IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Воскресенье, 06 января 2013 20:08

Карл Юнг Анализ Сновидений Лекция VI 19 июня 1929 г.

Карл Юнг

Анализ Сновидений

Лекция VI

19 июня 1929 г.

 

 

Доктор Юнг: Насколько я могу судить, мы пришли к удовлетворительной интерпретации сна пациента об инцесте. Есть какие-то вопросы?

 

Доктор Гилман: Насколько мужчина был ошеломлен вашим толкованием этого сна?

 

Доктор Юнг: О, он вообще не был ошеломлен, потому что не осознал этого. В некоторых случаях осознание приходит гораздо позже. Поразительно, как слепы могут быть люди. Бессознательное впервые нанесло ему сбивающий с ног удар – и я пытался подсластить пилюлю. У каждого человека есть анафилактическая1 система, защищающая от слишком интенсивных осознаний. У меня не было протестантского чувства, что следует вбить эти вещи ему в голову. Только когда мне кажется, что пациент должен начать осознавать определенные вещи, я настаиваю на полном понимании. Данное осознание было предусмотрительно теоретическим. Такие люди особенно гордятся своей способностью к пониманию. Если бы я сказал: «У вас убийственные инстинкты», он бы ответил: «Ну да, у всех нас они есть», но подумать, что он действительно может разбить о голову жены бутылку – невозможно! Мыслитель никогда не бывает поражен мыслью, только чувством. Нет человека более непроницаемого для чувств, чем чувствующий тип в споре. Чувствующий тип не дает доступа к своим чувствам, потому что управляет ими. Это его способность, он использует ее, чтобы сообщаться с другими людьми. До мыслящего типа можно достучаться с помощью чувства, ведь тут он уязвим. Мы неуязвимы в своей высшей функции. Она словно склонна быть безжизненной, недостойной, малокровной; она тупая и толстокожая, но очень хитрая в нападении на других людей и достижении результатов. Это ценный инструмент, но сам по себе нечувствительный. Мы допускаем большую ошибку, считая, что мыслитель полон глубоких размышлений. Скорее наоборот, его мысли глубоки, только когда смешаны с подчиненной функцией; и для чувствующего типа соответствующая истина тоже верна. Наш пациент осознает, что в этой теме инцеста что-то есть, но отсюда и до его чувств еще долгий путь. Он не невротик, и я вижу его, когда она приходит и уходит. Потребовалось два года, прежде чем зародилось понимание, что такое чувство. Я говорил вам, как он почти бросил анализ, когда впервые приблизился к чувству,2 так что от осознания сна об инцесте он еще дальше. Он бы сказал: «Да, все эти факты верны», но для него они словно напечатаны в книге.

 

Доктор Дэди: Каким может быть чувственное осознание того сна?

 

Доктор Юнг: О, чувственное осознание могло бы быть глубочайшим ужасом, который породил бы мощный импульс к изменению ситуации немедленно. Он бы сказал, что этого не случится. Поговорил бы с женой об этом сне и сказал: «Боже мой! Мы в ужасной ситуации, следует что-то с этим делать!» Но он до сих пор ни слова не сказал жене. Я не давлю; я сказал ему, что продвижение будет медленным, не важно, если это займет шесть или семь лет.

 

Доктор Шмитц: К чему бы привело некоторое давление?

 

Доктор Юнг: О, он бы сказал: «Я не такой дурак, чтобы лезть в пекло». Бросил бы анализ. Как вы знаете, я не сильно озабочен приемом пациентов, но этот случай интересен как чисто лабораторный эксперимент.

 

Доктор Шмитц: А продвижение вообще есть? Что, если бы вы надавили на него недели через две, и следовало ли давить вообще?

 

Доктор Юнг: Да, продвижение есть. Он не невротик; иначе само состояние оказывало бы на него давление. Так зачем же мне это делать?

 

Доктор Шмитц: Почему он пришел?

 

Доктор Юнг: У него был интеллектуальный интерес, он интеллигентный мыслящий человек. Давить на него – не мой долг, это не моя работа. В этом смысле я не его врач, ведь у него не терапевтический случай. Будь это невротический пациент, я бы надавил и сказал: «Хватит валять дурака, идите к жене и сделайте с этим что-нибудь». Изначально наши отношения сложились как джентльменская игра.

 

Доктор Шмитц: Вы говорите, что до пациента не достучаться через мышление, так что он должен быть поражен чувством, и что чувствующий тип не может быть затронут чувством. Я думал, что чувствующий тип был поражен ситуациями, которые оставят мыслящего типа достаточно бесстрастным, вроде перегруженной лошади, которая несет больше, чем следует.

 

Доктор Юнг: Нет, они только говорят так. Они действуют через ведущую функцию и говорят на языке чувства. Если приходится работать с чувствующий типом, нужно пользоваться соответствующим языком. Например, однажды я лечил женщину, которая принадлежала к чувствующему типу. Ее сын недавно обручился, в глубине происходила легкая инцестуозная игра, но мать не была готова принять эту проблему. Я не упоминал об этой ситуации, но сказал ей с тонкой интонацией: «Для матери, должно быть, трудно потерять сына». Она сразу приняла все за чистую монету, проглотила и сказала: «Нет, это не так плохо. Думаю, это хуже, чем потерять дочь». Если бы я говорил с ней интеллектуально, мы бы спорили об инцесте и прочих отвратительных вещах, и тогда уже она бы выдала: «Для матери так трудно потерять сына». Мы оба знаем, что это не по-настоящему. Это необходимое притворство. Эта женщина – яркий чувствующий тип, она не дура. Если рядом два мужчины, принадлежащих к мыслящему типу, и они не дураки, то им известно, что пока спор идет о всякой интеллектуальной ерунде вроде a + b = c и т.д., им прекрасно известно, что это просто упрятывание чего-то иного в интеллектуальную обертку. Они помещают вещи в пристойную интеллектуальную форму, чтобы передать другому. Это facon de parler [манера речи]. Каждый думает: «Он знает, что я знаю», и так же с чувствующим типом. Мой пациент прекрасно это выражает, словно за душой были подавлены некие стенания, но мы оба знаем, что игра небеспричинна. Мы знаем, что еще не настолько горячо, ситуация еще не достигла кипения. Это превосходство ведущей функции, еще не слишком жарко, не слишком трудно. Ведущая функция действительно равнодушна, трудность сокрыта, недоступна, но у нас есть иллюзия, будто мы заняты ею, хотя тогда это было бы как сыпать соль на рану и привело бы к разрушительному пожару. С мыслящим типом нельзя говорить на языке чувств, с чувствующим типом нельзя говорить на языке мышления. Если бы я использовал чувственный аргумент с этим мужчиной и сказал: «Разве это не ужасно, когда двое влюбленных, живущих рядом годами, делящих горе и радость, не находят взаимного доверия? Просто идите к жене, возьмите ее на руки, и т.д…», он бы решил, что мне самое время отправляться в клинику для душевнобольных, или же проглотил бы и со слезами на глазах пал бы мне в объятья, уверяя, что именно так и сделает. Затем вышел бы и сказал: «Черт побери! Что этот парень со мной сделал, у меня слезы ручьем?» Если с мыслящим типом обращаться так, заставить его рыдать, это породит дьявольское сопротивление на следующие полгода. Если он мужественен, с женой он не поговорит, ведь его заманили и обманули. Если, столкнувшись с чувствующим типом, вы начинаете говорить с ним интеллектуально, то тем самым мостите дорогу к взрыву, и может произойти что-то ужасное, ведь подчиненная функция еще не была адаптирована. Дайте орангутангу ружье и посмотрите, что выйдет. Потому в анализе мы должны приспосабливаться к ведущей функции и следить за собой. Пусть говорит пациент. Имея дело с чувствующим типом, я говорю немного, так как не доверяю своему чувству. Разговаривая с той женщиной о ее сыне, я опасался, что она уловит хитрость, но она приняла все за чистую монету, так что я могу судить, что чувствующая функция у меня на уровне. Это доказательство, что моя чувствующая функция действует нормально. Это должное введение, доброе утро комплексу инцеста. Это хорошая форма для чувствующей функции.

 

Доктор Дэди: Хорошая форма для ведущего чувства?

 

Доктор Юнг: Да, для установления должного раппорта. Ей показалось, что это правильно с моей стороны; это полное надувательство, но намерение было благим, пристойным. Раньше я устыдился бы использовать такие средства, но это действительно попросту хорошая форма, не более бесчестная, чем ее. Предположим, что у вас есть сосед, который кажется сущим дьяволом, разве пристрелить его было бы лучше, чем поздороваться?

 

Доктор Дэди: А если она могла бы вывести на поверхность свое подчиненное примитивное чувство?

 

Доктор Юнг: Это было бы очень плохо. Это последнее дело. Это подтолкнуло бы комплекс инцеста, и сделало его очевидным. Случилось так, что к концу часа мы пришли к заключению, что у матери могут быть определенные чувства к сыну. Не продвинься она в анализе так далеко, ей бы не вынести даже одной этой мысли. Но ей все еще не хватает подчиненного примитивного чувства, которое стоит за этим инцестом. Выведение на поверхность подчиненного примитивного чувства придет позже, и тогда она будет действительно осознанной. Даже хотя этот человек мог понять свои чувства в отношении этого комплекса инцеста, даже тогда последнего шага все равно не хватает. Этим последним шагом было бы осознание через подчиненное мышление. Я постоянно сталкиваюсь с тем, что это последнее осознание, то изначальное, из чего создана ведущая функция, достигается в анализе в последнюю очередь. У мыслителя, например, есть мораль мысли. Он бы сказал: «Мышление не может быть неправильным, грешно думать нелогично, такое мышление нечисто, думать нелогично – это грех против Духа Святого. Мышление должно быть инстинктивно правильным». То же и с чувствующим типом, чувство должно быть верным; иначе человек потерян. Это позволяет составить представление, какие чудовищные усилия потребовались человеку, чтобы отделить подчиненные части от своей ведущей функции, стать человеком, в некотором смысле противостать природе. Но это вопрос очень продвинутого анализа.

 

Доктор Шмитц: Может ли подчиненная часть мышления быть чем-то иным, нежели мышление?

 

Доктор Юнг: Это мышление, хорошо, но совершенно нечистое; то есть мышление, каким бы мыслила природа, худший род женского мышления, вроде мышления невежественной стряпухи.

 

Доктор Шмитц: Естественный разум женщины?

 

Доктор Юнг: Нет, скорее мышление червя женского пола. Дайте Канту увидеть его подчиненное мышление, и он побежит от него, как от огня. Для меня нет ничего хуже, чем признать свое подчиненное мышление. Я скорее признаю что угодно, моральное безумство, инцест, любой порок. Это подчиненное мышление хуже всего. Но это заводит нас слишком далеко в сторону.

Прежде чем мы перейдем к следующему сну, я хожу реконструировать для вас ситуацию. До сна об инцесте был сон о вишневом дереве. Сновидец был вынужден увидеть, в нем есть иррациональный рост, и следует обратить внимание на индивидуальное развитие вместо того, чтобы поражаться развитию во мне. Затем был сон об инцесте. Все начинается снизу, так что ему следует придти внутри к некоторым основным фактам. Св. Августин сказал: «Мы рождаемся в испражнениях и моче».3 Ему следует понять инцесте, прежде чем мы сможем продолжать. Ему следует знать, что чувство в нем подчинено. Как в древних мистериях посвящения. «Отдай все, чем владеешь, и тогда обретешь». Ему следует унизить себя, он должен покаяться, и тогда понимание мистерии придет в исцеляющем сне. В нашей психологии все действует точно так же. Сновидец должен понять идею инцеста и чувство ситуации, насколько способен, а способен он не на многое. Теперь мы приходим к предположению, что он понимает это по крайней мере интеллектуально. Возможно, что-то происходит.

 

Следующий сон [17]: «Я работал на дороге, уходящей вверх». (Сон об инцесте означал смирение, спуск, а теперь он снова идет вверх. В древних мистериях посвящения за покаянием, простиранием, спуском обычно следуют ступени, на астрономическом языке означающие семь составляющих человека, или же восхождение по семи сферам4 вашего внутреннего устройства, полная самореализация.) «Идти очень трудно, поэтому я прыгал; продвигаюсь очень быстро, наполовину прыгаю, наполовину лечу, временами едва касаясь земли. Так я наткнулся на старого нищего с посохом, идущего по той же дороге. По обеим сторонам дороги росли деревья, и неожиданно я обнаружил, что прыгаю на них, перепрыгиваю с ветки на ветку, как акробат в цирке. Затем увидел на дороге женщину с мальчиком. Кажется, они были каким-то образом связаны со мной. Пока я цеплялся за нижние ветви дерева, мальчик подошел и ударил меня палкой. Я схватил палку и попытался ее отобрать; затем увидел, что теперь он держит ее у себя во рту. Я вырвал ее и обнаружил, что у него изо рта течет кровь. Я сказал: «Вот что бывает, когда бьешь других людей». Наконец, дорога привела к зданию из желтого камня, грубо построенного с двумя флигелями и неким двориком спереди. Между флигелями лежала перегородка, своего рода врата. Сначала мне показалось, что это тюрьма. Солнце палило и раскаляло это здание из желтого камня. За вратами было крыльцо, ведущее в сад, но затем я увидел, что это просто низкая стена, примерно на высоту груди. Я смог заглянуть поверх и увидел на земле лежащего старика. Он был одет в обноски, чопорно протянув руки. Он лежал неподвижно, и я не знал, жив он или мертв. В саду нас дразнил ребенок-араб лет шести или восьми. Тогда я запрыгнул на перегородку, стоя верхом на вратах лицом в сад. Тогда ребенок стал кричать и сказал, что нам не дозволено являться во двор. Не обращая на него внимания, я забрался и приблизился к двери дома. Было жарко, и вдоль стены возле дома мы нашли множество предметов новой мебели, словно ее только что распаковали, достав из грузовика. Среди мебели был какой-то умывальник с рамкой для зеркала, но без зеркала. Я сказал, что нехорошо мебели оставаться на солнце (иронично). Затем попытался поймать ребенка-араба веревкой и привязать ему руки к телу, но ребенок ревел, как безумный, и я подумал, что лучше его отпустить. Я приблизился к двери дома и увидел на табличке имя: «Доктор Байер», затем подошел к другой двери и позвонил в звонок».

 

Ассоциации: Дорога: Пациент говорит: «Я сравниваю эту уходящую вверх дорогу с эволюцией человечества, а также с эволюцией индивидуума, которую можно выразить в восходящей дороге. Такой прогресс можно5 осуществить безболезненно. Чтобы двигаться вперед быстрее, необходимо отделиться от земли, использовать землю как point de depart [отправную точку]. Прыгая, он использует землю как трамплин. Старый нищий на дороге: «Он напоминает мне об индийских факирах, вроде святых». Прыгание с ветки на ветку«напоминает мне об обезьянах о том, как они перемещаются с ветки на ветку». Женщина и мальчик на дороге: «Это была незнакомая женщина, но я думаю о своей аниме, а мальчик может быть Эросом из сновидения о Puer Aeternus. Я чувствую, что женщина и ребенок близки мне, но не знаю, каким образом». Мальчик, бьющий его на дороге: «В какой-то момент я не осознавал, что мальчик делал, а затем он стал бить меня». Кровь во рту мальчика: «Кровь может быть символом кастрации». Здание из желтого камня «напоминает мне о некоторых зданиях в Африке возле ливийской пустыни, зданиях, которые могут принадлежать египетской администрации, но в реальности там бы не было сада».

Во сне его первым впечатлением от здания было ощущение, что оно может быть тюрьмой. «Тело – это тюрьма души». Крыльцо за вратами у главного входа: Сновидец говорит: «В Африке за входом в особняк надзирает носильщик у врат, который обычно живет под крыльцом или в примитивном сооружении возле главного входа. Мы бы назвали это домиком привратника». Старик на крыльце: Он не уверен, мертв ли старик, напоминающий ему об индийском факире или йоге. Он говорит: «Йога очень меня интересовала, хотя, должен признаться, абсолютная интроверсия с полной утратой связи с внешним миром вплоть утраты реальности собственного тела, не очень мне симпатична». Как вы помните, на начальной стадии анализа он говорим, что интерес к оккультизму был болезненным и никуда его не привел. Затем он снова говорит о женщине и мальчике, его сопровождающих. Он говорит: «Что интересно, когда я запрыгнул на перекладину ворот, женщина и мальчик уже были в саду, словно для них не составляло труда туда попасть. Как только я ступил туда, они там уже были, из чего я могу заключить, что это части меня самого».

Что занятно, ребенок-араб никаких ассоциаций не вызвал. Он говорит: «Это обычный ребенок, каких тысячи в Африке, совершенно реальный. Я не имел к нему доступа». О новых предметах мебели, вынесенных из дома прямо на солнце, он сказал: «это были дешевые вещи, какие можно увидеть в дешевых магазинчиках. В них не было ничего индивидуального или личного, вообще ничего ценного».

Из замечания пациента во сне, что нехорошо оставлять мебель под солнцем, я заключаю, что мебель на самом деле не из этого здания. Попытка связать ребенка-араба веревкой: Сновидец говорит: «Я не уверен, мальчик это или девочка. Я словно пытался показать этому ребенку, что не боюсь его. Ребенок может быть из этого дома, может быть, это ребенок консьержа». Будь этот дом частным особняком в Африке, владельцы которого покинули его на лето, за ним бы, естественно, наблюдал смотритель, а у них всегда есть слуги, так что вокруг обязательно слонялись бы грязные мальчишки. Неожиданно он вспомнил, что прошло восемь лет с тех пор, как он проводил лето за границей. То есть он оставался в Швейцарии уже восемь лет. Надпись на дверной табличке, доктор Бауэр: «Это напоминает мне о докторе Фаустусе, а также о последних двух словах, начертанных на груди Перната в романе Майринка Голем.6 Я думаю, что эта надпись означает вход в магию или волшебство». Последние два слова, на которые ссылается сновидец, это «Аур Бохер», то есть «свет» и «последователь», то есть посвященный, так что его интуитивная интерпретация уместна: «Юноша должен быть посвящен в свет».

О сновидении в целом он говорит: «Чтобы подняться по восходящей дороге эволюции, необходимо оторваться от земли и использовать землю лишь как point de depart [отправная точка]. Не следует подвергаться влияниям Эроса, но его присутствие неизбежно, или, возможно, необходимо. Прежде всего необходимы интроспекция и интроверсия, но это не крайне важные вещи. При приближении к вратам души не следует оставлять что-то вроде дешевой мебели в душевном саду. Мне следует их убрать. Мне кажется, эти дешевые вещи – определенные предрассудки. Дверь с надписью «Доктор Бауэр» на ней не кажется мне правильным входом. Мне кажется, это магический путь. Так что я прошел мимо этой двери и позвонил в другую». О ребенке-арабе он говорит: «Не имею ни малейшего представления, какое он имеет ко мне отношение».

Должен сказать, что этот сон в некоторой степени появился под влиянием прочтения Голема Майринка. В последней части книги герой Пернат в видении приближается к вратам видения, которые открываются в неведомый сад у странного дома. На вратах культовые символы Осириса, изображающие посвящение и возрождение. Посвящение всегда происходит в подземном мире, и Осирис бог этого мира, так что ситуация вГолеме – это в некоторой степени сцена сна, хотя, конечно, совершенно иначе выраженная. Это достаточно сложный сон, и нам следует идти шаг за шагом. В начале появляется дорога, ведущая к определенной цели. Поскольку идти под палящим солнцем трудно, он прыгает с ветки на ветку, как акробат или обезьяна.

 

Профессор Шмальц: Его объяснение кажется мне подозрительным. Разве прыгать с дерева на дерево – это лучший способ достигнуть цели? Трудная дорога под солнцем, возможно верный путь, от которого он уклоняется, забираясь на деревья, предпочитая легкий путь, интуитивный путь. Могу сказать, что данное им объяснение неудовлетворительно раскрывается подлинный смысл.

 

Доктор Юнг: Оно и его не удовлетворяет.

 

Профессор Шмальц: И мне также не кажется, что мальчик – это Эрос, скорее это фигура, которая хочет сказать ему правду, вколотить в него правду. Я не вижу здесь символа кастрации. Палка во рту мальчика – это правда, и весьма неприятная, а правда должна кровоточить.

 

Доктор Юнг: Да, человека можно бить или бичевать словами. Сначала мальчик колотит его палкой, затем, когда сновидец хватает палку, она неожиданно оказывается у мальчика во рту, и сновидец с кровью ее вырывает.

Сон начинается верно. Мы находимся в ситуации, которую, следует полагать, мужчина осознал. Он умалил себя, а теперь поднимается с распростертого положения, чтобы идти по восходящей дороге, но идти по дороге очень трудно, это вроде пытки. Солнце обрушивается, как тонны свинца, и сон верно использует язык, хорошо известный сновидцу. Он говорит о «la chaleur accablante»7 африканского лета, но когда есть деревья, можно идти в их тени. Но если вы «un tricheur», тот, кто вытворяет штуки, или обезьяна, вы можете избежать пыльной дороги, прыгая с дерева на дерево. Это очень интуитивный путь, интуитив продвигается прыжками, едва касаясь реальности. Он видит цель с вершины горы и полагает, что уже там, касаясь земли время от времени. Его предположение, что можно достигнуть цели, прыгая с дерева на дерево, неверно. Туда можно добраться, только с трудом делая шаг за шагом, взбираясь с болезненными усилиями, потому следует относиться подозрительно к его передвижению прыжками и скачками, в то время как женщина и мальчик тащатся по пыльной дороги. Они должны идти, но он вытворяет фокусы и движется, как обезьяна – обезьяньи фокусы! Так что следует заключить, что в предыдущем сне он не пришел к подлинному ощущению ситуации. Несмотря на исповедь и умаление, он лишь частично осознает правду, и потому пытается продвигаться привычным путем. Предчувствуя долгий и болезненный путь по восходящей дороге, он снова пытается выкинуть обезьяний фокус. Он боится войти в соприкосновение с неприятной реальностью. Сон показывает это в самом начале.

 

Миссис Зигг: От последнего сна у меня осталось впечатление параллели между сном о мальчике, Puer Aeternus, которого кормили белым хлебом, и девочкой из сна об инцесте. В обоих снах осознание неполное, так что ему приходится повторять снова и снова, пока все не прояснится.

 

Доктор Юнг: Да, это верно, как я указал раньше. Пока сон критикует легкие пути уклонения от реальности. Сновидец чувствует, что мальчик-Эрос из первого сна – снова тот же мальчик. Иными словами, здесь та же проблема, проблема отношений с женой, которые, конечно, так и не установились. Если бы он выложил свои проблемы перед женой, это было бы болезненно, но это реальный путь, по жаре и в пыли. Он все еще заигрывает с идеей, что мальчик может быть своего рода Эросом. Но Puer Aeternus на самом деле означает вашу предельно искреннюю попытку постигнуть собственную истину, устремление к созданию собственного будущего; ваши величайшие моральные усилия. Но человек должен идти по дороге, не следует прыгать с дерева на дерево. Так что когда сновидец спускается с дерева, мальчик пытается его поколотить. Это, опять-таки, критика, его нужно выпороть, как непослушного мальчика, за попытку увильнуть от собственных проблем. Но он вырывает палку изо рта мальчика, что определенно означает попытку вырвать слово истины, исходящее из уст Puer Aeternus. Подлинная сущность или глубочайшие недра его души или духа говорят: «Смотри, ты вытворяешь обезьяньи фокусы, обманываешь себя, вводишь себя в заблуждение. Ты прекрасно знаешь, что нужно делать». Он хочет себя слушать, не хочет видеть этот символ. Его идея, что это символ кастрации, верна метафорически. Он «кастрировал» своего Бога, свой божественный голос, отнял силу, как Кронос в древнегреческом мифе кастрировал отца Урана.8 Так что кастрация может просто означать увечье собственной истины, уничтожение направляющего принципа. Это грех против Духа Святого, действие против собственных убеждений. Au fond [в глубине] он прекрасно знает, что делать, но предпочитает этого не делать. Это прекрасная демонстрация того, как действуют сны. Имея перед собой такой сон, трудно сказать, что у бессознательного нет моральной функции. Этот сон – лучшая мораль, которую можно представить, хотя многие сны вообще не моральны, так что в конце концов я пришел к заключению, что мы можем говорить лишь о том факте, что сны показывают некоторое поведение неприемлемым, поскольку природа такие вещи не выносит. Этот мужчина в глубине своей честнее, чем на поверхности. Я практически убежден, что будь он настоящим преступником, то есть совершившим убийство, бессознательное сказало бы: «Ты должен совершить убийство, иначе ты уклоняешься от собственной проблемы». Восток знает это, так что Восток может сказать: «Совершенный сыграет роль царя, нищего, преступника или убийцы, помня о богах». Восток знает, что убийца должен совершить убийство, или же он действует аморально. Это означает, что человек, который должен стать преступником, или убийцей, должен это сделать, или же не выполнит предначертанную ему роль. На Востоке легче иметь такую философию из-за веры в то, что одна жизнь не исчерпывает всех возможностей человека. Мы на Западе в такой спешке потому что постоянно заняты своей уникальной жизнью. На Востоке люди могут завершить в следующей жизни то, что упустили в этой. Потому у них достаточно времени, чтобы осознать глубокую истину, что следует играть предначертанную роль. После сцены с мальчиком мы приходим к зданию. Что насчет него? Здесь есть кое-что из истории о Големе. Здание символизирует цель, которую он должен достигнуть, оно стоит перед ним с распростертыми крыльями. Здесь снова происходит нечто неверное. Что это?

 

Мистер Гибб: Его не впускают.

 

Доктор Юнг: Да, но он пробирается, как ночной грабитель. Опять-таки, это обезьяний трюк, как и прыгание по деревьям. В конце Голема в видении появляется такое здание. Я переведу описание:9 «Это тот же путь, по которому я ходил в своих снах, и снова я выбираю дорожку, ведущую в крепость. Я напуган, сердце мое колотится, вот сейчас появится голое дерево, ветви которого достигают стены. Я вижу его, но дерево усыпано цветами, а воздух наполнен сладким ароматом сирени. У моих ног город в предрассветных лучах, как видение земли обетованной. Ни звука; только аромат и сияние. Это причудливая старая Улица Алхимиков, путь к замку, но когда я видел его ночью, там были лишь небольшие деревянные решетчатые ворота перед белым домиком. Теперь же я вижу прекраснейшие позолоченные врата в конце дороги, преграждающие мне путь. С каждой стороны входа возвышаются два тиса. Я встаю на цыпочки, чтобы заглянуть за стену и снова ошеломлен сиянием. Стена сада покрыта мозаикой с прекрасным бирюзовым фоном и причудливыми золотыми фресками, представляющими культ Осириса. Врата – это сам бог, гермафродит, две половины его тела образуют двойные врата, правая сторона женская, левая мужская. Сам он на барельефе на перламутровом троне. У него золотая голова зайца. Уши подняты и касаются друг друга как страницы приоткрытой книги. Я вдыхаю аромат и свежесть гиацинтов, исходящий от стены. Я стою совершенно неподвижно, в изумлении, и неожиданно старый садовник, или слуга, одетый в старомодное пальто со шнурованными оборками, появляется слева и спрашивает через решетки, что мне нужно. Без слов я передаю ему шляпу Атанасиуса Перната. (Герой получил его шляпу по ошибке, и нося ее, думал, что он Атанасиус.) Слуга берет шляпу и идет через большие ворота к крепости. Когда он открывает дверь, я вижу мраморный дом вроде храма. Там Атанасиус Пернат и склонившаяся к нему Мириам (героиня, анима). Я вижу, что оба они смотрят на город. На мгновение она замечает меня, затем поворачивается и шепчет на ухо Атанасиусу. Я очарован ее красотой, она так юна, именно такая, какой я ее видел во сне. Атанасиус также медленно поворачивается ко мне, и сердце мое замирает, ведь я словно смотрел в зеркало, это было мое лицо! Затем дверь захлопывается, и я вижу только мерцающего гермафродита. Старый слуга возвращает мне шляпу и говорит: «Господин Атанасиус обязан вам и просит не судить его строго за то, что он не пригласил вас в сад, так как это против правил дома. Господин Атанасиус также просит сообщить вам, что он не носил вашу шляпу, так как немедленно заметил, что шляпы были перепутаны. Он лишь надеется, что его шляпа не вызвала у вас головной боли».

Это история человека, который непреднамеренно исполнил свою роль. Он считал это ошибкой. Так говорят люди, провалившиеся в яму: «Черт побери, я попал в ловушку, и эта ловушка я сам». Они всегда считают самих себя величайшей из сделанных ошибок.

1 Сем.: «анплеротическая», медицинский термин, обозначающий фактор, отвечающий за исцеление ран или язв. Возможно, ошибка в транскрипции слова «анафилактический», обозначающего иммунную реакцию тела на введение чужеродных протеинов или некоторых веществ, вызывающую состояние «анафилактического шока», сравнимого со «сбивающим с ног ударом», который бессознательное нанесло пациенту. [Р.Ф.К. Халл]
2 Сем.: «как он почти все бросил, когда предпринял движение к чувству».
3 У Августина яркий афоризм проследить невозможно. Фрейд также несколько раз его цитировал, приписывая его неопределенному Отцу Церкви.
4 Ср. древнюю идею семи планетарных сфер, окружающих землю, упомянутых в Psychology and Alchemy, pars. 66 (1935) и 410 (1935).
5 Здесь «можно» (can), вероятно, ошибка в расшифровке вместо «нельзя» (cannot). Однако, значимо, что в этом моменте и должна присутствовать двусмысленность, так как боль – это центральный мотив сна. Сновидец взобрался на деревья, чтобы избежать боли и пытался подняться по дороге «без боли». [Р.Ф.К.Х.]
6 Der Golem, Leipzig, 1915; tr. Madge Pemberton, The Golem (London, 1928).
7 «Удушающая жара».
8 Sems.: «ел собственных детей». Миф (из Теогонии Гесиода) приводится в Kerenyi, "The Primordial Child in Primordial Times", а также вJung and Kerenyi, Essays on a Science of Mythology, 2nd edn. (1969), p. 56. Ср ниже, 11 декабря 1929, прим. 4.
9 Версия Юнга, хотя и точная, отличается от версии Pemberton, pp. 286ff. Он цитирует тот же отрывок в своем комментарии первого сна из серии в Psychology and Alchemy, Part II (orig. 1935), par. 53. См. также 26 февраля 1930 г., прим. 7.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики