IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Вторник, 07 февраля 2012 21:04

Карл Густав Юнг Анализ Сновидений Лекция II 14 ноября 1928 г.

Карл Юнг

Анализ Сновидений

Лекция II

14 ноября 1928 г.

Доктор Юнг: Перед нами стоит вопрос: «Как же мы создаем символы в сновидениях? Как мы можем быть уверены, что интерпретация верна, особенно когда ассоциаций нет?» Это, конечно, очень практический и фундаментальный вопрос. Я не поднимал его, потому что считал, что вы понимаете теорию анализа сновидений. Мы ни в коем случае не уверены, что сны имеют символическое значение, и мы не знаем, что интерпретация верна, но выдвигаем гипотезу, что сон что-то значит. Предположим, у вас есть случай с очень сложной проблемой, и анализ зашел в тупик, присутствуют невротические симптомы, вы пробовали гипноз и другие методы, но ничего не работает. Так где же ключ, отпирающий эту дверь? Пациент не знает. Очень трудно продемонстрировать анализ сновидений; нельзя дать детали случая, чтобы разъяснить его, потому что это включает всю историю жизни пациента. Но вот простой случай.

Швейцарский лейтенант,[1] офицер пехоты, простодушный человек, не одаренный великим интеллектом, лишенный ментальных комплексов, хромая вошел в мою комнату, ступая очень осторожно и жалуясь на боль в ноге, особенно в пятке, а также в сердце, «словно его пронзили». (У нас всегда возникает боль там, где она причиняет больше всего вреда и больше всего беспокоит, как в ноге у офицера пехоты; у тенора заболело бы горло.) Эти симптомы начались за два месяца до его визита ко мне; его лечили несколько докторов, он пробовал гипноз, электричество, ванны и т.д., но все было бесполезно. Я спросил, где начались проблемы, но лицо его оставалось абсолютно пустым; было очевидно, что он понятия не имеет и не мог дать мне никакого материала. Все расспросы прошли впустую. Я чувствовал, что дело почти безнадежное – человек был швейцарцем, совершенно несведущим в психологических сложностях, - но подумал, что в качестве последнего средства можно обратиться к его снам. Сны «просачиваются», они не контролируемы; неважно, насколько несведущ человек, есть сны, из которых можно что-то извлечь, стоит только ухватиться за любую торчащую ниточку. Я был уверен, что проблема в эмоциональном конфликте, или же у него вообще не возникли бы такие симптомы. Так что я сказал ему: «Не знаю, в чем причина ваших симптомов, но расскажите мне о своих снах». Так я рисковал, что такой простодушный человек примет меня за колдуна, спрашивать о снах ведь крайне непристойно, так что мне пришлось очень осторожно объяснить, почему я спросил. Ему было очень трудно вспомнить свои сны, он помнил какие-то куски, но наконец рассказал один сон, который показался ему необычным и определенно произвел на него впечатление: «Я ходил по какой-то открытой местности и наступил на змею, которая укусила меня в пятку, и я почувствовал себя отравленным. Проснулся я напуганным». Я спросил, нет ли у него каких-то особых мыслей относительно змеи, и он ответил: «Опасная – эта змея может и человека убить – кусает змея очень больно». Его змея никогда не кусала, но укус змеи действительно может вызвать боль, как у него. Вспомните библейское высказывание из книги Бытия: «Змей раздробит твою пяту, когда ты наступишь на его голову».[2] Я предположил метафорическую змею, и он сказал: «А, вы имеете в виду женщину?» и проявил эмоции. «А есть что-то такое?» Сначала он отрицал, но наконец признался, что тремя месяцами ранее он почти обручился, но вернувшись со службы застал ее с другим мужчиной. «Это опечалило вас?» «Ну, если я ей не нужен, найду другую». Я указал ему, что иногда даже очень сильные мужчины сильно страдают от этого. Он проявил равнодушие, попытался сменить тему, но спустя некоторое время разрыдался. Случай был совершенно ясный. Он подавил свои чувства к ней и свои чувства относительно измены. Он проклял ее, сказал, что все женщины одинаковые, пытался найти другую, и не мог понять, почему ничего не удается. Осознав свои подлинные чувства, он был глубоко тронут, боли в пятках и ногах ушли, они были лишь подавленной болью. Боли в сердце остались, но указывали на кое-что другое; я не буду на этом останавливаться – боль в пятке я взял как удачный пример. Этот сон вел прямо в суть предмета.

Змея для мужчины вечно женщина. Райская змея на древних изображениях встречается с женской головой. Этот мужчина, вероятно, не знал библейского высказывания о змее, поражающей пяту человека, но образ присутствовал в его бессознательном. Можно вспомнить о Ра, которого в египетском гимне кусает змея, образовавшаяся из земли и подложенная ему Исидой, возлюбленной женой; она отравила его, чтобы исцелить снова. Такова психология женщин-отравительниц. Во времена Луи XIV было известное дело о женщине, которая отравила преданного слугу, чтобы получить удовольствие заботиться о нем, что она и делала с исключительным самопожертвованием четыре года до его смерти; все называли ее святой. Затем она отравила своего дядю точно таким же образом и выхаживала его, но в этот раз дело вскрылось, и ее разорвали четырьмя лошадьми, подходящее для нее наказание.

Случай офицера показывает нам, как сон может дать ключ. Нечто просачивается даже в хорошо защищенных людей; в конечном счете можно найти необходимую помощь, без которой аналитику не вскрыть психологию пациента. Поэтому мы обращаемся к сновидениям. Но ни об одном сне нельзя сказать, что он имеет смысл; это всегда гипотеза, уверенности быть не может; аналитик экспериментирует и выясняет, может ли сон быть верно истолкован, по воздействию на пациента. Большинство людей после некоторого времени в анализе сновидений знают, когда интерпретация «щелкает»; когда возникает чувство, что она точно отражает факт, можно считать, что вы на правильном пути. Аналитик объясняет сон, основываясь на определенной теории, и если толкование полностью неверно, его воздействие на пациента это покажет, бессознательное отреагирует в следующем сне, так что толкование можно будет откорректировать. Если дать пациенту мышьяк вместо хлорида натрия, организм отреагирует и немедленно выбросит яд, так же и в психологии, нельзя дать пациенту психический яд, как и физический, рассчитывая на его усвоение.

Сон, с которым мы имеем дело сейчас, сложнее того, что я вам только что описал. Наш сновидец на вполне невротик; он образованный и очень интеллигентный человек, и его сны это отражают. Сны крестьян, юных или простых людей, или первобытных людей, как правило, поразительно просты. Но сны маленьких детей иногда очень ясные, а иногда очень сложные; чем более бессознательны дети, тем более они находятся под влиянием коллективного бессознательного, или же они могут впитывать бессознательные проблемы своих родителей. У меня были большие проблемы с мужчиной-пациентом, которому не снились сны, но однажды он упомянул сны своего девятилетнего мальчика. Я сразу же расспросил о них. Мальчику снились проблемы отца, и я анализировал отца по снам мальчика; ребенок был необычайно интуитивен. Через четыре недели у отца начали появляться собственные сны, а сны ребенка перестали отражать проблемы отца. Эти связи между родителями и детьми просто поразительны; сны детей принадлежат к самым интересным явлениям в аналитической психологии.

Большая комната, в которой наш пациент и его зять собираются ужинать, похожа на зал в деревенской гостинице, вроде тех, где собираются Verein [клубы] в Швейцарии. Часто можно встретить залы для концертов и т.д., особенно в деревнях, где проводятся различные собрания, с дамами или без дам, с пивом или без пива и так далее. Пациент вспоминал, что по двум официальным поводам присутствовал на таких собраниях в комнате вроде этой.

Длинный обеденный стол посреди комнаты был накрыт на большое количество людей. Затем он обнаруживает странное расположение стульев, восходящих по четырем сторонам, как в амфитеатре, но спинками повернутых к столу. Но прежде чем заняться этим вопросом, необходимо кое-что понять относительно большой комнаты. Как мы можем связать большую комнату с театром?

 

Предположение: Это был его личный театр, где ставилась его собственная внутренняя драма.

 

Доктор Юнг: Да, а затем следует обед – он думает, что уже ел, но снова идет на обед. До этого мы уже сделали предположение, что еда означает ассимиляцию комплексов. За двадцать пять лет я анализировал около двух тысяч снов или около того каждый год, и основываясь на этом опыте, могу сказать, что вероятнее всего еда в связи с театром означает ассимиляцию образов, увиденных во личном театре, то есть, фантазийный или другой материал, открытый посредством интроспекции. Это крайне важная деятельность, она и является цель аналитического лечения. Именно это природа и делает в физическом теле. Если в вас чужеродное тело, природа посылает группу особых клеток, чтобы усвоить его; если им этого не удается, появляется нагноение, вызывающее выдавливание. Те же законы действуют для бессознательного разума.

Возможно, в абсолютной реальности нет ни тела, ни ума, а тело и ум или душа одно и то же, одна и та же жизнь, подчиненная одинаковым законам, и сделанное телом случается и в уме. Содержания невротического бессознательного – это чужеродные тела, не ассимилированные, искусственно отделенные, и они должны быть интегрированы для восстановления нормальности. Предположим, со мной случилась крайне неприятная вещь, и я этого не признаю, скажем, ужасную ложь. Я должен ее признать. Ложь присутствует объективно, в сознании или в бессознательном. Если ее не признавать, не ассимилировать, она станет чужеродным телом и образует абсцесс в бессознательном, и начнется тот же процесс нагноения на психологическом плане, как это происходит в физическом теле. У меня будут сны или, интроспективно, фантазии о том, что я преступник. Что мне делать с такими снами и фантазиями? Можно отвергнуть по-фарисейски отвергнуть их и сказать «Слава небесам, я не такой». В каждом из нас есть такой фарисей, который не желает видеть, кто он. Но если я подавляю свои фантазии об этом, они образуют новую область инфекции, совсем как чужеродное вещество, образующее абсцесс в моем теле. Когда это разумно, я должен признать ложь, проглотить ее. Если я ее признаю, то ассимилирую этот факт, добавлю его к своему ментальному и психологическому устройству; я нормализую мое бессознательное устройство, ассимилируя факты. Сон – это попытка заставить нас усваивать вещи, еще не переваренные. Это попытка исцеления.

Первобытные люди говорят, что им редко снятся сны. Когда я был в Африке, мне очень хотелось получить сновидения у членов племени, так что я предлагал им высокие цены, две упаковки сигарет, соль и т.д. за каждый сон, который они мне приносили, но они были так честны, что никто не принес ни одного сна, хотя многие каждый день приходили навестить меня. Однажды пришел старый вождь, очень гордый и радостный, размахивая шляпой за двести метров и издалека давая знаки, что он принес сон, сокровище: «Мне приснилось, что черная корова родила теленка у реки в неизвестном мне месте». Для первобытного человека увидеть такой сон означало получить благословение небес. Это было Ota, большое видение, и человек должен быть великим вождем, чтобы получить такую благосклонность неба. Сновидец был весьма богатым человеком, и за его скотом присматривали рабы, так что он не знал, что происходило. Этот народ очень любит скот, коровы их тотемное животное, и, как швейцарцы, они отождествляются со своим скотом; у них в глазах то же, что у швейцарцев. Он знал, что у него есть прекрасная черная корова, но не знал, что она беременна, и увидев сон, отправился утром к реке, где была корова с теленком. Было ли это телепатией? Видел ли он когда-то корову беременной и знал о ее положении? Он отрицал всякую возможность этого. В этом племени не практиковалась кастрация, быки всегда находились вместе со стадом; очень милые быки, прекрасные звери, смирные, робкие, почти трусливые, не такие, как у нас; так что не было сезона телят, не было никакого контроля, корова могла понести в любое время, и вполне естественно, что он этого не знал. Но сон ему об этом сообщил. Зачем ему ассимилировать такую вещь? Для скотовода рождение теленка важнее рождения ребенка. Я жил в деревне, и крестьянина все поздравляли, когда у него рождался теленок, а не ребенок. Потому это очень важное событие, находящееся в бессознательном, было открыто ему в сновидении, и его адаптация была проведена правильно, потому что он должен был лучше следить за своим скотом. Знахарю обычно снилось, куда ушел скот, когда придет враг и т.д., и если бы мы жили в первобытных условиях, с нами было бы так же. Так и есть, наши сны сообщают обо всем, что идет не так в нашей психологии, в нашем субъективном мире, вещи, которые нам нужно узнать о себе.

Я вхожу в эти детали интерпретации сна нашего пациента, потому что крайне важно развивать ее шаг за шагом, переходя от факта к факту: из-за того, что мы ходили в театр, из-за того, что мы ели, случилось то-то и то-то. Так иррациональная последовательность воспринимается как причинная последовательность. Мы видели связь между большой комнатой, едой и театром: сидения из амфитеатра расположены в большой комнате, как в театре; и то, и другое – публичные места, стол накрыт; мы знаем, что он ходил в театр и в некоторое место для ужина, так что мы вполне можем быть уверены, что эта часть сновидения принадлежит к той же теме.

Теперь мы переходим к тем сидениям, которые повернуты спинками к столу. Он сказал: «Нам пришлось подняться по лестнице, начинающейся у двери, словно поднимаясь на какую-то трибуну, и с лестницы мы могли попасть на те ряды скамеек, повернутых к стенам комнаты. Я видел, как на этих местах сидели люди, и заметил больше никого рядом со столом посреди комнаты; ужин еще, видимо, не начался». Он вспомнил, что видел похожую комнату в алжирском городе, где они играли в jeudepaume, нечто вроде pelotabasque, как старый английский теннис. Эта комната также напоминала амфитеатр, но сидения были расставлены только вдоль двух стен, доходили почти до середины, но для игры оставалось место. В этой игре мяч били о стену с такой силой, что рука опухала до плеча. Эта игра похожа на английский «fives», предшественник тенниса. У него также возникла ассоциация с клиникой, где в лекционном зале были сидения, как в амфитеатре. Он видел изображение такой комнаты, а также сам был в одной из них, где профессор демонстрировал на доске операцию, которую провел на своей жене.

Вспомните, что столовая – это место, где должны усваиваться вещи; но прием пищи еще на начался, и похоже, предполагается, что он и не начнется. Я хочу подчеркнуть, что столовая – это публичное место. Почему сон подчеркивает коллективность, в которой должна произойти ассимиляция образов? Сон говорит: «Представь, что ты в публичном месте с другими людьми, на концерте, в театре, на игре в мяч, и ты должен «как многие остальные» исполнять коллективную работу, ни в коем случае не индивидуальную; вот призраки твоих сновидений, и очень трудно принять тот факт, что ты трус, ленивый пес и т.д.» Это кажется пациенту невыносимым делом. Он принимается за него с такой неспешностью, с таким нежеланием, потому что думает, что он первый, кому с сотворения мира приходится этим заняться. Действительно, анализ – это дело индивидуальное; коллективная часть – это исповедь, как в римской католической церкви, где исповедь проводится коллективно; и аналитическая исповедь – это чрезвычайно неприятная вещь. Католики говорили мне в анализе, что они не говорят священнику всего. Однажды я сказал такому пациенту: «Просто пойдите и расскажите все это священнику!» «А он не расстроится?» «Надеюсь, расстроится; просто пойдите и сделайте это».Эти пациенты стали лучше как католики после анализа; я часто учил пациентов-католиков, как исповедоваться. Однажды священник, высокий авторитет в католической церкви, спросил моего пациента: «Где вы научились так исповедоваться?» - и был весьма поражен, когда узнал.

Так что сон говорит человеку: «То, что ты делаешь – коллективное дело; ты думаешь, что занимаешься этим отдельно, в кабинете врача, но многие другие делают то же самое», Анализ аналогичен исповеди, а исповедь всегда была коллективной и должна быть коллективной; она проводится не для одного себя, а ради коллектива, она имеет социальное назначение. Социальная совесть человека испытывает трудности и заставляет признаться; через грех и секретность человек исключается, а исповедовавшись, возвращается в сообщество снова. Так после изоляции протестантской эры человеческое общество будет отстроено заново на основе идеи о всеми признанной истины. Идея исповеди как коллективного долга – это попытка со стороны бессознательного создать основу для новой коллективности. Ее сейчас не существует.

Вы можете сказать, что это слишком далеко идущее заключение, но для этого человека оно просто гвоздь в голову. Он очень добросовестен и с болью осознает, как много людей сегодня отделены друг от друга; он отделен от своей жены, не может с ней поговорить, а также от друзей, потому что не может обсудить с ними то, что его действительно заботит. Это глупейшее, иррациональное скопление бессмыслицы! В примитивных обстоятельствах обсуждать можно что угодно, любому можно сказать все, что хочется. Если мужчина говорит, что его жена спала с другим, это ничего не значит – каждая жена так делала. Или если женщина говорит, что ее мужчина сбежал с девушкой из соседней деревни, это тоже ничего не значит – все знают, что каждый мужчина так делал. Эти люди не исключают друг друга посредством секретности, они знают друг друга и потому знают себя, они живут в коллективном потоке. Что поражает больше всего в жизни в примитивном племени – это чувство пребывания в потоке коллективной жизни; если человек умен, он даже диссоциируется от самого себя, чтобы не отделяться от племени; все племя действительно одно целое. Можно почувствовать, что наши города – это лишь скопление групп, у каждого человека своя забота, он не рискует предаться даже ей, а пытается скрыться и от самого себя. И все это иллюзия. Так называемые близкие друзья не знают важнейших вещей друг о друге. Гомосексуальный пациент сказал мне, как много у него друзей. «Вам очень повезло иметь много близких друзей!» Он поправился: «У меня около пяти близких друзей». «Я полагаю, вы не скрываете своего гомосексуализма с близкими друзьями?» Он был шокирован этой идеей, он скрывал от них свою гомосексуальность. Эта скрытность от друзей разрушает общество; скрытность анти-социальна, разрушительна, это рак нашего общества. Пациент особенно страдает от того факта, что не может сказать правды, и сон говорит, что это коллективная задача.

Так причем же тут игра в мяч? Стол будет местом, где пройдет обед, а сидения предназначены для присутствующих на этом коллективном приеме пищи – настоящий психологический стол причастия. Психологический корень причастия и необходимое предварительное условие – это всегда исповедь; мы должны исповедаться, чтобы оказаться достойными причастия. Апостольская заповедь: «Признавайтесь друг перед другом в проступках»[3] была дана ранней Церкви, чтобы создать братство. Так почему эти сидения повернуты спинками к столу? Это очевидно означает что-то ненормальное, что-то сильно выраженное; любой абсурдный факт, который подчеркивается в сновидении, указывает на что-то почти патологическое. Чтобы истолковать его, мы должны встать на место, заданное сном. Представьте, что вы вошли в комнату, где должно пройти причастие и обнаружили, что сидения повернуты спинками к центральному месту в комнате, что бы это значило? Что вы отказываетесь принять причастие, конечно же. Если кто-то поворачивается спиной к своим собратьям, играть нельзя, причастие невозможно, в происходящем нет совпадающих интересов, это нечто вроде отлучения; все смотрят в стену, не глядя на других, и потому каждый отлучен, каждый изолирован. Это очень личностный сон, в который вторгаются социальные проблемы; в нем нет ничего мифологического, это не сон из коллективного бессознательного. Сон говорит: «То, что ты делаешь втайне, делают все остальные, все повернулись спиной друг к другу».

Центр социальной группы – это всегда религиозный символ. Для первобытных людей это тотем; позже это жертвенный символ, как митраистское убийство быка; а в высших формах религии это таинство. Центр социальной активности в очень примитивных условиях – это танец или магическая церемония в круге посреди хижин. Вероятно, те древние каменные круги, которые до сих пор находят вокруг Корнуолла, были такими общинными местами. Считалось, что когда люди собирались там вместе, присутствовали и духи предков, наблюдающие за ними; в причастии участвовало не только их сознание, но и предки, коллективное бессознательное. Церемония была символической игрой. Бои быков в культе Митры были не такими, каковы они сейчас в Испании; вокруг груди быка был разноцветный пояс, а тореадор должен был запрыгнуть на спину быка и пронзить ему сверху лопатку – но не длинным мечом. Митра считался таким тореадором, вроде Иисуса боксерского ринга или футбольного матча. Эти игры были причастиями, люди обращались лицами друг к другу. Бои быков до сих остаются в Испании символом порядочного поведения через чистое насилие к самому себе; испанский темперамент не допустил бы порядочного поведения, не будь боя быков, им нужно поведение тореадора: страсти следует контролировать, как тореадор контролирует быка.

Митраизм был культом римских легионов из-за его дисциплины. В Риме они встречались в пещерах; было место для встреч и совместного приема пищи, нечто вроде триклиния с двумя параллельными рядами скамеек, а в конце комнаты символическое изображение Митры, убивающего быка; рисунок был вращающимся, а на другой стороне была изображена новая жизнь, пробивающаяся из мертвого быка, скот от гениталий, вино из крови и т.д., все плодородие земное.[4] Люди ложились на кушетку, с которой было видно изображение, и пространство в центре открывалось. Это было что-то вроде театра и столовой одновременно, где они причащались бога через священную трапезу: «Как бог убивает быка, так и я убиваю свои страсти». Пили воду и ели ломти хлеба, помеченные крестом. Колокольчики, используемые в католической мессе, пришли из культа Митры, а также христианство позаимствовало дату 25 декабря. Убийца быка подходящий герой для солдата. Иезуиты были солдатами Христа именно в этом смысле, и Армия Спасения использует эту же форму; для солдата дисциплина означает убийство своих страстей. Многие другие вещи из митраистского культа пришли из католической церкви. Первоначальные христианские празднества любви иногда были весьма сомнительной природы, они часто заканчивались пирушками. Св. Павлу это не нравилось, и потому он позаимствовал многое из культа Митры ради дисциплины, потому что ничего более подходящего не было. Потому первой ритуальной формой было жертвоприношение «ангца» - больше не бой быков – священное празднество, которое стало католической мессой.

Идея ритуальной игры сохранилась до XIII в. Они действительно играли в мяч в церквях, jeudepaume, и оттуда пошел слух, что христиане убили ребенка, перебрасывая его друг другу как мяч, пока он не умер. Христиан в этом обвиняли гностики, а христиане в свою очередь обвиняли евреев. В Чехии всего тридцать лет назад прокатился слух, что евреи убили ребенка, совершили ритуальное убийство. Эта jeudepaume имела ритуальный смысл, как и карнавал. В монастырях во время весеннего карнавала аббат и самый юный брат менялись местами, брат становился аббатом и наоборот. Был также праздник, на время которого они менялись местами, аббат и старшие братья служили младшим братьям; и младшими братьями проводилась притворная месса, во время которой пели песни и отпускали непристойные шутки, все напивались вином, не только священник; затем наступал черед пьяных оргий, и все они выбирались из церкви на улицы и переворачивали все вверх дном. Эти празднества и jeudepaume были прекращены Папой в тринадцатом столетии, как раз потому что они доходили до таких крайностей.[5] Исторические публикации крайне важны, но в церковных публикациях многое скрыто; в религиозных вопросах было много обмана, лжи и намеренных пропусков. Например, древний фаллический культ, заимствованный христианской церковью у язычества, никогда не упоминается; остатки его сохранились в одной из форм креста, но люди предпочитают не обращать внимания.[6] Тщетно искать этот факт в церковных публикациях.

Таким образом, центральная символическая игра исторически подлинна. Этот сон едва ли затрагивает коллективное бессознательное, разве что в этой легкой аллюзии на некогда исторический факт. Мид публиковал материал об церковных играх в давнем томе TheQuest. Он также опубликовал работу под названием «Священный танец Иисуса», совершенно невозможная идея с христианской точки зрения, но она принадлежит к первым столетиям; а также небольшую книгу, озаглавленную Гимн Иисуса, это танцевальная игра и страсти* из гностического документа второго столетия.

Поворот спинок к обеденному столу означает антисоциальный настрой нашего времени и общества, вроде раскола нашего протестантского мира. Церковь, которая когда-то была вселенской теперь расколота больше чем на четыре сотни сект, ответвлений adinfinitum. И все это настолько принизало общество, что все мы принадлежим к «людям, которые поворачиваются спиной друг другу». Так что символизм сновидения возвращает нас к проблеме, которая заботит пациента. Меня ни черта не заботит общество как абстракция, но я связан с обществом через его представителей, тех, кто близок ко мне, начиная с моей жены, детей, родственников и друзей, все это мосты, соединяющие меня с обществом. И я отделен от общества, когда отделен от тех, кого люблю. Я не могу быть к этому безразличен. Не так с этим человеком: он частично отделился от своей жены, между ними нет соучастия, не происходит jeudepaume.

Теперь сон ведет нас обратно к той очень личной проблеме. «Мы садимся, и я спрашиваю своего зятя, почему его жена не пришла. Спрашивая, я в то же время вспоминаю причину ее отсутствия; я не ждал ответа, потому что хотел показать зятю, что не забыл о болезни его ребенка». Что до болезни, то он говорит: «Моя жена никогда не выходит в свет, не развлекается, если хоть один ребенок неважно себя чувствует, или если ей кажется, что за детьми не будет должного присмотра, если она отлучится». Поскольку они много жили в тропических странах, где за маленькими детьми нужно тщательно заботиться, растить их труднее, чем в Швейцарии. Я сам столкнулся в Африке с необходимостью защищать детей от опасного жара солнца. Больному ребенку теперь намного лучше, лишь небольшой жар. В своих ассоциациях об этом факте он упомянул мальчика своего зятя: «До самой его смерти я постоянно спрашивал зятя, как себя чувствует ребенок». Все эти обсуждения жены его зятя, конечно, указывают на его личную проблему, на тот факт, что он не близок с собственной женой, что у них нет совместного причастия. По его словам: «Когда ребенок болен; жена всегда ужасно беспокоится, сверх всякой меры». Болезнь ребенка – это самая очевидная причина того, почему они с женой повернулись спинами друг к другу; но болезнь настоящего ребенка не будет таким препятствием между мужчиной и его женой. Мы уже знаем, что отсутствие причастия – это общая социальная проблема, которая становится очевидной практически в каждом браке. Совсем как в реальности жена вынуждена быть в другом месте из-за болезни ребенка, так и психологически она не присоединяется к нему из-за болезни ребенка во сне. Итак, поскольку болезнь ребенка проходит сквозь весь сон, мы должны предположить, что это означает больше, чем лишь возможность для его жены не быть в игре. И очень важно, что больной ребенок – девочка.

Предположение: Ранее мы видели, что девочка была некоторым аспектом его самого.

 

Доктор Юнг: Умерший в действительности ребенок был мальчиком и не имеет здесь подлинной важности. Потому если бы ему приснился мальчик, что выражало бы некую часть его самого. Я наблюдал в сновидениях и в клинических случаях некоторую склонность мужчин персонифицировать свой возраст. Был случай деревенского доктора, еще в девятнадцатом столетии, человека, живущего весьма активной жизнью, который поздно возвращался домой с тяжелого вызова, шел очень уставший, и неожиданно осознал, что параллельно ему посреди дороги находится тень. Он разглядел в этой фигуре себя самого, только на десяток лет младше. Затем видение исчезло, но появилось снова как он же лет на двадцать младше, и так вплоть до мальчика лет восьми или десяти. Это была персонификация его самого: «Мальчик или мужчина, которым я тогда был, я вижу его таким, какой он был». Так что аллюзия на мертвого мальчика – это аллюзия на ушедшую юность самого пациента. Он достиг второй половины жизни, когда меняется психология: юность мертва, начинается вторая часть. Но это только аллюзия; нас интересует болезнь девочки.

 


[1] Более детальное описание этого случая и его связь с египетской легендой, о которой говорится ниже, см. в "The Structure of the Psyche" (1927), CW 8, pars. 303ff., и "The Tavistock Lectures" (1935), par. 230.

[2] Ср. Быт. 3:15.

[3] Иак. 5:16.

[4] Cf. Symbols of Transformation, CW 5, par. 354 (as in 1912 edn.).

[5] Юнг описывал некоторые подобные пиршества в "The Psychology of the Trickster Figure" (1954). CW 9 i, pars. 458ff.

[6] Пример тому см. ниже, 6 ноября 1929 г., рис. 12.

* Здесь: вид церковной оратории под инсценировку событий Страстной недели. – прим. перев.

Пер. Sedric (Иван Ерзин)

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaroклассические баннеры...
   счётчики