MAAP_conf_2017_banner

IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Понедельник, 07 марта 2011 19:20

Стефан Хеллер Юнг и потерянные Евангелия Эпилог Альтернативное будущее истории человечества

Стефан Хёллер

Юнг и Утерянные Евангелия

Эпилог

От Хиросимы до тайных Евангелий: Альтернативное будущее истории человечества.

Незадолго до его смерти в 1961 году, К.Г. Юнга посетила серия видений будущей великой катастрофы. Согласно Марии Луизе фон Франц, которая оставалась хранительницей заметок и набросков, относящихся к этому высказыванию, Юнг видел всемирную катастрофу, возможно, несущую характер огненного дождя, случившуюся приблизительно через пятьдесят лет (то есть, приблизительно в 2010 году), который, согласно некоторым исследованиям, совпадает со спорной датой Конца Света в календаре майя. Десятью годами ранее, в своей книге «Эон», Юнг предсказал пришествие Эры Антихриста, возвестив его кульминацию в конце или вскоре после завершения двадцатого века. Космические синхронизмы, в общих чертах обрисованные Юнгом в «Эоне», касаются прогрессии так называемых платонических месяцев, также известных как зодиакальные эры. Таким образом, можно понять как важное совпадение то, что в эру Рыб, которая началась примерно во времена рождения Христа, христианская религия возникла и стала нормативным духовным течением в большей части мира. Рыба – издревле известный символ Христа. После завершения первого тысячелетия теневая сторона Рыбы христианства больше не могла сдерживать и подавлять альтернативные движения (многие из которых имеют гностическое происхождение), такие, как катары, вальденсы, движение Святого Духа и последователи Иоахима Фиоре. Они возникали и причиняли неудобства Римской церкви. Таким образом, "царствование второй, или темной рыбы" началось и достигло своей кульминации в конце второго тысячелетия. (Астрологическая эмблема Рыб часто представляется как две рыбы: одна из них светлого, а другая темного цвета, и обе они плывут в противоположных направлениях.) На взгляд Юнга, если бы темной, или теневой стороне христианского архетипа удалось войти в сознание и интегрироваться в нем, то могло бы начать господствовать сильнейшее и наиболее губительное проявление этой тени, и это разрушительное событие будет, по всей вероятности, иметь место около 2000-го года. Это было бы явлением Антихриста, о котором Юнг писал следующее:

Если мы посмотрим на традиционную фигуру Христа как на аналог психической манифестации самости, то Антихрист будет соответствовать тени самости, то есть, темной половине человеческой целостности, о которой не стоит судить слишком оптимистически. Насколько мы можем заключить на основании опыта, свет и тень расп­ределены в человеческой природе столь равномерно, что психическая цельность человека предстает, как минимум, в немного мрачном свете. Психологическое понятие са­мости, отчасти выводимое из нашего знания о человеке в целом, а в остальном спонтанно вырисовывающееся в продуктах бессознательного как архетипическая четверица, связанная воедино внутренними антиномиями, не может обойтись без тени, отбрасываемой светлой фигу­рой, ибо без нее эта фигура лишена плоти, человечности. Внутри эмпирической самости свет и тень образуют парадоксальное единство. С другой стороны, в христиан­ском представлении архетип безнадежно расчленен на две непримиримых половины, что, в конце концов, ведет к метафизическому дуализму – бесповоротному отделению царствия небесного от пылающего мира осужденных[1].

Короче говоря, духовная неустойчивость психологической структуры не гностического христианства настолько велика, что, если она будет не в состоянии слиться в прочное единство психологической полноты, то внутренняя напряженность, вызванная непримиримыми противоположностями, приведет непростое сосуществование этих составляющих частей к катастрофическому концу. Велика вероятность того, что видение Юнгом огненной катастрофы касается разбиения на куски психической структуры западной культуры, сопровождающегося физическим истреблением естественного или термоядерного происхождения.

Юнг и вместе с ним другие представители гностического направления знали о другом комплексе идей, касающихся эпохи Антихриста и видения катастрофы, переданного им Марии Луизе фон Франц. Эти идеи были популяризированы Оригеном, отцом церкви, во втором веке н.э. и включены в категорию под греческим названием Apokatastasis Panton (Всеобщее Возвращение). В конце времен все вещи должны вернуться к Богу, источнику всего сущего, говорил Ориген, приведя несколько стихов из Нового Завета, чтобы подтвердить правоту своей теории (Мф. 10:26; 1 Кор. 4:5;. Лк. 12:2; Мф. 17:11;. Деян. 3:20-21). Следует также помнить о том, что упомянутый выше Ориген был когда-то связан с самым великим гностическим учителем, Валентином и, таким образом, возможно, впитал в себя часть гностического учения.

Валентин и вместе с ним многие гностические и нео-гностические авторы придерживались той точки зрения, что творение состоит из нескольких (обычно трех) частей или волн. Первой из них является грубая материя, которая служит основой организации космической жизнедеятельности; вторая – это жизнь, или рассеянные искры божественного света, которые попали во тьму предшествующей материальности; а третья – это искупительное нисхождение спасительных сил и мессий: Дхьяни-Будды, Аватары и Сыны Пламени, как их называют в различных традициях. Возвращение Всего к первоисточнику может проявиться одним из двух способов. Во-первых – как конфликт противоположностей, разрешимый с развитием сознания. Борьба дуальностей исчезает и, как предполагается в алхимии, conjunctio привносит в бытие восторженное таинство, способное свободно и сознательно слиться с источником в божественной Полноте. Как было отмечено в Евангелии от Фомы, способствование этому союзу, фактически, было высшей целью Иисуса, который как истинный soter (Спаситель) пришел, чтобы «сделать двух одним»[2]. Вторая возможность, скорее, является более вероятной. Противоположности не находят способ согласоваться друг с другом, и, следовательно, космос пребывает в постоянном состоянии алхимического нигредо, в невыносимых мучениях, в борьбе и хаосе. Разбитое сердце вселенной не исцелено, и усилия спасителей не приводят к намеченному результату.

Таким образом, не остается иного выбора: подобный Шиве в его разрушительном аспекте, Антихрист, "темная рыба", получает власть и разбивает материальную структуру на куски, чтобы свет и жизнь, плененная ею, смогли освободиться от своих оков и беспрепятственно подняться в Полноту. Нео-гностические мифы и сказания повествуют о том, что незначительные проявления этого процесса возвращения неоднократно происходили в далекой истории нашего мира, вызывая разрушение крупных континентов, населенных развитыми цивилизациями. Некоторые из легендарных названий, связанных с такими событиями, – это Атлантида и Лемурия.

Согласно Юнгу, мы живем сейчас в период "Конца времен". Это не только a fin de siecle, это a fin de I'age. В свою очередь, он имеет мощнейший потенциал, как разрушительный, так и созидательный. Критический и, в некотором смысле, окончательный характер наших времен был интуитивно воспринят человечеством, и ответная реакция на него была различной. Милленаристы и гармоничные рационалисты, сторонники НЛО и приверженцы возвращения Кетцалькоатля соревнуются в борьбе за внимание к себе с библейскими фундаменталистами, настроенными на Армагеддон. Сценарии Конца Света разнятся в диапазоне от смехотворных до ужасающих, в то время как бездуховная и обыденная массовая культура смущенно стоит в сторонке.

Посреди всех этих волнений и беспорядков в силу некоторой степени убедительности своего реализма выделяется один вариант: перспектива термоядерного разрушения. Каждый по-своему чувствует некоторую заезженность этой темы, возвращающей нас к былым антивоенным и антиядерным движениям, принимающих желаемое за действительное, преисполненных сентиментальностью и далеким от реальности пониманием человеческой природы. В конце двадцатого века люди стремятся утвердить мир, маршируют во имя мира, танцуют во имя мира, формируют зеленые политические партии, а затем, все вместе, выступают с таким интересным лозунгом, как "Представим себе мир во всем мире!" Этот последний лозунг, обращенный, судя по всему, к квази-духовной сфере медитативных и положительных образов, был блестяще проанализирован писателем Деннисом Стиллингсом в 1988 году:

Мой интерес к антиядерному движению проснулся недавно... когда я посетил местную лекцию, посвященную этой проблеме. Лектор был известным представителем организации Нью-Эйдж… Во время лекции я обнаружил, что очень заинтересовался тем, о чем говорилось. Лектор начал говорить о возможности силой образов сотворить блуждающие огоньки, сверхъестественный изгиб металла и отдаленные пейзажи... Он подчеркнул, что необходима ясность и определенность образа, что с ясным и определенным образом вы можете изменить реальность. Я снова согласился с ним. Тогда он стал обсуждать использование образов в предотвращении ядерной войны, заявляя, что, если вы сформировали образ мира, вы можете воплотить его в реальность. Я был восхищен. Когда лекция закончилась, я понял, что он не предложил никакого точного и определенного образа. Я был ошеломлен. Изюминка всей беседы отсутствовала.

Сильно разочарованный тем, что мне не предоставили образ, я почувствовал, что смогу придумать свой собственный. Но я не смог сделать этого. Все, что я смог получить, были пасторальные сцены освещенной холмистой местности с парящими над ней птицами, и, возможно, фермером, пашущим землю на воле. Это может быть мирным изображением, но это не изображение мира, который может "изменить реальность". Попробуйте сделать как я. Я не смог придумать ничего, что я счел бы удовлетворительным. Самым ясным и определенным изображением мира, к которому я пришел, был мир после ядерной войны. Это действительно обеспокоило меня, потому что, если и было что-нибудь действенное в этом занятии сотворения образов, то люди, неосмотрительно представившие себе "создание мира", смогли бы, фактически, создать катастрофу – ясный, определенный мир с бедствиями, войной, ядерным истреблением... [Здесь автор разбирает картину событий в Хиросиме и Нагасаки после сброса бомб, и находит, что она часто представлялась самой идиллической — S.A.H.], На мой взгляд, не существует никакого ясного и определенного образа мира, который также не вовлекает в сознание образы его противоположности: насилия и войны[3].

Автор этих слов не только выявил практическим путем совпадение противоположностей в глубинах своего психэ, но он, что еще более важно, понял, что наивные понятия, поддерживаемые из благих намерений, могут не только не быть эффективными, но и привести к обратному результату. Некоторое количество лет назад, в 1960-х, менестрели спели нам слова "Времена меняются", и, тем самым, они изменили их. Сидение нашего удобного стула производства девятнадцатого века, с красивой подушкой эволюционного прогресса и модной формой, доставляемой технологией, начало подогреваться, и ядерная энергия посылает свой резкий аромат в наши благородные ноздри. Юнгианский психолог Герхард Адлер говорил на лекции в апреле 1946 года:

Все ли мы еще помним, как однажды утром, в прошлом году мы проснулись и поняли, что мир изменился одним словом – "Хиросима"? Разве мы забудем шок, ощущение головокружения, как будто земля ушла из-под чьих-то ног, и каждый из нас был этим кем-то настолько же, насколько несчастные мужчины, женщины и дети далекого острова в восточном полушарии? Как бы трагично и странно это ни было, но не будет ли правдой сказать, что впервые за свои нескончаемые дни человечество почувствовало и вновь открыло для себя свою общую судьбу? Почувствовало и открыло вновь реальность общины, индийское "Tat twam asi" – "Это есть ты"? Увы! Наше сидение нагрелось настолько, что заставило нас подпрыгнуть![4]

В той же самой лекции Герхард Адлер указывал на то, что сброс атомных бомб был не отдельным явлением, но естественным результатом изменения в головах, отказа от объединения религиозных и духовных жизненных ценностей, осуществляемого всё большим количеством людей, указывая им на то, что мир больше не будет представлять собой органическое и смысловое единство. Эго и сознательный разум стали приниматься как целостная индивидуальность; понимание сверх-личной Самости было утрачено. Законы природы становились более понятными, но законы, регулирующие роль человека в этом мире, всё более размывались. Единство жизни и смысла было расколото. Люди более не гордились собой как последователями и исполнителями мирового замысла. Пришел марксизм, чтобы добавить последний и самый жестокий мотив к этой бессмысленности и отчуждению, когда он свел значение человека к "экономической единице". Юнг описал это состояние следующим образом:

Двадцатый век показывает разрушительное чувство разочарования и тщетности в образе мира среднего человека. Оно может быть определено как нечто вроде этого: мир без божественного руководства, а значит, без внутреннего смысла или согласованности (кроме чисто механической) и свойственной ему ответственности. И это означает, что у человека не было никакой реальности или задачи в этом мире, кроме той, которую его эго определило для себя[5].

Человечество, которое было не в состоянии признать существование над-личностных и иррациональных сил как одного из факторов своей жизни, в конце концов, убедилось в реальности иррационального и непредвиденного. Когда общество духа не удается, преобладает общество страха. Британский драматург 1940-х годов Рональд Дункан очень точно написал в своей пьесе «Путь к Могиле»:

Я иду по старому пути новыми ногами. Я останавливаюсь, следуя своему разуму. Разве испытание не приводит к разумному страху? И именно тогда страх стал сводить зубы и ломать кости. И след тревоги съежил мой рассудок[6].

Зададимся же поистине решающим вопросом: разве испытание не приводит к разумному страху? Достоинство страха, таким образом, вернулось к человечеству. Две разрушительных мировых войны и угроза ядерного оружия вернули страх высокомерному человеческому эго. Герхард Адлер хорошо сказал об этом в 1946 году:

Я не могу отделаться от ощущения, что есть глубокое символическое значение в истории атомной бомбы. Это – сокрушительная сила, которая вышла из-под нашего человеческого контроля, это – энантиодромия человека как создателя, это – божественный символ судьбы, скрытый в человеческом грехе уверенности в рациональности и причинности. Это – огромный и ужасающий вопросительный знак человечеству.[7]

Сегодня, более сорока лет спустя, этот ужасающий вопросительный знак по-прежнему с нами. С каждым годом он становится все крупнее и всё более озадачивает. В недавние времена вмешательство темной материи зловещего характера дополняли этот вопросительный знак. Не только встревоженное окружение, но также и уравновешенный центр культуры все более и более задумываются об экологическом кризисе, который лишь незначительно связан с проблемой ядерной энергии и вовсе не связан с ядерной войной.

Кроме того, астрофизическая гипотеза, основанная на серьезном исследовании, всё более и более подчеркивает вероятность присутствия в космосе чего-то, названного «темной материей»[8], представленной как массовое вмешательство невидимой Вселенной, причем до сих пор неизвестно, насколько она дружественна, однако гравитация, в любом случае, по-прежнему не видна. Научный репортер Деннис Овербэй пишет, ссылаясь на авторитетные источники: "У Вселенной есть тень, и из-за этого у нее может также быть и конец". Астрономы, как он пишет, "долго и неохотно признавали наличие темного, пассивного присутствия под тонкой пленкой видимой Вселенной". Этот теневой мир темной материи может быть "обычной материей, которая не смогла достичь благодати света... и если бы ее было достаточно, темная материя могла бы однажды заставить Вселенную иссякнуть в предельной световой вспышке"[9]. Подобные высказывания, включающие в себя такие слова как "тень", вызывают в воображении видения юнговских архетипических проекций в материальной Вселенной, которые, в свою очередь, кажется, являются параллелями утверждениям Юнга в «Эоне» о том, что тень нашей культуры может ознаменовать собою ее крах. Господствующая религиозность давно убедила нас в том, что, в то время как всё хорошее прибывает от Бога, все губительные и злые обстоятельства прибывают от нас самих. (Есть даже латинское теологическое высказывание: “Omne bonum Deo, omne malum ab homine”: «Вся благодать от Бога, все зло от человека».) Таким образом, мы естественным образом предполагаем, что крупномасштабное уничтожение и разрушение на планете должно быть делом рук человеческих, но может быть полезным подумать и о том, что говорит нам наука: темные тени вне нашей досягаемости могут вызвать уничтожение земли в световой вспышке, превосходящей все искусственные ядерные взрывы. Тем, кто извечно настроен переносить вину на человеческий род это может доказать, что Конец Света может случиться, и может оказаться так, что все мы в нем не виноваты!

Казалось бы, если у человечества есть его психологическая Тень, то и космос может обладать своей собственной Великой Тенью, и что все эти тени являются потенциально опасными. Гностическая мудрость всегда считала, что Свет тем или иным образом проявится из Тьмы. Один интересный, относительно поздний гностический учитель в рамках каббалистического иудаизма назвал этот принцип освобождения, или сворачивания tikkun'ом – понятием, близким к аналогичному гностическому и христианскому понятию “apokatastasis”. Tikkun – это процесс, посредством которого потерянные искры света освобождаются из заключения посреди темных черепков, которыми изобилует нераскаявшаяся сфера космоса. Tikkun – это, прежде всего, задача Мессии, но все мудрые и справедливые люди играют в этом процессе жизненную роль. Эта задача восстановления фактически является гностической альтернативой насильственному и силовому извлечению света из Тьмы, которое может произойти в техногенных и космических катастрофах. Бессознательное состояние, нежелание искупить тень в себе и в мире, ведут к разрушению; эго, цивилизации и миры одинаково разрушаются скрытой силой подавленной Тьмы, сокрытой в психических и космических глубинах. Разрушения и катаклизмы, предстают ли они как наводнение, поглотившее Атлантиду, или ядерные взрывы, разрушающие землю, все они – отделители света, чрезвычайная мера для высвобождения выживших сил души, когда никакие другие средства уже не доступны. Астрологические образы, воплощенные в зодиакальных эрах, тем самым, объединяются с гностическим мифом плененного в мире света и поднимаются в область конструктивного видения психологическим Гнозисом Юнга. Таким образом, как нам говорит Евангелие от Филиппа, если мы знаем то, что внутри нас, это спасет нас, но если мы не будем знать этого, то оно убьет нас или, по крайней мере, разрушит форму, в которой наша жизнь хотела бы воплотить себя. Prima materia, изначальная материя, основной хаос бытия – такие выражения применяли алхимики к тому творческому состоянию, из которого, после многих трансформирующих взаимодействий, мог бы появиться единый философский камень. Есть множество доступных доказательств того, что наша ситуация сегодня именно такова, что свое искупительное участие должна будет проявить алхимическая парадигма. Как альтернатива трагическому, и, возможно, разрушительному "освобождению жизни и света", перед нами встает потребность произвести объединение противоположностей, приводящее к их союзу, а также к unus mundus – алхимически воссоединенному миру. Как было отмечено в последней главе, алхимик не может подвергнуть конечный мир четырех элементов (символически – мир эго, или нынешний культурный тупик) истинному творческому преображению. Современный мир находится в духовном тупике, его прославленное прошлое ни к чему не привело. Главным образом, это грустное обстоятельство проявилось благодаря заблуждениям и духовной сухости религиозных структур западного общества. Корень и причина этих нежелательных особенностей – ничто иное, как непонимание природы Гнозиса и следующие за ним репрессии в раннем христианском мире. Мы должны помнить о том, что Гнозис является не только неопределенным термином, обозначающим некие неясные духовные откровения, но и определенным духовным явлением с отличительными и бесспорными особенностями. Гнозис и гностицизм едины, и отделить их друг от друга – всего лишь зловещая задумка, исходящая из мракобесия и тупости.

Вновь открывшаяся дорога гностицизма тихо предъявила нам свои самые важные документы: гностицизм, переданный от своего предшественника, альтернативного иудаизма ессеев; и, наконец, что не менее важно, гностицизм, усиленный и привнесенный в психологию Юнгом – этот недостающий алхимический компонент западной духовности и культуры. В прямом смысле, это – prima materia, творческая, экзистенциальная матрица, из которой могут появиться искупительные трансформационные компоненты, способные спасти Запад от его упадка и краха. Ужасающему вопросительному знаку ядерного разрушения и связанным с ним трагическим методам можно ответить лишь возвращением к тому виду основного духовного опыта, который является ядром всего Гнозиса, оставив веру в надстройки и подмены, притворяющиеся догмой, заповедью и идеологией любого вида.

Само собой разумеется, что в этой предлагаемой задаче восстановления Гнозиса и гностицизма учение К.Г. Юнга должно играть исключительную роль. Католический священник и писатель-юнгианец Джон П. Доэрли справедливо сказал:

Было бы значительным шагом к выживанию, если бы каждая дисциплина, касавшаяся жизни на земле, серьезно изучалась бы в аспекте концепции Юнга о личной и исторической Самости, свойственной жизни психэ, внутреннего ядра, способного к сотворению Богов и Богинь. Это открывает человечеству великую гармонию, богатство бытия и сознания. Если такая психическая реальность, как окажется, не существует вообще, или если человечество окажется не в состоянии поднять ее силу на уровень сознания, то человечество оказалось бы обреченным ждать своего искупления посредством вмешательства внешнего Бога.

Учитывая исторически обусловленную вражду между традициями и внутри них за такого рода "божественное" вмешательство и текущую технологическую возможность нынешнего человечества в плане саморазрушения, это не должно заставлять себя ждать.[10]

Как мы видели в течение нашего путешествия среди мифов и метафор, священных писаний и гностических таинств, естественный бог человека – это человеческий дух. Такова одна из главных тем, пронизывающая альтернативную реальность, представленную нам Гнозисом. Как внушительно заявил Юнг в своем «Ответе Иову»[11], человеческий Дух (Иов) духовно превосходит Бога мира сего, нуждающегося в Гнозисе, который может обрести его только в человечестве. Человеческий Дух, как говорят гностики и как подтверждает Юнг, нисходит из сферы высшей Божественности и, в качестве такового, имеет в этом мире высшую ценность. Самопознание, это познание Бога, открытие и опыт Божественного и индивидуального ядра Самости, в конечном счете, сводится к одному. Зная догмы, из века в век воплощаемые в жизнь приверженцами монотеистического Бога, многочисленные современные люди сопротивляются глубине гностических и психологических открытий; как говорил об этом сам Юнг:

Кто бы ни говорил о реальности души или психэ, его обвиняют в "психологизации". О психологии говорят так, как будто она есть "только" психология и ничто иное. Понятие о том, что могут быть психические факторы, которые соответствуют божественным фигурам, рассматривается как обесценивание последних. Это имеет привкус богохульства – думать о том, что религиозный опыт есть психический процесс...

Столкнувшись с такой ситуацией, мы должны спросить: знаем ли мы о психэ настолько много, что можем сказать: "только" психический?[12]

Разрушение культурных надстроек отбросило современное человечество назад, к его глубинам, и именно в этих глубоких и таинственных областях мы и должны искать ново-старый ответ. Восстановление гностической мудрости, тем более, освещенной современной глубинной психологией, выполняет две функции: с одной стороны, оно указывает на потребность вернуться к изначальному опыту, а с другой, оно указывает на потенциальный источник творческого ответа. Гнозис приводит нас обратно к нашим корням и сокровищам, к изначальным истинам и фактам более, чем всего лишь рационального и глубже, чем всего лишь личного характера. В конечном счете, это – только опыт, который действительно имеет значение. Богословие, метафизические предположения и философские категории никогда не сравнятся с опытом. Путем индивидуального и сознательного опыта над-личностных и исконных образов нашего внутреннего мира, становятся возможными союз противоположностей и синтез всех дуальностей, включая Свет и Тьму.

Наше время является опасным и разрушительным. Мы не знаем, оставят ли нам появившиеся в свое время инструменты разрушения достаточно времени для Гнозиса, для индивидуации. Тем не менее, Гёте говорил нам о том, что всё преходящее предстает перед нами как символы, а настоящее, неопределенное и опасное положение может, в некоторой степени, просто быть еще одной попыткой со стороны человеческого духа постичь творческое хаотическое состояние Materia Prima. Это невозможно, поскольку рассеивание материи в атомном распаде вывобождает свой плененный трансцендентный огонь, и, таким образом, распад реальности и культурной согласованности, а также создание условий может высвободить несущую трансформацию альтернативную реальность, тем самым, приводя нас к философскому камню, к символу объединения с Самостью, который дает смысл и единство рассеянным частям. Может ли случиться так, что наше менее чем счастливое состояние могло бы оказаться героической попыткой исцелить различие между Светом и Тьмой вместо того, чтобы быть прелюдией к погибели культуры и космоса? Могут ли такие опасности, как распад атома, экологический кризис и космические опасности "темной материи" быть понятыми как символы ужасающей возможности, вынуждая человеческий дух или принять мировое разрушение, или же искать целостности вне опасности и хаоса?

Три с виду не связанных события имели место в короткий промежуток времени в конце самого большого переворота человеческого бытия. Вторая мировая война, синхронно связанная с ее мистическим смыслом; первый взрыв ядерного оружия в Хиросиме; открытие гностической Библиотеки Наг-Хаммади и рукописей ессеев в пещере Кумрана. Это – разрушение и его альтернатива, освобождение от формы и искупление в пределах формы. Знакомые с теорией Юнга о синхронистичности могут с готовностью признать в этом значимом совпадении сигнал Небес. Пробудившаяся от векового сна и явившаяся в центр сознания, иная, альтернативная реальность призывает нас к искупительной трансформации. У нас нет ничего, чего стоило бы бояться, кроме бессознательного состояния. Антихрист, Бегемот и Левиафан, угрожающие нам, являются всего лишь сущностями наших бессознательных проекций, которые могут исчезнуть как ночной кошмар, когда процесс индивидуации вступит в силу. Царствие, воссозданный мир целостности, открывают нам свои врата, поскольку слова архетипа Самости человечества получают свое окончательное подтверждение:

Когда вы сделаете двоих одним, и когда вы сделаете внутреннюю сторону как внешнюю сторону, и внешнюю сторону как внутреннюю сторону, и верхнюю сторону как нижнюю сторону, и когда вы сделаете мужчину и женщину одним, чтобы мужчина не был мужчиной и женщина не была женщиной, когда вы сделаете глазА вместо глАза, и руку вместо руки, и ногу вместо ноги, образ вместо образа, – тогда вы войдете в [царствие][13].



127 С.G. Jung, Aion, Collected Works, Vol. 9, Part 2, par. 76.

128 Изречение в целом является эпилогом данного текста.

[3] Dennis Stillings, "Invasion of the Archetypes" in Gnosis.A Journal of the Western Inner Traditions, No. 10. (Winter 1989), p. 33.

[4] Gerhard Adler, Psychology and the Atom Bomb (London: The Guild of Pastoral Psychology, Guild Lecture No. 43, 1946), p. 3.

[5] C.G. Jung, Uber die Psychologie des Unbewussten (Zurich: 1943), as translated by Gerhard Adler, in Psychology and the Atom Bomb, p. 15.

[6] (London, Faber & Faber, 1945), p. 95.

[7] Gerhard Adler, Psychology and the Atom Bomb, p. 17.

[8] В английском языке слово matter употребляется в значении «материя» и «вопрос». В этом случае аллегория автора может быть понята как «вероятность присутствия в космосе чего-то, названного "темным вопросом". – Прим. переводчика.

135 Dennis Overbye, "The Shadow Universe," Discover, May 1985, p. 13ff.

[10] P. Dourley, The Illness that We Are (Toronto: Inner City Books, 1984), p. 82.

[11] См. главу 10 данной работы.

138 C.G. Jung, Psychology and Alchemy, Collected Works. Vol. 12, pars. 9–10.

[13] Евангелие от Фомы, (22) [27].

Пер Юлия Трусова

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики