Мой Магистерий - Рубедо. Часть 2.

Мой Магистерий. Рубедо. Часть 2.

Фаллос и Ключ

Группа распалась. Все мы остались хорошими друзьями, собирались на квартирники, то есть концерты различных рок и бард исполнителей которые я организовывал дома.

Я слишком хорошо понимал, что оказался в тупике. Потому что для того, чтобы учится нужны единомышленники. Вначале я думал что вполне достаточно чтобы единомышленниками стали те кого я обучал на группе. Уча – учусь. Но правда в том что этого недостаточно. Нужны равные, то есть те чьи знания равны твоим. Нужны превосходящие, те на чьи знания вы хотите равняться.

Знать, желать, сметь и молчать. Четыре эзотерических слагаемых Сфинкса. Четыре формулы победы. Здесь было достаточно двух – Знания и Желания. Я делал все что мог. Я рассылал по всей стране бесплатные объявления в «Все для вас», предлагая всем интересующимся юнгианством, вступить со мной в переписку. Я посещал некоторые психологические тренинги, разных школ, но я был уже достаточно осознан чтобы понять что от истинного юнгианства все это было слишком далеко. 90 процентов психологий предлагают лишь розовый кич, и где бы я волею судьбы оказывался, это было так. Увы, в то время (2001 год) для провинции Интернет был абсолютной роскошью которую могли позволить себе только очень богатые, поэтому я не мог воспользоваться техникой.

Я злился бесполезности и тщетности своих усилий. Все бесполезно. Я не собирался отступать, но правда в том, что все мои усилия не приводили ни к чему.

А потом произошло маленькое чудо. Просто, в один прекрасный день, идя по электричке с газетами, продав последнюю я с размаху плюхнулся на ближайшее свободное сидение, достал из сумки свежекупленую книгу постъюнгианца Юджина Моника «Фаллос – священный мужской образ», и собираясь приступить к чтению остолбенел. Мужчина напротив меня, читал точно ТАКУЮ ЖЕ книгу. Книгу, тираж которой на всю Россию не более тысячи экземпляров, а на Москву приходится не больше сотни. Какова вероятность попасть не с темой (например он с Юнгом а я с Моником) не с серией, (например он бы читал другую книгу из этой весьма немаленькой серии) а с ТОЙ ЖЕ САМОЙ Книгой? Не более чем вероятность выиграть главный приз в лотерею, а возможно даже и менее, много менее. Как будто нечто высшее ставило акцент. Обрати внимание. Не пройди. Совпадение? Не слишком ли много совпадений уже было в моей жизни, чтобы отбросить это слово как бессмысленное и ничего не значащее.

Незадолго до этой встречи, я уже получил знак, когда размышляя о том, как хотелось бы получить ключ от древа познания, я споткнулся от звона железа под ногами и увидел ключ, рефлекторно подняв который я обнаружил надпись – «ЮНАГ». Конечно для кого-то без «А» синхрония была бы убедительнее, а так, может показаться что, это не более чем подгонка, всего лишь домысливание. Но когда даже с такой подгонкой, когда вселенная отвечает в такт мыслям о ключе, это уже само по себе производит впечатление. Сначала Ключ, потом «Фаллос». Юнг был всецело прав о едином источнике (психоиде) психики и материи. И более того – там, в этом психоиде есть очень мощные силы, в особом родстве с которыми мы находимся. «Человек и Бог – близнецы братья»,

Скептики не привыкшие верить в Богов и Архетипы, могут сказать, мол зачем эти намеки, синхронии, змеи, ключи, фаллосы? Явилась бы предо мной Лилит или Айвасс в теле, или хотя бы как призрак, и напрямую сказал бы, доказав до этого, приведя неизвестную до этого цитату из малознакомого античного философа, которую я точно не читал, но потом бы перепроверил в местной библиотеке, вот тогда мол уверую.

Но правда в том что ведь и является иногда. Только вот не всем это на пользу идет – люди с ума сходят, кричат о своем мессианстве, начинается бред, мания преследования, и кто такому поверит? И потом, не знаю, как сказать, но не я первый кто сравнит нашу жизнь с игрой. Шекспир, кстати, тоже не был первый – до него были индусы с их Лилой. А у игры есть Правила. Правила которые невозможно сформулировать, обозначить, и предсказать. Точнее мы можем знать лишь малый процент этих правил. А по этим правилам «выбивание чудесами», это что то вроде того, как если бы вы в сложной партии просто перевернули бы доску. Нечестно.

И потом если все знания и прозрения, дать просто на блюдечке с голубой каемочкой, кто же это оценит, кто поймет красоту, величие, таинство, ведь таинство суть разрешение прежде неразрешимого, конфликта, в интеллигибельном символе. А неразрешимость, безнадежность, бездну понюхать сперва надобно. Чтобы к таинству подняться нужно Воление, Дерзновение и Стремление. А если таинство сразу на блюдечке то превратятся кровь и плоть бога в черствый хлеб и прогорклое вино.

Итак Лилит мне давала ключ и Ветер послал «Фаллос». Свой ключик я конечно не упустил и за «Фаллос» крепко ухватился. «Да-да, конечно, я уже несколько лет изучаю парадигму Юнга», «буду рад встретиться и побеседовать», «может быть семинар», «конечно, я пишу статьи о Юнге пачками, готов участвовать в семинаре», «давайте обменяемся телефонами, специалистов в этой области увы не найти», «конечно же давайте».

Вот только… статей я по Юнгу еще не написал ни одной. Лекции – да, отдельные фрагменты по Аниме и Тени – да. А тут то речь шла о Эксперте с большой буквы, как я выяснил, мой собеседник, державший в руках как и я Фаллос Юджина Моника, был профессиональным психиатром, который использует методы Юнга для того чтобы вытаскивать шизофреников… И успешно это делал. Вот это ввязался! Но интересно, о Господи, как же интересно!! Ведь не случайно Лилит с книжечкой послала, ох не случайно. Значит шанс, значит мысль, значит долгожданный успех.

Почему Лилит благоволила ко мне? Наверно потому что я не сомневался. Я просто шел зная что это невозможно, но мне было все равно. «Сильный загорелый жнец скосил свое поле и возрадовался. Умный человек оценил свои силы, примерился, понял, что не одолеет, и опечалился. Так жни и радуйся!» Тогда я еще не читал этого текста, но всегда жил так, как будто это было моим девизом. Невозможно? Может быть. Но почему бы не попробовать. Упал? А если еще раз? Провал. А если подойти с другой стороны? Главное – не быть пассивным «сыном своей матери», не быть тем кто плывет по жизни от кочки к кочке. Главное – действие. Здесь даже не важно добиваетесь вы своей цели или нет, даже проиграть, казаться опозоренным, разгромленным наголову лучше, чем не вступить в схватку. Потому что в первом случае, во внутреннем, тайном храме пред Ликом Лилит, можно сказать – я сделал все возможное. И продолжаю делать, ибо любой крах неокончателен, если вы еще живы. Это так очевидно, но вместе с тем, эту очевидную истину невозможно узнать извне. С ней надо родиться, её нужно родить. Люди понимают сложнейшие идеи и сплетения идей, но эту простую истину понять не способны.

После встречи, в преддверии совместных собраний стало ясно – теперь просто читать недостаточно. Надо учиться писать. Надо учиться выражать свои мысли. Научится без учителей, учебного плана и структуры, ибо взять её негде. Здесь только Ветер и Лилит в помощь. Но нужно ли Больше?

Очень скоро, после этой чудесной встречи мы организовали регулярные форумы. «Селятинская группа» стала первой серьёзной проверкой моих притязаний на интеллектуала.

Вначале, мои работы были всего лишь схематичным изображением базовых понятий и концепций Юнга. В моих первых эссе ровным счетом не было ничего «своего», все из чего они состояли это из игры цитатами, из Юнга которыми же доказывалась правота Юнга. А потом, постепенно я начал учится понимать. И чем больше я писал, тем лучше и точнее получалось выразить мысль.

Я начал писать не особо надеясь на что-либо. Просто потому, что пришел сигнал из центра. Просто потому что пора. Это очень важно – просто следовать импульсу не задавая лишних вопросов. И не думая о том что это невозможно. «Жни и радуйся». Этого и хочет от тех немногих, видящих и помнящих Лилит и Ветер.

С нашего первого собрания, где моя работа про тень неожиданно для меня прошла на ура, я понял что вышел на другой уровень. Работа познания началась в связи с источником. Лилит. Понимаю, каким безумием это может показаться, но я чувствовал что она посылала мне книги, фильмы, знаки, именно те какие были наиболее актуальны, просто как ответ на мои мысли. Безошибочно. Так словно стреляя вслепуя я пять раз попал в десятку не зная где она находится.

Это может выглядеть по-разному. Например, начиналась цепочка синхроний связанных с определенным автором. Вдруг, словно по мановению волшебной палочки, люди моего круга общения, связанные друг с другом, вдруг начинали упоминать какого то важного философа или писателя, о котором до этого я не разу ни слышал. Сначала один, потом случайно в совсем другом сообществе другой, потом этот же философ упоминается в фантастике, которая взята прочитать по совету третьего друга, так что мне становится ясно, что именно этого философа я должен прочитать.

Или иначе. Сигнал из центра. Интуиция. Просто несколько часов бродишь в книжном магазине, от книги к книге и вдруг сигнал – сигнал чем то похожий на легкий удар током – ВОТ ОНО. ОНО может быть сложным философским трактатом или на первый взгляд пустяковым блокбастером, в котором, в конце концов окажется важная цитата, упоминание, или просто красивый символический образ, который дает ответ на вопрос который до сих пор казался неразрешимым.

Начался осознанный сбор информации. Книги. Фильмы. Музыка. Мысли. По крупице, по кусочку, по фрагменту я собирал свой замок, не подозревая что и для кого идет это строительство. Точнее подозревал. Имя Лилит, открылось мне уже тогда.

Многогранные

А еще, Лилит посылала мне нужных людей. То есть тех людей от которых я мог научится. В башне Иванова таких называли «многогранными». Людей живущих в СВОЕМ Тоннеле реальности. Людей не отдавшим свое Копье Исаис Черной. Тех кому удалось стать собою.

Первым из многогранных в моей жизни появился Смит, он же Михаил Огарев. Те кто нас хорошо знают, удивлялись нашей дружбе. Редкий случай, когда абсолютные противоположности становятся лучшими друзьями. Именно ему я обязан обретением того, совершенно особенного переживания слова, образа, мысли.

Я – крайний, даже радикальный экстраверт – ценитель больших компаний, когда в одной квартире набивается по тридцать человек, за одной гитарой. Смит – интроверт до крайности, добровольно ограничивший свое взаимодействие с миром до двух человек, одним из которых был я. Я – гедонист, ценитель всей радостей жизни, бросающийся в мир удовольствий как в омут. Он – аскет, принципиально устранившийся от мира. Я – тот кто прыгает в бездну наугад. Не оглядываясь и не рассчитывая сил. Он – предпочитает быть осторожным даже при переходе мелкого ручья.

Мой символ – джокер, его – шахматный король. Наконец, я, сторонник искусства символа, того самого элитарного искусства, что связует избранные души с Источником, тогда как он верит, что высшая форма поэзии чистые эмоции, «Кровью чувств ласкать чужие души». Я за Бродского – он за Есенина, я за Эпикура он за Сенеку. Наконец, я люто ненавижу любую социальность в искусстве, если она не приправлена хотя бы минимальным символизмом, тогда как для него социальность, «связь с землей», именно то что наиболее ценимо в искусстве. И это при его уединении. И это при моей экстраверсии.

Но именно встреча противоположностей, их столкновение, постоянное «испытание» друг друга, может стать тем что ведет наверх. То что врывает границы ограниченной идентичности. Невозможно перейти на другой уровень в мире своих подобий и теней. Поляризация – условие для появления энергии.

Долгими зимними, осенними и летними вечерами в котельной, за славной бутылочкой водки мы говорили обо всем, от житейских парадоксов до сложных философских систем. Раз за разом, каждые пять дней приходил я на его ночное дежурство уходя под утро.

Главным достоинством Смита было и остается способность к неожиданному, нестандартному взгляду. Там где для меня были только плюс и минус, Смит мог различать тысячи тончайших нюансов и граней. Там где я спешил отгородиться от прочитанного, с худшим для меня диагнозом «пуританство», Смит не будучи пуританином, находил интересный танец мыслей, характеров, парадоксов. И постепенное понимание этих нюансов-ступенек стало для меня важнейшим преодолением своих привычных ложных противоречий. И постепенно, формировалась эта культура восприятия, это чувство граней.

Смит – человек искусства с большой буквы. Именно общение с ним, научило меня на настоящему чувствовать и понимать литературу, хотя в литературе – о парадокс, нам редко удавалось найти точки соприкосновения. Но если такие точки находились – книга могла обсуждаться, день, неделю, месяц, одно стихотворение обрастало ассоциациями, интонациями прочтения, гранями. Можно было взять два варианта исполнения наших любимых стихов Губанова «Я беру кривоногое лето коня» и обсуждать их различия, акценты часами, возвращаясь к этому несколько встреч подряд.

Смит открыл мне аристократизм бардовской культуры. До этого я не любил бардов. Точнее я, как и абсолютное большинство тех, кто слышал слово «бард», просто не знал о настоящей бардовской песне, и не любил безвкусный сентиментальный симулякр, романтического пафоса большинства КСП. Смит легко показал мне что такое настоящие барды.

В наших разговорах, я часто с некоторой иронией противопоставлял страсть и индивидуальную волю к жизни русского рока, и бардовскую сентиментальность и коллективность. И в один прекрасный момент ему это надоело. И, прекрасно зная, мое отношение к НЕЙ Смит поставил всего одну песню. Александр Бережков «Лилит». На стихи Набокова. И что вы ТЕПЕРЬ скажете, Атон? Сказать было нечего. Симулякр из навязчивых ассоциаций походной романтики «голов с крылышками» (1) раз и навсегда разрушились. Все что я мог – это попросить сделать мне подборку настоящих Бардов. Бардов аристократов.

«Одиссея». Шедевр из шедевров, Александра Мирзаяна, барда о котором сейчас помнят немногие, а говорят и вовсе никто. И сейчас «Одиссея» кажется мне одним из лучших по своему величию и трагизму шедевром своего жанра. Тогда же, когда впервые Смит поставил её на стареньком кассетном магнитофоне моему потрясению не было границ.

Неужели мы последние!? Последними кому были доступны грани и нюансы. Кто сейчас, способен восхититься удивительным сочетанием возвышенной мифологии и банальных, даже грубоватых деталей «как пахло в паху деревянном коня», переходящее в одну из высочайших мистерий одиночества? Где, хоть на одном форуме, хоть в одной компании, обсуждается красота «Одиссеи» Мирзаяна? И Кто мог бы упиваться двумя разными настроями исполнения одного стиха у Котчеткова и Бережкова?

Неужели мы со Смитом, последние из тех кто не пил ядовитой воды современности. Кто, каждый по своему, держал оборону. Я, тот кто хоть и бросаясь в омут жизни оставаясь влюблен в дух, и переплавляя свинец страстей в золото мысли. И он – абсолютный аскет анахорет, люто ненавидящий религию как «худшее из зол придуманное человечеством», но в самом тайном углу души очарованный непонятной и чуждой ему стихией жизни.

Я возвращался к себе. До знакомства со Смитом – нелепая двусмысленность владела моим разумом. С одной стороны – вертикальный вектор, воля к познанию. А с другой, глупая и никчемная попытка приспособится под общие правила игры, которая по капле выдавливалась за нашими неспешными посиделками в уютной комнате старой котельной.

А потом появилась Елена. Женщина как вихрь ворвавшаяся в мою жизнь, точно свежий Ветер. Художница, эстет, человек высочайшего уровня понимания, а самое главное – одна из немногих, кто принадлежала к ТОМУ миру, миру духа которому я интуитивно наследовал в этом окружающем мире, явно сошедшем с ума.

Фаворитом её я был недолго – меньше пары месяцев. Посланницы Лилит не прощают ошибок, а я сразу не понял с кем имею дело. Потом мы продолжали общаться, но к моему сожалению дальнейшая надежда на восстановление отношений исчезла. Если Смиту я обязан пониманием Логоса, то Ей, восхитительной, блистательной Елене – тончайшим пониманием жизни, в её наиболее сокрытых для меня гранях. ТОЙ жизни, жизни от которой уже сейчас остались одинокие осколки, а скоро не останется и памяти.

Странное дело – и Смит и Елена, пророчили мне будущее. Они – Титаны, а я всего лишь ученик, ртуть играющая между Солнцем логоса и Луной эроса. И каждый из них говорил что я смогу зайти дальше их. Мне было дико лестно, но я не мог понять о чем это, где и как. А потом понял. Моя сила была в том, что я мог понять и Смита и Елену. А они при всем желании, находясь на разных полюсах бытия, понять друг друга не могли. Потому что уже тогда, я был Магом, ртутью играющей, что могла наполнить любой сосуд.

Круг Хельги

А что же в мире? Как я уже сказал, я начал реализовывать себя, организуя концерты. Иногда, чтобы послушать известного автора, в одной комнате набивалось больше тридцати человек, так что было невозможно пошевелиться. Мне нравилась эта стихия. Шум, энергия, музыка, затем интересная беседа с музыкантами. С ТЕМИ музыкантами, ТОГО, безнадежно оставленного позади мира. Пообщаться не просто чтобы польстить себе, но чтобы впитать какой то осколок их бытия, их видения, взять еще одну грань.

Мне везло. Про одних музыкантов говорили что их невозможно пригласить, и они приезжали. Пытайся, пытайся, и главное не бойся.

Но не смотря на все мои усилия, мне не удавалось создать что то вроде единого круга общения. Я хотел создать что то вроде центра духа, последних мыслящих. Одни приходили на квартирники, другие – на регулярные просмотры Арт Кино, третьи на психологические посиделки, где мы, уже не на что особо не претендуя, анализировали друг другу сны.

Но единой картины не получалось. Многогранные – и Смит и Елена, предпочитали держаться подальше от больших компаний, а большинство из тех кто приходил на Концерты, едва ли могли быть полезны для меня в плане расширения мысли. В самых разных направлениях, у меня были хорошие друзья, но собирать их в одну компанию вне квартирника было невозможно – слишком велика разница жизненных ценностей. Поэтому «элитного клуба» не получалось при всем желании.

Хотя мне и удавалась организаторская деятельность – я очень четко осознавал – по своей природе я – не лидер. Я идеальный второй номер. Для лидера мне всегда не хватало какого-то маленького качества, которое нужно проявить когда смотришь человеку в глаза и говоришь нет, не испытывая при этом боли. Все остальное – энтузиазм, активность, заразительность идеи у меня было. Но не это. Марс для меня был и остается запретен, единственная из планет. Потому выступать с позиции «первого номера», для меня был тяжкий крест, который мне приходилось брать просто потому что «если не я то кто». Поэтому круга не получалось.

Но «номер первый» - непререкаемый лидер круга все-таки появился. Это была Хэлгэ. Еще много лет назад, не будучи представленными друг другу, я увидел её на местных Интеллектуальных Игрищах, клуба «Что Где Когда» и почему то сразу понял – «она – из наших». Что значит «из наших», тогда я еще не понимал, да и она не спешила идти со мной на контакт.

Вначале она меня недолюбливала. Видимо не принимала всерьез. Я доказывал. Для Хэлге, неважно как ты убедительно доказываешь, если ты доказываешь, ты не имеешь. Но потом, когда к моей радости, она стала захаживать в гости, и хоть и у меня, но вокруг нее стал формироваться круг.

О Хэлгэ нужно сказать особо, потому что при всех её недостатках, она действительно «из наших». Она – кто в свое время проехала всю Россию насквозь автостопом, она – кто каким то непостижимым образом, при этом была куда образованнее, чем большинство тогда известных мне людей (выносим Смита и Елену за скобки) и всегда могла серьезно поддержать тему, о каком-нибудь малоизвестном писателе или философе. Совершенно знание внутренней жизни всех возможных субкультур от хиппи до Панков.

Аристократ. Кровь. Правы те кто говорят что кровь решает если не все, то очень многое. Не раз она с гордостью рассказывала о том, как её бабушка дворянка, чтобы выжить, охмурила какого то комсомольского вожака, а после, согласно семейной легенде, отправила его в могилу.

Но Хэлгэ – человек парадокс. Непостижимо как в одном человеке уживалось эта серьезнейшая глубина не просто знания, но понимание, образов, символов, иначе говоря врожденное чувство красоты, и при этом, гипертрофированная склонность к едкой иронии, высмеиванию всего, даже того что дорого для самой, порой переходящая в какой то махровый цинизм.

Но Парадокс – это то что питает личность. А Хэлгэ несомненно была Личностью с большой буквы. И, порой ужасаясь, её склонности к современным веяниям, иначе говоря веяниям вырождения, от «кащенизма» и специфического жаргона современного Интернета, все то что я, воспитанник Смита и Елены люто ненавидел, вопреки своей воле, я не мог не восхититься той глубине, которую Хэлгэ лишь иногда, как бы нехотя приоткрывала. Это не была проекция, многие из тех кто знал её так же изумлялись этому ужасающему противоречию. Аристократ. И в то же время, слишком «человек своего времени». Её яд этого времени уже отравил.

Кажется, что не смотря на свою силу, и природную стать лидера, она гораздо уязвимее чем я. Об этом говорила её типичная превентивная защита – я осмею все святое для меня, чтобы случайно этого не сделали вы. Хэлгэ никогда, или почти никогда не объясняла своей позиции. Это есть, значит это есть. Точка. Если доказываете – значит сомневаетесь.

Постепенно, пока мы из случайных знакомых становились хорошими приятелями, мне стало известно что Хэльгэ – Маг. Надо сказать, что это была первая встреча с серьезным практикующим Магом, и в некотором смысле она оказалась судьбоностной.

Очень уж неохотно рассказывала о себе Хэлгэ. Поэтому даже первый скепсис который возник, как то не хотелось высказывать. А скепсис вначале все таки был. Однако то, что один из самых образованных людей, кого я знал, и пожалуй самый яркий персонаж калужского андеграунда, была магом, уже на свой лад убеждало меня, что за этим отнють не фантазии.

Как и про всякого незаурядного человека, и уж тем более действующего Мага, про Хэлгэ ходили слухи один другого фантастичнее. Одни говорили что она легко с помощью магии убила своего врага, другие – что убийство произошло не с помощью магии, а с помощью ножа, когда какой то пьяный гопник попытался её изнасиловать. О её магических корнях так же ходили легенды, предполагали даже что она обучалась у самой К. (абсолютно легендарная фигура чье имя лучше не упоминать) из Питера, хотя как я узнал впоследствии слух был несколько преувеличен.

Где один маг, там и два, где два там и пять. Постепенно, именно вокруг Хельги стал формироваться особый круг, в котором я, не смотря на то что именно у меня он собирался, первые пару лет оставался на периферии. Хэлгэ охотно говорила о музыке (за исключением того что она тщательно скрывала) литературе, поэзии и всем о чем было принято говорить вокруг меня. Но было ясно, что основное, чем живет она, оставалось от меня скрыто. Даже потом, став равными, я абсолютно уверен, что она открыла лишь меньшую половину своих знаний.

Типичная сцена того времени – одни мои друзья сидят в комнате, а «круг Хэльгэ», заперлись на кухне по своим делам.

Постепенно, из обрывков фраз, намеков и упоминаний, у меня и у остальных, выстраивается цельная картина. Оказывается они оккупировали мою кухню не просто так. У них – магическая война с другой группой магов из другого города.

Мои друзья в основном скептичны и недоверчивы к возможности «магических войн», я поначалу, пожалуй тоже. Впрочем, к моему скепсису следует добавить уточняющее «почти» ибо моего жизненного опыта (с кундалини, ключами, и прочими синхрониями) было вполне достаточно, чтобы поостеречься делать какие-либо утверждения в духе «это невозможно». Я всего лишь исследователь, я всего лишь наблюдатель – эту позицию я культивировал в себе.

Во мне боролось два чувства – любопытство, к этому, странному миру магов, и в то же время естественный скепсис. Магия возможна? Может быть да, может быть нет. Но все-таки скорей всего нет. Одно дело – когда архетипы проявляются сами, или в результате духовной практики, как благодать. Другое – поверить что возможно самостоятельно по своему желанию, задействовать архитепические силы на утилитарные нужды, и тем более на борьбу с врагами. Невозможно. Или все-таки…

Скепсис рухнул в одночасье. В этот вечер все было как обычно, основная компания пила пиво в комнате, маги занимались своими делами на кухне, вдруг неожиданно, дверь кухни открылась и оттуда буквально вываливается Бледный как смерть, один из магов круга Хэлгэ. Все что мне удалось от него получить это фраза «Похоже нас пробили». Действительно на нашего друга было жутко смотреть, что произвело впечатление на собравшихся, хотя для меня, само по себе это ничего не доказывало – в конце концов, самовнушение или встреча со своим же бессознательным, может привести и не к тому. Знаем – бывали, знаем – нюхали.

Настоящее удивление наступило, через полчаса, когда из очередного странствия приехала сама Хэлгэ. Первое с чем она, (выглядящая не намного лучше его) накинулась на своих это со словами «Мать вашу вы что оборону не держите», после чего сказала что почувствовала сильный магический удар из за которого у нее чуть было не открылась язва желудка.

Вот здесь я впервые понял, что происходящее у меня на кухне достаточно серьезно и непредсказуемо, но самое главное – чертовски интересно. Это первое, еще только смутное понимание, что Магия – это не досужий вымысел архаичной ментальности и не проекция своих фантазий о всемогуществе мысли. Магия реальна. И зная некие алгоритмы можно воздействовать на события этой жизни и мир вокруг нас.

На все просьбы научить магии, которая стала для меня куда более реальной и объективной после увиденного Хэлгэ отвечала однозначным отказом. Аргументация могла быть разной, но в основном я слышал уже изрядно навязшие в зубах фразы «ты просто не можешь быть магом», или «мозги сгорят» и «ты мне еще живой нужен». Непонятно почему, Хэлгэ, и под её, как неоспоримого лидера круга, влиянием остальные, была однозначно убеждена что никаких способностей к магии даже потенциально у меня нет, и любое вхождение в мир магии, закончится быстрым безумием и «сжиганием мозгов».

Время показало, что даже маги уровня Хэлгэ иногда ошибаются. А тогда, все что мне оставалось, это прислушиваться к их разговорам, надеясь из обрывков фраз выстроить хотя бы приблизительную картину, и затем, экспериментально проверить её на опыте. Как так «мозги расплавятся». Это же Я!

Конечно читатель может упрекнуть меня в легковерности, и предположить что все увиденное было не более чем эффектным спектаклем, рассчитанный на легковерных зрителей дабы произвести впечатление и поставить себя выше остальных. Однако, есть один факт, который напрочь отбрасывает этот вариант. Я лично, со своего ФИДО адреса, посылал сообщение, где один из наших, объяснял ситуацию «одному из ихних», и я лично видел множество сообщений в сети касающихся этого противостояния – отголоски этого конфликта до и после этого не раз всплывали в одной из эхо-конференций. К сожалению документы не сохранились, но здесь память меня не обманывает.

Поразившим меня обстоятельством было и то состояние абсолютной телепатической связи, которую установила между собой пятерка магов между собой, с центром в Хэлгэ, так что даже в свою отсутствие она могла координировать их действия и удар который они «пропустили» мгновенно пришелся по её здоровью. Это событие само по себе существенно скорректировало мое отношение к Магии и пожалуй сделало готовым принимать откровение.

Похоже Лилит, каким то образом готовило мое личное вхождение в мир Магии. Все это – появление в нашей компании группы Магов, кухня, после которой к счастью наши «воины» быстро восстановились, и судя по всему, впоследствии, все таки доставили противникам немалые проблемы.

Каждый из Магов пятерки принадлежал к своему Каналу. Скандинавия, кельтика, славянское язычество, ДЕИР и некоторые другие, более секретные каналы от информации о которых меня предпочитали держать подальше. Как я узнал, невозможно работать с несколькими каналами, но в отличии от «верующих» посвященные в разные традиции и системы, обычно дружны между собой, если только вражда не начинается по личным, не зависящим от идеологии причинам, как это было в данном случае, с неизвестными мне Магами.

Но видят боги, как же наивны были мои первые представления о магии, сколь же преувеличенной была фантазия о возможном «всемогуществе» которое может дать овладение правильными техниками. Гораздо позднее, пройдя ряд жестоких уроков, я усвоил, что истинная магия, которой и учил Кроули, есть магия Великого Делания, то есть то самое строительство внутреннего замка, и постепенная очистка души своей от власти архонтов.

Все эффекты, все чудеса, все, чем даже средней руки энергет может покорить профана, который будет считать его чудотворцем – не более чем фокусы, за которые к тому же потом приходится сурово расплачиваться. Ибо, как говорят посвященные «с помощью магии вы можете получить все, если готовы отдать за это нечто равноценное». Тогда я этого не знал. И, на первой степени, после Реального Посвящения, почувствовав себя Магом, мне пришлось жестко расплачиваться за свои иллюзии.

Зов

В тот день, а точнее, в ту ночь я привычно шел домой от Смита. Неспешная, благородная беседа, в которой два интеллектуала могут говорить о своем, продолжалась около трех часов и закончилась в моих размышлениях, коим я предавался, идя по городу.

Было поздно, я шел маршрутом, которым ходил уже не один год, и мысли мои плавно уходили в глубину воспоминаний. Они появлялись перед моим внутренним взором одно за другим, и я как будто заново осознавал, что все происходящее в моей жизни не случайно, а подчиняется неведомому мне алгоритму, который я, будучи всего лишь человеком, не могу постичь.

Случайные встречи, случайные события, случайные знакомства, случайные совпадения… И раз за разом – все выше все тоньше, все ближе. Но к чему? Я хорошо помнил, как после нигредо, я заново выстаивал себя и свой мир. Во имя чего?

С тех пор боги молчали. Я не испытывал ни головокружительных взлетов на вершину духа, ни падений во мрак нигредо, все это время лишь шла упорная работа, целью которой было одно – стать тем, кем я хочу.

Боги молчали? «Какая глупость!» - подумал я. Разве глас богов слышен только в раскатах грома и всполохах молний, экстазах и падениях? Разве то, что происходит вокруг меня, не является большим доказательством самого активного участия Богов в моей жизни? По их воле, я вышел на круг юнгианских аналитиков, участие в котором стало главным стимулом интеллектуальной работы.

А с каким юмором обставили Боги нашу первую встречу! Фаллос и ключ, ключ и фаллос – и на все шли свои синхронии, на все давались свои знаки. А дальше – словно поток подхватил меня, и вот уже я оказался автором весьма интересного исследования своих сновидений, которое оказывается весьма поучительным.

А Елена? Художница, брошенная в этот забытый богами город, волею судьбы. Одна из немногих, кто действительно несла в себе искру титанов. Разве не даром Лилит было то, что я на целых три месяца оказался её фаворитом.

Никогда не забывать, кем я был! Никогда не забывать, кем я стал! Эти два правила – основа моего мировоззрения, следование которым не раз спасало меня от суровых капканов на пути. Я помню, Госпожа, очень хорошо помню. Помню свинцовый туман, который окружал меня с того момента, как я осознал себя. Помню плебейство, в котором я вырос и впитал с молоком матери. Эта память спасает меня от той поверхностности, которая свойственна многим «вырвавшимся». Я знаю, что дамоклов меч генов висит надо мной и поныне. Конский волос давно порвался, и лишь невидимая рука твоя, Лилит, удерживает этот меч. Верую. Верую во Лилит и Ветер!

И пока моя воля едина с Твоей, Лилит, владычица моя, мне не смогут повредить и тысячи мечей, но если ты отринешь свою руку, хватит и одной тонкой иглы, чтобы сразить меня насмерть.

Я вдруг подумал, что теперь, здесь и сейчас я достиг всего что я мог мечтать. Я наверху. В верхней точке своего пути. Больше мне ничего не может быть открыто, ибо больше нечего открывать. Лучших людей я смог собрать вокруг себя в этом городе. Лучшие авторы приезжали ко мне давать концерты. Лучшие книги были прочитаны.

Финиш. Вершина. Теперь – задача удержаться, не пасть в плебейство, в которое был рожден я и которое, словно «жало в плоть». Размышляя, таким образом, я вдруг почувствовал чувство присутствия иного, непостижимого, рядом со мной, во мне, здесь, сейчас. Чувство некогда ставшее привычным, а после, казалось навсегда, ушедшее из моей жизни.

Я, находившийся в конкретной точке времени и пространства, ощутил вдруг взрыв, разрушивший границы. Это было возвращение богов, которые приходили когда-то и сейчас решили появиться вновь.

То, о чем я размышлял секунду назад, стало живым переживанием. Живая истина, точно электричество, пронизывала мое тело и дух. Вся моя жизнь – это не хаос, в котором разные элементы, без системы притягиваемые друг к другу. Моя жизнь – это единый узор, картина, которую вселенская художница любовно выводит в материи, прокладывая вектор жизни моей. В обычном состоянии сознания я вижу лишь фрагмент, мазок, и как же смешны претензии на понимание смысла и цели этого эпизода-мазка, который на самом деле лишь атом в огромном произведении искусства! Моя жизнь – её произведение. Произведение, которое рисуется не из каких-то «высших идеалов и смыслов», но исключительно из любви к красоте. Моя жизнь только тем и отличается от других жизней, что её «рисует» ОНА. Лилит!

В искусстве нет иных смыслов, кроме красоты, и я понял, что моя жизнь по настоящему красива, но красива, только если увидеть её извне, вне материальной плоскости, сверху, с пятого измерения. Это красота – вовсе не красота моего я или даже моего подсознания, которое на самом деле набито тараканами, демонами, занозами и еще много чем, а красота ЕЁ узора, её замысла, который реализуется через меня, и посредством меня. Даже демоны, тараканы, занозы красивы, как элементы черного и коричневого могут быть естественно включены в композицию картины, её целостность.

Во мне вибрировало имя вселенской художницы – Лилит! Это имя я знал давно, интеллектуально полностью принимая её сторону в столкновении с Иалдабаофом, но сейчас я узнал её лично. В три часа ночи, на темной улице, убежденный в том что смог достичь всего что только мог, шел домой, не подозревая, какой скачек на пути приготовила мне моя Госпожа Лилит.

Пишу и вместе с тем осознаю свое бессилие передать хотя бы примерно, то, что со мной происходило в ту ночь. Увидеть свою жизнь со стороны, как произведение искусства (вместе с тем не получить ясновидения или знания будущего), увидеть то настроение, с которым она «рисуется» свыше, можно ли найти слова, чтобы передать это?

Путь домой окончен. Я открываю дверь квартиры, которую уже полгода снимаю у хорошего друга, и начинаю подготовку ко сну. Рядом – Александра, моя любовница вот уж два месяца. Недолго, ох недолго нам быть вместе. Я понял это в тот вечер, когда сам К.А.- талантливейший поэт, поэт от бога, вернее, Богини, посетил мой дом. А ты, Сашенька, не смогла даже увидеть величие этого мгновения. Для тебя он был лишь высокопарный сноб, ты, конечно, попыталась скрыть свои мысли, но разве от меня можно что-нибудь скрыть? Я видел твое лицо в этот день, и оно даже близко не выражало торжества мгновения. Язычница по духу, ты – прекрасный подарок мне на пути, но увы, сейчас я знаю, что рано или поздно и, скорей всего, очень скоро нам придется расстаться. Но я не хочу спешить, еще не время.

Завтра. Надо сделать хоть что-то, чтобы стать ближе к Лилит. Восславить её всей силой своей души. Если бы нечто подобное произошло со мной сейчас, или хотя бы через год позже, я просто написал бы ритуал во славу её. Но тогда я не знал о искусстве ритуальной работы. Маги о которых шла речь в прошлой главе оберегали свои секреты, яко сокол свое гнездо, да и все что делали они, все больше сводилось к энергетике а не бхати.

Поэтому все до чего я додумался, это было решение погрузиться в изучение всего что касается Лилит. Интернет у меня подключен, и на следующий день я приступил к поиску, введя в поисковики имя моей Госпожи.

Стихи, статьи, материалы, сколько всего мне пришлось прочитать в ближайшие три дня! Иногда попадалась откровенная пошлость – от названия фирм, до сайта лесбиянок. Но открывались и подлинные сокровища, одним из которых, была поразившая меня в самое сердца статья «Лилит фон Сириус». Я оценил красоту этой исповеди, но все еще не мог понять её.

Среди всего, я нахожу любопытный ресурс, хозяин которого – Николай Доля, собрал все, что было написано о Лилит когда-либо в истории. Являются ли авторы сторонниками либо противниками Лилит – какая разница, ведь и те, и другие все равно с ней связаны неразрывной кровной нитью.

Меня заинтересовал этот сайт, я почувствовал хорошо знакомый «щелчок», по которому начал изучать все материалы сайта Николая. И именно здесь я впервые встречаю фамилию известного американского философа Роберта Антона Уилсона, и следуя импульсу подсознания, начинаю их изучить.

Под впечатлением от прочитанного в ту же неделю в Москве я приобрел все книги Уилсона, которые только можно достать. Я начал изучать «Космический триггер» - автобиографическую работу Уилсона, где он рассказывает историю своей жизни, поверить в которую тот, кто не имел трансперсональных переживаний, вряд ли сможет. Но я, пройдя опыт кундалини, не верю но знаю – это правда! Уилсон приводил меня во все большее восхищение – рассказывая о столь личных и пугающих вещах, он оставался настоящим интеллектуалом, воздерживаясь от пафоса, эмоционирования и непомерных метафизических претензий, которые так претят у большинства эзотериков.

Уилсон рассказывает свой путь – путь мятежника, соратника Тимоти Лири, открывшего миру психоделики и верящего, в то, что возможность открыть дверь сможет преобразить животных в богов, и поверили, что, приняв ЛСД, раб станет свободным.

Я любил шестидесятые. Время вулканической, страстной, неистовой энергии разрушающей границы и преграды. Но даже я понимал что крах шестидесятых в масштабе истории был неизбежен. Но достижения мятежников не прошли даром, и ныне те немногие, кто жаждут свободы, знают, где её искать.

Уилсон и Лири, в итоге, отказались от психоделиков и стали искать новые пути открытия высших контуров эволюции сознания. Именно здесь Уилсон и упоминает Кроули как одного из главных прогрессоров человечества, чьи ритуалы, медитации и святые книги есть открытая дверь для тех, кто имеет дерзость войти.

До этого момента я ошибочно считал Кроули лишь одним из основателей сатанизма. Сатанизм всегда вызывал у меня симпатию своим мятежом против законов мира, и немного раньше, я даже с уважением переписывался с главным идеологом сатанизма в России – Варраксом. (позднее я полностью разочаровался в этом человеке) Однако отдавая дань уважения мятежу, я слишком хорошо понимал, сколь ограничена такая позиция. Признает то сатанист или нет, но поднимая на знамя другую сторону христианской религии, её «антибога», тем не менее, остается связан с христианством, пусть даже через ненависть, сколько бы он сам этого не отрицал. И судьба Варракса, ушедшего от сатанизма к фашизму, не смотря на формальное утверждение что «Сатана это свобода», его нелепая мечта о тоталитаризме, стало для меня подтверждением, святой истины Юнгианства, что любая односторонняя позиция, в конце концов будет сокрушена своей противоположностью.

Но как оказалось с первых же строк, сатанизм, приписываемый Кроули, не более чем миф, созданный слепыми эмоциями непосвященных, и самим Кроули, дабы отвадить тех кто смотрит по верхам. Всё, в том числе и титул Кроули Зверь 666, имело гораздо более тонкий и возвышенный смысл, нежели простое противоборство.

Здесь мне открылась первая параллель с Юновским взглядом на «совпадение противоположностей». И в «Психологии и алхимии» и в «Таинстве воссоединения» Юнг аккуратно проводит идею теснейшего родства Христа и Антихриста рожденных из одного источника. И после всего этого, каким прорывом было для меня читать строки Кроули: «Сатана, Древний Змий, пресмыкающийся в Преисподней, в озере Огненном, горящем Серою - это Солнце-Отец, вибрация Жизни, Князь Бесконечного Пространства, пылающий своей Пожирающей Энергией; и Он же - тот престольный Свет, Духом коего залит весь Город из Драгоценных Камней».

Я собрал все что можно было найти Кроули и, по счастливой случайности, начал с чтения Книги Закона – главного святого текста Телемы, который является сердцем и душой учения. Святая Книга Закона была получена при потрясающих воображение обстоятельствах, о которых каждый желающий может прочитать в «Магии в теории и на практики» и в «Исповедях» Кроули. Но тогда я ничего еще не знал. Вот в чем дело – я читал то что считал, обычным поэтическим текстом!

И, несмотря на это, стоило мне открыть Святую Книгу Закона, начались чудеса. Читая строки, которые были мне непонятны, я чувствовал, что Богиня вновь говорит со мной, я растворяюсь в сиянии, которое исходит из этого текста, я его часть, я наполняюсь незримым сиянием Богини. Не может быть! Что происходит, почему всего лишь прочтение текста вдруг взорвало привычную реальность, и ко мне опять возвращаются боги?

Когда я читал стих 57 «И пусть не путают глупцы, ибо есть любовь и любовь. Вот голубь, а вот змея. Выбирайте, как следует!», я почувствовал внутренний взрыв. Змей! Конечно же, я выбираю тебя, о змей, ибо ты выбрал меня! Я почувствовал давно забытые вибрации Змея Кундалини, которые сотрясали мое тело. Вот к чему вела меня ты, о Лилит, владычица моя! Змей, я есть ты, а ты есть я, будем едины в страстном союзе, веди меня туда, куда должно, твой огонь наполняет меня!

И все это – лишь от прочтения книги! Как же так, ведь в прошлом Кундалини пробудилась на специальном семинаре, где «воды, что жаждут пролиться вовне» (С.Калугин), устремились вверх, превращаясь в огонь Змея. Но сейчас, сейчас нет духовно-эротического фактора, нет специальной мистерии, и даже я не работал с миром моих снов, чтобы надеяться на награду. Я всего лишь прочитал книгу. Почему так просто? В чем тайна? Книга Закона вибрировала во мне нездешней нотой Лилит, которую Кроули почему то называл Нюит. Но не узнать было невозможно, я слишком долго ждал этой встречи!

Змей. Опять змей, опять его стальные объятья сжали сердце мое. И словно эхо от взрыва, начались синхронии, мое «философское золото», всегда дающее мне знать что я на правильном пути.

Все началось с того, что на следующее утро Александра, моя любовница, рассказала мне свой сон. Она увидела, что занимается любовью со змеем. Её окружало бесконечное пространство невесомости. Однако в один прекрасный момент она не выдержала напряжения и упала вниз, оттуда, где к ней протягивались тысячи рук. Она почувствовала, что начала превращаться в Змея, но руки не дали совершиться превращению.

Я не рассказывал ей свое видение! Она почувствовала, почувствовала то, что, по всем законам материи, почувствовать не могла. А значит… Unus Mundus – единый мир единый ум. Значит проснулся кто-то из могущественных богов, кто зовет меня. Значит все это время я просто подготавливался к встрече с ним. Только бы не сойти с ума от гордыни! Черт возьми, мне это и правда чертовски льстит!

Утро начиналось как всегда, и когда разговор коснулся психологии и магии, я решил, показать ей один сайт, на который регулярно заходил. «Вот какие масштабы у настоящих мастеров», - хотел сказать ей я. - Вот кем нужно быть!» Но как только на экране монитора появилась главная страница, я почувствовал, что почва уходит из-под ног – единственным обновлением, которого не было еще два дня назад, была статься «Архетип змеи у индоевропейцев». На неё это не произвело особого впечатления, но она и не знала об исходном переживании, и его силе, после чего я окончательно убедился, что на правильном пути.

Но даже на этом великий Змей не стал ограничиваться, и всю неделю мне приходили от него различные весточки. Несколько моих друзей из других городов вдруг прислали сон или фантазию, где Змей занимал почетную роль, а один городской сумасшедший, обладающий впрочем даром убеждения, что его лекцию я мог слышать в зале местного института, начал разговор с того, что Эдемский Змей дал не яблоки, а грибы. Впрочем, ценность этого последнего замечания я оценил на полтора года позже.

У Юнга Рыба у меня Змей. И змей явно ведет к Кроули, в чтение которого я погрузился с головой. И самым большим удивлением было узнать, что книга вызвавшая такой эффект была основой учения Телемы, и история её получения глубоко таинственна.

Главное чудо в том, что когда я читал «Книгу закона», я не знал ни о её происхождении, ни о Святости в традиции Телема. Я читал просто красивую поэзию, не понимая, почему это чтение выбросило меня в такое состояние. Если для многих нужен прорыв веры, то для меня, ученого до мозга кости, было получено доказательство, уже не требующее веры. Здесь криптомнезия была исключена, ибо даже если предположить что до этого я где то краем глаза и прочитал об значении Книги Закона, до этого я осознанно читал достаточно Святых текстов разных традиций и подобных реакций не было. Я понял, что столкнулся с тем немногим, что в нашей жизни принадлежит к реальности высшего плана. Теперь никаких сомнений оставаться просто не могло – боги позвали меня, и я принял их приглашение.

Как настоящий ученый я решил поставить эксперимент – если Книга Закона оказала на меня столь потрясающее действие, значит, она может оказать такое же действие и на других. Однако на первых этапах меня ждало разочарование, ибо никто из десяти прочитавших не получил ничего похожего на мой опыт. Мне стало ясно что, я оказался просто более открыт благодаря тому, что в свое время пережил пробуждение Кундалини.

Да и, как выяснилось позже, поражение в эксперименте было иллюзорным – по прошествии времени из десяти прочитавших Книгу Закона двое совершенно разными путями и по разным причинам получили доступ и приняли Закон Телемы. А результат – два из десяти – это уже серьезный успех.

Постепенно эти энергии сошли на нет, и на смену мистическим переживаниям пришло интеллектуальное осмысление. Я с головой погрузился в изучение Телемы. И первое что меня поразило – обилие сходства между учениями Юнга и Кроули. Чем больше я читал книги Кроули, тем больше осознавал что в них не только нет никаких противоречий с идеями Юнга, но более того – они дополняют друг друга, и перекликаются.

Обучение

Как только я прочитал историю получения Книги Закона, я понял что случилось неожиданное – я обрел свой Путь. Я – Телемит. И самое главное, самое поражающее воображение было то, что если для большинства Телемитов, требуется либо подвиг Веры, чтобы признать, что Книга Закона, была передана свыше, либо долгая интеллектуальная работа, в процессе которой становится очевидно, что из всех учений, Телема наиболее логична и непротиворечива, я получил свои ДОКАЗАТЕЛЬСТВА. Змей проявил себя еще тогда, когда я просто не знал что происходит.

Конечно, я немедленно начал действовать. Все что было в продаже из работ Кроули – купить немедленно. Особенное значение приобрело для меня Таро Тота. Таро тянуло меня с того момента, как еще в конце мертвой зоны, одна приятельница предложила вытянуть карту и мне выпал дьявол, что было интерпретировано как «сильная страсть». Уже тогда, я смутно чувствовал, что гадание – это далеко не единственное предназначение колоды, хотя понять другое предназначение конечно тогда я не мог.

Маги которых я знал, к моему сожалению не признавали Таро и работали только с Рунами. Сильно, успешно, ярко и убедительно действовали руны в их руках. Я уважал и уважаю суровую, чисто мужскую, прямолинейную и точную как бросок кобры руническую магию. Но Таро, с его игрой, его парадоксами и переплетениями, его серебряным свечением андрогинного Меркурия, я полюбил всем сердцем и душой. Руны принадлежат миру Марса, Таро – Миру Меркурия. Для меня, суровым и аскетичным рунам немного не хватает женского элемента, впрочем, это конечно дело предпочтений, да и на самом деле не человек выбирает систему а система человека.

Меня поразила красота Карт Кроули. В отличии от других колод Таро, Карты Кроули обладают какой то потрясающей нездешней красотой, впрочем «красота», это не совсем точное слово, ассоциирующееся с канонами правильной формы искусства. Таро Кроули не просто красивы, они – отдельная жизнь, словно пойманное на фотопленку дыхание сновидения. Разница между Таро Кроули и другими колодами в том что другие колоды говорят о Ином, тогда как Таро Кроули и есть это самое Иное, его прямая презентация.

Карты Таро зазвучали музыкой в моих руках, и начали убедительно «себя вести», так что скепсис пропал даже у той части моего круга который не относился к Магам. Например одной вопрошающей, в течении двух месяцев трижды подряд выпадал Ату «Дурак» и благодаря этому, подхваченная ветром (1) она поднялась над своим прошлым и начала жизнь заново, другому – так же три раза подряд выпадала Башня и разрушение стало мучительной пыткой разрушения сознания. Колода говорила со мной так, словно мы были созданы друг для друга. Карты знали все, но самое главное – они знали меня.

Воодушевленный, я начал писать свою первую работу по Таро. К сожалению, а может быть к счастью, этот самый ранний текст не сохранился, но уже тогда, я нащупал фундамент на котором будут выстроены мои позднейшие работы – амплификация как можно большим количеством символов из разных граней культурного пространства. Таро надо понимать не просто как гадальную систему, но как универсальный символический алфавит. Именно Таро дает дополнительные ключи к пониманию поэзии и прозы. Тогда, без чьей либо подсказки, я заметил хитрую игру слов – Карты Таро это одновременно гадальные карты, и Карта в смысле того по чему осуществляется навигация.

Уже тогда я понимал, что должен приложить все силы, чтобы Таро воспринималось не только как совершенный инструмент прорицания, но и как уникальная символическая система, посредством которой можно понять все грани преломления человеческого духа.

Я начал вести дневник. Впрочем, еще одна маленькая синхрония была в том, что самые первые записи в свой дневник, я сделал на месяц раньше, чем узнал, что это обязательно для мага. Формальным толчком к началу ведения дневника были слова Великого Русского Поэта Константина Арбенина, что «Дневник помогает связать свой путь воедино».

Но, конечно самое главное, это то, что я хотел найти единомышленников. И конечно же – тут же отправил письмо по адресу который указан на сайте О.Т.О. где обозначил свое желание вступить в Орден.

Написал. Ответили. Практически сразу началось обучение. Первым делом, из Ордена мне был выслан целый блок различной литературы по истории, теории и практики Магии.

Все материалы Алистера Кроули прочитывались на одном дыхании. Чем больше я погружался в символическую систему Кроули тем больше оказывался охвачен изумлением – до того Телема совпадала с моим мироощущением. Уже тогда читая скандальную 12 главу, «Магии в теории и на практики», я вспомнил «Символы трансформации» Юнга, и понял что Кроули далеко не так прост, как о нем обычно думают.

Порадовал Ричард Кавендиш, который в одной книге смог дать полный исторический срез различных граней оккультной традиции от каббалы до нумерологии. Правда у Кавендиша несколько огорчало непонимание мировоззренческой основы магии, как искусства, и это непонимание местами выражалось в игру в «чернокнижие». Бедняга даже в Каббале видит «стремление сбросить бога с его трона», что может только вызывать улыбку

«Астральную проекцию» я читал медленно и неторопливо, вдумываясь в каждый абзац, но все попытки перейти от теории к практике, ничем не кончались – все шло через визуальный канал который у меня работает весьма слабо. До сих пор, не смотря на немалый успех в ритуальной и символической магии, мои выходы в астрал можно пересчитать по пальцам, и все – результат исключительно спонтанного действия.

А вот Элиафаса Леви, я так и не смог дочитать. И хотя в отдельных местах, его мысли просто восхищали проницательностью, слишком витиеватый стиль исполненный ложного пафоса, и откровенные логические противоречия существенно затрудняли понимание.

С огромным интересом прочитал «Мистическую каббалу» Дион Форчун, но очень долго не мог понять о чем идет речь, и что собственно такое древо жизни. По настоящему осмыслить структуру десяти модусов, при чем в активном взаимодействии друг с другом, понадобилось несколько лет, серьезной медитативной работы. Только ближе к концу первой степени, уже после «проекта Иерофант», система тонких связей и переплетений Ату и Путей Древа Жизни стала приоткрываться перед моим внутренним взором.

Изучив все переданные мне материалы, я ответил на 11 вопросов, ответ на которые подтверждают, что кандидат не просто прочел, но внимательно проработал указанный материал. После этого мне была назначена первая личная встреча.

Первая встреча с Главой Российского ОТО Братом Марсием, проходила в уютном Кафе, где я наконец получил возможность задать все вопросы об Ордене и магической практике. Должен признать, что до личной встречи я не решался переходить от Теории к Практике, считая, что только разъяснения Мастера могут дать такое право. Но как выяснилось все гораздо проще, и Марсий даже удивился, что я до сих пор не сделал попытки самостоятельно освоить телемитскую магию. Марсию пришлось буквально детально изложить мне последовательность действий МРП и РВ, который я законспектировал.

После первой встречи я немедля перешел от теории к практике. И практически с самого начала, я начал чувствовать что каждый из ритуалов имеет свой неповторимый привкус и аромат.

Ритуал Воли, такой простой и на первый взгляд ничего не обещающий, уже через месяц дал свои позитивные изменения. Благодаря регулярной практике этого тридцатисекундного ритуала, я почувствовал, что моя концентрированность, собранность, целеустремленность, значительно усилилась.

Малый ритуал Пентаграммы. Видят Боги, как я боялся делать его первый раз! Это был первый парадокс философии, с которым я столкнулся еще до посвящения – с одной стороны именно Лилит, привела меня к Телеме и обозначила её как мой путь. А с другой стороны, я должен был использовать имя Яхве, который вообще то по мифу её противник, в ежедневном ритуале! И в то же время, я совершенно точно знал что именно Лилит вывела меня на Телему. Парадокс долгое время, просто сводил меня с ума, и только потом, уже после посвящения, пришло понимание формулы Йод-Хе-Вав-Хе, в отрыве от мифологического контекста Бога-Патриарха Иалдабаофа.

Понемногу, я начал осваивать Звездный Рубин, первый ритуал который практикуют неофит входя в мир магии Телемы. Ритуал поразил меня тем, что каждое его исполнение словно подбрасывает вверх пьянящим потоком новый энергии и силы. Звездный рубин, стал одним из моих любимепйших ритуалов которым я начинаю каждое утро, где бы я не находился.

И вот здесь, я подошел к границе ямы. Было бы разумно остановиться только на канонической работе. Но ни разумностью, ни осторожностью я сроду не отличался, что меня всегда спасало, и что меня всегда губило.

Я начал экспериментировать. Азартно. Страстно. Увлеченно. В основном – по тем намекам, о которых иногда невольно «проговаривались» наши маги, поэтому мои «эксперименты» имели маленькое отношение к Магии Телемы, хотя я усердно пытался телемизировать все что узнавал. И вот, один из таких экспериментов дал неожиданный результат.

Меня жутко задевало что Хэлгэ и другие, до поры продолжали смотреть на моё вхождение в магию, с некоторой иронией, как на попытки человека сдвинуть гору. «Ну, нету у тебя магических способностей, нету и все тут, хоть ты тресни, не летают коты, если их не пнуть да и то далеко не пролетять», – иронизировала Хэлгэ. Но постепенно, эта ирония стала звучать в её словах все реже, и кажется, круг стал чувствовать, что через меня, огромный, и не смотря на их уровень, не ведомый им эгрегор, стал по их выражению «раскачивать меня». И в один прекрасный момент я получил подтверждения своей силы.

В этот вечер, собралась небольшая компания. Две моих старых знакомых приятельницы и Кэт. Кэт была первой кто приняла Закон Телемы после меня в Калуге, поэтому сейчас, я с удовольствием поставил фильм Кеннета Энгера «Восход Люцифера» - мой любимейший фильм. Фильм-Портал. Если внимательное смотреть и слушать можно почувствовать нечто.

И тогда случилось! Вот запись из дневника, сделанная на следующий день:

«Нас четверо. В гости пришли Надя с её подругой и Кэт. Включаю фильм. А что если… Так хочется проверить магию на практики. Надя слишком давно исчезла из моей жизни, да и сейчас зашла на минутку. А вот если я направлю поток магической силы – соблазню ли я её вновь? Вот только настроится на происходящее на экране, и направить на нее всю силу эгрегора.

Щелчок. Взрыв. Я там, в фильме. Поочерёдно я испытываю две энергии. Мужскую и женскую, Терион и Бабалон. Я чувствую Зверя неистового, безумного, страстного, и танцующую богиню.

Переключаю внимание на Надю. Напрягаю Волю и произнося про себя главные слова закона Телемы, воздействую не её психику, с целью соблазенния. Забегая вперед вынужден признать эксперимент в этом отношении неудавшимся – тем более невероятно что мне стало известно потом.

Наконец, после её просьбы погадать её, я оставил эти попытки магического соблазнения. Я достал колоду и торжественными жестами выдал каждому карту. Это – Ошо Дзен Таро, поскольку я не могу профанировать колоду Тота для столь суетных игр.

И вот тут то началось. Наде досталось две карты – невинность и молния. Все мы очень долго смеялись, что ей досталась невинность. Она пыталась допытаться от меня, что это значит но похоже меня всё это сильно прикалывало и просто говорил – «ну что непонятно – сначала невинность, а потом молния». Потом когда она спросила, а что значит «Молния», у меня вновь пошла идентификация с архетипом и сказав «Молния» это вот и сделав резкое движение руки вверх, я непроизвольно оглянулся а экран и в этот момент в фильме во весь экран была молния.

Могу поклясться, что молния была именно после моего движения, что значит, что мне удалось войти в полный резонанс с образами Кеннета Энгера и пробудить частичку сверхчеловека (парапсихические способности предвидения). Хотя этот факт не является стопроцентным – вполне могла работать подсознательная память – фильм то я смотрел раньше.

Через некоторое время человек которому, не досталось карты, третий раз попросил меня об этом и я повинуясь бессознательному импульсу решил использовать кроулевскую колоду. Увы, ему выпала пятёрка мечей, что в общем то не предвещает ничего хорошего – тщетность. Та же самая карта выпала мне, когда я запросил у богов подтверждения своему эксперименту (цель его действительно оказалась недостигнутой, однако ряд побочных результатов говорят, мне что это было не зря). Вскоре, все кроме Кэт ушли.

И вот тут произошло самое невероятное. Оказывается во время просмотра, Кэт получила галлюцинации. Как раз в процессе моего эксперимента она глядя на меня видела волка изготовившегося к прыжку, и Лилит, танцующую позади меня, так что моё тело казалось прозрачным. Волк = Зверь? Ну а с танцующей Богиней – стопроцентное попадание. Она – невольно словила тот посыл что я давал Наде, но естественно не на уровне действия, а напрямую.

То есть она, не зная о эксперименте видела те мыслеобразы какие я продуцировал! Фантастика!! Я чемпион. Я победитель. Да, пока я не научился достигать цели, но ясно что раз образы напрямую передаются человеку не знающему что происходит – это возможно».

О, да, чемпион и победитель. Смешно и нелепо, сейчас перечитывать записи того времени, полные самонадеянного триумфа начинающего ученика чародея. Знай я, какой узел поднимется из бездны в результате этого невинного магического эксперимента, тысячу раз подумал бы, о том, что магия это далеко не средство соблазнения, убийства врагов и привлечения денег.

А с другой стороны, лучше так, через собственные ошибки ведущие к краху, через бездну, хаос и Ату Башня, идти вперед, с тем, чтобы в последний миг прикоснуться к Звезде дабы она либо вознесла либо добила. Это – путь. А школярская ментальность, осторожничание и топтание на месте, до Звезды не дойдет.

Но не будем забегать вперед. Пока все хорошо, и я как Алиса в зазеркалье, с изумлением и азартом внимаю тысячам маленьких чудес и отражений, открывающихся мне в танце познания.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики