MAAP_conf_2017_banner

IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...

Грани сновидения (Karras)

 

 

Грани сновидения

 

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Евгений Головин в конце своего эссе "Миф о золотой бабочке"озвучивает мысль, милую сердцу каждого дримера: "Кто я? Чуанг-дзы, которому снится бабочка, или бабочка, которой снится Чуанг-дзы. Если золотая бабочка совпадает со своим отражением, она, очевидно, совпадает и со своим сновидением. Неуловимая центральность бытия." Откуда следует эта идея? С чего бы вдруг стремиться к реализациистоль странно сформулированной цели? И если стремиться, то как это делать?

Идея следует из извечного тяготения человека к экзистенциальному поиску, облекавшемуся за долгую историю человечества во всевозможные причудливые формы – мечты о философском камне, о вечном двигателе, о единой теории поля, об обнаружении закономерностей в структуре иррациональных чисел, об обретении тела света и так далее, и тому подобное. За всеми этими сверхзадачами при желании можно разглядеть горячее стремление человека встать вровень с Богом, доесть таки яблочко Познания, и, быть может, в последнем его кусочке обнаружить заветный черный ход к древу Жизни, ну или, по крайней мере, доказательства того, что его плоды нам теперь не особо и нужны, ибо и так все понятно.

Примерно те же мотивы появляются и при постановке целей сновидящими. Наука говорит о трех известных функциональных состояниях мозга – бодрствовании, медленноволновом сне, и парадоксальном сне. Иногда к ним добавляют еще одно состояние – гипноз. Понятно, что примерно треть человеческой жизни, проходящая непонятно где и как, привлекала, и будет привлекать к себе внимание. Возникающие там необычные видения - это вызов представлениям человека о своем единстве, целостности и осознанности, представлениям о власти над собой, и о знании себя. О чем вообще можно вести речь, если в двух из трех возможных, и при этом регулярно случающихся, состояний сознания сознательного присутствия вообще нет, и о том, что там происходит, тысячелетиями существуют только разной степени изощренности домыслы? Из осознания этого простого факта и рождается мечта о великом делании сновидящих – королевской свадьбе Солнца дневного мира с Луной ночного, об обретении квинтэссенции сознания, сохраняющей свою суть неизменной в его путешествиях по волнам энцефалограмм, об иных мирах, существующих где-то там, за границами доступного нетренированному сознанию бытия, и о многих других чудесных вещах.

Попытки проникновения в тайну сна шли двумя близко расположенными, но все же не тождественными путями. Для одного из них характерно «оперативное» отношение к миру сна как к требующей освоения среде, использование которой расширяет возможности человека. Второй подход рассматривает сон как некое событие, происходящее в своеобразных «граничных» условиях – в ситуации «малой смерти», либо просто в другом функциональном состоянии мозга, соответственно приоритетом здесь выступает анализ данных об этом состоянии и о его продуктах – сновидениях. Как первый, так и второй подходы к изучению сна прошли долгий и тернистый путь становления и признания западным обществом. В Париже в 1867 году, первоначально анонимно, вышла в свет легендарная книга маркиза Д’Эрви де Сан-Дени «Les Rêves Et Les Moyens De Les Diriger», в которой впервые появился термин rêve lucide, т.е. французский эквивалент ставшего позднее известным благодаря работам Фредерика Ван Идена термина lucid dream – ясный сон. Однако, до официального признания наукой, что для современного общества равноценно соответствующей папской булле в обществе средневековом, пройдет еще немало времени. Лишь немногим позднее, в 1895 году, современник маркиза де Сан-Дени, гениальный Зигмунд Фрейд, откроет для себя и западного мира принцип удовольствия, в результате чего в 1900 году увидит свет первое издание ставшего классическим «Толкования Сновидений», положившее начало современному психоаналитическому подходу к сновидениям. Видимо, ко второму направлению можно отнести и всевозможные связанные со сном психофизиологические исследования.

Попытка учесть наиболее ценные результаты, достигнутые в рамках обоих подходов, могут пролить свет на вопрос о том, как же можно стремиться к той самой неуловимой центральности бытия, превращающей фрагментарное, противоречивое и бессознательное существование среднестатистического человека в исполненное внутренней красоты и гармонии порхание золотой бабочки. Аналитический подход к образам сна позволяет отыскивать неочевидные взаимосвязи и закономерности, связывающие образы сновидений с внутренней и внешней жизнью сновидца. Практики управления снами привносят в обычно сугубо созерцательный опыт активное начало, организуют его, превращают как минимум в мощный психотренинг на начальном этапе, и в настоящее волшебство на продвинутом. У сильных практиков анализ снов и управление ими практически неразделимы, ибо как хороший аналитик должен научиться холистическому, целостному пониманию сновидений, так же и хороший дример рано или поздно разрушает субъект-объектный барьер, осознавая фальшивую двойственность и условность разделения на «я во сне» и «сон во мне».

К практикам управления снами в обобщенном смысле можно отнести очень широкий спектр методик – от онейромантии в смысле индукции пророческих сновидений, архаических традиций, выражаемых целиком через образы сна алхимических аллегорий (Hypnerotomachia Полифилия, Aureum Seculum Redivivum), выглядящих как нечто таинственное и мистическое, до астральных выходов и, собственно, осознанных сновидений, выглядящих как нечто понятное и практическое. Для начала попробуем осмыслить, как они между собой взаимосвязаны.

Структура сна человека, с точки зрения физиологии, приблизительно такова. После засыпания сновидящий постепенно погружается все глубже и глубже в состояние, именуемое медленноволновым сном, проходя через различные его стадии – с первой по четвертую. Затем, примерно через полтора часа после засыпания, начинается фаза парадоксального сна, иначе называемая фазой быстрого движения глаз (БДГ). Большинство сновидений запоминается нами именно здесь, хотя они могут иметь место и при медленноволновом сне. По окончании фазы БДГ человек на короткое (или не очень) мгновение просыпается, а затем весь цикл повторяется снова.

Считается, что сновидения медленноволновой фазы имеют иную структуру, нежели сновидения фазы БДГ, они протекают в форме размышлений. Однако, не стоит обманываться, полагая, что человек в это время просто лежит и мыслит. Мышление меняет свою структуру, становится в большей степени интуитивным, более сложно организованным и нелинейным. Кроме того, оно может протекать в форме образов и сновидений. А на глубоких стадиях медленноволнового сна мышления, в его обычном понимании, скорее всего вообще нет. Сновидения фазы БДГ обычно более «событийны». В этом состоянии крупная скелетная мускулатура блокируется, наступает так называемый сонный паралич, а активность мозга напоминает его активность днем, и за счет всего этого человеку намного проще становится погрузиться в реальность сна целиком. Эксперименты Кейта Хирна и Стивена Лабержа показали, что осознанные сновидения в основном происходят именно в этой фазе и, кроме того, что человек способен подавать из такого состояния заранее оговоренные сигналы, пользуясь для этого, например, движениями глаз. Учитывая, что большинство техник астральной проекции используют состояние сонного паралича, можно сделать далеко идущие выводы. Для начала – вывод о том, что говоря об астральном выходе корректнее говорить, скажем так, о выходе на внутренний план, чем о внетелесном опыте в смысле выхода из тела куда-то «вовне». Далее, о том, что состояния осознанного сна и такого рода проекции суть очень близкие по своей природе. Осознанные сновидения по способу переноса бодрствующего осознания в БДГ фазу часто подразделяют на два класса – осознанные сновидения, индуцированные из состояния сна (ОСИСС), и индуцированные из состояния бодрствования (ОСИСБ). В первом случае осознание природы сновидения приходит, когда человек уже в нем пребывает, во втором осознание сохраняется в более или менее активном состоянии от момента засыпания до начала БДГ фазы. Практика показывает, что между ОСИСБ и основной массой проводимых в состоянии сонного паралича астральных проекций существенной разницы нет.

Однако, осознанные сновидения возможны и в медленноволновой фазе. На первых ее стадиях (соответствующих легкой дремоте) возникают яркие эйдетические образы, называемые гипнагогическими галлюцинациями. При достаточном навыке можно оказаться в сотканном из них сновидении. Из-за небольшой глубины сна такого рода видениями очень легко управлять, чем часто и пользуются, организуя их в соответствие с собственными запросами и ожиданиями. Отключения тела при этом нет, а потому человек может одновременно ощущать свое присутствие и в нем, и в своем сновидении. И в этом случае разницы между астральной проекцией и сновидением нет. Отсюда следует простой вывод – отличия между состояниями осознанного сна и различного типа выходами следует искать не в сфере состояний оператора, а в сфере постановки задач для вызванного ими опыта, и философии их решения.

Часто высказывается предположение, что типичные осознанные сновидения протекают на поверхностных уровнях психики, по сравнению с обычными снами. Мой опыт сделал меня сторонником этой гипотезы. Сновидение является целостной системой, и вторжение в нее яркого бодрствующего осознания, тянущего за собой соответствующие шаблоны восприятия, способно очень сильно нарушить ее равновесие. Исследование Робертом Пиллером межполушарной асимметрии мозга в осознанном сновидении дало основание предположить доминантную роль правого полушария в нем. Так же он в своей статье[1] напоминает о различных типах осознанных снов и высказывает предположение, что для них соотношение активности правого и левого полушарий может оказаться различным. Все вместе это показывает, что состояние осознанного сновидения в определенных условиях может существенно отличаться от обычного сна, и отличаться не в лучшую сторону, ибо некоторые возможности, доступные в обычных сновидениях, в сновидениях осознанных окажутся существенно урезанными. А раз так, то вышеупомянутым мистическим и таинственным онейромантическо-архаическо-алхимическим подходам к сновидениям тоже желательно найти определенное место в практике. Конкретную методику работы со снами следует выбирать исходя из поставленных задач. Единственного решения на все случаи жизни просто не существует.

Обычно рекомендации по работе со сновидениями начинаются с необходимости ведения дневника снов. Эта практика очень важна, особенно поначалу, ее можно уподобить созданию контекста проявления для сновидений, а заодно и обратной связи с ними. Кроме того, она же является практически единственным способом укрепления сновиденной памяти, без наличия которой заниматься сновидениями едва ли возможно. Конечно, ОСИСБ можно освоить и отдельно, но, как мы уже выяснили, такой подход обычно внутренне ограничен. ОСИСС же практически целиком базируются на развитой критической способности, позволяющей в сновидении догадываться о том, что это сон. Регулярное ведение дневника сновидений дает возможность со временем накопить нужный материал, чтобы обеспечить этот навык достаточным количеством так называемых признаков сна – элементов, встреча с которыми является практически прямым указанием на сновиденную природу окружающей среды. Такой подход можно сравнить с охотой на сновидение. Ведение дневника позволяет обнаружить его характерные следы и повадки, под них создается изящная сеть ловушек, срабатывание которых, в свою очередь, запускает процедуру осознания. Размышления о природе признаков сна, их запоминание, укрепление внутренней уверенности в способности к их распознаванию иногда жаргонно называют «постановка триггеров». Признаки сна бывают как общими, например, проблемы с чтением текстов, с включением-выключением света, неадекватным отражением в зеркале и т.п., так и индивидуальными, например, какими-либо повторяющимися сюжетами, образами, шаблонами поведения и т.п. Со временем из успешной работы с отдельными признаками складывается понимание внутренней природы скрывающегося за ними состояния, и тогда сновидящий уже ориентируется скорее на внутреннее чутье, чем на разрозненные ловушки.

Однако, пристальный взгляд раскрывает перед нами не совсем очевидные стороны практики работы с признаками сна. На самом деле не корректно относиться к сновидениям, как к неким объективным процессам, проходящим в таинственных глубинах бессознательного, с которыми можно работать и при этом в них не вмешиваться, как мы это привыкли делать в дневном мире. Если вдуматься, постановка триггеров является одной из простейших форм настройки сновидения. Сновидящий отыскивает признаки в описаниях снов, затем настраивается на то, чтобы увидеть их и осознаться, и это действие затрагивает не только критическую способность сновидящего, но и сюжеты его снов. Сны отвечают на просьбу дримера, и предоставляют ему возможность осознать себя за счет созданного им перечня признаков сна. Силу, настраивающую сновидение в соответствие с ожиданиями, запросами и верованиями сновидца, часто называют намерением (англ. intent). Понятно, что ее применение выходит далеко за рамки индукции осознанных сновидений из состояния сна. Намерение позволяет управлять содержимым сновидения, не прибегая к помощи активного дневного осознания что, зачастую, означает значительную глубину и содержательность таких сновидений, по сравнению с обычными осознанными снами. Чтобы отделять их от последних, иногда используют особый термин – контролируемые сны. В принципе, для работы с контролируемыми снами можно использовать различные символические системы. Мне знакомы сновидящие, опирающиеся в своей практике на Таро, на символизм алхимии, на шаманские традиции, на телемитскую магику, на магию хаоса, вообще ни на что, кроме содержания сновидений не опирающиеся, и все более-менее успешны. Это далеко не полный перечень, ибо полный перечень тут составить просто невозможно. Намерение по своей сути является успешно теряемой и забываемой людьми в большинстве случаев еще в далеком детстве силой воображения, фантазии, мечты; давно и прочно подавленной, задушенной и с позором выброшенной на помойку творческой способностью. Есть определенная ирония судьбы в том, что взрослых людей приходится буквально с кровью и потом обучать тому, что было дано им от природы. А еще большая ирония заключена в том, что люди, которые по идее должны лучше всех это понимать, те, кто провозгласили себя мечтателями (английское слово dreamerозначает мечтатель, выдумщик, фантазер), зачастую об этом вообще не догадываются, мужественно сражаясь со своей собственной природой. Мы не будем им уподобляться, и признаем, что грамотно организованная игровая деятельность порой может дать человеку на порядок больше, чем то, что выглядит как регулярная практика, а на каком-то этапе грань между тем и другим вообще стирается.

Среди всевозможных подходов к контролю сновидений, исходно не стремящихся к пробуждению яркого дневного осознания, особо следует отметить метод картографии снов, который приобрел широкую известность среди русскоязычных сновидящих благодаря «Хакерам Сновидений»[2]. Суть метода заключена в том, что для сновидений определяется их расположение относительно, находящегося в центре составляемой карты, дома сновидящего, а так же наиболее существенные характеристики пространства и привязанных к нему сюжетных линий. На карте постепенно появляются граничные пределы, ограничивающие ее с четырех сторон, что чем-то напоминает древнекитайскую «книгу гор и морей», появляются стабильные места, известные многим сновидящим – Тюрьма, зона катаклизмов, гигантские сооружения, пустыни Йондо, леса, болота, железнодорожные пути и т.п. Обнаруживаются точки перехода из зоны в зону, границы зон, и множество других интересных деталей. Картография изначально ориентирована на контролируемые сны, на взаимодействие с миром сна, а не просто на осознание себя в нем. Этот подход не исключает активного осознания, но иначе расставляет приоритеты. Чтобы эта разница была более понятна, следует напомнить, что термин «осознанный сон» не равнозначен англоязычному термину «luciddream». Последний было бы корректнее перевести как «ясный сон». Тибетская традиция делит сновидения на три класса – сансарные, сны ясности и сны ясного света; при этом отмечается, что «осознанные» сны могут по-прежнему являться сансарными[3]. Самого факта осознания иллюзорной природы сновидения совершенно недостаточно для того, чтобы сновидение стало «ясным». В Дзогчен специально делается акцент на различии простого созерцания и созерцания с ясностью, достигаемого благодаря объединению пустоты и ясности, растворению ясности ума в пространстве пустоты ума[4]. В своем нормальном состоянии сознание обычного человека содержит бесчисленное количество концепций, мешающих его адекватному взаимодействию с миром сна. Их активация внутри сновидения, при включении бодрствующего осознания, для внутренней структуры сна практически фатальна. Снятие этих оков с сознания требует большой внутренней работы, нацеленной на достижение максимально возможной адекватности в восприятии себя, своих стремлений, желаний и автоматизмов реагирования. В этой работе сами же сновидения могут оказаться серьезным подспорьем. Потому практику осознанного сновидения нужно как минимум дополнять практикой настройки сновидений намерением, и анализа обретаемого в них опыта, чтобы не оказаться в мире сна в положении слепоглухонемого слабоумного чудака. Тут остается только добавить, что существует определенная разница между сновидением как внутренним переживанием, и сновидением, рассказанным другим людям, сном, включенным в какие-либо социальные взаимодействия. Во втором случае в игру вступают дополнительные силы, действие которых необходимо учитывать при анализе содержимого сновидений. Действие этих сил может быть как положительным, создающим «поток», в рамках которого значительно ускоряется получение разного рода практического опыта, облегчающего самостоятельную работу, так и отрицательным, когда человек, например, сновидит символы трансформации для группы, одобрения которой ожидает, в то время как вне ее пределов иллюзорные «достижения» очень быстро превращаются в прах.

Отдельно от всего вышеназванного стоит искусство прямого вхождения в сновидение, осознанное сновидение, инициируемое из состояния бодрствования. Как правило, начинающему дримеру все остальное вообще кажется скучным, ненужным и мало актуальным, по сравнению с вожделенным контролем процесса засыпания и переносом сознания в сон. Оно и понятно – никакие SMSне заменят живого общения в ICQ. Кто откажется от возможности своими глазами увидеть все то, что находится за завесами негативного бытия, скрывающими две трети доступного человеку опыта? Кому не хочется получить возможность взаимодействовать со сном напрямую, а не через косвенные ритуалы и намерения, установить безлимитное соединение со скрывающимся по ту сторону обычного сознания миром?

Навык этот, в общем-то, довольно прост в освоении, требует только некоторой тренировки и вменяемых представлений о процессе попадания в сон. Если рассматривать сознание не в его аспекте самосознания, а в аспекте состояния, то становится удобно вести речь о фазах сна как об измененных состояниях сознания (ИСС). Считается, что для поддержания бодрствующего состояния сознания, существует необходимый оптимальный уровень экстероцептивной стимуляции, и если стимуляция ослабляется или усиливается, то это способствует возникновению ИСС[5]. Учитывая, что нас интересуют связанные со сном состояния сознания, следует вспомнить и о том, что уровень бодрствования связан с активацией коры головного мозга. Отсюда легко понять, какие навыки следует развить для прямого вхождения в сновидение в первую очередь. Проблему сенсорных стимулов можно решить двумя возможными способами. Первый из них технический, внешнее воздействие на сенсорные каналы – создание депривационной камеры, метод Ганцфелда и т.п. Второй – тренировка произвольного внимания до того уровня, когда становится возможным по желанию отрешаться от сенсорных каналов. Для этого используются всевозможные упражнения, нацеленные на развитие концентрации и устойчивости внимания. Созерцание черной точки, медитации на пламени свечи, наблюдение за секундной стрелкой, удержание стакана с водой в вытянутой руке и т.п. Кроме этого, можно непосредственно работать с сенсорикой, тренируясь произвольным вниманием усиливать ощущения, либо наоборот, отключать их. Воздействовать на уровень бодрствования тоже можно извне и изнутри. Технические средства включают «электросон», бинауральные биения и другие подобного рода устройства. Еще к косвенным методам можно отнести длительную депривацию сна, а так же хитрость с использованием утренних БДГ-фаз для облегчения прямого вхождения в сновидение. Прямой метод – тренировка произвольного управления уровнем активации коры. Он хорошо описан в книге Вадима Шлахтера[6], и сводится к планомерному раскачиванию психики между активным и даже сверхактивным состоянием, и состоянием заторможенным. Сугубо сновидческой тренировкой будет освоение навыка произвольного сознательного засыпания. Сознание сначала отрешается от внешних стимулов, мыслей, ощущений и т.п., а затем просто отключается. После пробуждения должно сохраниться четкое воспоминание об этом моменте. Момент засыпания отныне станет сознательным.

Как уже упоминалось, инициированное из состояния бодрствования сновидение может проходить либо в медленноволновом сне, либо в фазе БДГ. В первом случае просто усиливается яркость гипнагогических галлюцинаций до того момента, пока они не захватят восприятие целиком. Тем, кто не разучился мечтать, сделать это будет достаточно легко, остальным же понадобится некоторая тренировка. Прежде всего, следует понять, что возникающие перед глазами образы не являются только лишь визуальными картинками. Попытки «визуализации» гипнагогических образов – типичная ошибка начинающих сновидящих. В каждом таком видении задействован целый комплекс ощущений, который невозможно разделить на отдельные, не связанные друг с другом компоненты. Такие конгломераты взаимосвязанных ощущений разных модальностей называют кроссмодальными. В пределе кроссмодальные ощущения превращаются в синестезию – прямое восприятие ощущений одной модальности в другой. Тренироваться воспринимать мир таким способом несложно. Для начала, прорабатываются отдельные сенсорные каналы. Внимание фокусируется поочередно на зрительном восприятии, на слухе, на телесных ощущениях и так далее. Когда внимание к восприятию отдельных модальностей станет привычным, можно начинать их объединять, удерживать в восприятии одновременно. Это не так сложно, как звучит. Человек именно так, целостно, мир и воспринимает, просто не обращает на это внимания. Далее, следует понять, что гипнагогические образы на самом деле содержат в себе не только, и даже не столько сенсорные ощущения, сколько ощущения внутренние, внутрипсихические, которые на равных правах присутствуют в едином конгломерате кроссмодальных ощущений. Иными словами, в случае гипнагогических галлюцинаций можно вести речь о единой энергии ума, осознание которой может происходить и через внутренние ощущения, и через эмоциональные состояния, и через рационализации, и через визуальные образы, в зависимости от субъективных предпочтений. Принятие этого простого факта дает ключи к эффективному использованию гипнагогических образов для вхождения в сон. Впрочем, тут я лукавлю. Когда человек осознает вышеописанное и может это осознание эффективно применять - он уже высококлассный сновидящий, вполне уютно себя чувствующий в любой фазе сна, а так же способный (по крайней мере потенциально) к быстрому интуитивному распознаванию скрывающегося за его образами смысла. При развитом навыке, дример, используя ощущения различных модальностей, легко и непринужденно вызывает гипнагогические галлюцинации, а затем развертывает и усиливает их до того момента, пока не окажется целиком внутри сна.

Второй случай, перенос сознания в фазу БДГ, требует несколько иной тактики. Картинки здесь будут только мешать. Осознанию, в самом тяжелом случае, надо продержаться примерно полтора часа до наступления сонного паралича, при этом, не нарушая процесс, и не будучи разрушенным процессом. Облегченный вариант, утренние БДГ фазы, следующие одна за другой, и длящиеся десятки минут, мы в расчет не принимаем. Во-первых, мы легких путей не ищем. Во-вторых, наиболее красивый и глубокий опыт осознанного сновидения, что бы там ни рассказывали теоретики, бывает на первой-второй ночной фазе БДГ, либо во время дневного сна. Утренний сон обычно слишком поверхностный, чтобы служить плацдармом для по-настоящему интересного опыта. Впрочем, хороший практик может своими навыками зафиксировать и углубить сон, совершив, например, серию засыпаний в сновидении. Однако данная тема уже выходит за рамки статьи. Предполагаем, что перед нами стоит наиболее серьезная задача – прямое вхождение в сновидение, совершаемое вечером. Впереди примерно полтора часа бессознательного состояния, в котором мы должны как-то продержаться. Затем сонный паралич, который мы каким-то хитрым образом должны отследить. И, наконец, сновидение, из которого по возможности надо, тут же, после вхождения, не вылететь. Будем решать проблемы в порядке их возникновения.

Очевидно, что в данной ситуации поощрять роение картинок перед глазами не следует, потому что, в конце концов, одна из них заставит наше сознание последовать за собой, и в себя мы придем только наутро. Более того, с самого начала придется «очистить разум», добиться определенной внутренней пустоты. Для этого, например, можно пересмотреть в обратном порядке события дня, чтобы, по возможности, избавиться от их влияния на свой внутренний мир. Тело в состоянии релаксации. Внимание постепенно отключается от всего лишнего. Начинаем с сенсорики, и заканчиваем процессом мышления. Не надо пытаться добиваться полной релаксации мышц, либо остановки мыслей. Следует просто отключить от них свое внимание. Одновременно, работа психики тормозится, объем доступного нам внимания тоже сужается. Это в целом естественный процесс, не стоит с непривычки пытаться ускорять процесс торможения. Следует просто наблюдать за процессом засыпания, сохраняя присутствие, но не вмешиваясь. Два основных врага этого – мысли, возникающие из имеющихся по поводу данного опыта ожиданий, и страх потери своего драгоценного Я, существование без которого кажется чем-то немыслимым. От мыслей и ожиданий следует отрешаться. Я пропадет само в процессе засыпания, и окажется, что присутствие и самосознание не сводимы одно к другому. Впрочем, осмыслить столь интересную идею удастся только наутро. Присутствие в данном случае означает готовность к восприятию любого опыта без какой-либо концептуализации, ожиданий и устремлений. В какой-то момент наступит состояние, в котором нет ни времени, ни пространства, ни чувства Я, вообще ничего. Доступная сознанию часть психики целиком переходит в ждущий режим. Пока во внешнем мире часы отсчитывают полтора часа, во внутреннем мире наступает бесконечность.

И вдруг наступает БДГ-фаза, сонный паралич. Если нам удалось сохранить режим ожидания до этого момента, то все хорошо. Резкое изменение ощущений тела – чувство полета, вибрации и т.п. выводит нас из оцепенения, и, понимая, что такие странные ощущения связаны с блокировкой скелетной мускулатуры, мы радостно выкатываемся из тела, взлетаем, выпрыгиваем, либо делаем еще что-нибудь. Другой вариант – яркая вспышка света во тьме бесконечности предыдущей фазы, вспышка, в которой одновременно возникает чувство Я и сновидение. Тут даже делать ничего не надо, остается только наслаждаться. Конкретный способ попадания в сновидение зависит от особенностей личности сновидца, и от тонкостей настройки сна. В любом случае, изменения состояния будут столь заметными, что пропустить их будет практически невозможно.

Основная беда начинающих сновидящих – эмоциональная неуравновешенность и применение шаблонов восприятия мира бодрствования в сновидении. Первое может стоить мгновенного вылета из разрушенного эмоциональным всплеском сна. Следует научиться себя по мере необходимости сдерживать. Второе, опять же, может стоить разрушенного сна, а в особо тяжелых ситуациях – может привести к очень болезненным ощущениям. Когда-то я, из-за неумения растождествить ментальную картинку с глазами как органами визуального восприятия, страдал в сновидениях от очень сильных болей в глазах, которые продолжались еще некоторое время после пробуждения. Чтобы такого не было, следует помнить про кроссмодальные ощущения, и про то, что мир сна – это мир, не имеющий вообще никакого отношения к физическим органам восприятия. Рекомендую запомнить строчку из стихотворения Уильяма Блейка: «посредством глаза, а не глазом, смотреть на мир умеет разум». Кроме того, включение характерного для реальности стремления к уточнению деталей путем рассматривания и осмысливания, приводит либо к разрушению сновидения, либо к непрестанным деформациям наблюдаемых объектов. Со всем этим следует научиться справляться. Вышеописанные упражнения с гипнагогическими образами могут в этом помочь. Рассматривание образов осознанного сна как проявлений энергии ума, управлять которыми можно посредством управления собственным внутренним состоянием, снятие субъект-объектного разделения во сне, открывает перед сновидящим огромные возможности. Все начинается с масштабных изменений сновидений, выполнения ранее считавшихся невыполнимыми действий, вроде изменения освещенности сна, и заканчивается совершенно уникальным опытом прямого диалога со сновидением, потому как снятие субъект-объектного барьера отнюдь не означает тотального контроля над сном, скорее просто взаимную открытость сновидца и сновидения. То, что происходит дальше, выходит за рамки этого краткого обзора.

Чтобы как-то охарактеризовать эволюцию восприятия осознанных снов сновидцем, Роберт Ваггонер, нынешний глава международной ассоциации исследования сна, выделил пять этапов осознанного сновидения[7]. На это его вдохновили работы Жана Пиаже, разработавшего модель стадий детского когнитивного развития. Пиаже называл детей «маленькими философами» за их попытки осмысления мира и взаимодействия с ним. Роберт Ваггонер пишет, что сновидящих тоже можно сравнить с маленькими философами, пытающимися понять мир сновидений, и научиться с ним работать.

На первом этапе сновидящие просто наслаждаются миром сна, всячески его изучают, сопоставляют с реальным миром, и стараются избегать неприятностей. Основной их целью становится усиление осознанности за счет контроля эмоций и надлежащей фокусировки внимания. Они учатся оставаться в сознании и понимать этот мир. Контроля пока мало, осознание часто теряется из-за следования за образами сна, сновидящие пытаются задействовать в сновидении шаблоны действий реального мира, например летают имитируя плавание, или размахивая руками. На этом этапе осознанные сны обычно очень короткие (от секунд до трех минут) и включают очень небольшой объем сознательных экспериментов.

На втором этапе сновидящий развивает двигательные навыки, а так же простейшие навыки манипуляции объектами сновидения, вступает во взаимодействие с персонажами сна, но, как правило, просто как с игрушками. Оттачивая навыки манипуляции сном, сновидящий осваивает базовые принципы использования ожиданий и убеждений для воздействия на окружающую среду. Однако воздействию поддается далеко не все. На этом этапе появляются ложные пробуждения. Большинство осознанных сновидений длится недолго (от 30 секунд до 6 минут) и включают большое количество экспериментов.

Третий этап характеризуется проведением экспериментов, а так же масштабными изменениями снов. Целью провозглашается обретение еще большего контроля над сновидением, достигаемого за счет направленного намерения и воли. Сновидящий продолжает рассматривать персонажей сна как мыслеформы, и часто игнорирует существование различных классов персонажей, некоторые из которых ведут себя самостоятельно, равно как и неожиданные повороты сюжета.

На четвертом этапе сновидящий осознает, что он существует в сновидении одновременно с другим сознанием либо большим Сознанием. Основной целью становится опробовать, осмыслить и адекватно отреагировать на это открытие. Сновидящий может прийти к выводу, что он соприкоснулся с источником, создателем сновидений, сознанием бессознательного и т.п. Этот опыт заставляет серьезно пересмотреть прежние взгляды, а так же постепенно выйти за пределы осознанного сновидения.

И, наконец, на пятом этапе сновидящего в основном интересуют основания реальности сна и бодрствования, он выходит за пределы осознанного сновидения, своих убеждений и ожиданий. Эта стадия существует за пределами контроля сновидящего, но все-таки отражает его намерение и интерес. На этой стадии сновидящий осознает глубокую взаимосвязь со всяким сознанием, а так же взаимосвязь с миром в целом. Он может проснуться с памятью безличного опыта сознания, воспринимаемого как свет.

В качестве дополнения к классификации Роберта Ваггонера могу сказать, что, как правило, такой красивой последовательной смены стадий, особенно, на уровнях выше третьего, не наблюдается. Да и справедлива эта схема, видимо, отнюдь не для каждого сновидящего. Тем не менее, классификация Ваггонера базируется на более чем тридцатилетнем сновидческом опыте, а так же опыте многих других людей, а потому заслуживает внимания. Для нас же она интересна описанием четвертого этапа развития дримера - обнаружением в его снах иного сознания. В классификации подобраны обтекаемые формулировки, сознание бессознательного и т.п., однако, помимо диалога с бессознательным, в четвертый пункт попадают и совместные осознанные сновидения, которых до третьего этапа включительно человек банально боялся, опасаясь пускать в свое сознание посторонних. Именно в этом смысл классификации - в этапах познания реальности сознания, и преодолении собственных шаблонов, а не в накоплении сновидческого опыта. Сам Роберт Ваггонер посвятил целую главу в своей книге описаниям совместных осознанных снов, еще одну главу сновиденной телепатии, и главу – пророческим снам. Признание же существования такого рода опыта заставляет под совершенно иным углом взглянуть на многие вещи, иначе осмыслить ценность практик управления сновидениями и с особой осторожностью относиться к анализу их содержимого.



[1] Piller R., (2009), Cerebral Specialization During Lucid Dreaming: A Right Hemisphere Hypothesis. Dreaming v.19, №4, pp.273-286.

[3] Тензин Вангьял Ринпоче, Тибетская йога сна и сновидений. – СПб.: Карма Йеше Палдрон, 1999.

[4] Tenzin Wangyal Rinpoche, Wonders of the Natural Mind. – Ithaca, NY: Snow Lion Publications, 2000.

[7] Robert Waggoner, Lucid Dreaming: Gateway to the Inner Self. – Needham, MA: Moment Point Press, 2009.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики