IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Понедельник, 07 марта 2011 19:37

Стефан Хеллер Гностицизм Глава 10. Гностические религии: мандеи, манихеи и катары.

Стефан Хеллер

Гностицизм

Глава 10.

Гностические религии: мандеи, манихеи и катары.

Похоже, что некоторые ранние гностики учреждали формальные институты для продвижения и сохранения своих учений; следовательно, они могли легко пресекаться (басня о том, что они просто так исчезли без репрессий, к счастью, лишилась доверия). Некоторые изучающие гностицизм понимают относительный недостаток институтов как преднамеренное действие: поскольку ни одна организация или святейшество, кроме лишь исключительного, своего собственного духа не может даровать гнозис, то нет никакой потребности в основании гностических организаций. Однако в обычном христианской мире спасение - это также вопрос личной связи индивидуальности и Бога, но, тем не менее, святейшества и церковные организации присутствуют в изобилии. Аналогично, нет никакой реальной несовместимости между гнозисом и религиозной организацией, если эта организация действительно преданна гнозису И в самом деле, многие из ранних гностиков не считали их несовместимыми. Валентин и его последователи, как отмечалось в девятой главе, предпочитали оставаться в обычной церкви, когда это возможно, и формировать свои отдельные общины только когда это действительно необходимо. Они считали, что ортодоксальные христиане (психики) и гностические христиане (пневматики) могли действовать сообща до тех пор, пока гностикам позволена их собственная интерпретация учения и таинств веры. Большинство гностиков не находили приятной еретическую роль; они надеялись, что первоначальное плюралистическое отношение Христианской Церкви сохранится, и, таким образом, их свобода в церкви будет сохранена.

Тем не менее, растущая нетерпимость, которая прокатилась по церкви, начала нарушать подобные договоренности. Таким образом, гностические учителя после Валентина – такие как Маркус, ранний и блестящий ученик Валентина; Аппелес, толерантный и миролюбивый гностический учитель; Гераклион, блестящий комментатор писаний; и Николай, аскетический мастер внутренней дисциплины – все они были вынуждены действовать за пределами основной церкви и были обвинены в ереси.

Мы знаем три религии, которые имеют четкий гностический характер. Они развивались независимо друг от друга. Одна из них не полностью христианская, другая может считаться тесно связанной с христианством, тогда как третья явно и строго христианская. Любопытно, что только мандеизм, одна из нехристианских гностических религий, сохранила в целости нить наследия, начиная с библейских времен.

Мандеизм: религия великого инородного Света

На протяжении почти двух тысячелетий небольшая скромная группа людей семитского происхождения, обладающих знанием дохристианской гностической веры сохранялась в долине рек Тигр и Евфрат, что сегодня называется Ираком. Современные иракцы называют этих людей «Субба», хотя сами себя те зовут мандеями. Арамейское слово «manda» переводится на греческий как «gnosis», поэтому «мандей» буквально означает «гностик». Двадцать пять лет назад было подсчитано, что существует тринадцать тысяч членов мандейских общин в Ираке, при этом не принималось во внимание огромное количество проживающих в Иране. Из-за тяжелых политических потрясений конца двадцатого века многие мандеи эмигрировали в другие страны, в том числе далекую Австралию. Далекие от сути простого рыбацкого народа речных болот, какими их когда-то считали, сегодня они лучшие мастера по работе с серебром и металлами в таких городах, как Басра и Багдад. Мандеи могут браться за различные профессии в различных странах. Курт Рудольф, немецкий исследователь гностицизма, сталкивался с мандейскими студентами в Немецком Университете.

Мифология и теология Мандеев обладает типично гностическими чертами. Вне всех миров и проявленных сфер существует Высшее Существо из пречистого и чудесного Света, называемое «великой первой инородной Жизнью из миров света, единственно возвышенная, которая пребывает выше всех дел [сотворенных вещей]» (Гинза, часть 1). Напротив, сотворенный мир управляется Господином Тьмы, Птахилом, исчадием Руха, женского существа, мятежно и враждебно снизошедшего из Царства Жизни и Света (что-то подобное архоническому образу Софии Ахамот). Как и в других гностических мифах, от Высшего Существа произошло множество небесных созданий и сфер, которые в порядке убывания становились все более искаженными и темными. Птахил несет в себе все характеристики злобного демиурга. Он сотворил невидимый мир, наполненный темными, демоническими существами. Он также участвовал в сотворении материального мира и физической части человеческих существ. Длинные поэтические сочинения описывают эти события и связь человеческих существ с демиургическими силами с одной стороны и Царством Жизни и Света с другой.

История мандеев начинается со времен Иоанна Крестителя, который учил и даровал свои мистерии Святой Земли в ранние времена Нового Завета. Тем не менее, хотя он считается великим пророком этой традиции, мандейские писания дают понять, что традиция существовала еще до него. Таким образом, мандейская религия не имеет исторического основателя. Первые мандеи были, вероятно, евреями или людьми, тесно связанными с иудейской матрицей; отсюда их оригинальный священный язык - мандейский, который представляет собой форму Арамейского. Мандейские писания рассматривают Моисея как пророка фальшивого Бога, а Иисуса как своего рода лжепророка, которого не сравнить с истинным пророком, Иоанном Крестителем.

Фактически, мандеи были издавна известны как назореи, что означает «стражи и обладатели тайной мудрости». В различные моменты истории, пожалуй, еще в начале крестовых походов, христиане, контактирующие с мандеями, упоминали их как «христиан святого Иоанна» или «христиан-иоаннитов». Мандеи не протестовали, для них эти имена обеспечивали признание среди христиан. Кроме того, мусульмане предоставили им предпочтительный статус «народа Книги», ибо они могли сказать, что у них есть пророк (Иоанн) и главная книга-откровение (Гинза). Вполне возможно, что средневековые гностические движения, в частности Орден Тамплиеров, контактировали с этими древними гностиками Ближнего Востока и получили от них какие-либо тайные учения и ритуалы.

Примечательно, что единственная выжившая гностическая религия имеет отличительные признаки обширной священнической обрядности: священство с формальными ритуалами посвящения и иерархическую структуру. Иерархия состоит из трех должностей: помощник священника, священник и первосвященник – последний имеет юрисдикцию над отдельными областями. Священникам было разрешено вступать в брак. Таким образом, современные западные представления о том, что гностическая религия является «непосредственной» и не имеет таинств, представляются весьма сомнительными.

Мандеи имеют множество различных писаний, главное из них – «Гинза», которая только недавно была впервые издана Мандейским сообществом из Австралии. Многие из их книг содержат обилие молитв и ритуалов. Мандейские писания и ритуалы в основном касаются высвобождения божественной искры посредством знания, присутствующего в мудрости, которая передается мандейскому священству различными посланниками Света. Никто из этих посланников не называется, за исключением Иоанна Крестителя.

Ввиду того, что их ритуалы часто связаны с погружением в воду, мандеев часто называли крестителями посторонние люди, которые считали, что эти погружения являлись ритуалами крещения. Как представляется, частые повторения ритуалов среди Мандеев было причиной изумления. В действительности, мандейские ритуалы погружения более схожи со Святым Причастием, нежели крещением. Мандеи считали, что проточная вода содержит больше трансцендентной субстанции, отражающей Свет, нежели любая другая материальная вещь. Даже самые обрядовые Христианские Церкви поощряют своих членов на частое принятие Святого Причастия, и таким образом, мандейские ритуалы включают связь со сверхъестественным Светом, пребывающим в воде. Их храмы всегда находились рядом с проточной водой.

Существуют два важнейших ритуала. Первый из них – masbuta, погружение в проточную воду, которая всегда звалась иорданской. Этот обряд осуществлялся по воскресениям, еженедельным выходным дням Мандеев. Он состоит из трех полных погружений, тройного помазания лба водой, тройного испития воды, венчания миртовым венком и возложения рук. Все действия этого ритуала исполняются священником. Затем участник подвергается помазанию лба маслом, причастию хлебом и водой, и «уплотнению» тела и души против воздействия злых духов. Kushta, или «деяние истины», будучи рукопожатием правой руки между участником и священником, символизирует достижение единения с миром Света. Все праздники, даже свадьбы, включают обряд masbuta.

Обряды для мертвых – вторые по важности таинства. Они начинаются через три дня после смерти человека и продолжаются в течение сорока пяти дней через определенные промежутки времени. Ритуал под именем «masiqta», переводимый как «восхождение», предназначен для облегчения восхождения души к реальностям Света. Существует множество мандейских молитв за умерших. Почти все регулярные церемонии включают молитвы и священное принятие пищи для усопших. Помимо ритуальной пользы, эти действия также передают душе знание о противостоящих силах и опасностях загробной жизни, благодаря чему она может пробраться из рискованных областей в безопасные (можно отметить сходство с практиками Бардо в тибетском буддизме Варджаяны). Очень мало было известно о мандейской религии до конца девятнадцатого и начала двадцатого веков. В 1867 году некоторые мандейские манускрипты всплыли на поверхность в Париже и Лондоне, и из них немецкий ученый Марк Лидзбарский сделал первый перевод книги ритуалов, «Mandaische Liturgien», опубликованной в Берлине в 1920; в 1925 году он опубликовал свой эпохальный перевод самой Гинзы. Его работа была значительно расширена и продвинута авантюрной и преданной англичанкой, леди Е.С. Дравер (1879 - 1972), которая, проживая на Ближнем Востоке, смогла подружиться с членами Мандейской общины и получить от них несколько священных книг. В таких работах, как «Мандеи Ирана и Ирака» (1937) и «Канонический молитвенник мандеев» (1959), она сделала доступной для мира науки воистину сокровищницу информации. Позднее Курт Рудольф также успешно контактировал с мандеями. Ныне область мандейских исследований отстаивается, главным образом, сочувственным и преданным товарищем мандеев, знатоком их религии, Йоруном Якобсеном Бакли, чью работу в этой области сложно переоценить (смотрите недавнюю работу Ганса Йонаса «Гностицизм», которая доступна обычному читателю и содержит множество цитат из Мандейских писаний).

Мандейские писания наполнены красивейшими и захватывающими поэтическими настроениями. Вот два отрывка из «Гинзы»:

С того дня, когда я обрел любовь к Жизни, с того дня, когда мое сердце преисполнилось любви к Истине, я больше ничему не доверяю в мире. К отцу и матери нет у меня доверия в мире.

К братьям и сестрам я не имею доверия в мире.

К тому, что сотворено и создано, у меня нет доверия в мире.

К целому миру и его трудам у меня нет доверия в мире.

Только душу свою я ищу,

которая стоит мне поколений и миров.

Я пришел и отыскал свою душу –

что мне все миры?

Я пришел и нашел Истину –

покоящуюся на отдаленном краю миров.

(390)

С того дня, как мы узрели тебя,

со дня, когда мы услышали слово твое,

наши сердца преисполнились миром.

Мы верили в тебя, Благой,

мы видели свет твой, и мы не забудем тебя.

Все наши дни мы не забудем тебя,

ни на час не покинешь ты наши сердца.

Ибо нашим сердцам не ослепнуть,

эти души не повернут обратно.

(60)

Мани и манихейская религия

В отличие от манихейской религии, Манихейская вера, в свое время распространившаяся более чем на три континента, имела основателя. Его звали Мани (или Манес, в греческой форме) и вместе с Валентином он должен быть назван как один из двух величайших светил гностической традиции. Пророк Мани, как он может называться по праву, был, несомненно, одной из наиболее выдающихся личностей, которые когда-либо существовали. Родившись в 216 н.э. в Персии (ныне Иран), в семье, связанной с бывшим королевским домом, он подвергся изгнанию вместе с родителями в раннем возрасте. Кажется, что родители Мани принадлежали к религиозной группе, подобной гностической. Возможно, это был вариант мандейской веры, или, скорее всего, элхазаитской общине где, будучи еще молодым мальчиком, он подвергся воздействию гностического мировоззрения. Как подлинный пророк, он имел свой собственный опыт видения, который раскрыл ему его будущую миссию как основателя религии. Первое из этих видений случилось, когда Мани было всего двенадцать. В это время он контактировал с божественным ангелом, называющимся Двойником, который попросил его выйти из религиозной общины, где проживали он и его семья. Ангел также рассказал ему, что время его публичного выступления еще не пришло. По его собственному свидетельству, в это время Мани получил основную доктрину своего нового учения. Когда ему исполнилось двадцать четыре, ангел явился ему вновь и поручил начать свое общественное служение.

Рис.11. Мани пророк и художник. У Мани классические персидские черты, он изображен как молодой человек. На более поздних картинах он часто изображен с лысой головой.

Мани вернулся в родную Персию, где, в конце концов, сдружился с королем Шапуром и его сыном, будущим королем Хормиздом. Вскоре после провозглашения своей миссии он отправился в Индию, где заимел несколько учеников, но также встретил сопротивление среди Индийского населения. Кроме того, он отправился в Центральную Азию, проведя несколько лет в Западном Туркестане отдельно от всех в одиноком уединении, сообщаясь с Небесами. Туркестан впоследствии на века остался твердыней манихейской веры. Однако его самые первые крупные успехи случились в родной Персии, где новая вера собрала так много последователей, что это стало серьезной проблемой для установленного зороастрийского духовенства. Предводители зороастрийской общины начали серьёзную кампанию против Мани и его религии. Их интриги дали плоды, когда юный король Хормизд, преданный друг и ученик Мани, скончался и его враждебный брат взошел на трон. Мани был захвачен, подвергался унижениям и, в конце концов, умер в тюрьме 26 февраля 277 н.э. Его ученики, которым удалось тайным образом посетить его в тюрьме, сообщали, что он был окружен ангелами и светился, подобно солнцу. Двадцать шесть дней его мучений в тюрьме с тех пор стали напоминанием сторонникам его веры о «страстях», которые по праву можно уподобить страстям Христовым.

Рис.12. Современная гностическая икона пророка Мани. Он изображен в древнеперсидском стиле, не без влияния китайской портретной живописи (работа маслом на дереве, Ян Валентин Сетер; с разрешения художника).

Манихейский Иисус

Во времена своего несправедливого преследования после короля Бахрама Мани утверждал, что у него не было учителя-человека, но все свое учение он получил от посланного Богом ангела, своего «двойника». Тем не менее, в различные времена он также отождествлял себя с апостолом Иисуса Христа, которого, конечно, он никогда не встречал физически – как и апостол Павел. Мани верил, что перед ним были другие посланники Света, такие как Сиф, мистический патриарх Ветхого Завета; Заратустра, пророк Ирана; Будда, учитель Азии; и, наконец, Иисус Христос. Хотя манихейская вера обычно не считается христианской, преданность Мани Иисусу была необычайной, что иллюстрируют следующие цитаты:

В этом имени Иисус есть благодать, окружающая его. Ибо это Иисус дает покаяние тому, кто кается.

Он стоит среди нас… он не далек от нас, мои братья, как он изрек в своей проповеди: «Разве я не так близок к вам, как одежда к вашему телу!»

Иисус, иго твое легко для того, кто может нести его; Ты сотворил крест Бема (местом милосердия) для себя и на нем даровал закон… ты сделал крест судном для себя и уплыл на нем (Мани, цит. по «Манихейскому Псалтырю», 15,39,91)

Да благословим Господа нашего Иисуса, который послал нам Духа Истины! Он пришел и отделил нас от заблуждений мира, он принес нам зеркало, в которое мы посмотрели и увидели вселенную.

(Манихейский Псалтырь, 150)

Эти высказывания, а также многие другие подобные им, могли бы легко быть произнесены любым благочестивым ортодоксальным христианином. Тем не менее, существуют аспекты учения Мани, касаемо Иисуса, которые имеют уникальный и гностический привкус. Иисус, по словам Мани, является духовным присутствием, которое всегда пребывало в мире, хотя он специально воплощался в Палестине. Таким образом, Иисус явился Адаму в раю и передал ему откровение. Адам увидел Иисуса «брошенным во все вещи, в зубы пантер и слонов, пожираемым теми, что пожирают, расточаемым теми, что расточают, съеденным собаками, смешанным и связанным во всем что есть, заключенным в тюрьму зловония тьмы» (Теодор бар Конай, VIII-IX вв.)

Помимо открывателя спасительных учений и предвестника мистерий, манихейский Иисус есть также олицетворение божественного Света, смешанного с материей. Задолго до его страстей и распятия на деревянном кресте в Иерусалиме, он был распят на кресте материи. Это доктрина «Jesus patibilis», «Иисуса Страждущего», который «висит на каждом древе… рождается каждый день, страдает и умирает» («Кефалайя», сборник высказываний Мани). Сходство этой концепции с поздними эзотерическими учениями о божественной тайной жизни в материальной мире очевидна. Взглянем на поэтическую медитацию нынешнего теософа, Анни Безант:

«О сокрытая жизнь, пульсирующая в каждом атоме; о сокрытый свет, сияющий в каждом существе; о сокрытая любовь, охватывающая все в единстве; пусть каждый, кто чувствует себя единым с тобой,, Знает, что он един и со всеми остальными».

Это учение о «Jesus patibilis», однако, не следует интерпретировать как натурализм и пантеизм. Оно не означает, что вселенная и природа есть чистый и элементарный Бог (за исключением того, в незначительном смысле, что их субстанция есть конечная эманация Божественного Источника). Скорее, Космический Христос, страдающий Человек Изначальный, был ограничен, даже заключен в тюрьме материальности, а его духовный двойник, надмирный Освободитель, который пришел сверху и из-за пределов космоса и природы, продолжает собирать его из физического рассеяния и ограниченности.

В Евангелии от Фомы, писании, не известном манихеям, есть высказывание Иисуса, очень легко встраиваемое в ряд с доктриной Jesus patibilis:

«81. Иисус сказал: Я - свет, который на всех Я - все: все вышло из меня и все вернулось ко мне. Разруби дерево, я - там; подними камень, и ты найдешь меня там»

Здесь опять-таки дается заповедь не кланяться и почитать эти куски дерева и камня, а скорее поднимать их и разрубать. Эти слова – не просто фигура речи, они могут быть инструкцией к действию, освобождающему божественный Свет, который рассеян в материальных и природных объектах. То есть мир природы, подобно природному человеку, нуждается в освящении и преобразовании.

Основы манихейской доктрины

Концептуальная система манихейских учений достаточно проста, хотя мифологические разработки и детали многочисленны и весьма сложны. Утверждается, что манихейское учение более дуалистично, нежели Александрийская и Сирийская гностическая традиция.

Это может быть связано с персидской средой, в которой разрабатывался Манихеизм, где зороастрийский дуализм пропитывал культуру в течение длительного времени. Действительно, в космологии Мани двойственность возникает не только в процессе эманации, но и присуща самим основаниям бытия. В начале, говорит Мани, царства Света и Тьмы сосуществовали в связанном мире. И хотя Свет не ссорился с существом Тьмы и мог бы удовлетвориться существованием бок о бок с ней, Тьму это не устраивало. Тьма пребывала в состоянии волнения и гнева и решила атаковать реальность Света и вторгнуться в нее.

Как только легионы Тьмы приблизились к реальности Света, изначальный Свет стал нуждаться в защите. Он призвал Матерь Жизни, чтобы она породила Изначального Человека (космическая фигура, не связанная с Адамом или другими человеческими существами или связанная с ними лишь косвенно). Изначальный Человек, в свою очередь, имел пятерых сыновей, и они вшестером изгнали Темные силы из царства Света и преследовали их на поле боя в нижних эонах. К сожалению, на поле боя предводитель демонов Тьмы одолел Изначального Человека и его пятерых сыновей и поглотил их, вобрав их святящиеся сущности в свою темную форму. Это о том, каким образом произошло первое страшное смешение Света и Тьмы.

Здесь можно заметить постоянно повторяющуюся гностическую тему. Существуют эманации божественного Света, происходящие от Верховного Божества, и часть их пала в нижние миры тьмы, хаоса и зла. Там Свет был захвачен, и произошло смешение с субстанциями, которые несовместимы с ним, даже враждебны ему. Искры Света, которые были поглощены Тьмой, потом должны быть спасены.

В попытках спасения Изначальный Человек освободился и со славой взошел к Богу. Однако, души человеческих существ остались позади вместе с частицами света, которые были производными от пленения Изначального Человека и его сыновей. Только в этот момент материальный мир, как мы его знаем, приходит в бытие. Земля сотворена как алхимический сосуд очищения и трансформации, где Свет может быть извлечен из темной материи. И солнце, и луна есть сосуды Света, которые служат в качестве средства для переноса Света вверх из земной тьмы.

Посланник, который является архетипом всех воплощенных вестников Света, рожден Верховным Божеством. Этот Посланник спускается в творение и путем различных маневров, рассчитанных на обман и поражение архонтов нижней реальности, освобождает все больше и больше Света. Всякий раз, когда Посланник отделяет Свет от Тьмы, темные элементы падают обратно в творение, где большинство из них становятся растительным или животным миром. Животные, главным образом, составляют недоразвитые эфирные формы, выделенные архонтами (заметим, что манихейский гнозис не будет служить разумному объяснению «прав животных», пропагандируемых ныне). Манихейская склонность к вегетарианству базируется на загрязнении большинства животного мяса в силу его архонического происхождения. По сообщениям, манихеи предпочитали употреблять некоторые определенные продукты, такие как дыни, которые, согласно их учению, содержали в себе больше Света, чем другие. Легко посмеяться над такими обычаями, но разве не правда, что многие культуры и религии рассуждали о духовных качествах определенных продуктов?

Но и люди не свободны от архонической Тьмы и загрязнения. Адам и Ева, подражая похотливым совокуплениям архонтов, рассеяли столько света, что их восстановление стало еще труднее – по этой причине манихеи невысокого мнения о сексуальности.

Спасение частиц Света по-прежнему продолжается. Судна Света – солнце и луна – ежедневно переправляют световые искры в божественные миры. Столб Света, возведенный Посланником и его манифестацией, Иисусом, также переправляет Свет по его восходящему пути. Вдохновленные посланцами Света, просвещенные люди помогают в очищении световых искр и освобождении их из заключения во тьме. В мире проходит великая работа очищения и искупления, и пророк Мани учил людей развитию этой работы.

Почему манихейство так ненавидели?

Вера, основанная пророком Мани, действовала открыто одиннадцать столетий в различных местах, но почти никогда не была свободна от преследования. Чем вызвана эта неустанная ненависть? Без сомнения, мотивы варьируются в зависимости от времени и места. Христиане, а также приверженцы других религий были, безусловно, в то или иное время мотивированы ревностным опасением соперника, чьей святости, чистоте и доброте они не могли соответствовать. Экономические и политические соображения также поднимали свои уродливые головы. Однако, кажется, есть кое-что еще.

Все гностики всегда отличались от большинства человечества не только деталями своей веры, но также своим фундаментальным представлением о существовании и его целях. Предположение, что мир хорош и что наше участие в нем как-то благотворно, было и является любимой темой большинства людей. Правда, христианство несколько гностическим путем признало этот мир как долину скорби, и также существуют другие духовные традиции, в частности буддизм, которые имеют своим главным принципом мысль о том, что жизнь эквивалентна страданию. Тем не менее, большинство религий в конечном итоге несколько смягчает свою позицию и идёт на уступки по отношению к тьме этого мира. Гностики, однако, не станут этого делать. Хотя гностические школы ранних веков были весьма недолговечны и ограничивались культурной элитой, с манихейством было иначе. Это была мировая религия в течение многих веков, со множеством последователей, тщательно разработанной иерархией, монахами, священниками, литургией и священными писаниями. Нельзя игнорировать манихеев или их бескомпромиссную иномирность, а также строго отрицательное отношение к материальному существованию. Потому христиане и зороастрийцы, мусульмане и конфуцианцы, и даже иногда буддисты смотрели на манихейство, как на угрозу для жизни и общества, как то обычно понималось.

С другой стороны, большинство вероисповеданий, которые учили ненависти к манихеям, само имело монахов и монахинь, которые, уподобляясь «избранным» Манихейской Церкви, отказывались от собственности, семьи и мирского участия. Рядовые «слушатели», как их называли, из манихейской общины вели более свободную жизнь, чем средние христиане. Святой Августин некогда был манихеем, как и святой Амвросий; они оба, казалось, оглядывались на свои жизни «слушателей» с чем-то вроде виноватой ностальгии. Враждебность по отношению к «религии Света» Мани, таким образом, не имела под собой реальных оснований. Принимая гностическую точку зрения, можно предположить, что архонты этого мира ощущали, что их господство находится под угрозой, когда сталкивались со святыми избранниками в белоснежных одеяниях, которые продуктивно занимались освобождением от оков земного забытья. Духовное зло в высших слоях обернулось крахом для религии Мани.

Множество мудрых и благочестивых правителей, с другой стороны, благоприятствовали религии Мани или даже обращались в неё. Среди них были цари Персии, туркменские правители, монгольские князья и минимум один китайский император. В действительности, в Китае манихейская религия сохранялась дольше всего: последний, роковой приговор вере был подписан в 1374 году одним из императоров династии Минь. Слабые отголоски послания Мани сохранились в таких объединениях, как «Общество Черных и Белых Облаков» и «Общество Белого Лотоса», а также в культе Будды Майтрейи. Древняя тибетская религия Бон может даже иметь манихейское происхождение, ибо её практики утверждают, что она основана мудрецом, который был принцем Персии. Да и в Европе аромат благородной веры Мани доносится через многие земли на протяжении веков.

Ересь добрых мужчин и женщин

Благородные дворцы, горы, долины, усыпанные оливковыми рощами и виноградниками, деревни и города, построенные из камня и населенные древними людьми, предрасположенными к духовным занятиям, и все это освещается мягким светом средиземноморского солнца – таково окружение прекрасной и трагической судьбы религии катаров.

Нет убедительных доказательств того, что религия катаров, которая процветала в Лангедоке в XII-XIII веках, была основана пророком Мани, хотя такая возможность, безусловно, существует. «Средневековые манихеи» - этим именем окрестил катаров сэр Стивен Рансиман (1947). И манихейство было наиболее известной гностической религией. Спустя некоторое время всякая гностическая духовность была отнесена ее оппонентами к манихейству. Испанский епископ четвертого века Присциллиан из Аволы, христианин с гностическими склонностями, был сожжен на костре как «манихей». Его епархия включала то, что когда-то называли Аквитанией – там, где расположен Лангедок. Возможно, его наследие как первого «сожженного» сделало что-то для нынешнего возрождения религии, первоначально известной как религия катаров.

Историки рассказывают нам, что катары юго-западной и западной Европы получили свои учения с Востока. В последнем веке первого тысячелетия н.э. болгарский священник по имени Богомил проповедовал на своей родине гностическую веру, которая в одиннадцатом и двенадцатом веках распространилась в другие Балканские страны и Малую Азию. Будучи все-таки объектом для множественных гонений, богомилы были стойкой религиозной группой. В Боснии, где их система веры стала государственной религией, они продержались до Турецкой оккупации в пятнадцатом веке (многие богомилы Боснии перешли в ислам и затем составили ядро мусульманского населения Боснии). Известные данные о богомилах указывают на них, как на радикальных гностиков, несмотря на то, что их учение несколько более жесткого и тяжелого характера, нежели философский Гнозис их античных предшественников в Александрии.

Болгарские миссионеры были определенно вовлечены в стимуляцию гностического религиозного возрождения в Европе, которое началось в двадцатом веке. Однако, произошел ли большой подъем гностицизма, сконцентрированный в Лангедоке, исключительно из-за балканской евангелизации, остается неясным. Область Пиренеев была долгое время известна как место неортодоксальных и эзотерических духовных течений. Вполне возможно, что семена старых традиций проросли благодаря влияниям приезжих богомилов. Нам известно, что около 1172 года множество посвященных катарских perfecti (или «совершенных») собрались в маленьком городке Сен-Фелис-де-Карамане, в тридцати километрах от Тулузы. Под предводительством богомильского епископа из Константинополя по имени Никита они предприняли широкую реорганизацию уже существующего движения катаров и разработали стратегии для распространения веры. Великое гностическое религиозное движение средневековья отправилось в путь.

Слово «Cathar», которое переводится как «чистый» (или «очистившийся»), имеет греческое происхождение и использовалось симпатизирующими посторонними для описания последователей религии. Катары же просто называли себя «христианами» или иногда «истинными христианами» (искажение слова «Cathar» в ответе за официальный германский термин для еретиков: Ketzer). Поскольку некоторые из ранних Катар проживали в городе Альби, имя «альбигойцы» также было обычным явлением. Население же Лангедока просто и решительно называло катар «добрыми мужчинами и женщинами».

Евангелие Чистых

Как и следовало ожидать, гностицизм Катаров был адаптирован к менталитету и мировоззрению средневековых христиан. Гностический Демиург здесь стал просто Люцифером, или Сатаной – злым архангелом. Физический мир, по словам катаров, это в большинстве своем область лукавого, который держит души людей в плену до тех пор, пока они не прислушаются к избавительному посланию Христа, пришедшему освободить их и забрать с собой в Царство Небесное. Неискупленные души перерождаются, облекаясь в плоть снова и снова, пока не воспользуются освободительной вестью и таинствами спасителя. Верховным средством освобождения, находящемся в ведении Церкви Катаров, было таинство «Consolamentum», которое выступало как посвящение, погребальный ритуал, Гностическое Искупление и Брачный Чертог – все в одном. Благодаря этому ритуалу обычный верующий мог стать «совершенным» и получить гарантию окончательного освобождения. Статус «perfecti» был открыт и для мужчин, и для женщин, и в самом деле множество выдающихся женщин совершали великие деяния, как духовные, так и материальные, внутри Церкви Катаров. Как в манихейской церкви, так и здесь, большинству сообщества было разрешено вести мирскую жизнь с незначительными ограничениями. Однако не было редкостью для мужчин и женщин пожилого возраста после взросления их детей и исполнения иных семейных обязанностей просить разрешения на таинство «Consolamentum» и вступать в ряды «perfecti».

Катарская Церковь была разделена на географические области, каждая из которых находилась под контролем епископа. Епископы исполняли свой долг при помощи двух сотрудников, известных как старший сын и младший сын. В случае смерти епископа старший сын занимал его место, а младший сын становился старшим. Диаконы, осуществлявшие большую часть работы по досмотру и евангелизации, были связаны с каждым епископом. Среди празднеств Пятидесятница занимала выдающуюся позицию, так как Катары были очень преданы Святому Духу. Катары не строили церквей, но проводили свои собрания в больших домах, часто в роскошных дворцах. Стол, покрытый белым полотном и украшенный множеством свечей, служил им алтарем.

Катары считали человеческую душу ангельской по своей природе. Они учили, что полностью духовные людские души были украдены Люцифером и заключены им в человеческие тела, которые порочны по своей природе. Таким образом, как и во всех гностических системах, человеческое существо частично духовно, частично испорчено. Привязанность к земным вещам, включая сексуальное влечение, считалась результатом оскверненных условий человеческой жизни. Perfecti вели жизнь аскетического отречения, которое включало радикальные изменения их питания. Некоторые источники показывают, что perfecti были вегетарианцами, тогда как другие говорят, что они не одобряли выращивание животных для пищи и потому жили за счет того, «что движется в лесу или реке». Дворяне и дамы, привыкшие к большой роскоши, вступали в ряды perfecti в огромных количествах и жили в простоте и послушании.

Образ жизни добрых мужчин и женщин пробудил гнев католических церковников, чьи мужские и женские монастыри было общеизвестно развращенными. Таким образом, судьба катаров решилась посредством вражды и зависти церкви. В 1179 году Папа Александр III предал анафеме катаров, которая означала, что он, в действительности, передает их на сожжение. Церковники, в частности Арно Амарик, аббат Сито и папский легат Петр из Кастельно, приложили усилия к тому, чтобы обратить катаров в католическую веру. Население Лангедока взирало на гордых и богатых священников с презрением и сравнивало их со скромными perfecti.

Рис. 13. Символические рисунки катаров, скопированные с резьбы на камнях и амулетах. Большинство из них содержит числа 4 или 6, которые символизируют баланс и гармонию.

Другим противником был Доминик де Гусман (1172 – 1221), более известный как Святой Доминик. В 1206 году этот фанатичный испанец был уполномочен следующим папой, Иннокентием III, дабы взять на себя ответственность за духовное противостояние с катарами. В 1207 году он столкнулся с грозным катарским мастером Гильбертом де Кастресом в известных дебатах в Фанжо. Доминик проиграл в дебатах и, таким образом, лишился шанса обратить катаров. Он ушел сердитым, обещая отомстить.

Возможность для мести не заставила себя долго ждать. В 1208 году, вскоре после того, как Доминик покинул Лангедок, вооруженные сторонники катаров убили папского легата, Петра из Кастельно. Иннокентий III рассмотрел этот инцидент как причину призвания к крестовому походу против катаров - первому и единственному, который когда-либо проводился против христиан. Вскоре была учреждена позорная Святая Инквизиция, в частности, для преследования и уничтожения катаров. Эта отвратительная организация была передана под контроль членам доминиканского ордена, которые, как правило, были ненавистны даже многим католикам и обычно упоминались как «Божьи псы» (Domini canis). Тем, кто принимал участие в походе против еретиков, были обещаны как духовные, так и материальные преимущества. Страшный Альбигойский крестовый поход начался.

Рис.14. Символические конструкции катаров, показывающие различные вариации круга и креста в круге. Они символизируют вечные и сбалансированные качества Гностической плеромы.

Убийство для катаров даже в целях самообороны было нарушением их веры. Жизнь perfecti была посвящена исключительно актам религиозной службы и духовной практике. Одетые в длинные черные рясы, добрые мужчины и женщины пересекали земли, проповедуя то, что они считали Евангелием Чистого Христианства. Поселение, напоминающее скромные монастыри, было местом постоянной молитвы и медитации. Высокое дворянство было особенно склонно к катарской вере, но горожане и крестьяне были также привлечены к этой форме гностицизма. Их соотечественники, которые оставались в Католической Церкви, относились к катарам с уважением и любовью. На самом деле, католики Лангедока часто мечом и жизнью выступали в защиту катарских perfecti..

Добрая вера уничтожена

С 1209 года и почти до 1250-го волна за волной армий крестовых походов проникают в Лангедок. Правители Тулузы предпринимали отчаянные попытки задержать и предотвратить убийства своих подданных. Жители страны боролись и героически страдали. Часто католиков убивали вместе с катарами, как и в печально известном случае в Безье, где была дана команда предать каждого мечу, сопровождаемая словами: «Бог узнает своих!». Это замечание, хотя и, может быть, недостоверное, характеризует варварский дух Альбигойского крестового похода.

В Минерве, Безье, Каркассоне, Тулузе, Пуиверте, Пюилоране и во многих других крепостях и городах, селениях и деревнях, происходили кровавые бойни. Осада и разгром каждой крепости или города обычно заканчивался массовым сжиганием еретиков. Прекрасный аромат средиземноморской флоры страны смешивался с едким дымом горящей человеческой плоти. Жестокие солдаты с севера, включая бретонцев, фламандцев и даже прибалтов с англичанами, были рады опустошать одну из самых культурных и красивых земель Европы. Ведомые сначала зловещим и безжалостным Симоном де Монфором, чья ортодоксальность уступала только его жадности, ради которой он копил земли и замки для личного обогащения, крестоносцы оставили за собой столь омерзительное впечатление, что оно сохраняется и по сей день. Монфор был убит при осаде Тулузы катапультой, управляемой героической женщиной, но его место заняли командиры, обладающие такой же жестокостью и бесчеловечностью.

Несомненно, самым священным местом и одновременно местом самого трагического поражения и смерти катаров был знаменитый замок Монсегюр. Вероятно, из-за священного места глубокой древности, эту крепость стала известна как «западная гора Табор» катаров. Восстановленное лидером катаров Гильбертом де Кастресом совместно с великой искусной графиней Эскларкмондой де Фуа, это замечательное строение располагается на вершине гигантской скалы (pog) в высоких горах Арьежа. В 1243 – 1244 годах оно пережило длительную осаду крестоносцами, после которой было захвачено, что писатель Лоренс Даррел называл «Фермопилами гностической души». 16 марта 1244 года сотни катарских perfecti обоих полов, цвет оставшейся Церкви Катаров, были приведены захватчиками на участок скалы Монсегюра и массово сожжены. Это место известно ныне как «зона сожженных», и скромный памятник, возведенный поклонниками катаров, напоминает посетителю об этом событии. За три дня до сожжения двадцать катарских верующих получили «Consolamentum», тем самым обрекая себя на верную смерть. Все они встретили пламя радостно, воспевая гимны.

Рис.15. Гора и развалины Монсегюра в Лангедоке. Во времена его падения замок был разрушен со стороны крутых гор. 16 марта, 1244 года, сотни катарских perfecti были сожжены на огромном общем костре у подножия горы.

Рис.16. Руины замка Монсегюр. Эта крепость служила укрепленной святыней и была убежищем для многих из последних катарских perfecti.

После уничтожения последних катаров в Лангедоке их вера просуществовала некоторое время в Италии. Сокрытые сторонники в других Европейских странах не предавали огласке свою принадлежность по очевидным причинам.

Рис.17. Врата катарской священной крепости Монсегюр. Они являются поздней конструкцией, но, тем не менее, передающей таинственность этого необычного места. Сотни паломников проходят ныне сквозь эти ворота, чтобы отдать почтение памяти катаров.

Рис.18. Памятник катарским мученикам, возведенный в Монсегюре около 1960-го года. Простая стела имитирует древний катарский знак. Верхний, вписанный в окружность крест, является для катаров традиционным. Нижний крест - это геральдический крест округа Тулузы.

Предание гласит, что легендарный основатель Розенкрейцеров, Христиан Розенкрейц, был потомком рыцарского дома Гермисхаузен – семьи, которая тайно практиковала катарскую веру в течение нескольких поколений.

В последние десятилетия интерес к традиции и истории Катаров возрастает. Улицы и дороги в Лангедоке названы в их честь, а память о них преисполнена благоговейного уважения со стороны как местного населения, так и многочисленных посетителей, совершающих паломничество в эти святые места. Растущий свод литературы на французском и других языках рассказывает и пересказывает историю катарской славы и мученичества. Подобно другим формам гностической традиции, это благородное воплощение Гнозиса постепенно выходит на свет современного сознания.

Знакомая автора, американская изгнанница, проживающая в Безье, однажды упомянула слово «катар» в разговоре с одним из своих местных соседей. Пожилой земляк посмотрел на неё со странным выражением и сказал: «Катары, мадам? Мы всегда были катарами, хотя и не говорим об этом. И мы всегда останемся катарами». Таким образом, длинная тень добрых мужчин и женщин падает даже на наш современный мир и нашу жизнь.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики