово! Вот сейчас мы им ещё это споём и будет вообще классно! Вообще классно будет!». Ну, как-то так.

- Расскажи про образ Врага в песнях. Кто такой, что за зверь?

- А что, у меня есть образ Врага? Ну, они-мы – это пресловутое противопоставление?

- Зверь из бездны, Ангел дня – Ангел сна, тот, кто мешает…

- …есть некий враг, конечно. Я неосознанно пишу… с одной стороны должно быть в песне противопоставление (они-мы) – круто же, рок! Но я пока не хочу углубляться, потому что я пока специально не исследовал Врага, спасибо тебе, ты подтолкнула – это интересно, потому что я всегда воспевал прекрасные волшебные миры, думал, что-то изменится, а «они» – это такая абстракция, такая обратная сторона, которую я никогда не вскрывал, но, наверно, настала пора подойти к этому вплотную. То есть, образа нет. Есть некое противопоставление, но оно всегда в жизни есть. Черное-белое, хорошее-плохое… При этом я отчетливо понимаю, что я не одноклеточный, и у меня далеко не всё однозначно. Одна «Дева Любви, Дева Обмана» чего стоит песня. Я тут сидел ее разбирал, ну, думаю, ты понаписал, с***! Сколько муры. Но, нет, не мура. Какой интересный подтекст, подумал я…

- Можешь рассказать, что ты написал тогда, и что увидел сейчас?

- Не хочу говорить на эту тему. Мне просто неприятно. Что увидел, то увидел. И вообще, у меня лёгкое подозрение однажды мелькнуло, что выпустил альбом о том-то, то-то и произошло… выпустил альбом о сём-то, сё-то и произошло… Вот так. Я неожиданно понял, что песни мои правят бал моей жизни. Поэтому я так подумал, не провести ли мне эксперимент, не сделать ли мне что-то жизнеутверждающее для себя? Чтобы, так сказать, развернуть магию в нужном мне русле, а то как-то надоело.

- Рыть самому себе яму?

- Да, рыть себе самому яму… Резонно.

- Скажи, как думаешь – что человек себе, кому-то или чему-то в своей жизни должен? И должен ли?

- Вот это главный вопрос мироздания, мне кажется. Должен ли человек или не должен? Тварь дрожащая или право имею? К этому клонишь?

- Нет.

- Но логически это так! Тварь дрожащая – должен, право имеешь – не должен.

- Я про то, что можно ж себе быть должным – чего-то менять, к чему-то стремиться, менять…

- Можно, можно… Человек попадает в самые разные западни – кто-то их ему подстроил, сам ли он себе их подстроил…. Давно, ещё во времена кухонных философов, борцов за справедливость советских, было модно ставить диагноз: вот, вы во всех бедах вините себя или окружающий мир? Если себя – то маниакально-депрессивный психоз; окружающий мир – то шизофрения. И счастливый реципиент уходил с диагнозом. МДП или шизофрения – красота же! Вот как-то так, да. И я не знаю… мой ответ – я не знаю. И, опять же! Человек не равен сам себе, поэтому происходят разные ситуации – сегодня должен, завтра не должен. Не волнуйтесь! Вы обязательно будете когда-нибудь кому-нибудь что-нибудь должны! Не-вол-нуй-тесь… Обязательно что-нибудь произойдет.

- То есть, ориентироваться по месту?

- Да, да, да.

- Есть что-то что ты не приемлешь в своей публике? В своем слушателе?

- Я ничего от них не требую. Они есть, и это хорошо. Сейчас мы налаживаем диалог. У меня была публика, потом ушла публика, теперь снова возвращается. Умудренный годами подполья, я понимаю, что с публикой обязательно нужно находится в диалоге – не обязательно говорить о том, что им интересно, можно говорить и о своем, но говорить интересно. Вот сейчас мы пытаемся такие темы затронуть. Собирается пока узкий круг, но, надеюсь, он расширится. Мы ведем некий песенный разговор. Я пою, они что-то понимают… что-то поняли – рассказали.

- В ближайшее время что бы ты хотел осуществить-реализовать?

- Ну, хотел-то я много чего.

- А что будет?

- Будет? Видишь, мы говорим сиюминутно, поэтому я сиюминутно и отвечаю… В идеале я бы хотел кое-что переписать в старых альбомах, переиздать их или сделать единый сборник, о котором я мечтал уже давно, но тут всё упирается исключительно в средства, которых на данный момент нет. Я бы хотел сделать подборку того, как мне казалось, лучшего за отчётные годы, что-то переделать, подправить, что-то оставить в первозданном виде, потому что много составов сменилось – было очень много версий группы. Музыка менялась, аранжировки менялись. Оставался только я, великий вокалист, который тоже менялся, кстати. Я очень сильно изменился за отчётные годы – я это прекрасно понимаю. Имеется в виду технически – с профессиональной точки зрения. Я собой сейчас более доволен, чем раньше. Я не доволен собой в принципе, но по сравнению с тем хтоническим ужасом, который я производил еще пять лет назад, можно сказать «ну, вау!» – мальчику повезло, мальчик чему-то научился… это хорошо. …Я бы сделал фильм о группе, я бы сделал хороший фотоальбом. Ну, да, надо привести в порядок архивы, чтобы они были, в конце концов. А то у меня просто нет пары альбомов – они распроданы и физически их не существует. Я бы перепел (не трогал бы аранжировок – немного пересвёл) «Вечный лёд» альбом, там же ужас, а не пение! Сейчас с других позиций эти песни звучали бы ну реально круче! При этом я не коснулся бы даже пальцем ни одной партии. То есть, планы у меня исключительно технические – что делать дальше, я представляю. Я уже задумал новый альбом, я уже знаю, о чем он будет, но здесь всё упирается в то, что группа выросла, и мы выросли, мы все уже ребята в возрасте, всем около сорока лет в коллективе, и не все готовы на такие подвиги вселенского масштаба, когда нужно встать и поехать в тур. Мы сейчас рассуждаем, поедем ли мы в тур по Сибири, но участники коллектива еще не дали своего однозначного ответа, готовы ли они к лишениям на старости лет. То есть вот вопрос-вопрос…

- Спасибо. И вот еще один животрепещущий момент – песня «Подснежник».

- Ну, какой мох! Мох! Я ее не люблю, кстати. Одна из песен, которые я по-настоящему не люблю. Она очень надуманная, очень вычурная, тем более, в той версии, в которой она записана, никакой критики вообще не выдерживает. Я повторяю, это провальный альбом (первый альбом Para Bellum – прим. Е.Л.), металлический период, скажем так – очень короткий, я говорил, что тогда я утопил бунт на корабле в крови, т.е. все из группы были изгнаны, были срочно рекрутированы некоторые персонажи, некоторые персонажи сделали что могли, но в силу своего интеллектуального развития и технических возможностей был записан heavy metal альбом, который никак, никаким образом со мной не коррелировал. Я прозрел через два-три месяца, понял, какого дурака я свалял и нежно распустил команду… А потом мы собрали новый состав с некоторыми старыми участниками, которые не принимали участия в бунте на корабле. Мне тогда буквально черную метку поднесли – список требований, что я должен делать, как вокалист и руководитель, а что я не должен делать. Ну, разумеется, как парень амбициозный, я такого стерпеть не мог. Я знаю, в коллективе нет места демократии – оговорюсь – ей есть место до определенных границ. Все должны понимать, что всё, что делается в группе, нужно в первую очередь лидеру. Как правило, это вокалист, ну или амбициозный гитарист – такое бывает. Все идут за лидером, поспевают-не поспевают… в коллективе всё происходит по его воле или по стечению обстоятельств вокруг этого вокалиста. Лидера, извините. В данном случае – меня! Ну, а когда мы уже собрали коллектив заново и назвали его Para Bellvm

с буквой «V», это уже был хороший такой, приятный коллектив, и мы с триумфом вернулись на сцену, спустя почти полгода после роспуска печального металлического состава, и осенью в клубе «Молоко» втопили. Приходил наш старый фан-клуб, который терпел металлическую версию только ради меня, у всех были слёзы счастья на глазах, это было очень клёво. У нас был объективный подъем с 2001 по конец 2003 года. Мы выпустили «Вечный лёд» в 2003, снова ушёл мой друг гитарист, который уходил ещё до первого скандала в коллективе – Лёше Писарев, потом ушел Лёша Ершов… начала играть на бас-гитаре моя тогдашняя супруга Лена параллельно с группой ИВА НОВА. Мы два года поиграли, и в 2005 у нас был пик по собираемости зала – было хорошо, было много народу. Но в 2005 году мы родили двух детей – двойняшек, и продвижение группы тогда как то ушло на задний план. Я ушел из FUZZа, за два с половиной года работы в Rolling Stones я не написал ни одной песни – я был тогда загружен и несколько подавлен этой прекрасной работой... все это было не впрок, нужно было просто уходить из всех этих журналов и заниматься группой, но я тогда, к сожалению, не был приспособлен к таким важным шагам. Вообще домашние мальчики вроде меня с трудом идут на какие-то шаги. Я даже не уверен получится ли у меня это сделать в дальнейшем, но пока я стараюсь… Такой ответ.

- После первого альбома ты уже против того, чтобы para bellvm к готик-року причисляли?

- Не после первого, скорей после «Книги Царств». Местная гот-тусовка нас не приняла в отличие от зарубежной публики. Про нас пишут в рецензиях наши местные авторы, что мы готика – теперь уже просто по какой-то нелепой случайности. Люди просто не понимают что мы делаем. У них своя готика, у нас своя (смеется). Нас очень любят некоторые западные рецензенты – какие-нибудь англичане или аргентинцы. В Аргентине сейчас, кстати, очень большой подъем dark-сцены. Надо будет непременно туда съездить.

- Огромное тебе спасибо!

Беседовала Елена Лейбель

Прочитано 2829 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики