Екатерина Дайс

Триумфы

 0

Мир не видал такого дурака,

Все пред тобою взрослые, Дионис.

Лоза закрутится спиралью, а пока

Ты вырастаешь из земли как оникс

В саду Эдемском: Тигр и Эвфрат —

Лишь две реки, ты между ними создан,

Зелёный юноша, сам черт тебе не брат,

Ты прост как глина, ты везде как воздух.

Горящий факел в золотой руке,

Горящий взгляд младенца и пророка,

Вперёд летишь как ветер налегке,

Вихрь знания до истины истока.

Начало и конец — твоя стезя,

О, время, что закручено спиралью.

Ты — то, что можно, и чего нельзя.

Росток и семя, и вино Грааля.

Потенция, природа всех вещей,

Мгновение, что с нами на века.

Сабазий, Вакх, Дионис и Загрей —

Мир не видал такого дурака!

 

I

Я начну с пустоты, ты жонглируешь ей и вещами.

Хитроумный обманщик, перевернувший колоду.

Солнце в крыльях сандалий все освещает лучами.

Золотой, первородный,

Обнаженный Гермес, что как ртуть разливается всюду.

Остановишь мгновенье — и вот он застыл в ожиданьи.

Колесо обольщений тебя превращает в посуду,

Ты всего лишь тростник, а не новое крепкое зданье.

Ты всего лишь рождённого дважды пустой позвоночник

Вдоль срединной дороги поднимают головы змеи.

О, Меркурий — ты тайного знания вечный источник,

Укажи нам дорогу стрелой своего кадуцея!

 

II

О, жрица за прозрачною завесой,

Ты девственна, строга, монументальна,

Охотницей, любимой дочкой Зевса

Предстала перед очевидцем тайны.

Но ничего завеса не скрывает

Прозрачная, все видно за вуалью.

Кто истину сегодня обнажает,

Тот завтра путешествует с Граалем.

Невидимая книга на коленях

Как лук и стрелы брата — Аполлона.

Ты тайна только новых поколений,

Открытая безумцам и влюбленным.

Суфийскою небесною невестой,

Софией, на паденье обречённой,

Верховной жрицей лучезарной Весты,

Помощницей поэтам и учёным,

Явилась перед глупым Парсифалем

Но рыцарь не достоин этой тайны:

Что жрица понимает под Граалем?

Все, впрочем, совпадения случайны.

 

III

Как выразить любовь, которой нет?

Любовь — врата, ведущие из ада

В земную жизнь. Очарованье сада,

Где каждый собирает свой букет.

Ты с лотосом в руке сидишь на троне

Меж воробьём и голубем, твой стан

Украшен пчелами, молчат уста.

Любовь твои ланиты не затронет.

Тобою правит лишь одна луна,

Ты — кровь и плоть бедняги пеликана,

Ты — белая орлица и жена

Сурового четвертого аркана.

Ты — тайное движенье всех растений,

Есть дочь и мать — но не о них баллада.

Дочь правит там, где обитают тени.

Любовь — врата, ведущие из ада.

 

IV

Возьми меня, небесный демиург,

Возьми меня, подземный император.

Все тот же луг, в кругу своих подруг

Я рву фиалки, я не виновата.

Ртуть лёгкая, крылатый твой дракон,

Орлица белая, зелёная Венера

Летит к тебе — к тому, кто чтит закон,

Ты огненный король, Орёл и сера.

Пусть пчелами украшен твой наряд,

Без циркуля — великий архитектор,

Пускай орлы как фениксы горят,

Ты мощный покровитель и протектор.

Пусть агнец жертвенный лежит у этих ног,

Бараны горные стоят на страже трона,

Ты, мой правитель, очень одинок,

Ты одинок как око Саурона.

Фиалки нежные остались на лугу.

Врата открылись, я не виновата.

В руке твоей плод спелого граната.

Ты все постиг, ты другом стал врагу.

 

V

В святилище заброшенном Исиды,

В разрушенном, полузабытом храме,

Сидит на троне в центре пирамиды

Иерофант, что занесён песками.

Внутри него пылает пентаграмма

С младенцем Гором, нового эона

Играющим ребёнком. Где же мама?

Она с мечом в руке стоит у трона.

Звезда Давида окружает мага,

Он в ней как в лотосе жемчужина, над троном

Змея и птица, роза как корона.

Он защищён со всех сторон. Все в знаках

И символах. Воззвание прочти

И он к тебе свою протянет руку,

Царь Соломон, а после отпусти,

Быть вызываемым — такая мука!

Знать, сметь, хотеть, молчать, пропасть из виду,

Остаться с нами, стать мечтой и снами,

Сидеть на троне в центре пирамиды,

В рождения и смерти древнем храме.

 

VI

Отшельник, воплощение Кетер,

Над парой королевской простирает

Свои ладони. Десять вечных сфер

Фигуры эти миру представляют.

Здесь Ева и Лилит, любовь и боль.

Амурчик, достающий из колчана

«Телемы» миллиарды разных воль,

Не в них стреляет, а в тебя — случайно,

Так получилось. Ева и Лилит —

Два принципа, вот Авель и вот Каин.

Здесь кто-то нажимает на delete,

Чтоб мир разрушить, получая камень

Мистический. Здесь хищник и Орёл.

Из львиного хвоста растет отросток.

Есть дом на Чистых, где цветок расцвел

Из каждого хвоста чудовищ. Просто

Любуйся им и все тогда поймёшь,

Читая Христиана Розенкрейца.

Венера с Марсом, истина и ложь,

Копьё и чаша. Выпей и согрейся!

 

VII

Что сказано, мой друг, должно свершиться,

Какую б ни сказал абракадабру,

Вперед летит степная кобылица,

Вперед летит земная колесница,

Ей правит воин – молодой и храбрый.

Ты в нем увидишь солнце Аполлона

И рыцаря, хранителя Грааля.

Наполнено горячей кровью лоно,

Вино в сосуде крутится спиралью.

Движение – основа мирозданья,

Вперед летит степная кобылица.

Мы связаны с тобой одним сознаньем

Вот почему тебе сейчас не спится.

Хранители – крылатые созданья,

Чудовища для всех непосвященных,

Они скрывают истинное знанье 

В телесной оболочке заключенных.

Весь мир тюрьма, а люди в нем статисты,

Четыре сфинкса как четыре слова.

Неси в руках сосуд из аметиста

Осирис каждый год родится новый.

Лети вперёд, степная кобылица,

Стучат копыта, что за расстоянье?

Ты рядом, друг, и всё сейчас свершится.

Мы встретим вместе день солнцестоянья!

 

VIII

Начало и конец любого боя –

Ты альфа и омега этой жизни.

Сильнее всех – владеющий тобою.

Но ты владеешь всем в своей отчизне.

В венецианской маске арлекина

Ты взвешиваешь души беспристрастно.

Богиня в опереньи страусином –

Маат, что справедлива и прекрасна,

Тебя когда-то звали Немезидой,

Ты взвешиваешь души у порога,

Невеста дурака, его Нефтида,

Ты знаешь слишком мало, слишком много.

Кармический закон причин и следствий

Ведёт к началу нового эона.

Осириса эпоха как наследство

Мечом пронзает девственное лоно.

Канатная плясунья, чаровница –

Ты устоишь, но ты же и сорвешься.

Ты оттого свои скрываешь лица,

Что в этот май ты больше не вернёшься.

Мы спасены лишь тем, что мы с тобою.

Ты – шаткий мост меж нами и другими.

Начало и конец любого боя –

Ты жизнь и смерть и чёрточка меж ними.

 

 

IX

Затерянный в колосьях госпожи,

Отшельник в одеянии Гермеса

Бредет по пояс в поле спелой ржи,

А может быть, пшеницы. Он не весел.

Сентябрь. Урожай. Собрал Аид

Со всей земли без страха и препон

Тех, кто устал, тех, кто совсем не спит

Гарем из зачарованных лолит,

Созвездие далёких персефон.

Он держит бриллиант в своей руке,

Он сам как камень прочен и прозрачен.

Идущий в темноте, он озадачен

Тем, что собаки лают. Налегке,

Под сенью светоносной пирамиды,

Затерянный в чертогах госпожи,

Он отделяет истину от лжи

И пропадает навсегда из виду.

 

X

Юпитер как влюбленный Демиург

Кружится в танце древнем и суфийском.

Он видел много горя, слёз и мук

И потому на счастье не скупится.

Гроза гремит, он сам себе гроза,

Юпитер сердится, так трудно не сердиться!

Вкруг колеса обвиты как лоза

Любимые животные зверинца.

Тифон, что держит в лапах странный анкх,

Он тянет вниз, в аид и благосклонно

Взирает Германубис на себя –

На зверя, обманувшего Тифона.

Он вверх спешит – там слава и успех.

Но на верху с мечом сидит загадка –

Сфинкс, женщина, смотрящая на всех

С вершины колеса миропорядка.

Сияют звезды в тишине небес,

Стал каждый человек звездою вдруг.

Сфинкс открывает тайны этих мест:

Он знает город и не знает лес.

На город смотрит в этот свой приезд

Юпитер как влюбленный Демиург.

 

 

XI

Царица, оседлавшая дракона,

Блудница вавилонская на звере.

Кто входит в это девственное лоно,

Тот жизнь воспринимает как потерю,

А смерть как шанс навек соединиться

С ярчайшим, нежным, виноградным светом.

На три ступени медленно садится

Блудница, обрученная с рассветом.

Багряная жена, в твоей мы власти,

Ты жрица наступившего эона.

Кто страсть воспринимает как несчастье,

Тот не пойдет в глубины Вавилона,

Чьи стены львами смелыми покрыты,

Здесь птицы и быки, здесь спят драконы.

Иди вперёд, сквозь толщу лазурита

И сам исполни древние законы!

 

XII

Иуда как двенадцатый апостол,

Висит на дереве, одну поджавши ногу.

Он побежден и всё, увы, непросто.

Он удивлён тому, что предал бога.

Но бог он сам, висящий на кресте

Египетском – залоге жизни вечной.

Те, кто вокруг, дивятся наготе

Его младенческой и чистоте беспечной.

Он сам себе отец, и дух, и сын,

Глаз в треугольнике, великий архитектор.

Он навевает сон и видит сны,

Он слушатель внимательный и лектор.

Учитель, что зовёт ученика

Немного погулять в своём саду.

Он солнце жгучее и горная река.

Он знает рай, но он висит в аду.

Змея под деревом гнездо своё свила,

Любовь вокруг сжимает всё сильней.

Когда ты спросишь, как его дела,

Он будет лишь огнём среди огней.

 

XIII

Ты тоже был в том храме, где вода

Навеки поглотила место казни.

Разрубленный Осирис плыл тогда

В гробу своём без страха и боязни.

Не бойся смерти, только жди её

Как жениха желанного невеста.

Есть место, где он умер, водоём

В Абидосе, где вечная сиеста.

Немая рыба медленно плывёт,

Тебе не страшно жало скорпиона.

Исида лишь тебя сегодня ждёт,

Плывущего по водам эмбриона.

Ты сам – Осирис, и твоя стезя

Быть вечно воскрешённым и убитым.

Выигрывать всегда любую битву,

И даже ту, что выиграть нельзя.

Сатурн, плененный красотой Венеры,

Подводного чертога господин,

Ты никогда не шёл на полумеры,

Рубил с плеча, и вот сейчас один.

Все одиноки. Где же смерти жало?

Нельзя убить того, кто мёртв всегда.

Вокруг тебя прохладная вода –

Любовь, что эту жизнь в тебе держала.

 

XIV

Ты в камере потерянных шагов,

Но вместо тьмы здесь радуга сияет,

Супружество возвышенных богов

И их любовь твой погреб озаряет.

Алхимик, поклоняющийся Шиве

И Шакти, ты решил статьандрогином.

Ты слишком молод в опьяненьи винном

И слишком мудр: все за тебя решили

Невидимые, призрачные боги.

На шее бьётся голубая жилка.

В котле искусства смешаны пороки

И добродетели. Вот тут развилка.

Куда пойдешь ты? И огонь и воду

Ты точно без труда преодолеешь.

Но воли не бывает без свободы.

Ты в камере и обо всем жалеешь.

Ты в камере потерянных шагов

Твои друзья – лев и орёл и ворон.

Но нет сейчас для вас других богов.

Пусть сам ты пуст, но атанор твой полон.

Кипит котёл и булькает вода,

Есть пузырьки – зовутся рыбьим глазом.

Любовь нас настигает лишь тогда,

Когда наш феникс умирает сразу.

 

XV

Запретный плод был сладок лишь в раю,

А на земле нет слаще шоколада!

Иди ко мне, я песнь тебе спою,

Иди ко мне, я песнь тебе спою,

И не страдай – вот этого не надо!

Отбрось мораль, зачем тебе мораль?

Природа так чудовищно жестока.

Сложи свою мораль себе в Грааль

Ведь Запад – отражение Востока.

Копытцами стучу, а третий глаз

Достоин Козерога и пророка.

Устои – отражение порока,

Все смешано и спутано у нас.

Смотри в мои глаза, иди вперёд,

Передо мной – жезл главного адепта.

Никто тебя с собой не заберёт,

Ад полон грешников, внеси покорно лепту

В событий разрушительный черёд.

Короною увенчана змея

Из Верхнего и Нижнего Египта

Ползи как змей в какую-нибудь крипту,

Но это подсказал тебе не я.

Я – Пан, я избавитель от оков,

Не нужно, сладкий мой, меня бояться

Я Бафомет для каждого паяца,

А для тебя – я первый из богов.

Запретный плод бывает лишь в раю,

А на земле у нас другие сласти

Иди ко мне, я песнь тебе спою,

Иди ко мне, я песнь тебе спою,

Иди ко мне сейчас, отдайся страсти!

 

 

XVI

 

У врат Иштар, где голубь и змея –

Он разевает клюв, она готовит жало,

От крови ржавая бесплодная земля

Разверзлась надвое, но башню удержала.

Кто падает с вершины пирамиды –

Тот попадает в адскую геенну.

Тебе цветут сады Семирамиды,

Ты голоден, но не подашь и виду,

Ты Марс, увы, не избежавший плена.

Зачем бояться общего закона?

Все в мире не избегнет разрушений.

И энтропия нового эона –

Наступит для грядущих поколений.

Боль есть любовь, где голубь и змея –

Он укусил её, но ей укусов мало.

Глаз Шивы открывается, вонзя

Свой взгляд в тебя и это лишь начало.

Но где начало, там же и конец,

Войди в ворота, и забудь, что было.

Есть только трепет любящих сердец,

Есть только ропот любящих сердец.

Есть только шепот любящих сердец.

И жезл мага, упоённый силой.

 

XVII

Когда же обнаженная Иштар

В глубины адские за женихом спустилась,

Ты был уже не молод, даже стар

И солнце жизни медленно катилось

На Запад. Ты же помнишь, что звезда

Есть каждый человек, будь он мужчина

Иль женщина, но с чистого листа

Начать не каждый может. Есть причины

Для этого. Служитель Водолея,

Ты льешь на землю из кувшина воду.

Тебя на небе ждёт принцесса Лея.

Ты – воля, победившая свободу.

Ты  –  Хадит, тайный центр, крылатый шар,

Сокрытый в глубине горящей магмы.

Когда же обнаженная Иштар

К тебе спустилась ты забыл синтагмы,

Банальные и пошлые слова,

Все обороты и фигуры речи.

Ты стал насколько можно человечен

И у тебя кружилась голова.

Звезда Венеры, бабочки, алмазы,

Две чаши, сферы, город пирамид.

Психея, полюбившаяся сразу

Амуру, непреклонному на вид.

 

XVIII

Над нами одинокая луна.

Все люди в этом мире одиноки.

Меж Сциллой и Харибдой есть одна

Дорога, ей ходили лишь пророки

И Одиссей, ты тоже – Одиссей,

Ты где-то бродишь и сейчас не дома.

Ты – частый гость Сицилии моей

И эта местность так тебе знакома,

Что солнце катишь как бильярдный шар

Упрямою дорогой скарабея.

Я не могу признаться, я робею,

Но шар воспринимаешь ты как дар.

Вставала одинокая луна,

Уныло предвещая воскресенье.

Я тоже как луна сейчас одна,

И в одиночестве моё спасенье.

Анубис с Сетом встали на пути,

Два жезла феникса держа в когтистых лапах.

Мой скарабей, ты должен проползти,

Мой скарабей, ты должен проползти

Туда, откуда раздаётся запах.

Ползи туда в кромешной темноте,

Пусть лают приближённые Гекаты,

Ты должен обернуться до заката,

Иначе ты утонешь в черноте.

Вставала одинокая луна.

Ты тоже, как и мы, слуга богини,

Но в этой пыльной выжженной пустыне

Ты, словно скорпион, испил до дна

Из чаши с самым древним тайным ядом.

Ползи на свет, пусть светит лишь Она,

Какая б ни была вокруг страна,

А я всегда с тобою буду рядом.

 

 

XIX

Солнце, как и любовь, приходит в апреле.

Солнце как овен из жарких небесных жаровен.

Ты бы хотел узнать свою Лорелею,

Но ты не видишь один, тебе нужен свой ковен.

Вот и молчи! Начинается знак Гарпократа,

Два близнеца прыгают в солнце от счастья.

Солнечный зайчик скачет возле Сократа,

Он почему-то не знает об участи брата,

Ра Гелиопольский – это близнец говорящий.

В мире все так: кто-то слушает, кто-то диктует,

Равенства нет на земле, но тебе это внове.

Крылья Психеи нужны только тем, кто рисует,

Тот, кто танцует, нуждается в ласковом слове.

Дети зелёных холмов, вы как хиппи рискуя,

Топчете деньги у самого синего моря.

Лето бывает лишь раз, и оно в поцелуе

Жаркого солнца, что шепчет тебе, тараторя:

Роза и Крест ослабляют диктат Зодиака,

Только учитель может назначить молчанье.

Жест Гарпократа вам вместо дорожного знака,

Слово твоё – серебро накануне венчанья.

Чувство как солнце, что согревает в апреле.

Как нам дожить до апреля, я не понимаю.

Словно сирена сидит на скале Лорелея,

Ждет лишь тебя, милое солнце, и мая!

 

 

XX

Амур молчит, невидимый ребенок,

Наследник непроявленной Венеры.

Ему неважно, друг, какой ты веры,

Огонь горит и бьётся ястребёнок.

Ты видел солнце, глаз не закрывая,

Теперь ты спишь и воск течёт по коже.

Проснись, на божество своё похожий,

Ты видел всё, но ты не видел Рая.

Твоей ли мудростью летает птица

И направляет крылья на Восток?

Покуда детский локон будет виться,

Амур в молчании своём жесток.

Но лучше Гора может быть Исида

Под тысячью небесных покрывал,

Ты видишь сны, в них горы, пирамиды,

Вершины, на которых не бывал.

Ты разрушаешь мир, чтоб мир построить.

Ведь в этом доме нечего беречь.

Ночь порождает день, но все земное

Твой меч изрубит, уничтожит речь.

Рогатый мальчик, змеями увитый,

На золотой стоящий букве «шин»,

Стоящий в центре каждой пирамиды

Исиды сын.

 

 

XXI

Вселенная распята на кресте,

Сокрыта в буквах тетраграмматона.

Все боги от Инанны до Атона

Записаны на табельном листе

О рангах. И от альфы до омеги

Все боги – лишь моя любовь к тебе

Взаимная, хотя мы лишь коллеги,

Соратники по тайной ворожбе.

Мы вычисляем квадратуру круга,

Как будто ты, мой милый, геометр,

Но геомант скорее, а подруга

Твоя последний нужный элемент

В расчётах невозможных. Я – свобода,

Ты – прочная темница всех вещей.

Ты – падшая София и природа

Материи, ты вещий как кощей.

Любовь всегда распята на кресте,

Сокрыта в буквах тетраграмматона.

Пластинка на платформе граммофона,

Вселенная танцует в темноте.

 

 

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики