IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Среда, 06 января 2010 21:16

Жан Ноэль Дюмон Между верой и меланхолией: Ирония и гностический смысл «Божественной Трилогии» Дика

Жан-Ноэль Дюмон

Между верой и меланхолией:

Ирония и гностический смысл «Божественной Трилогии» Дика

1) Некоторые гностические аспекты «Божественной трилогии» Дика.

А) Реальная жизнь не здесь. Весь Гнозис, возможно, даже вера как таковая, происходит из чувства, что видимый мир не есть вся реальность. Это чувство очень сильно в работах Дика, не только потому что это общая для НФ тема, но и потому что оно связано с личной меланхолией Дика. Меланхолик – это тот, кто не способен полностью поверить в реальность абсолютного, но и перестал верить в реальность относительного. Для меланхолика проще отрицать мир, чем жить в нем.

Через весь Гнозис проходит тема человечества в изгнании, жаждущего воссоединиться с невидимым миром, от которого оно отделилось либо по собственной вине, либо под влиянием некой злой силы. Чтобы дать волю своей меланхолии, Дику пришлось постигнуть духовное видение Гностицизма,[1] постоянно осуждавшегося христианством за то, что он считает материальное существование злом.

Подгнило что-то в Датском королевстве: это снова и снова ощущает новый Гамлет Дика, Жирный Лошадник. Анжела Арчер, главная героиня «Трансмиграции Тимоти Арчера», симпатизирует метафизическим поэтам XVII в., потому что мысли ее обращены к Иному Миру. И Жирный цитирует Генри Вогана:

Он знает, что имеет дом, но едва ли знает где.

По его словам, это так далеко,

Что он совершенно забыл туда дорогу.

Метафора тюрьмы приходит к гностикам спонтанно: «До чего же печальный Предел, думал он. Здесь все – узники, а самая страшная трагедия в том, что они сами этого не знают, они считают себя свободными, потому что никогда не были свободными и не знают, что это такое. Это тюрьма, и мало кто об этом догадывается». Это из «Всевышнего вторжения», это говорит Эммануил, Бог среди нас, спаситель, посланный на Землю. Он продолжает: «Но я-то это знаю, сказал он себе. Потому, что за тем я сюда и пришёл. Сокрушить стены, сорвать железные врата, разбить все цепи».

Принимать реальное за нереальное – это невежество и, следовательно, источник всякого зла. Поэтому «гнозис», знание – это спасение.

Б) Касательно зла. Всякий гнозис считается объяснением катастрофы, произошедшей с миром, в котором мы продолжаем скитаться в заблуждении. У Дика, как и у гностиков, Демиург – злой бог, противник духа, который он хочет заточить в материи, где дух теряет свое сияние и забывает свое происхождение. Дух и материя, свет и тьма – Гнозис говорит о битве, происходящей между этими силами, но далеко от нас, мы лишь пешки в этой борьбе. Пистис София, о которой Дик говорит так часто, изображена в рукописях, открытых в Наг-Хаммади[2] и принадлежит к коптской мистической традиции. Пытаясь вознестись в поисках Отца, Пистис София была обманута злой силой, которая обманула ее ложным светом. Попав в эту ловушку, Пистис София рухнула в Хаос, из которого смогла подняться только после долгих попыток. Божественное пало в материю. Как его можно спасти? Как считает Жирный в «Валис»: «То, что слепой создатель полагает себя истинным Богом, только обнаруживает его ограниченность. Сие есть гностицизм. В гностицизме человек объединен с Богом ПРОТИВ мира и создателя этого мира (причем и тот, и другой безумны, не важно, сознают они это или нет)».

В) Забвение и анамнезис. Поскольку зло есть неведение, все, что позволяет бороться с забвением, продвигает нас по пути к Спасению. Во «Всевышнем вторжении» Эммануил бессилен против «царства зла» до тех пор, пока не исцелится от амнезии, которая заставила его забыть свое божественное происхождение. Здесь и сейчас человеческие создания слепы, «Буквально не способны видеть дальше собственного носа, всё далёкое для них невидимо, всё равно что не существует. Изредка кто‑нибудь из людей догадывается, что в прошлом у них были способности, ныне исчезнувшие. Изредка кто‑нибудь из них прозревает истину, что теперь они не то, чем были прежде, и живут не там, где прежде. Но затем они снова всё забывают…»

Анамнезис и есть такое воспоминание и сохранение своего божественного происхождения. Анамнезис – и это значимо для христианской литургии – это присутствие вечного в потоке времени. И литургия, и знание имеют одну и ту же цель: восстановить утраченное происхождение. В «Валис» мы видим и крещение, и евхаристию, выполненную при помощи сэндвича и горячего шоколада. «Время преодолено», объявляет Жирный Лошадник во время своей странной церемонии.

Г) Все есть знак. Знание и литургия привлекают наше внимание к знакам. В этом мире, склонном к забвению и материи, дух может распознавать знаки; он получает сообщения, его посещают ангелы: «Иероглифы Бога вокруг тебя… И как мир, и как то, что в мире», говорит епископ Тимоти Арчер. И ритуал, и знание позволяют нам пройти по ту сторону знака к его носителю. 37 фрагмент Экзегезы Жирного Лошадника, которая, как известно, содержит те откровения, который получил сам Дик, гласит: «Все сущее есть язык и ничего, кроме языка, который мы по какой‑то необъяснимой причине не способны ни прочесть в окружающем, ни услышать внутри себя».[3]

Сам Бог определен в «Валис» как «информация». А вселенная, по епископу Тимоти Арчеру, «это один большой набор справочников, из которого он выбирает что-то, пока его разум без устали крутит спирали». Это делает Дика человеком Возрождения в поиске того, что Мишель Фуко называл «подписями» мира, призывающего в помощь обширную и богатую эрудицию. Это эрудиция западного человека без корней, готового воспользоваться каждым кусочком информации, который появится рядом и собирающего вместе все фрагменты смысла, какие удастся.

Здесь мы больше не можем провести различия между духовным подходом гностиков и тем, что идет от беспорядочного стяжательства западных интеллектуалов, которые, в конце концов, не воспринимают мир напрямую, а только через сумбур заученных ссылок. «Интеллектуал из Беркли», который повествует в «Тимоти Арчере», считает, что книги реальные и живые вещи. Но это убеждение сопряжено с болезненным чувством утраты реальности, утраты вещественного присутствия: «Я осознал, что в этом проблема образования: ты уже был повсюду, видел все за других; это уже случалось с тобой». В действительности обучение – это нечто вроде реинкарнации, памяти, которая только обманывает и похищает чувство реальности.

2. Ирония. Мы уже говорили, что меланхолик – это тот, кто, не будучи способен поверить в абсолютное, испытывает отвращение к относительному. Это то, что отличает меланхолию от веры, ибо человек веры считает, что абсолютное присутствует в относительном. Именно по этой причине, не считая Творение падением, не считая материю злом, а смерть избавлением, христианство всегда отрицало гностицизм как свою карикатуру.

Где во всем этом Дик? В чем именно смысл исключительной гностической эрудиции, проходящей через весь его труд? Какова духовная глубина тех видений и заявлений, которые он делал, например, в своей знаменитой речи на съезде в Метце в 1977 г.?

Я предлагаю искать ответ в иронии, которая глубоко присуща всей «Трилогии» Дика. Вместе с Кьеркегором он считает иронию основной формой меланхолии, верой, вывернутой наизнанку, превращенной в нечто демоническое.

В сердце работ Дика я вижу отчаянную холодность, которая приемлет вопросы, но отказывается отвечать на них. Эрудиция становится средством отвержения вопросов или превращения мышления в игру в пачиси[4], в прыжки от знака к знаку. В самом деле, разве НФ не иронична по своей природе? Нужно только подумать, что случится с мифом в современную эпоху. Что иронично здесь, так это вторжение рационального в самое сердце воображаемого, подобно тому, как пародия делает абсурд неумолимо логичным. Видеть в Никсоне воплощение зла, проводить евхаристию с горячим шоколадом, делать умственно больного посланцем Бога – все эти сюрреалистические эффекты имеют одну цель: признаться, не глядя, будто веря в это признание. Точно так же влюбленный прибегает к иронии из робости: и потому рискует остаться непонятым.

Что делает работу Дика столь острой, так это равная невозможность счесть ее абсурдом и поверить в нее. Потому ирония есть окончательное, непреодолимое ядро его работы, последняя крепость, которая отказывается выдать тайну.

Мы уже видели, что гнозис сопряжен с проблемой зла. В работе Дика эта проблема принимает форму сначала радикальную и ироничную, форму размышления о смерти кошки, попавшей под машину. Это размышление пронизывает весь текст «Валис». И каков же ответ? Выслушав морализаторские и выразительные речи Пистис Софии о необходимости обращения, герой поворачивается к ней и задает вопрос о кошке, погибшей под колесами машины. Ответ таков: «Твоя кошка была тупицей». Ирония здесь столь вульгарна, изменение тона столь брутально, что это сводит всю речь в ничто, оставляя нас с этим высказыванием как с последним словом. За двойной стеной эрудиции и иронии, без сомнения, лежит ледяной чертог отчаяния. Отчаяния, которое превращает все, во что не осмеливается поверить, в шутку.

Послесловие переводчика. Несомненно, позиция Касталии не совпадает с позицией Жана-Ноэля Дюмона, и, тем не менее, мы решили ее опубликовать. Тому есть несколько причин. Во-первых, мы стараемся представлять все возможные разумные точки зрения на ключевые для нас вопросы. Во-вторых, наследие Филипа Дика остается очень плохо изученным даже на Западе, а уж о русскоязычных исследованиях его творчества говорить тем более не приходится. Несмотря на некоторые фактические ошибки, точка зрения автора представляется достойной размышления и обсуждения. И потому, с учетом публикующихся на Касталии настоящих дневников Филипа Дика, мы оставляем читателю самому решать, что же скрывалось за постмодернистской иронией – экзистенциальное отчаяние или отчаянное желание указать пальцем на луну.



[1] В действительности из дневников Дика следует, что о гностицизме он узнал только в 1978 г., и потому был поражен, насколько его работы соответствуют учениям гностиков. – прим. перев.

[2] На самом деле Дик пользовался термином Hagia Sophia, т.е. Святая София. «Пистис София» - это текст, не имеющий никакого отношения к находкам в Наг-Хаммади, поступивший в Британский музей из частной коллекции в 1785 г. – прим. перев.

[3] На самом деле это 36 фрагмент Tractates Cryptica Scriptura, «трактата», который был специально написан для «Валис» и не является частью подлинной Экзегезы Филипа Дика. – прим. перев.

[4] Или «двадцать пять» - американская адаптация традиционной индийской игры. – прим. перев.

Перевод Sedric

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики