IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Воскресенье, 07 августа 2011 13:53

Карл Юнг Vision Лекция V 9 декабря 1931 г.

Карл Юнг

Vision

Лекция V

9 декабря 1931 г.

Доктор Юнг: В прошлый раз я сказал, что четыре стадии развития анимы персонифицировались, согласно гностической идее, в четырех знаменитых женщинах, и меня просили тем же образом представить развитие анимуса. Видите ли, все эти фрагмента древней философии – философия тогда была психологией – были созданы мужчинами. Китайская философия, например, которая на самом деле род психологии, была исключительно мужским изобретением, поскольку женщины в то время не играли никакой роли в мире мужчин, кроме как косвенно, посредством влияния. В античности и во всех примитивных общества «cherchez la femme» было вечной истиной, но не осознанной, и когда мужчины работали над психологическими вопросами, они совершенно упускали из виду существования женщин. Так что неудивительно, что у нас есть классификация развития анимы из древнего источника – ему больше двух тысяч лет – и мы практически ничего не знаем о существовании анимуса. Мужчины лишь проклинали женщин за их любовь поспорить, но и не думали создать из этого науку. Это не считалось достойным стать объектом науки, это было лишь дурным настроением и иррациональными идеями миссис Профессор, которая ничего общего не имела с той лекцией, которую давал ее муж.

Но можно поразмышлять об анимусе и действительно создать для него похожую схему. Здесь, однако, снова это делает мужчина, так что я прошу прощения – я имею в виду женскую часть аудитории – если я вторгаюсь на чужое для меня поле. Вы вполне вольны предложить свою классификацию, так что, прошу вас, рассматривайте мою точку зрения лишь как предположение, основанное на определенном опыте и сдобренное большей или меньшей благожелательностью.

Сначала я повторю гностическую интерпретацию анимы. Она начинается, как вы помните, с Хавы, земли – земли, конечно же. не в смысле земного шара; ее также называют Евой, это борозда в земле, которую нужно удобрить. Она в действительности имеет смысл женских гениталий, это йони, так что низшую стадию можно назвать стадией йони. Следующая – Елена Троянскя. Третья стадия – это Мария, Матерь Божья. И четвертая – София. Есть знаменитая книга, одна из немногих гностических книг, которые сохранились полностью, под названием Пистис София,[1] Гнозис Света. Пистис означает веру. Она была найдена в стропилах древней коптской церкви в Каире. В книге Мида «Fragments of a Faith Forgotten» есть упоминания об этой книге и, думаю, выдержки тоже.

Соответствующая последовательность для анимуса будет чем-то вроде аналогии, но я не сконструировал ее из последовательности для анимы. Это конструкция, основанная на опыте анимуса. Символом, соответствующим йони, будет фаллус; как вы знаете, поклонение фаллусу в примитивных религиях – и в наши дни тоже – это женский культ плодородия; бесплодные женщины до сих пор производят миропомазание лингама. Самая обычна форма – это нечто вроде красного камня продолговатой формы в прессе для оливкового масла; в нем есть круглая форма с небольшим каналом для стока масла. Я нарисую план и профиль:

vision_1

Камень, стоящий в центре – это жернов, а с внешнего обода выступает канал, с которого выходит масло. Их можно увидеть в Индии, они продают их туристам. Эта форма также используется как сакральный символ в храмах, и она помазывается маслом женщинами, которые хотят обрести плодородность. Это остаток древнего фаллического поклонения, поклонения порождающим силам. Тогда следующей стадией будет муж. После любовник. А последнюю стадию я бы обозначил как Гермеса, водителя или пастыря душ, психопомпа, которого вы часто встретите в этих видениях.

vision_2

Итак, Гермес в то же время фаллический бог; он начался с фаллического поклонения. Его имя играет важную роль в истории греческого искусства; например, вы все знаете греческий стиль бюста, головы мужчины на длинном пьедестале, суживающемся к низу. Он называется гермой, потому что такие фаллические столбы были первоначальными статуями Гермеса. Сначала почитали нечто вроде деревянных шестов с фаллическим смыслом, а поздним выражением этой идеи стали бюсты, которые всегда украшались фаллическими символами, не важно, чья голова была сверху, вроде этой. В Афинах длинная аллея была уставлена этими бюстами, изображающими известных мужей Греции, и на каждом был знак фаллуса, потому что каждый был Гермесом, психопомпом, пастырем душ. Далее, этот фаллический знак имеет глубоко плотскую природу и потому божественную, хтоническую божественность. А наверху бог; верх и низ божественны, как йони – это плотская божественность, а София – небесная, голубь Святого Духа. Два срединных звена, Елена и Мария – это люди, Елена граничит с Хавой, а Мария с Софией, водительницей душ.

Эти четыре стадии мужчины соответствуют четырем стадиям понимания. На низшей стадии мужчина не различим как личность вообще, он существует как таковой только как порождающий фактор. Женщина хочет ребенка, потому ей нужен мужчина, любой мужчина; так в ее жизнь приходит ребенок. Мужчина существует лишь как порождающий фаллус; его замечают в той мере, в какой он производит зачатие, иначе его не существует. Это верно с животными и очень примитивными женщинами.

На следующей стадии появляется человеческое мышление. Мужчина, дающий ребенка, называется «моим мужчиной», он муж, тот, кто рядом, кто более или менее дружественен или недружественен; он лишь мужчина, который оказался рядом. Возможно, это мужчина, который заплатил четыре коровы и получил разрешение посетить женщину в ее доме, или жить с ней; это мог быть любой другой мужчина, но он тот, кто заплатил четыре коровы и стал тем, за кого она вышла замуж. Что он за человек, значения не имеет, достаточно, что это «мой мужчина».

Затем приходит любовник. Это уже весьма психологично, поскольку присутствует определенный выбор, исключительность. Предполагается, что он сконцентрирован на женщине, и он весьма значим для нее, потому что он не просто оплодотворитель, а объективное присутствие вроде предмета мебели. Это исключительный выбор, идущий до самой сути вещей, он доходит до души женщины. Потому он тот, кто уготовляет следующий шаг, Гермеса; то есть, бог уже появляется в любовнике. Или я могу воспользоваться другой фигурой речи, обычно появляющейся в тексте о кундалини-йоге. Согласно этой системе, из этого низшего центра, из любовника, вы можете узреть фигуру бога, как из мужа вы увидите любовника; вы еще не там, но из этого центра вы уже можете видеть следующую стадию, бога.

Вот четыре формы, которые соответствуют формам анимы, и такое соответствие должно быть; иначе мужчина и женщина не подошли бы друг другу. Анима мужчины должна в чем-то соответствовать женщине, или такая фигура никогда бы не зародилась, и мужчина никогда не подошел бы женщине, а женщина мужчине. Каждая стадия означает следующую, но очень тонким образом. Легко можно увидеть, как подходят друг другу две нижние, но две следующие, муж и Елена, создают трудность. Но если знать о том факте, что официальная проституция, попускаемая государством, на самом деле официально поддерживается, и не холостяками, а женатыми мужчинами, вы поймете, почему муж является параллелью Елене и уличной женщине.

Далее, есть ли более прекрасная история любви, нежели история Марии? Чудесно тайная, божественная, это единственная влюбленность Бога, о которой мы знаем. Он незаконный божественный любовник, производящий Искупителя. Так что эти две стадии абсолютно параллельны; любовник всегда ищет в возлюбленной что-то вроде Матери Божьей, а влюбленная женщина ищет в любовнике носителя божественного послания. Стадия Гермеса – это совершенное, божественное свершение, которое опять-таки находится вне человеческой досягаемости. Конечно, это мое предположение, и я оставляю дамам разработать нечто лучшее или как-то возразить.[2] Однако я прошу не делать этого здесь и сейчас. Иначе мы не сможем продолжить семинар. Эта тема по сути сторонняя, не вполне соответствующая нашим видениям.

Как вы помните, новая серия видений началась с видения марширующих мужчин. Пациента вошла в их ряды, и они повели ее на высокую гору, где исчезли, оставив ее одну в снегу. Затем перед ней появился лев, и она спросила его: «Почему я здесь, о лев?» Он сказал: «Потому что ты вступила на путь». Мы говорили о марширующих мужчинах как другой форме анимуса, нечто вроде психопомпа, здесь это общепринятое мнение, ведущее ее на определенную высоту. Видите ли, тот факт, что анимус привел ее к такой изоляции, снова является компенсаторной реакцией. В последнем предложении предыдущего видения на нее спустилось множество птиц. Вы знаете, что конструкция этих видений очень напоминает конструкцию И-Цзин, то есть, последние шесть строк содержат поворот судьбы, который ведет к следующей гексаграмме. Так что здесь последнее предложение уже ведет к следующему видению, оно содержит следующее видение как мотив. Таким образом, мы должны вернуться к основному содержанию последнего видения, быку и питию крови, возлиянию. Почитание быка всегда было земным культом, и в прошлый раз я сказал, что астрологически бык является земным знаком. Телец – это дом, в котором обитает Венера. Так что она спустилась на уровень земли, отведав земного вина, возлияния, вылитого на быка. Затем в конце того видения появляется древо йоги, из чего мы можем заключить, что она была в центре муладхары, в корнях древа. Иными словами, она была в сфере инстинктов, в сообщении с плотью; она была божественной коровой, послушной указаниям бога природы. Все это метафорично, но я боюсь, что мы должны использовать метафоры, чтобы описать такую сложную психологию, хотя для наших чувств это au fond [в своей основе] исключительно просто. Но наука не дает нам осознать точку зрения животного, у нас нет научных терминов для того, чтобы сформулировать такую психологию. Можно сказать, что она была животным, инстинктивным существом, следующим своим курсом по своей природе покорным и законопослушным образом, безо всяких моральных угрызений. Это то, что мы называем низким моральным и ментальным состоянием, род тупого, слепого послушания основным законам природы.

Но основные законы природы – это законы Хавы, и они священны. Конечно, они не священны в традиционной церкви, поскольку она тщательно их уничтожила, но в самом начале христианства они знали, что такое земля – отсюда знаменитое высказывание Иисуса о животных, или те стихи Нового Завета о полевых лилиях.[3] Но если вы пытаетесь жить как те лилии полевые, вы не работаете, вы обнажаете душу и тело свету солнца, вы не выказываете сопротивления или моральных рефлексий, вы просто растете. В реальности вас отправят в приют для душевнобольных, вы потеряете всякую адаптацию, станете самым аморальным существом.

Знаете, миссионеры в примитивных обществах убеждают местных носить одежду. Европейские женщины вяжут носки, брюки и блузы для этих маленьких негров, потому что они так ужасающе обнажены, и всякие глупцы здесь шлют деньги на эти цели. Этих совершенно естественных прекрасных существ, которые гораздо более благопристойны, чем мы, которые ходят голыми, как животные или прекрасные цветы, наши христиане учат носить одежду; это омерзительно, это за пределами всякого дурного тона. Там, где они раньше были прекрасны, где их грациозные тела бродили по джунглям, они носят шляпы; эти благородные аборигены стали посмешищем. Это катастрофа. И если знать моральные и психологические последствия такого учения такого учения, это более чем прискорбно, это бесчеловечно. Англичане сейчас понимают это лучше: они выпустили законы на некоторых полинезийских островах, что каждый абориген в штанах должен быть выпорот. Они принуждают их быть обнаженными, поскольку нашли, что для них быть одетыми крайне вредно.

Эти высказывания Иисуса, кроме всей той отравы, которой учили о них, являются следами древней идеи о естественной жизни, которая ведет к царствию небесному, но, заметьте, посредством жестокого акта распятия, неважно, что это означает. Церковь уничтожила изначальное учение и поместило на его место церковное, а оно крайне искусственное, рукотворное; потому оно звучит таким пустым и в конечном счете совершенно неубедительным. Согласно этому учению, все на земле нечисто, даже вещества, используемые в обрядах католической церкви. Святая вода, соль, разведенная в воде, воск свечей, частицы благовоний в воске, все эти вещества нечисты, и священник должен провести специальный обряд, чтобы обеззаразить их от примеси дьявольской подделки. Admixtio diabolicae fraudis – это официальна формула. Дьявол в них повсюду, в воде из источника, в соли земной, в воске, созданном пчелами. Все это нужно исцелить, стерилизовать; benediction fontis, benediction salis, benediction cerei, все они освобождают вещество от низших включений, от испорченности. Древним христианам не дозволялось восхищаться красотами природы, поскольку они были земными и нечистыми. Конечно, в протестантской церкви этому больше не учат, но эта точка зрения пронизывает все даже сейчас, она все еще a sous entendu [предполагается].

Следовательно, естественно, что мы не намерены придавать огромное значение священным вещам от земли, и потому эта гностическая шкала для нас шкала ценностей – порочное внизу, а божественное вверху. Но это ошибка. Начало божественно и конец тоже, а между ними человеческое существо, чуть более земное и чуть более божественное. Так что в этой древней классификации нет реального обесценивания земли. Но интерпретация церкви проникла в нашу систему, и это доказывает, насколько она отвратительна; она производит вредные ценности. Ныне мы снова начинаем восхищаться телом, и мы больше не боимся почитать красоту высоких гор и моря, или красоту лесов и источников в долинах. Мы даже думаем, что Бога можно найти в природе. Мы поднимаемся на гору Утильберг, чтобы увидеть рассвет. К сожалению, размах слишком велик и достигает обратной стороны; люди фанатичны. Существует культ нудизма, то, что в Германии называют Nacktkultur [нудизм].

Так что наша пациентка не может не почувствовать себя опустившейся вниз, когда она близка к земле, как и все в наше время, это в нашей природе. И то же верно в некотором смысле для первобытного человека, хотя он это так не оценивает. Он ощущает смесь страха и благоговения, связанных с силами земли; он почитает их, но и боится их. Он почитает их только потому что боится; он почитает их, чтобы умилостивить, чтобы обратить их себе на пользу. Но он всецело убежден в их божественности, тогда как у нас есть лишь представление об их силе, об аморальной привлекательности или унизительности, и мы унижем их вместо того, чтобы бояться. Нас пугает, когда мы вдохновлены тем изначальным инстинктивным чувством благоговения. Мы не можем себе объяснить, откуда у нас это чувство, которое согласно нашим рациональным идеям относится лишь к чему-то божественному. Мы забыли, что эти силы действительно божественны, рационализировали их, чтобы изгнать дьяволов или сделать их менее угрожающими. Они, однако, не потеряли своей изначальной власти; они все еще обладают магической силой, такой, что даже самые просвещенные умы, самые рационалистические люди околдованы ими.

Например, я недавно просил мужчину, широко известного ученого, выступить перед нашим Психологическим Клубом. Сначала он был готов сделать это, но потом сказал: «Я, кстати, считаю, там не должно быть дам». «Но дамы там, разумеется, будут». «Тогда я не смогу придти, я не могу говорить перед женщинами». Я был изумлен и спросил, почему, но он мне не сказал. Так что я начал исследовать этот вопрос, ведь в таких случаях всегда cherchez la femme. Я узнал, что он был холостяком а затем, как часто случается с холостяками, его домохозяйка вышла за него замуж, так что женщина была сверху самым опасным образом; он рационализировал все, но наружу вышел страх вот в такой форме. Конечно, он бы не признал своей примитивной реакции, он бы дал этому другое объяснение, но эта сила действительно tremendum [потрясающая – лат.], то, чего следует бояться, перед которой можно трепетать. Страх сексуальности, страх, который мужчина испытывает в отношении возлюбленной, которая искушает его, или страх женщины, влюбленной в мужчину – это изначальное чувство благоговения, которое не имеет ничего общего с человек, к которому оно обращено.

Предположим, мисс А встречает мистера Б на танцах, и я спрашиваю мисс А, что она думает о мистере Б. «Хм, милый парень». «Вы боитесь его?» «Почему я должна его бояться?» Неделей позже она приходит ко мне за консультацией в ужасном состоянии, ее нервы возбуждены, она не может спать. Я говорю: «В чем дело, должно быть, случилось что-то ужасное». И она отвечает: «О, он ужасный человек, он сделал мне предложение, и я не знаю, что делать, я его боюсь». Этот тот милый парень, которого она совсем не боялась, неожиданно он выпустил все адские воинства, неожиданно этот юноша стал крылатым демоном. А затем он звонит мне по телефону: с ним случилось ужасное, он влюбился в эту девушку! А неделей ранее он сказал другу, что она лишь глупая взбалмошная простушка. Нечто освободилось в двух людях, которые просто были привлечены друг к другу, нечто превратившее их в совершенных демонов, которых они взаимно боялись. Это божественный демон хтонических вещей; это лишь сексуальное влечение, но оно божественно, и мы об этом факте позабыли. Нам лучше признать этот страх и привыкнуть к идее, что божественных вещей должно страшиться.

Итак, все это объясняет, почему анимус, традиционная точка зрения, связывается с этой женщиной, которая пила кровь, сначала ведя ее в холодное место, а затем оставляя на снегу, где она может поразмыслить над ситуацией в свете анимуса, или в одиночестве, если это необходимо. Затем она встречает льва. В этом случае я бы советовал вам не пытаться интерпретировать льва для неизвестного пациента; вы ее не знаете, и ее личность не имеет никакого значения. Это универсальный символизм; лев повсюду.

Доктор Рейхштайн: Лев – это животное, которое может съесть змею.

Доктор Юнг: Да, в прошлый раз мы говорили, что лев был митраистским символом и часто аналогом змеи; лев – это принцип Ян, огненное, мужское начало в противоположность влажному, темному, земному началу змеи. Но лев имеет и другие особенности, которые мы упустили. Объяснить льва как противоположность змеи в терминах китайской философии – здесь это будет слишком общим объяснением.

Миссис Кроули: Вы говорили нам об астрологическом знаке, о разнице между львом и быком.

Доктор Юнг: Но есть и другой аспект льва как символического животного. Примером может служить британский лев, вы видите его на каждом выпуске журнала Панч.

Мистер Бауман: Повсюду он имеет значение властного животного, царственного, благородного животного.

Доктор Юнг: Да, он символ власти. Он символизировал власть Рима, например. Те столбы на входе в норманнские церкви, на верхушке которых припавшие к земле львы, означают, что христианская церковь основана на власти язычества или же победила ее. Все итальянские гиды расскажут вам, что лев – это символ языческих времен, власти имперского Рима. И лев как символ власти в астрологии происходит из того факта, что это знак самого жаркого времени года, когда власть солнечного бога, правителя небес, на пике. Кроме того, лев считался сильнейшим животным за исключением слона, а для западных народов он известен куда лучше слона, возможно, по этой причине и считался королевским животным. Это дает нам иной аспект льва, более психологический аспект власти, царственности.

Мистер Бауман: Часто его можно найти у врат храмов и пирамид, так что он должен означать и безопасность.

Доктор Юнг: Здесь он отвращает беду, дурной глаз, не дает злым духам пройти в двери, как рука Фатимы, дочери пророка, на Востоке. И в первобытных деревнях часто можно найти у входа так называемую дверь джуджу, обычно две палки с другой над ними, с которой свисают всяческие мешочки с травами, листьями и минералами.

vision_3

Путь ведет в деревню, и все духи, идущие этой дорогой, отгоняются дверью джуджу. Далее, на Востоке и в Африке, в частности, в древних арабских домах, над дверью помещается настоящее чучело крокодила с тем же назначением – отгонять зло. Когда мы пишем на воротах «Warnung vor dem Hunde!» или «Mitglied des Vereins gegen Hausbettel», это пронимает рациональные формы.[4] Так что мотив льва у храмовых ворот в Китае представляет львиного духа, который отпугивает творящих зло, приближающихся к храму и его сокровищам. Естественно, следует выбрать могучее, пугающее животное в качестве талисмана, чтобы их отпугнуть. Лев, выражающий идею власти – это действительно древнейшая форма символа. Многие примитивные племена называют вождя львом племени; лев Иуды означал могучего человека Иуду. Далее, есть миф о том, как Самсон убил льва. И цари Вавилонии и Ассирии изображались как убийцы львов, даже сильнее львов – сверхльвы, так что царь носил львиную шкуру, как Царь Абиссинии до сих пор носит корону, сделанную из гривы льва, чтобы выразить свою высшую силу. Как вы видите, значение льва действительно у нас врожденное.

А теперь я хочу показать вам нечто тесно связанное с нашим предметом, маленькую средневековую книгу об алхимии, которую доктор Рейштайн дал мне, где лев играет важную роль. Есть особая связь, по аналогии, между символизмом льва, птицы и дерева. Как вы помните, в видении пациентки была тема чего-то пробивающегося снизу вверх; после того, как она отведала вина и так вступила в сообщение с землей, с пьедестала, где стоял бык, выросло дерево, и появились птицы, а затем последовал символ льва. Этому есть алхимическая параллель.[5] Дерево, растущее из головы обнаженной женщины и птиц, летающих над ней. Она стоит на устройстве алхимиков, род печи над огнем, над которой реторта и перегонный куб; из грубой материи дух выделяется дистилляцией, летучее вещество из минерала. Расположение их любопытным образом напоминает расположение на рисунке индийского лингама, который я вам показал – он также представляет единство женского и мужского. Реторта выше, а перегонный куб – это сосуд, который принимает пары вещества из реторты, когда она нагревается на огне. Это сексуальная аналогия, так что алхимический процесс, имеющий место глубоко внизу, под землей – это своего рода сексуальный процесс. Женщина стоит на всем этом, и на ее голове орел, а вокруг летает множество птиц.

vision_4

Текст сообщает: «Дерево выходит из семени мужчины и женщины. Когда семя умерло в земле, оно поднимается с невыразимым плодом и множественными назначениями. Птицы – это семя солнца, и они летают через горы луны до высот небесных, и они клюют свои крылья; затем они опускаются на горы снова и умирают там белой смертью». Белая смерть – это алхимический символ, но в нашем видении это снег. «Птицы – это семя луны, и они летают через горы своего отца и хранителя до высот небесных, где принимают свет солнца и так становятся чистыми; затем они снова падают на горы и там умирают черной смертью». Другая форма смерти, также алхимический символ. Видите ли, птицы поднимаются и опускаются в особом движении, которое пока не обозначено в наших видениях, но рисунок, тем не менее, служит аналогией нашей ситуации. Далее, слева от фигуры символ солнца, а справа – луны, что снова означает соединение женского и мужского, именно этот алхимический процесс; и слева солнечные птицы умирают белой смертью, а справа лунные птицы умирают черной смертью.

Эта идея также была представлена в дереве с осыпающимися листьями, падающими направо и налево, и затем процесс начинается снова. Пациентка однажды нарисовала странный рисунок, который я покажу вам, поскольку это еще одна параллель.

vision_5

В самом низу сосуд, в котором горит синеватый огонь, и из этого пламени поднимается светлая колонна, вроде ствола дерева, которая раскрывается в прекрасных потоках света, которые опускаются вниз в огонь, который вспыхивает, встречая их. Это замкнутый процесс, дерево растущее из огня, затем распускание листьев, которые падают вниз и питают огонь, который разгорается снова. То же выражено в алхимии драконом или грифоном и змеей, пожирающими друг друга. Это символическая формула, выражение которой можно найти в уникальной психологической философии интересного греческого текста: Tauros drakontos kai Tauron drakon paser, бык – отец змея, а змей – отец быка, они отцы друг друга. Или можно перевернуть идею: бык порождает змея, а змей порождает быка. Это вечный процесс, который действует в цикле. И, видимо, этот самый процесс происходит в бессознательном, когда сознание не вмешивается, чтобы прервать его. Птицы будут вечно взлетать и падать на землю снова, если человек – сознание – не вмешается. Бессознательные процессы вращаются в этом загадочном цикле: они появляются, они развиваются, они расцветают, а затем гибнут, умирают и поглощаются хаосом – и потом появляются из хаоса снова.

Можно увидеть это движение в снах сумасшедших. Я наблюдал серию снов, которые иногда отличались красотой, так что можно было ожидать – что-то произойдет, но затем все это рушилось и возвращалось обратно в хаос, чтобы начаться снова. Это обычный путь приведения бессознательного к сознанию. В некоторых случаях анализа можно каждую ночь наблюдать, как это поднимается и поднимается, и пациент почти ухватил это; но оно не ухвачено сознанием, так что все опадает в хаос, будто ничего не случилось; а затем все начинается снова. Столп жизни в романе «Она» выражает ту же идею, он ритмически проходит сквозь расщелину в горе, прямо в недра земли, в вулкан; это крайне мистическое чудо, выражающее то странное положение, которое подобно огню. Райдер Хаггард описывает его позже в «Дочери Мудрости»,[6] весьма интересный отрывок. Это действительно древо жизни, содержащее всех существ, пронизанное голосами всех форм жизни, животных и людей, поразительная вещь. Когда «Она» вступает в него, она становится почти бессмертной, но когда она входит в него второй раз, она увядает и превращается в прах в один миг. Это та же формула – как животные едят друг друга, а птицы взлетают и падают вниз. Гераклит гораздо раньше выразил ее в другой форме. Он сказал, что душа становится водой, а затем землей, а затем снова становится водой; а после этого она становится огнем эмпирей, она в высших пространствах с богами. Он также сказал, что когда человек пьет слишком много вина, душа становится влажной и снова возвращается в землю. Так он описывал ритм души: она должна постоянно меняться, вниз и вверх. Можно сказать, что это одна и та же философия.

Итак, на голове женщины на рисунке указание на невыразимый плод древа. Орел – весьма особая птица в алхимии, обычно он на вершине всего, почти как если бы он сам был невыразимым плодом; по-видимому, плод предполагается крылатым существом, что напоминает о древнем вавилонском символизме. На вавилонских цилиндрических печатях можно найти изображение древа жизни, обычно с двумя фигурами, поклоняющимися, по обе стороны; а вне древа поднимается символ крылатого диска, круг с крестом. Итак, что интересно, это символ индивидуации, а индивидуация – это entelechia, осознание устройства индивидуума. Это невыразимый плод древа. Индивидуация должна происходить из этого процесса. Но если сознание не вмешивается, плод никогда не появится, птицы будут просто подниматься и снова падать. Видите ли, это очень психологический рисунок. Например, хорошо известно, что в процессе анализа человек проходит через множество странных стадий, самые разные птицы взлетают, появляются самые разные фантазии, но, увы, в конце все птицы опускаются с весьма прискорбным разочарованием, и человек думает: «Ох, это пустышка, это лишь фантазии»; все мертво и человек снова оказывается в начальной стадии. Затем снова вырастает дерево, и появляются птицы, и он думает: «Вот, сейчас!» - но повторяется то же самое. Человек сбит с пути фантазиями и не концентрируется на невыразимом плоде древа.

На следующей картинке лев; он практически всегда присутствует в алхимических книгах cinquecento,[7] и обычно связан с ростом древа. Я знаю изображения, на которых лев на вершине дерева, а иногда сбоку, и на другой стадии у него отрезаны лапы; текст кое-что сообщает об этом. Затем на следующем изображении присутствует дальнейшее развитие идеи древа;

vision_6

Здесь это нечто вроде башни окруженной чем-то вроде стены, вроде стены крепости. Ветви с листьями выглядывают с вершины башни, а над ними летают птицы. В самом низу слева напротив стены стоит лев, а затем появляется справа, где человек с мечом отрезает все четыре лапы. Текст сообщает: «Испивший крови льва и ведущий себя соответственно, с жестокостью сжегший тело своего отца в пепел посредством пылающего огня, а затем выливший освященную воду на пепел, получит мазь, исцеляющую всякую болезнь» и т.д. Здесь появляется идея сознательного вмешательства. Согласно алхимической идее, естественный процесс скорее всего будет продолжаться, если не вмешается человек. Но здесь человек вмешивается, он отрезает лапы льва, сжигает тело своего отца и выливает освященную воду на пепел, и так получает мазь, философский камень, то, что ранняя христианская церковь называла pharmakon athanasias – лекарство бессмертия.

Это очень интересный текст. Лев, очевидно, представляет собой волю к власти, которая тождественна величию в человеке, так как воля человека – это оружие, которое он налагает на природу. Здесь различие между человек и животным. Животное послушно, покорно, оно подчиняется законам природы, но оно может только подчиняться законам, оно властно лишь в этой мере. В нем нет собственной власти, через животное проявляется лишь власть природы. Но в человеке есть реальная сила, поскольку в своем неподчинении природе ему удалось отвоевать или абстрагировать некоторое количество энергии у природы и превратить ее в собственную власть. И опасность этого в том, что в него может проникнуть животное и заставить его потерять самообладание; это род инфляции, и поскольку он украл нечто у богов, они наказывают его за это, как вы знаете из мифа о Прометее. Обладание силой воли вызывает определенную hybris [гордыня – греч.], которая уводит человека далеко от сознательности: он отрезает лапы льва и потому приходит к становлению, будучи подвержен не природным процессам, но тому отдельному импульсу, кроющемуся в его воле. Затем воля уносит его прочь, что видно в современном состоянии культуры.

Машины, которые мы изобрели, например, теперь наши хозяева. Машины овладели нами, они демоны; они вроде тех огромных ископаемых ящеров, которые существовали, когда человек был вроде ящерицы-обезьяны и смертельно боялся их криков и трубного рева. Своей волей человек снова изобрел мир мезозоя, чудовищ, которые крушат тысячи своим голосом и весом. Громадные машины на фабриках, громадные пароходы, поезда и автомобили, все стало таким непомерным, что человек превратился в их жертву. Взгляните на Нью-Йорк. Никто не скажет мне, что человек чувствует себя королем в Нью-Йорке. Он лишь муравей в муравьиной куче и вообще не идет в счет, он здесь лишний, считается только куча. Это город, который должен быть населен гигантами; тогда я поверю, чтобы здания им принадлежат. Большой город как холокост человечества, как это выразил Золя. Человек построил свой погребальный костер, и он его уничтожает, так что уничтожается весь наш мир. Он отнял хлеб у миллионов, а производство продолжается, словно сойдя с ума; вот основание нынешнего кризиса. Так что пословица становится верной: «Das Menschen Wille ist sein Himmelreich», воля человека – его царствие небесное. Воля стала его богом, и это ужасный бог, который овладевает им, как лев, пожирающий свою добычу. Потому нужно отрубить лапы льву.

Идея сжигания тела отца имеет особое мистическое звучание, но и психологическое тоже; это означает уничтожение прошлых вещей. Тело отца – это положение, доминировавшее над действительным положением, прошлое положение было отцом нынешнего. Когда мы в положении дракона, наш отец – бык, и его нужно принести в жертву, чтобы освободиться. То есть мы должны принести в жертву прошлое, чтобы осветить будущее; мы останемся неподвижными, пойманными, если не сможем пожертвовать прошлым. Так на каждом важном этапе истории, в текущий момент, уничтожение прошлого стало почти неизбежным, духовно и материально. Если мы способны на эту перемену, если мы сможем уничтожить тело отца, если сможем отрубить лапы льву, мы получим лекарство вечной жизни; то есть мы помогли жизни продолжаться, мы оторвали свою жизнь от прошлого и можем жить снова. Итак, это часть алхимической философии. Я очень обязан доктору Рейхштайну за привлечение моего внимания к этой книге, о которой я забыл; есть так много параллелей, часто можно не увидеть дерева за лесом.

Конечно, лев в этой фантазии играет не ту же роль, но этот символизм здесь уместен, ведь наша пациентка лишь достигает следующей стадии трансформации, которая характеризуется в этой книге львом. Это значит, у нее есть воля вырваться из своего униженного положения, и потому она поднимается; и будучи одна, она встречает льва, так осознавая свою царственную силу воли, которая подняла ее на эту вершину. Иными словами, она поднялась из participation mystique с землей, и потому встретила льва. Она не понимает, что на самом деле случилось, и весьма наивно спрашивает: «Почему я здесь?» - в этой изоляции – и он отвечает: «Потому что ты выбрала путь». Она продолжает:

Затем ко мне явилась птица, и я сказала ей: «Почему я здесь, в вечных снегах? Я хочу тепла». Птица ответила: «Следуй за мной». Я так и сделала, и птица привела меня к сфинксу в пустыне.

Она больше не следует за львом, теперь она выбирает птицу, совершенно иной символ, и в этом случае здесь скрыт совершенно особый смысл. Когда герой оказывается в тупике и не знает, куда обратиться за помощью, появляется птица и говорит ему, что делать. Это интуиция; он получает толчок, перед ним неожиданно намечается путь к выходу. Так что птица здесь – это интуиция новой возможности, нечто, о чем она бы не подумала. Как птица садится ниоткуда, так и мысль опускается в ее голову и приносит с собой новую возможность. Теперь птица уносит из этого места и прочь от льва, и она следует путем приключений; она отбрасывает волевой выбор и следует за новым указанием.



[1] «Pistis Sophia: A Gnostic Miscellany: Being for the Most Part Extracts from the Books of the Saviour to Which Are Added Excerpts from a Cognate Literature», tr. and ed. G.R.S. Mead (London 1921).

[2] Эмма Юнг читала лекцию «О природе Анимуса» перед Психологическим Клубом в предыдущем месяце и предположила следующие стадии развития анимуса: анимус власти, дела. слова и, наконец, духа (опубликовано в Spring, 1941, и в «Anima and Animus», Zurich, 1981).

[3] Мф. 6:25-34

[4] «Осторожно, злая собака!» и «Член Общества против Нищих».

[5] Hieronymus Reusner, «Pandora: Das ist, die edelst Gab Gottes, oder der Werde und heiliame Stein der Weysen» (Basel, 1588), p. 211. Иллюстрация, которую показывал Юнг, называется гравюрой Пандоры, вариант десятой гравюры немецкой алхимической поэмы Rosarium. Юнг использует ту же иллюстрацию в CW, 12, p. 419.

[6] «Wisdoms Daughter» (London 1923). Продолжение романа «Она».

[7] Пятнадцатое столетие, расцвет алхимических исследований.

Пер Sedric

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики