MAAP_conf_2017_banner

IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Суббота, 05 февраля 2011 20:58

Стефан Хеллер Гностицизм Глава 9. Провидцы и пророки: великие мастера Гнозиса

Стефан Хеллер

Гностицизм

Глава 9.

Провидцы и пророки: великие мастера Гнозиса.

Социолог Макс Вебер популяризировал ныне часто используемые слова «харизма» и «сила харизмы». Он имел в виду выдающихся людей в различных областях, но особенно в религиозной среде, которая, кажется, обладает особой силой привлекать, убеждать и просвещать других. Яркий тому пример в американской религиозной истории – мормонский пророк Джозеф Смит, о котором Гарольд Блум написал, что он не только имел видения (само по себе это весьма распространенно), но также имел возможность вызывать видения у своих учеников. Согласно этим описаниям, великие гностические учителя и лидеры были, безусловно, харизматичными личностями. Видения бывают различных видов, также как пророческие восприятия и высказывания. Большинство людей во все эпохи искало такие опыты исключительно по личным причинам, и так же дела обстояли о времена гностиков.. Большая часть греко-египетской магии ориентирована на земные цели – материальные выгоды, такие как исцеления тела, приобретение богатства, влияние на погоду; а также эмоциональные и психологические преимущества, такие как получение власти над другими для различных целей (стоит только взглянуть на те контексты, в которых происходит «наделение силой», которого ищут в наши дни, чтобы убедиться в том, что ныне популярные цели – того же порядка). Однако, в гностическом контексте опыт видения преобразуется, главным образом, во внутренний опыт трансцендентной трансформации. Апостол Павел был особо любим большинством гностиков, ибо они считали его прозрение по дороге в Дамаск преобразующим видением такого рода, неким поворотным пунктом в жизни человека. Многие из величайших гностических мастеров пошли по стопам Павла в этом отношении, ибо их духовный опыт был не чудодейством, а направленным искуплением.

Валентин – гностик на все времена

Действительно, святой Павел был признанным источником вдохновения для величайшего из гностических учителей, Валентина, который, как говорят, был учеником Теуда (или Теодаса), друга и ученика Павла. Не секрет, что существуют множество явных гностических элементов в посланиях Павла. Он говорит о «скрытых тайнах» и «тайной мудрости», которые можно сообщить только избранным. Что привлекало большинство гностиков, включая Валентина, так это то, что Павел стал апостолом в результате собственного обретения гнозиса, а не из-за связи с Иисусом. Такие аллюзии Павла на то, как он «восхищен был до третьего неба», «было ли то в теле - не знаю, вне ли тела – не знаю», и там постиг «неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2 Кор., 12.2-4), полностью определяет его как выдающегося гностического философа. Поэтому он был прекрасным источником для учения Валентина и его апостольской преемственности. О своем жизненном интересе к гностическим вопросам датский учений Жиль Киспель, знаменитый гностический эксперт и коллега К.Г.Юнга, рассказывает удивительную историю. В мрачные годы Второй Мировой Войны, когда пред жизнью и миром встало отсутствие надежды и радости, Киспель обратился к учению Валентина. Вдохновение, покой и вера, которые он извлек из писаний Валентина, сыграли огромную роль в превращении его в преданного и благожелательного исследователя гнозиса. Очень вероятно, что опыт Киспеля не уникальный, и в действительности множество современных людей находят сообщения этого величайшего из гностических учителей весьма актуальными и полезными.

Дж.Р.С. Мид называл Валентина «великим неизвестным» гностицизма, и действительно – мы имеем весьма малую информацию о его жизни и личности. Он родился в Африке, вероятно, на территории древнего города Карфагена, около 100 н.э. или ранее. Получил образование в Александрии, в расцвете лет переселился в Рим, где достиг выдающегося положения в христианской общине между 135 и 160 годами. Тертуллиан пишет, что Валентин был кандидатом на пост епископа в Риме и проиграл выборы с незначительной разницей. Тертуллиан, который сам присоединился к ересям Монтанизма, заявлял, что Валентин впал в отступничество в районе 175 года. Однако, существуют свидетельства, что он никогда не был всеми осужден как еретик в течение своей жизни и что он оставался уважаемым членом общины до самого конца своих дней. Он почти наверняка был священником в главной церкви и, может быть, даже был епископом. Тертуллиан также утверждает, что Валентин был лично знаком с Оригеном, и можно предположить с некоторыми оговорками, что влияние Валентина на этого отца восточной церкви было значительным.

Общий характер вклада Валентина был успешно отражен Мидом:

«Гнозис в его руках пытается… охватить все, даже наиболее догматические формулировки традиции Учителя. Большое народное движение и его неясности были осознаны Валентином как составная часть могущественного излияния; Он трудился, дабы соткать все воедино, внешнее и внутреннее, в одно целое, посвятив свою жизнь этой задаче, и, несомненно, только в момент смерти понял, что для той эпохи эти намерения были невыполнимы. Нет, только очень немногие могли тогда ощутить идеал человека, а тем более понять его» («Fragments of a Faith Forgotten» 2)

Валентин, гностик, который почти что стал Папой, был, пожалуй, единственным человеком, который смог добиться позитивного осознания гностического подхода к посланию Христа. Если бы его избрали Папой, его герметическое видение, соединенное с превосходным ощущением мистического, могло бы способствовать общему расцвету гнозиса в самой структуре Римской Церкви, что привело бы к авторитету парадигмы гностического христианства, которое так и не было изгнано за столетия. Тот факт, что обстоятельства и возрастающий поток регрессивной псевдо-ортодоксии стали причиной его провала, должен быть причислен к величайшим трагедиям христианской истории. Тем не менее, многие существенные черты его уникального вклада сохранились, и только недавно были извлечены из песков пустыни Египта. Наиболее важные из них рассматриваются в оставшейся части этого раздела.

Психокосмогония и Пневматическое уравнение

Часто обсуждаемая космогония Валентина лучше всего понимается на базе одного экзистенциального признания: что-то неправильно. Где-то, так или иначе, ткань бытия экзистенциального уровня человеческого функционирования потеряла целостность. Мы живем в системе, которой не хватает фундаментальной целостности и, таким образом, имеем неисправность. Ортодоксальные христиане, а также евреи признают, что это истинно, но их видение «неисправности» человеческого существования коренится в человеческом грехе – первородном или ином. В отличие от них и подобно всем других гностикам, Валентин признает, что творению не хватало целостности с самого начала, и, таким образом, люди не должны ощущать коллективную вину за то, что называется «падением».

Собственные вариации Валентина на гностическую тематику включают выдающееся значение, которое он придает Софии, женской эманации Плеромы. Хотя фигура Божественной Женственности, несомненно, присутствует в гностицизме с момента его основания, о чем свидетельствует учение самого раннего из известных гностиков, Симона Мага, в частности высоко детальная и драматическая проработка мифа о Софии принадлежит Валентину.

Первое утверждение о том, что некоторые ученые называют «пневматическим уравнением» Валентина состоит в том, что и система мира, и система человеческого бытия являются испорченными. Люди живут в абсурдном мире, который может возыметь смысл только посредством гнозиса. Даже многие из богов есть иллюзорные сущности, сотворенные человеческим умом для своих собственных весьма ограниченных намерений. В Евангелии от Филиппа, писании школы Валентина, мы находим следующее очень современное (или постмодернистское) высказывание:

«85. Подобным образом в мире люди создают богов и почитают свои создания. Следовало бы богам почитать людей, как существует истина»

Положение о том, что человеческий ум живет преимущественно в собственном иллюзорном мире, из которого можно освободиться только через просветительный гнозис, имеет яркие аналоги в двух великих религиях Востока - индуизме и буддизме. Упанишады говорят, что мир есть Божественная майя, или «иллюзия», при помощи которой Бог вводит в заблуждение сам себя. Несомненно, это могло бы также быть легко написано Валентином или другим гностиком. Согласно учению Будды, мир видимой реальности состоит из невежества, непостоянства и в нем отсутствует подлинная сущность.

После принятия мысли о дефекте системы разум нуждается во второй, дополнительной части «уравнения Валентина». Ириней в своей работе «Против ересей», цитирует Валентина по этому поводу:

«…и что совершенное искупление есть самое познание неизреченного величия. Ибо недостаток и страсть произошли от неведения, а знанием разрушается все, что составилось от неведения, почему знание и есть искупление внутреннего человека. И оно не телесное, ибо тело тленно, и не душевное, ибо и душа — от недостатка и есть как бы жилище духа; посему и искупление должно быть духовным. Знанием же искупляется внутренний, духовный человек, и они довольствуются познанием всего. И вот какое искупление есть истинное» (1.21.4)

Таким образом, невежество, создающее ложную систему, искореняется посредством духовного гнозиса. Нет никакой необходимости в чувстве вины, в покаянии в так называемых грехах; и также нет никакой нужды в слепой вере в спасение через смерть Иисуса. У нас нет потребности в спасении; но мы нуждаемся в трансформации посредством гнозиса. Головокружительность заблуждения и пагубность экзистенциального состояния человечества может быть преобразована в великолепный образ полноты бытия. Духовное самопознание, таким образом, является обратным эквивалентом невежества неискупленного эго. Возвышенные мифические структуры космогонии и искупления, сообщенные нам Валентином, являются лишь поэтико-прозаическими выражениями этого грандиозного положения, которое относится к экзистенциальным условиям человеческой души во все века и во всех культурах.

Гностический Спаситель: Творец Полноты

Вышесказанное не означает, что Валентин отрицал или даже приуменьшал значение Иисуса в своем учении. Его возвышенная преданность и почтение по отношению к Иисусу раскрывается со всей поэтической красотой в Евангелии Истины, авторство которого, в своем первоначальном виде, принадлежит самому Валентину. По словам Валентина, Иисус действительно является Спасителем, но в смысле значения оригинального греческого слова «soter», используемым и ортодоксальными и гностическими христианами. «Soter» означает «целитель», или «податель здоровья». Из этого вытекает «soteria», переводимая ныне как «спасение», хотя первоначально означающая «здоровое состояние, избавление от дефекта, становление целым, сохранение чьей-либо целостности». Какова же роль soter'a, этого духовного создателя полноты, если у него нет необходимости спасать человечество от всякого первородного или личного греха?

Мнение Валентина заключается в том, что и мир, и человек – оба больны. И эта болезнь обоих имеет один общий корень: невежество. То есть мы игнорируем достоверные жизненные ценности и подменяем их недостоверными. Мы верим, что нуждаемся в физических вещах (таких как деньги, символы власти и престижа, физические удовольствия), чтобы быть целостными и счастливыми. Кроме того, мы впадаем в любовь к идеям и абстракциям наших умов (наша жесткость всегда есть следствие чрезмерной привязанности к абстрактным концепциям и правилам). Болезнь материализма называется среди гностиков «гилетизм» (поклонение материи, тогда как болезнь абстрактного интеллектуализма и морализаторства носит название «психизм» (поклонение разуму и эмоциональной душе). Истинная роль посредников целостности, среди которых Иисус занимает почетное место, состоит в устранении болезни посредством привнесения знания pneuma или духа в душу и разум. Навязчивая привязанность к материальным и умственным вещам есть, таким образом, замещение духовной свободы; недостоверные ценности уступают место подлинным, которые связаны с духом. Такова целительная работа Иисуса, говорит Валентин.

Валентин, Таинство и Видения

Методы Валентина, выступающие как содействие истинному духовному гнозису, не ограничиваются философскими доктринами и поэтическими мифологемами. Система Валентина была, прежде всего, системой таинств. Как говорилось в седьмой главе, Евангелие от Филиппа включает пять из семи исторических таинств (или, скорее, их первоначальных гностических форм) – Крещение, Помазание, Евхаристия, Искупление и Брачный Чертог – и также упоминаются два оставшихся. Валентинианский Гнозис сообщает о двух великих и непостижимых таинствах - Искуплении (Apolytrosis) и Брачном Чертоге. Хотя многие формулы для них были утеряны, их основные смыслы все еще могут быть обнаружены посредством изучения сообщений отцов церкви и упоминаний в гностических писаниях. Следующая формула сопровождает Валентинианское Искупление:

«…я утвердился и искуплен и искупаю душу мою от века сего и от всего, что в нем, именем Иао, который искупил принадлежащую ему душу во искупление во Христе живом» (Ириней, «Против ересей», 1.21.3)

Как Будда отказался от предложений обманщика Мары перед своим просветлением под деревом Бодхи, так и гностики разрывают свою связь с бессознательностью и принуждением, дабы жить и умирать как независимое существо света и силы. Существуют все признаки того, что двойственные таинства Брачного Чертога и Искупления приносили практикующим огромные преобразования, а также просветление. Эти обряды сохранились в модифицированном виде среди последователей пророка Мани, а также среди Катаров в Лангедоке. Последние имели великое таинство, напоминающим Apolytrosis, называемое Consolamentum, которое давало практикующим не только большое спокойствие по отношению к жизни, но также практическое непревзойденное мужество смотреть в лицо смерти (обсуждается далее в главе 10).

Свидетельства отцов церкви также сообщают нам о том, что последователи Валентина обычно были довольны своим членством в созданной христианской общине и принимали там участие в таинствах. Единственное, что они скрывали, это интерпретацию значения таинств. Они были убеждены, что гностик, являющийся пневматиком, то есть, находящийся в связи с высшими духовными мирами, может духом понять таинства. Такой подход крайне ненавидели враждебные церковные отцы, рассматривая его как ересь!

Выше мы кратко проиллюстрировали богатство Валентинианского наследия мудрости. Философия целостности, психологическая проницательность, поэтическая и художественная возвышенность и красота, смешанные с истинной религиозной преданностью и эмоциями характеризуют вклад Валентина и возносят его над большинством гностических и полу-гностических систем и школ. Собрав вместе лучшие и высочайшие результаты экзистенциализма, можно лишь приблизиться к величественному посланию этого знатока человеческой трансформации, манящего нас через почти два тысячелетия. Валентин действительно жил. Он был и остается источником вдохновения и руководства для людей любой страны и эпохи, вневременный посланник тайн души.

Ипполит Римский, в своей работе «Опровержение всех ересей» (6.42.2):

«Про Валентина говорят, что он увидел новорожденного младенца, и спросил его, пытаясь узнать кто же это был. И этот младенец ответил ему, сказав, что он есть Логос. Затем он добавляет к этому некий напыщенный рассказ, намереваясь извлечь из этой попытки способ образовать секту»

Таким образом, Валентин, быть может, первый святой, столкнувшийся с «Иисусом-Ребенком» в видении и с видением ребенка, наделяющим себя столь торжественным титулом. Как мы можем вынести из насмешливого комментария церковного критика, этот опыт оказал большое влияние на Валентина, ибо он вдохновил его на создание своей школы учения. Как и большинство гностических учителей, Валентин делал то, что делал и учил тому, чему учил -трансцендентной основе собственного гнозиса.

Процитируем в заключение одну из проповедей Валентина:

«От начала вы бессмертны, дети вечной жизни. И вы пожелали распределить смерть между собой для того, чтобы поглотить ее и растратить, чтобы смерть умерла в вас и благодаря вам. Когда же вы разрушите весь мир, вы сами не погибнете, но получите власть надо всем тварным и гибнущим»

Василид, знаток мистических пределов

Когда Юнг написал свой прекрасный трактат «Семь наставлений мертвым», он, как истинный гностик, поэтически приписал его авторство «Василиду из Александрии». Эта дань одному из величайших гностических учителей навсегда обернулся к чести Юнга.

Несомненно, Юнг признавал в Василиде родственного провидца и путешественника в таинственные эоны альтернативной реальности. Все гностики признавали существование конечной, безличной реальности, которая была первоначальном всего. Эта безграничная, неопределенная и трансцендентная полнота была подчас проблесками явлена мистиками великих достижений, но, кажется, мало, кто был с ней знаком так же, как Василид. Ипполит в своей работе «Философумены» цитирует описание Василидом этой конечной реальности, которая объясняется как небытие:

Было время, когда не было ничего. Не было даже самого Ничто – без всяких софистических ухищрений – ничего вообще. Поскольку не было ничего, ни материи, ни сущности, ничего субстанционального, ничего сложного, ничего простого, ничего несложного, ничего не невоспринимаего, не было ни человека, ни ангела, ни бога, ничего такого, что можно поименовать, воспринять органами чувств или помыслить и, следовательно, ничего такого, что можно было бы описать даже самым утонченным образом, несущий Бог … без разума, без восприятия, без воли, без решения, без стремления, без желания «пожелал» сотворить мир.

Одна из недавних эзотерических учителей, Е.П. Блаватская, в своих «Строфах Дзьян» (на которых основана её работа «Тайная доктрина») отражает отголоски аналогичных восприятий. Поскольку учение Василида предшествует Валентину, не исключено, что последний имел контакты с самим Василидом и его школой. Некоторые астрономы, говоря о первоначальном состоянии Вселенной в терминах теории Большого Взрыва, приближенно описывают видение Василида.

Этот проницательный учитель, удостоившийся проблеска такого первоначального опыта, учил в Александрии около 117-130 н.э. Происхождение обоих посвящений и вдохновлений он приписывал Главку, непосредственному ученику святого апостола Петра, и также Матфею, ученику, который стал одним из двенадцати после отступничества и смерти Иуды Искариота. Эти апостолы передали Василиду, по его словам, «знание надземных вещей», которые стали основой его собственного гнозиса.

Василид был плодовитым писателем, в числе произведений которого – двадцать четыре книги комментариев Евангельских учений Нового Завета. Он также, как говорят, написал собственное евангелие, на основе переданного ему другими апостолами. Его учения обобщены и цитируются Ипполитом, Климентом Александрийским и Иринеем, который цитирует некоторые отрывки сочинения некоего Агриппы Кастора, предполагаемого современника и оппонента Василида.

Ныне очень мало известно о Василиде и его школе, за исключением того, что его ученики были обязаны соблюдать обет пятилетнего молчания, чтобы позволить развиться гнозису, не рассеивая свои намерения в разговоре. Видение Василидом надкосмической реальности, а также его понимание космогонии имеют определенные сходства с индуистскими и буддийскими абстрактными мистическими рассуждениями, поэтому порой предполагается, что он был знаком с азиатскими учениями.

Согласно космогонии Василида, конечная реальность имеет в себе «источник, который содержит в себе каждую вещь, потенциально», и из этого источника Святая Троица трех эманаций проявляется таинственным образом. И тогда Великий Правитель (Демиург), называемый «главой разумной вселенной», появляется на свет. Он поднялся до тверди и думал, что не было никого над ним; так «решив, что он здесь главный и, будучи прекрасным зодчим, он принялся за работу и начал строительство мира» (Ипполит). Показанный здесь Демиург ограничен в связи со своей забывчивостью в отношении высших существ. В этой космогонии, Демиург не создавал непосредственно этот мир, а лишь создал эфирную модель для этого. Существуют также меньшие демиургические существа, которое выполняют работу по материальному воплощению творения. По мере того, как намерение и импульс к творению спускается по нисходящим иерархиям, вместе с ним нисходит и воля к спасению, пока не доходит до человечества.

Василид был бескомпромиссным христианином, хотя и, как все гностики, по его собственному определению. Он считал Иисуса земным проявлением высшего просветления, исходящим из конечной реальности. Люди в состоянии реагировать на спасительные действия и послание Иисуса, потому что внутри их сокровенной природы содержится божественная искра («третье сыновство»). Спасение заключается в отделении бессмертного духа от смертной души и физического творения. Спасение будет завершено, когда «все сыновства» (эманированные искры в человечестве) вознесутся и выйдут за Великий Предел. Это не возвращение всего творения к источнику – или, по крайней мере, пока. Ибо после восхождения искр света, населяющих человечество, материальная вселенная будет продолжать существовать.

Фигура Абраксаса отчетливо упоминается Юнгом в его «Семи наставлениях мертвым», и на протяжении веков считалось, что эта таинственная составная фигура была частью учения Василида. Писания Василида, цитируемые Ипполитом, однако, ничего не говорят об Абраксасе, хотя существуют ссылки на эту фигуру в других гностических писаниях. В свете последних исследований, Абраксас идентифицируется как имя искупленного архонта, который поднялся над семью сферами и царствует над миром. Конечно же, эта концепция сочетается с доступными нам учениями Василида.

ab1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 8. Гностическое украшение, около третьего века н.э., изображающее Абраксаса. Изготовлен с великолепным мастерством, колесо с восемью спицами внизу может символизировать его колесницу. На амулете выбита магическая формула AEIOUO, а также другие формулы.

 

ab2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 9. Гностическое украшение, около третьего века н.э., изображающее Абраксаса с хлыстом и щитом. На щите нанесены инициалы IAO. Фигура окружена буквами так называемых «варварских имен», по назначению схожих с восточными мантрами.

Маркион – первый библейский критик

Библия была великой вдохновительницей и одновременно великой скорбью христианства. Яркое несоответствие между духом Ветхого и Нового Заветов, а также между их контекстами, совершенно очевидно для объективного читателя Библии. В своем тайном благоразумии средневековая церковь сделала собственную подборку из наименее конфликтных отрывков Ветхого и Нового Заветов и представляла их в лекциях и конспектах набожным людям. Протестантская Реформация настояла на том, чтобы сделать Библию доступной для каждого (за исключением самых поэтичных и вдохновляющих книг, подобных большинству мудрой литературы, которые были помечены как «апокрифы»). Таким образом, был проложен путь, который, в конечном итоге, привел к исследованиям библейских критиков девятнадцатого и двадцатого веков, которые мало-помалу объявили многое из Библии недостоверным. Нечасто вспоминают, что, пожалуй, первый библейский критик, человек по имени Маркион, жил и учил в 150 г. н.э.

Маркион из Понта был судовладельцем, торговавшим на берегу Черного моря. Он также был епископом и потомком священника и епископа. В течение десяти лет он учил в Риме и приобрел высокую репутацию проповедника. В конце концов, он оказался в таком разногласии с основной церковью, что был отлучен от неё и образовал церковь со своей юрисдикцией по всем Римской Империи. Несмотря на то, что в те дни не было жестко определенного евангельского канона (было множество евангелий в дополнение к основным четырем), Маркион не признавал Марка, Матфея, Луку и Иоанна как заслуживающих доверия, потому что видел в них множественные искажения, вставки и подделки. И если Маркион критически относился к Новому Завету, то Ветхий Завет он критиковал совершенно враждебно, даже полагая, что он не должен быть включен в канон христианской церкви.

Маркион говорил, что Бог Иисуса и Нового Завета есть любящий Бог, тогда как Бог Ветхого Завета в лучшем случае является просто богом. Иисус учил о новом учении, полученном от Благого Бога-Отца, который любит всех нас. Общепринятая церковь, вероятно, в поисках целостности, или угождения христианам, расположенным к иудаизму, попыталась смешать учение Иисуса с Ветхим Заветом, но результат оказался отталкивающим. Единственным решением, говорит Маркион, будет признание двух Богов: высшего или Благого Бога, пославшего Иисуса, и низшего Бога Закона, который говорит в большей части Ветхого Завета. В космологии Маркиона Благой Бог пребывает на первом небе, промежуточный Бог Закона на втором небе, а ангелы (архонты) промежуточного Бога живут на третьем небе. Ниже их расположена «Hyle», или «материя». Мир есть совместное творение Бога Закона и материи. Если быть кратким, эти двое создали тщательную путаницу целостного объекта, и несчастное человечество через это получило много горя.

Наконец, Благой Бог посмотрел вниз со своего высокого пьедестала и сжалился над человеческой расой. Он сказал своему сыну Иисусу:

«Снизойди вниз, прими облик слуги, и веди Себя как сын Закона. Залечивай их раны, даруй зрение слепым, возводи умерших к жизни, исполняй без всякого вознаграждения чудеса исцеления; тогда впадет Бог Закона в ревность и побудит слуг своих распять Тебя. Затем снизойди в ад, который раскроет свои уста, чтобы принять тебя, как если бы ты стал одним из мертвых. Тогда освободи Ты пленников, которых найдешь там и вознеси их ко Мне» (Езник, цитируемый Ипполитом в книге Мида «Фрагменты забытой веры», 246)

Учение Маркиона, возможно, лишено тонкости и поэтической красоты Валентина и мистической глубины Василида. Тем не менее, существенные черты гностического мировоззрения в нем присутствуют в изобилии. Огромный вклад Маркиона – в высказанной критике Библии. Одно это не может помочь, но стоит предположить, что могло бы произойти в том случае, если бы люди стали придерживаться его убеждений, а грубые, жесткие проповеди и истории Ветхого Завета перестали бы использоваться в качестве оправданий инквизиторов в их сожжениях, расизме, осуждении гомосексуалистов, и многих других бесчинствах, все из которых могут быть определены как «вполне библейские».

По сообщениям, Маркион обладал Евангелием, которое считал авторитетным, и которое могло быть написано святым апостолом Павлом. Маркион считал Павла первым христианином, который имел правильное понимание миссии Христа. Это понимание было затуманено подтекстами Ветхого Завета многими церковными учениями и, таким образом, истинное христианское послание Павла никогда не имело шансов на успех – так говорит Маркион и его последователи.

Учение Маркиона привлекло немало сторонников. К концу второго века маркионитские церкви распространились по всему Средиземноморью и Малой Азии. В них были епископы, священники, диаконы и определенная иерархическая организация, которая несла ответственность за их надежность. Мы имеем свидетельства о функционировании маркионитских церквей в конце пятого века, и большинство из них, вероятно, угасли только с расцветом Ислама. Когда на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков Адольф Фон Гарнак и другие ученые опубликовали работы о Маркионе, Праге развилась целая школа немецких и чешских литераторов, открыто считавших себя последователями Маркиона. Самыми известным из них были Франц Кафка (1883 - 1924), среди других - Пауль Адлер, Макс Брод, Пауль Корнфилд и Франц Верфель. Пражские маркиониты были ранними вестниками возрождения гностической традиции в двадцатом веке, которое обрело ясность в конце этого столетия, после открытия кодекса писаний Наг-Хаммади. Примечателен тот факт, что многие из пражских маркионитов были еврейского происхождения, и это доказывает, что они не считали взгляды Маркиона на еврейскую Библию и ее Бога свидетельством антисемитизма; скорее, они понимали тиранический характер этих религиозных архетипов, равно влияющих и на иудеев, и на христиан. Таким образом, наследие Маркиона продолжает оказывать свое воздействие на протяжении веков.

 

ab3

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 10. Гностическое украшение, около третьего века н.э., с изображением Абраксаса и традиционными символами, включая буквы IAO. Камень был закреплен в кольце, которое некогда носил Мэнли Холл. С разрешения Философского Исследовательского Сообщества.

 

Пер.  Diofant

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики