IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Суббота, 07 августа 2010 16:35

Стефан Хёллер Алхимия Свободы для современного общества Глава 6 Утопия возможна или необходима

Стефан Хёллер

Алхимия свободы для современного общества

Глава 6

Утопия возможна или необходима?

По словарю «Утопия» определяется как «идеальное общество, жители которого существуют в идеальных условиях». Само слово имеет греческое происхождение и составлено из связки оu, означающей "нет", и topos, место", отсюда получаем «место, которого нет», следовательно, нет такого места, где Утопия была, есть и когда-либо будет существовать. Слово «Утопия» впервые было употреблено сэром Томасом Мором, Канцлером Англии, впоследствии причисленным к лику католических святых, в его книге «Состояние совершенного сообщества, новый остров Утопия»23, изданной в 1516 году. Более того, Утопия определила новую литературную моду, так как в его время было издано множество утопических работ; какие-то из них были романтическими, какие-то сатирическими, а некоторые серьезными философскими трактатами, несущими футуристические надежды на совершенное общество. Спустя приблизительно сто лет после этого сэр Фрэнсис Бэкон написал «Новую Атлантиду» (1624), а итальянец Томмазо Кампанелла «город Солнца» [CivitasSolis](1623).

Однако, идея утопии намного старше времен Томаса Мора. Она впервые появилась в работе Платона Тимей [Timaeus], и далее развита в его республике [Republic].

Все эти работы объединяет то, что они связаны с потерянным раем Атлантиды. Атлантида – это не больше и не меньше, чем архетипический образ. Платон рассказывает миф о некогда потерянном райском острове, затонувшем в волнах. Другие авторы, размышлявшие о подобном райском месте, обычно также подразумевают остров, но с течением времени все в большей степени склоняются к тому, что такое место могло бы существовать в будущем, а не в прошлом. Психологический прогресс очевиден. В дни Платона миф об Атлантиде воспринимался как мистерия, касающаяся души — психэ, а не реального мира. В более поздние времена, с ростом человеческого сознания, райская Утопия стала все более реальной, а следовательно и политической. Поэтому на ранних этапах психо-исторического развития Атлантиду или Утопию рассматривали в прошлом; а более поздние произведения переносят ее в будущее. Что это значит? Если Утопия - Плерома, изначальное бессознательное, то она имеет очевидное прошлое, являясь таинственной областью бытия, откуда мы все произошли. Утопия была единожды, но больше ее нет; она находится в водах бессознательного; она в большом, бездонном море теоретических предположений. С другой стороны, когда мы идем путем индивидуации, мы вновь подходим ближе к этой таинственной земле. Атлантида поднимается на поверхность, и мы познаем архетип совершенства. С ростом нашего сознания, мы все больше проецируем образ совершенства на окружающий мир.

Имея дело с содержанием бессознательного, мы всегда сталкиваемся с тремя возможными вариантами действия. Мы можем

(1) проецировать бессознательное;

(2) быть одержимыми бессознательным;

(3)а если повезет, и при должном уровне осознанности, гармонично сочетать и последовательно интегрировать в сознание силы и архетипы, живущие на бессознательном уровне.

Все эти три возможности могут быть проявлены и относительно бессознательного архетипа совершенства, который мы назвали Утопией.

Пожалуй, наиболее частым вариантом, принятым человеческим разумом, является проецирование. Мы принимаем образ совершенства, Царство Небесное внутри нас, и проецируем его на физический мир, в данном случае политический и социально-экономический мир. Мы хотим сделать общество совершенным, когда наш внутренний образ целостности совершенен. Мы становимся утопистами, социальными перфекционистами, непреклонными и часто нереалистичными реформаторами. Вот почему идеологические революции и реформы вызывают такой большой отклик у некоторых людей. Это в действительности проекции нашей собственной внутренней потребности к реформированию, изменению, преобразованию. Мы говорим, «измените общество, измените систему, свергните правительство, перераспределите богатство»; но на самом деле психологический мотив наших утверждений примерно таков: «Измените меня, преобразуйте меня, уберите мою односторонность сознания, перераспределите мою психическую энергию, допустите сознание к сокрытым областям меня самого, победите мою собственную психическую слабость».

Проблема проецирования в целом, и утопического проецирования в частности состоит в том, что такие проекции работают только до ограниченной степени. Неизбежно наступает момент, когда они должны быть выведены. Когда каждый из нас влюбляется, рано или поздно нужно позволить жестоким огням проекции вернуться к своему источнику в душе, оставить объект любви окруженным некоторым светом, остаточным ореолом, но не более того. Интенсивное проецирование полезно и нормально в течение какого-то времени, но не до бесконечности. Точно так же утопическое социальное проецирование должно быть остановлено, и должно появиться реалистичное, а возможно даже ироническое принятие его недостатков. Уинстону Черчиллю приписывают высказывание о том, что тот, кто в двадцать лет не является революционером - тот ненормален, но тот, кто в шестьдесят лет не стал консерватором – тот просто дурак. В любой ситуации и в жизни каждого из нас наступает время, когда видение идеала должно уступить мастерству воплощения реальности. Мы понимаем это, и это легко осуществимо в уме, но отнюдь не часто происходит в физической действительности. Но тут мы можем спросить, разве это не циничный взгляд, и, кроме того, разве это представление не несет в себе недостаток романтических переживаний, которые не позволяют жизни стоять на месте? Разве мы не обесцениваем и не рушим идеализм, когда мы приходим к таким заключениям? Ответ на оба вопроса - нет. Идеализм, романтизм и энтузиазм - ценные и жизненно необходимые качества психической жизни, но имея дело с конкретными материальными фактами, идеалы и романтизм приводят к неизбежному ограничению и разочарованию. Нужно нести идеалы в уме, но нужно также вставать лицом к лицу с фактами внешнего мира. Следовательно, мы можем заявить о том, что утопические проекции, как и все прочие, должны в конце концов быть выведены для того, чтобы привести к росту сознания.

Вторым и наиболее нежелательным способом взаимодействия с бессознательным является одержимость. Когда сознательное эго охвачено бессознательным содержанием, это приводит к инфляции, фанатизму, паранойе и мании величия. Инфляция и одержимость эго – это само по себе нездоровое, патологическое явление. Разрушительная природа инфляции эго и одержимости ни в коем случае не определяется конкретным характером бессознательного содержания, приводящего к этому явлению. Быть плененным идеалом или достоинством столь же болезненно, как тенью или недостатками. Фанатик дурного дела и фанатик добродетели - оба они прежде всего фанатики, и только это имеет значение. Психологически, когда бессознательное содержание овладевает эго и слепо выражается посредством него, это не дает положительных результатов, по крайней мере, на длительный срок. Сознание не растет посредством бессознательного, всего лишь пережитого сознательной структурой личности. В лучшем случае, такие ситуации лишь предоставляют мимолетное психическое облегчение от сильного давления бессознательного.

Насильственные революции и подобные формы психических эпидемий происходят во время массового масштабного падения в эту категорию. Будь то толпа антисемитов, одержимая потребностью уничтожить спроецированную психологическую тень в виде беспомощных евреев в гетто, будь то группа пролетариев или крестьян, одержимых демонами зависти и ревности, сжигающих замок феодала дотла, - результат всегда один и тот же: кровопролитие и разрушение, без конструктивных и полезных реформ какой-либо партии. Фанатизм и инфляция могут маскироваться под идеализм, но их слепая и бесполезная бессознательная природа всегда одинакова. И одержимые революционеры, и фанатичные реформаторы - это "дурные вести", показатели одержимости эго.

Последний и самый желательный вариант контакта с бессознательным - аккуратное, гармоничное вступление бессознательного содержания в сознание, с последующим взаимодействием противоположностей и их возможным согласованием и союзом. Такой союз - регулярный источник новой жизни для психики, новых решений проблем и новых идей. В политической сфере мы могли бы найти аналог этого варианта в демократическом процессе свободного роста и самовыражения – это общественная воля, с последовательным взаимодействием различных мнений избирателей, политические дебаты, письма, передовые статьи, и другие средства свободного выражения, используемые политическими партиями. Поскольку процесс демократической политики объединяет расходящиеся и противоречивые решения правительства и его различные программы в творческий союз, появляются новые и выгодные решения старых проблем, а общее благосостояние растет. Точно так же и в рыночной экономике, - свободное взаимодействие конкурирующих экономических сил вызывает развитие сферы производства и распределения к окончательной выгоде всего населения. Тоталитарные правительства с административной экономической системой были эффективны в течение недолгих промежутков времени, но в течение длительных периодов политического и экономического развития они неизбежно оказывались серьезной ошибкой, особенно по сравнению со свободным обществом. Экономический крах Советского Союза в своё время - самый крупной и убедительное доказательство этого утверждения. Саморегулируемая структура индивидуального психэ отражена и подтверждена непосредственной алхимией, действующей в обществе, обладающем политической и экономической свободой. Чтобы завершить психологическую аналогию, управляемое тоталитарное общество и экономическая система могут быть уподоблены отчужденному эго, безразличному к непосредственным и творческим проявлениям объективного психэ. Такое единоличное эго отчаянно держится за сознательный контроль, предотвращая тем самым свободное взаимодействие психологических противоположностей и, в конечном счете, препятствуя обретению целостности.

Освобождение внутренней Утопии

Все это говорит о вечном стремлении человечества к Утопии? Если мы признаем, что Утопия на самом деле внутри нас, если мы поймем, что образ совершенства потенциально живет в нас уже сейчас, но пока еще как бессознательная целостность, то это заставит нас позволить этой внутренней Утопии подняться к уровню сознания и взаимодействовать с сознательным эго и его миром. Когда противоположности взаимодействуют в творческой манере, то результатом никогда не будет победа одной стороны над другой. Бессознательная Утопия, без сомнения,может способствовать изменению главенствующего статуса сознания, но у нее нет никакой реальной перспективы его отобрать. Кроме того, принцип объективности, возможности и целесообразности способен реально продемонстрировать психофизиологическому организму отсутствие технического и экономического обоснования определенных аспектов утопического видения бессознательного, но он не может защитить от влияния этого видения. Две противоположности или полярности должны взаимодействовать друг с другом, и родить новое условие, которое не есть результат соглашения сторон, а скорее новое бытие, новое независимое творение. Результат этого творческого взаимодействия мало чем отличается от философского камня, который не является компромиссом серы и соли, а являет собой совершенно новую действительность как результат процесса преобразования.

К сожалению, этим психо-алхимическим принципом печально пренебрегают утописты, и реалисты, либералы и консерваторы, и даже защитники свободного предпринимательства. Истинная трудность большей части современного утопизма с точки зрения некоторых, или даже большинства реформаторов или революционеров, состоит в том, что он почти неизбежно подразумевает движение сверху вниз. Люди, считающие себя мудрыми, проницательными и дальновидными, естественно полагают, что они знают как будет лучше для всех; и они чувствуют, что обладают своего рода божественным правом навязать свое видение всем, в процессе сотворив много несчастий. Рвение революционера-утописта Ленина, Mao Цзе Дуна, Кастро, Гитлера, Mуссолини, или даже более радикальных социал-демократических лидеров во всем мире может быть расценено как одностороннее принуждение с целью воплотить определенные архетипы коллективного бессознательного, вопреки воле и во вред сознательному эго вовлеченных граждан. Архетип коллективного бессознательного, задействованный в большинстве тоталитарных обществ и административных экономических систем - архетип примитивной Великой Матери в ее самом непривлекательном, хтоническом аспекте. "Позволь Матери-государству сделать все для тебя; и тебе должно понравиться все, что она сделает, потому что неблагодарность к Матери-государству есть зло". Такова бессознательная идея, вовлеченная в идеологию подобных государственных структур. Независимость зрелого потомства, требующего демократического общества со свободной экономикой, не признается Матерью-государством, точно также как и повзрослевшие дети не получают должного признания в семье родителей-тиранов.

С другой стороны, система современного консервативного или свободного предпринимательства намного меньше ориентирована на государственную власть, и поэтому, по крайней мере теоретически, изначально более открыта для роста и развития. Очевидно, что консерваторы и даже либертарианцы проявляют несогласованность, которая, в свою очередь, обычно является результатом бессознательного влияния. Таким образом, средний консерватор рассматривает вмешательство государства в бизнес как зло, но не будет столь же яро осуждать вмешательство государства в частную жизнь граждан, особенно в таких областях, как сексуальное поведение, аборты или молитвы в школах. Как отмечалось выше, одна из проблем утопической идеологии в наше время - то, что, в политике она всегда желает привнести изменения сверху. Но в психологическом отношении мы находим, что истинно полезные изменения и реформы, приводящие к подлинному прогрессу и целостности никогда не идут сверху, а скорее проявляются как естественный рост снизу; то есть как результат естественной алхимии союза противоположностей. Юнг выразился на этот счет следующим образом:

Основательные изменения никогда не появляются сверху; они прибывают неизменно снизу; так же, как и деревья никогда не растут с неба, а растут из земли, хотя верно и то, что их семена порой падают сверху. Переворот в нашем внешнем мире и переворот в сознании является по сути одним и тем же. Все становится относительным и поэтому сомнительным. И в то время как человек колеблется и думает как изменить мир с помощью мирного договора и соглашения дружбы между демократией и диктатурой, капитализмом и коммунизмом, его дух тоскует по ответу, который смягчит суету сомнения и неуверенности.

Возможность Утопии

Утопия возможна или необходима? Ответ - и да, и нет. Как архетип совершенства, мандала бессознательного Утопия существует, и, следовательно, мы обладаем способностью сознательно ее представить. Также необходимо вступить в контакт с этим образом в себе самом, ведь как и все мандалы, это - образец, с помощью которого наша целостность и полнота могут быть поняты и осмыслены. С другой стороны, Утопия конечно невозможна, поскольку физическая действительность существует в пространстве и во времени, и чрезмерное связывание этой идеи с ее реализацией в материальном мире несет в себе большую и известную опасность. Все вещи на этой земле могут, конечно же, подвергаться усовершенствованию, но они никогда не будут исправлены окончательно; они могут стать лучше, но они никогда не станут совершенными. Земное совершенство - это инфляция, а желание и стремление навязать его становится чудовищным злом и безграничным оправданием наихудших форм тирании. Реалистичный деспот, просто интересующийся личной властью и богатством, намного менее опасен для человечества, нежели идеалистический тиран, одержимый великолепным идеалом Утопии, который он отчаянно пытается воплотить, но он навсегда неуловим. Можно вести переговоры с дьяволом алчности и власти (колдовские договоры с демонами когда-то были популярны), но сотрудничество с архетипическими богами человеку не под силу. Боги требуют жертвы; они умеют только управлять, и горе тем национальным лидерам, кто ими одержим. Бесчестные диктаторы и властолюбивые политиканы – всего лишь низкопробная пища океана человеческой истории; лидеры, одержимые утопическими идеалами власти, - самые кровожадные и опасные акулы этих вод. (Читатель направлен к главе 6 для детальной проработки этого предмета.)

Здесь мы можем вновь показать уместность классического гностицизма. Кратко и упрощенно можно напомнить, что среди прочих есть две важных философских модели бытия и реальности, до сих пор имеющих влияние в нашем мире — платонизм и гностицизм. Эти представления различаются и противоречат друг другу.Взгляды Платона привлекательны, но в психологическом отношении несколько неправильны. Он считал, что идеи, существующие в разуме космического Божества, могут быть поняты людьми; мир может быть приведен к идеалу просвещенными философами-королями, знающими божественные идеи, и поэтому способными воплотить их. Мир можно сделать совершенным, - говорит популяризированное платоническое представление. От этой идеи всего лишь маленький шаг к понятию Утопии и современным социалиалистам, марксистам, фашистам, или исламистам, которые говорят, что это они в действительности и есть эти философы-короли, кто знает, что именно верно, хорошо и красиво, и поэтому имеют право переделать мир в соответствии с платоническими идеями, которые они постигли своей мудростью.

В контраст этому идет гностическое представление, которое объявляет, что мир невозможно привести к совершенству. Напротив, он изначальная ошибка. Согласно гностикам этот мир, эта вечность темна, но в ней есть некоторый свет. Этот свет не найти в идеях Платона, или в заветах Моисея, а в душах и духе людей. Утопии, идеи и идеалы Платона абстрактны; они в лучшем случае принесут нам очень мало пользы. Надежда мира - не утопический идеал философов-королей, а изначальный свет, который живет в каждом человеке. Вы и я - надежда мира, и кроме нас нет никакой надежды. По представлениям гностиков мир никогда не познает истинный свет, а значит и целостность или совершенство. Не может быть никакой земной Утопии, потому что темнота никогда не познает свет; только свет может познать свет. Поэтому человечество должно познать себя, и результатом этого самопознания станет не совершенный мир; скорее это будет свобода. Гностики занимали такую интерналисткую позицию, и она была фактически совместима с истинным Христианством. Разве Иисус говорил, «Сделайте мир совершенным» или он говорил: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный»? Отец мира, говорили гностики, не истинный Бог, но истинный Бог - отец человечества. Царства Спасителя, как считали гностики, по его собственному признанию «не от мира сего», и оно дается нам не так, как дан этот мир. Таким образом, Христианство Иисуса разделяет гностическое мировоззрение.

Конкретные люди - единственная подлинная реальность, с которой мы имеем дело, живя на земле. Государство, общество, политические партии, процессы, движения и Утопии – это все абстракции. Человек, однако, не является абстракцией; человек – это реальность, причем самая живая реальность. Человеческий дух - изначальная жизненная действительность. Как говорил Юнг, «Если личность духовно не раскрылась во внешнем мире, общество, в свою очередь также не сможет этого сделать, так как оно является общей совокупностью людей и их потребности в реализации». Как сказано выше, свет должен познать свет, так как темнота не может этого сделать. Эго должно познать Самость, которая есть истинный свет, сияющий во мгле. Когда достигается такой уровень самопознания, внешние обстоятельства также начинают постепенно меняться. Когда мы идем путем индивидуации, подходя все ближе к обещанной полноте, наша жизнь обретает все больший смысл и все более богатое содержание.

Все больше людей подвержены процессу индивидуации, общество и культура обретают большее значение и духовность. Утопии не получилась; да и никогда она не будет воплощена. Тем не менее, в наше время многое удалось изменить к лучшему. Мы не можем сделать все вокруг совершенным, но совершенствуя наше сознание, мы можем сделать этот мир лучше. Мы не можем обратить темноту в свет, но мы можем осознать себя как маленький, но яркий луч, сияющий во мгле. И, прежде всего, мы можем сделать выбор, - можем предпочесть сознание бессознательному, свободу тирании, разум яростному самодовольству и упрямому сопротивлению. Мы можем выбрать самопознание, и познав себя, как уверяли гностики, мы познаем все остальное. И как только мы добьемся этого, то зачем нам будет нужна Утопия? Или, может быть, истинная Утопия будет достигнута только тогда?

De vtimo Republicae Statu, Deque Nova Insula Utopia

"Проблема души нашего времени" 10 том полного собрания сочинений Юнга - «Цивилизация в переходное время».

Пер. Юлия Трусова

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики