IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...

Третий путь (Предисловие к Книге Стефана Хёллера "Алхимия Свободы для современного общества")

Третий путь

(Предисловие к Книге Стефана Хёллера "Алхимия Свободы для современного общества")

Книга, которую вы держите в руках, крайне своевременна. И дело не в отдельных идеях автора, таких как либертарианство, гностицизм, психология тирании или новое осмысление стадиологии Эриха Нойманна. Актуальность книги – именно в её уникальном синтезе, целостной картине, которую дает автор.

Стефан Хёллер, епископ гностической церкви Америки, в юности сам пострадавший от фашизма, обличая тиранию, знает, о чем говорит. Три кита мировоззрения Хёллера, на которых он основывает свое миропонимание – это Либератрианство, Юнгианство и Гностицизм. И, как было сказано выше, – уникальный синтез этих мировоззрений весьма своевременен.

В современном мiре существует ряд стереотипов, связывающих эзотеризм с различными тоталитарными мировоззрениями. Начиная от навязших в зубах спекуляций об «оккультных корнях фашизма» и приписывания отдельным оккультистам роли чуть ли не наставников Гитлера и заканчивая научными исследованиями, рассматривающими гностицизм как крайнюю форму теократии, людям последовательно навязывается ложное связывание «либертаринаство – материализм – позивтивизм» и «тоталитаризм – эзотеризм».

Сторонников подобной расстановки предостаточно и в том («авторитарные эзотерики) и в другом («материалистичные либертарианцы») лагере. Эта идея основана на исходном элитаризме эзотеризма вообще и гностицизма в частности. Так, гностицизм последовательно выводит три типа людей – гилики, или люди материальные, психики, или люди души и, наконец, пневматики – те, кто способны постичь Гнозис и наслаждаться символической жизнью какая она есть.

Однако если задуматься, то эзотерическая элитарность не имеет ничего общего с элитарностью социальной. Более того – Евангелие от Филлипа достаточно недвусмысленно говорит об этом – «Кто познал мир – нашел труп, кто нашел труп – мир недостоин его». Следовательно, гностическая элитарность «пневматиков» не имеет никакого отношения к материальному миру и власти в нем. Напротив – любое стремление к власти в материальном мире является признаком гилетической обусловленности, тогда как пневматик наслаждается символическим. Гностическая и эзотерическая «элитарность» имеет такое же отношение к тоталитарным системам, как исходная проповедь Иисуса – к кострам инквизиции.

Результат такого разнесения катастрофичен: с одной стороны – правильная, но напрочь обескровленная либеральная и либертарная идеология, полностью лишенная собственной поэтической и символической составляющей, на которой говорит душа, с другой – традиционализм всех видов, от «низкого» консерватизма обывателя, мечтающего о «железной руке», до «высокого» философского традиционализма-эзотеризма. Последний – вызывает настоящее восхищение своей поэтической и символической составляющей, но не выдерживает критики как социальная доктрина. В конечном счете, он идет в направлении, прямо противоположном развитию, а жертвами тоталитаризма становятся как раз пневматики (вспомним, что Гитлер уничтожил все эзотерические общества как в Германии, так и на завоеванных территориях).

Но хуже всего то, что до тех пор, пока существуют ложные соотношения эзотеризма и авторитарности с одной стороны, и либертарианства и материализма с другой, лишенный полноты символической жизни индивид скорее выберет второй вариант, который, по крайней мере, производит впечатление своей глубиной и не опускается до человеческих, слишком человеческих сентиментальностей. Уже сейчас многие уважаемые и очень достойные люди склоняются к различным моделям около-дугинской метафизики «эзотерической тирании». Это катастрофично, но при этом вполне объяснимо – другая, идеологическая сторона не позаботилась о том, чтобы предложить Человеку Особого Типа что-то большее, нежели формально декларируемые идеалы свободы.

Вместе с тем, совершенно очевидно, что в случае окончательной победы разного рода тираний, благородный и сакральный аспект будет выходить на первый план только в течение небольшого периода времени. Как было сказано выше – пневматику чуждо желание власти. Поэтому декларирующая на первых порах «эзотерические» идеалы тирания в итоге превращается в свою противоположность – в тотальную власть массы.

Тирания, как наиболее массовая и наиболее инстинктивная форма правления, последует по пути наименьшего сопротивления, став марионеткой, отыгрывающий коллективную проекцию масс. Очень показательно, что как бы красиво с религиозной точки зрения ни начинался нацизм (возрождение Язычества, новый Романтизм), уже на втором этапе его становления Розенберг со своими тремя «К» победил Вирта с его идеей сакральной женственности Жриц, а Гитлер во всеуслышание объявил, что «молодежи нужны стадионы, а не священные рощи». И это – не просто невезение, не «фатальная ошибка», как это позиционируют сторонники «эзотерического гитлеризма», это – единственная возможная закономерность развития тоталитарной системы в силу её структуры, психологии и связи с массовым сознанием, на которое оно на первых порах опирается и рабом которого в итоге становится.

В конечном счете, очень показательно, что весь «эзотерический» отдел СС протестовал против вторжения в СССР, видя в этом неизбежную гибель, однако когда в дело вступает большая политика, подогреваемая коллективной проекцией масс, никакие «оккультные корни» – даже если предположить, что они имели место в реальности (что спорно) – уже в расчет не принимаются.

Стефан Хёллер – это уникальный пример «эзотерического либертарианства», разрушающий эту систему ложных соотношений. И именно поэтому он крайне своевременен. К слову сказать, впервые с системой Хёллера меня познакомил выдающийся русский гностик и одновременно один из самых активных членов русского либертарианского движения Алекс Мома.

Хёллер делает очень важное дело: он нарушает эту навязываемую систему искусственных противопоставлений, которая низводит либеральный и либертарианский дискурс к скучному и демифологизированому позитивизму и рационализму, а все связанное с потаенным, священным и глубинным либо анатомируется фрейдизмом, либо вовсе отбрасывается как предрассудки и пережитки, либо связывается с тоталитарными силами.

С другой стороны, ситуация, при которой бытие человека уже практически сведено к его социальной функции, а «свобода» распространяется исключительно на заранее заботливо отведенный сектор – по настоящему невыносима. Ловушка, в которую загнало себя современное западное общество, заключается в том, что, несмотря на то, что идея единого «большого брата» классической тоталитарной модели успешно побеждена, в реальности были сформированы такие условия, что сами люди становятся друг для друга своего рода миниатюрной копией такого «большого брата». Достаточно посмотреть на тот театр абсурда, который регулярно разыгрывается в американских судах, чтобы в этом убедиться. Фактически американская модель застыла ровно на середине: формально утвердив идеал свободы высшим приоритетом, власть в Америке так и не осмелилась быть последовательной в следовании этому принципу.

В этой связи очень важно, что Хёллер, американский патриот и гностик, живя в Америке, имеет мужество указать на главную проблему американской системы, назвав одну из ключевых глав своей книги «Общество против личности в Америке».

В отличии от традиционалистов, Хёллер обращает свой взор не только назад – к древнему гностицизму, но и вперед, видя то, каким образом древние символы могут быть возрождены в современном обществе на новом витке его развития. Утверждая идеологию либертарианства, он обосновывает её как первичной проповедью свободы – проповедью Гностического Христа (не путать с Христом Ортодоксальным) так и современными открытиями Юнга, которые придают гностицизму новое измерение.

Свое исследование «Гностицизм» Хеллер (кстати, сам пострадавший от нацизма) начинает опровержением навязчивых позитивистких клише, пытающихся привязать гностическую ментальность к тираническому мистицизму. Эти позиции последовательно и бескомпромиссно опровергаются им раз за разом, так, чтобы в конечном итоге можно было бы построить формулу «Гностицизм примерно равен Либертарианству». Почему «примерно»? Да потому, что сам принцип либератрианского мышления исключает возможность каких-либо безусловных равенств.

Воскрешая гностическое наследие, Хёллер достаточно осторожен и разумен, и потому он не допускает бессознательного копирования древнего гностицизма. Хёллер подводит под древние символы новую базу, заимствуя ее элементы из учения Юнга, либертарианской доктрины и стадиологии Нойманна. Хёллер понимает, что необходимо не возвращение, но новый виток спирали, а уникальный синтез древних символов и мистерий, выражающих полноту жизни души, с современными научными и культурными доктринами. Именно здесь Юнг является важнейшей опорой Хёллеровской парадигмы.

В этой книге Хёллер фактически продолжает то, что начал делать Юнг, применяя психологический и даже психиатрический подход к социокультурным эгрегорам, следуя все той же герметической максиме: «что вверху, то и внизу». Хёллер использует принципы глубинной психологии в области политики. Впервые подобный подход предпринял еще Карл-Густав Юнг в своих эссе «О Вотане» и «Нераскрытая Самость», где он пытался осмыслить безумие, охватившее народы во время Второй мировой войны, с позиции глубинной психологии. Но если у Юнга это – лишь один экспрессионисткий мазок, указание направления для работы, то у Хёллера синтез глубинной психологии, политики и нового эзотеризма принимает вид последовательного и систематического исследования, превращающегося в очень своевременную парадигму.

К сожалению, Хёллер также не свободен от ошибок. В частности, на мой взгляд, большой ошибкой Хёллера является недооценка личности выдающегося Гностика и Мятежника Алистера Кроули, ставшего предметом ужаса пуритан всех мастей и знаменем метафизического нонконформизма. И если вклад Кроули в оккультную традицию достаточно исследован, то вопрос его влияния на культуру, в том числе на либерализацию и либертарианизацию культуры, все еще остается неизученным. А ведь именно примером Кроули вдохновлялись такие люди как Дэвид Боуи, Тимоти Лири, музыканты группы БИТЛЗ, даже поместившие его фото на один из своих альбомов. Эти люди реально стояли у истоков той духовной революции, которая ненадолго зажглась пламенем Люцифера в Америке шестидесятых. Пламя было затушено, но, несмотря ни на что, цель была достигнута.

К сожалению, Хёллер не понимает и того, до какой степени Кроули, будучи примером той самой «либертарианской эзотерики», является его союзником.

Другой ошибкой Хёллера, как мне представляется, является его преждевременный оптимизм, видимо, еще популярный в начале девяностых. Сейчас, когда с момента издания этой книги прошло уже около двадцати лет, мы можем видеть, насколько наивными и преждевременными были ожидания Хёллера, связанные с крушением тоталитарных систем. Россия вернулась пусть не к тоталитаризму, но к авторитаризму – который, хоть и является меньшим злом по сравнению с советской и царской Россией, но уже далеко уводит Россию от ее ориентации на западные ценности, которая была столь очевидной здесь тогда, в начале девяностых.

Этот оптимизм Хёллера противоречит его же гностическому пониманию «изначального несовершенство мира и его творца» – принципу, игнорированию которого Хёллер приписывает все проблемы современного общества.

При чтении текста иногда возникает ощущение, что сам Хёллер спорит внутри себя с самим собой, на практике проживая то, что он рекомендует читателю, как «осознанное вхождение в конфликт». Хёллер-гностик хорошо помнит страшные слова Юнга о том, что «К каждому благословению Бога-Солнца Дьявол добавляет свое проклятие» и знает об изначальном несовершенстве, но Хёллер-роматик, в свою очередь, очень хочет поверить, что на этот раз, благодаря безупречно сформулированному проекту Юнга по спасению Бога, произойдет реальное изменение культуры в сторону торжества осознанности.

К тому же, некоторая слабость Хёллера состоит в том, что он боится быть радикальным даже там, где это действительно необходимо. Очень многие достаточно очевидные выводы, которые следуют из его мыслей, Хёллер осторожно маскирует, дабы не спугнуть слишком деликатного читателя. Поэтому, изучая Хёллера, мы должны иметь мужество продолжать его мысль там, где он останавливается на полпути, будучи хоть и мятежным, но все-таки дитем своего политкорректного времени.

Одна из самых важных глав книги Стефана Хёллера посвящена анализу психологии Тирании на основе стадиологии – учения одного из самых талантливых учеников Юнга, Эриха Нойманна. И здесь Хёллер совершает своего рода небольшую интеллектуальную революцию. Традиционное сознание отождествляет авторитаризм и тоталитаризм с патриархатом и принципом «Великого Отца», однако интуиция Хёллера искусно прозревает не только куклу тоталитаризма, то есть тоталитарного лидера, но и истинного кукловода – Великую Мать. Именно Великая Мать, Венера из Минендорфа, представляет собой скрытый и наиболее могущественный принцип авторитарной диктатуры.

Хёллер прозревает главное: любая диктатура, по своей природе, прежде всего «биологична». Великая Мать превращает индивида исключительно в биологическую единицу, в некую часть коллективной матрицы. Хёллер опытным взглядом гностика прозревает чудовищную фигуру уороборической Матери за любым марионеточным диктатором, будь то учитель с указкой или тиран, подчинивший себе страну. Можно найти много подтверждений этого взгляда в современной мифологии, будь то фильм «Матрица» (на редкость точное название!) или образ ужасной матери из культового шедевра Алана Паркера «Стена».

Стремление назад, трусливое бегство от индивидуальности, мечта вернуться в утробу, к небытию – вот верный признак матриархального сознания. Матриархальность, которую высвечивает Хёллер, продолжая дело Эриха Нойманна, прямо противоположна подлинно женским архетипам, таким как Афина или Лилит. И Лилит, представляющая не включенную в закон сексуальность, сексуальность вне биологии, будь то просто сексуальность ради удовольствия, так осуждаемая пуританами, или же различные формы того, что обычно называют извращениями (заметим: извращением является лишь насилие), и Афина, представляющая идею зарождения индивидуального СоЗнания в женщине, враждебны Уороборической Матери, как то, что выводит за уороборический круг биологической обусловленности.

Любые патриархальные теократии патриархальны только внешне, внутри же мы видим подчинение одному и тому же Кругу Уоробороса.

Но Хёллер, однако, не говорит самого главного. Если трансгрессивный эрос есть то, что противостоит уороборической матери, как и трансгрессивное сознание, то все виды излишеств, которые он выдает за «необходимую плату за свободу», являются не платой, но благословением.

В любом случае, ценность данной работы Хёллера в том, что он задает правильный вектор: не назад, в утробу, но – вперед, в Космос. Этот вектор направлен не к отказу от сознания, но к транс-сознанию, для которого интеллект – один из инструментов. Он направлен не к детерминизму биологии, не назад в утробу (принцип, который провозглашается современными эко-феминистами), но к торжеству духа, преображающего материю. Таков итоговый посыл Хёллера.

Более того – великая заслуга автора состоит в том, что он – будучи гностиком и епископом Гностической церкви – не боится развивать гностицизм и не цепляется за устаревшие концепты, если они уже не действуют. В своем гнозисе он выходит за пределы гнозиса ортодоксального, утверждая важнейшую истину юнгианства – истину о спасении Бога. Если для древнего гностика было достаточным, познав «мир как труп», устремиться к освобождению от него, то для гностика современного это постижение – лишь первый этап Великого Делания. Второй этап – это так называемое «спасение Бога», то есть спасение Его своим сознанием, своим духом, своим достоинством и силой. Гностик Хёллера должен помочь слепому Демиургу прозреть, и единственным способом для этого является личное нисхождение в глубины бессознательного. В этом смысле Юнг, и вслед за ним Хёллер, являются совершенными еретиками духа вдвойне: как гностики, они – еретики по отношению к ортодоксии, но, даже изнутри гностицизма, Хёллер провозглашает самую пугающую и самую сокровенную ересь, о которой если и догадывались в древние времена, то говорили шепотом. Это – ересь о спасении Бога. Потому для нас – бунтарей, нонконформистов и еретиков, открытие Хёллера является ключевым в деле выстраивания своего собственного, неповторимого пути.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики