IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Четверг, 05 апреля 2012 21:25

Майкл Стейли Мерцания в Лиловом: Введение в Работы Кеннета Гранта

Майкл Стейли

Мерцания в Лиловом:

Введение в Работы Кеннета Гранта (1)

Кеннет Грант был одним из самых влиятельных оккультистов XX столетия. Он оставил значительный и внушительный корпус работ, которые будут исследованы и развиты в грядущие годы. Ниже следует вводный обзор его работы – основа для более глубокого и значительного изучения в будущем.

У родившегося в Эссексе в 1924 г. Кеннета Гранта с малых лет развился глубокий интерес к оккультизму, а также его пожизненная преданность буддизму и другим восточным религиям. В своих сочинениях он отмечал, что восточный мистицизм был его первой любовью – что указывает не только на его начитанность, но и, что более важно, его возвышенное чувство непреходящего. В книге За пределами кругов времени Грант рассказывает, как наткнулся на копию Магии в теории и на практике – в Цвеммерс, на Чаринг Кросс Роуд – в конце 30-х или начале 40-х. В этот период он также обнаружил Книгу Наслаждения Остина Османа Спейра в магазине AtlantisМайкла Хоутона на Музейной улице. Погрузившись в работы Кроули, он в конце концов смог установить с ним контакт в 1944 г., написав на адрес, указанный в Книге Тота, которая была как раз опубликована. Посетив его несколько раз, Грант впоследствии остался с ним в Нетервуде в Гастингсе в 1945 г., погрузившись в Магию. Много лет спустя Грант написал мемуары об этом периоде своей жизни, Вспоминая Алистера Кроули. Из замечаний в его дневниках и в других местах видно, что Кроули высоко ценил Гранта, видя в нем потенциал стать будущим лидером O.T.O.

Тогда Грант впервые натолкнулся на рисунок Лама, выполненный Кроули, или Ламы, как его называл Кроули. Предложив Гранту выбрать картину из своего собрания, он сначала колебался, когда тот выбрал Лама – или, как считал Кеннет, Лам выбрал его. В конце концов он передал рисунок Гранту после очень тяжелого приступа астмы, который Грант помог облегчить, поспешив к доктору за героином. Кроули упоминает этот эпизод в дневнике 8-го мая 1945 г.: «Aossic очень помог; отдал ему «Ламу»…» Рисунок впоследствии был воспроизведен в Магическом возрождении и За пределами кругов времени и играл все более значительную роль в развитии корпуса работ Гранта.

После смерти Кроули в декабре 1947 г. Кеннет и Штеффи Грант присутствовали на похоронах и впоследствии стали членами небольшого круга стремившихся сохранить память о Кроули, а также его работы. Кроули назначил Карла Гермера, тогда жившего в США, как своего преемника, и по условиям завещания его бумаги должны были быть отосланы Гермеру. Учитывая, что необходимы копии важнейших документов в случае, если что-нибудь с ними произойдет, Грант и впоследствии Джеральд Йорк занялись изготовлением печатных копий тех документов, которые посчитали особенно важными. Как оказалось, это было очень кстати, так как все собрание бумаг Гермера было украдено у его вдовы Саши в 1967 г. членами Солнечной ложи и впоследствии сожжено. Печатные копии, изготовленные Грантом, Йорком и другими, стали основой архива, который Йорк впоследствии передал Варбургскому институту Университета Лондона, и который остается доступным для исследователей.

В конце 40-х и начале 50-х годов вокруг Грантов образовался небольшой круг оккультистов, впоследствии ставший ядром рабочей группы. Гермер в 1951 г. выдал Гранту хартию на образование «Отделения» O.T.O. Оно развилось в Ложу Новой Исиды как независимую ячейку O.T.O. с системой степеней и программой работы, которые были основаны как на AstrumArgenteum, так и на O.T.O., каким оно было в дни Кроули. Отношения с Дэвидом Карвеном помогли Гранту получить копию комментарию адепты Каулы на тантрический текст Анандалахари. Комментарий давал важные пояснения о тантрической сексуальной магии, рассматривая сексуальную магию совершенно в отличном от Кроули направлении. Подход Кроули в основном солнечно-фаллический, чтобы не сказать фалло-центрический; мужским сексуальным энергиям придается огромное значение, но очень мало внимания уделяется женским. Зачастую женщина-партнер считается не более, чем чашей, в которую мужчина-маг изливает свое бинду. Текст Каулы рассматривает этот вопрос с иной перспективы , акцентируя роль калас и того, как они меняются в менструальном цикле.

После формального начала работы Ложи в 1955 г. Грант выпустил Манифест Ложи Новой Исиды, в котором говорил об открытии планеты за Плутоном, о трансплутонической Исиде, а также о том, что она значит для эволюции сознания на этой планете:

Новое и неодолимое воздействие охватывает землю, и пока немного индивидуумов, открытых притоку тонких вибраций этого воздействия.

Его лучи исходят из источника пока необнаруженного теми, кто не един с ним по сути и духу, и обнаруживает свой фокус во внешней вселенной в трансплутонической планете Исиде.

Кроме того, во внутренней природе человека это воздействие имеет центр, который начнет медленно пробуждаться в человечестве в целом по мере усиления и расцвета этого воздействия. Однако, так как оно еще в самом начале своего развития по отношению к человеку, много веков пройдет, пока он сможет в полной мере воспользоваться великими силами и энергиями, которыми это воздействия безмолвно и безостановочно наделяет тех, кто знает, как влить ядро своего существа с его глубоким и непостижимым сердцем.

Конечно, очевидно, что Гранты говорили не об открытии физической планеты; такое открытие было бы более уместно для астрономического журнала. Если учесть, что первой сефире, Кетер, атрибутирован Плутон, тогда трансплутонической планетой будет «Один за пределами Десяти», Великое Внешнее. Грант так выразил это через несколько лет в книге Алистер Кроули и Тайный Бог:

В Книге Закона богиня Нюит восклицает: «Число мое одиннадцать, как и числа тех, кто от нас», что является прямой аллюзией на A.’.A.’. или Орден Серебряной Звезды и его систему степеней. Нюит - это Великое Внешнее, физически представленное как «InfiniteSpaceandtheInfiniteStarsthereof» («Бесконечное Пространство с Бесконечными Звездами»), т.е. I.S.I.S., Исида. Таким образом, в Книге Закона отождествляются Нюит и Исида. Нюит – это внешнее, или бесконечное пространство, бессмертная тьма, которая является тайным источником Света; Она также, в мистическом смысле, Внутреннее Пространство и Великое Внутреннее.

Некоторое время Гермер, как и Кроули, считал Гранта потенциальным будущим лидером O.T.O. (см. в этой связи выдержки из писем Гранту, опубликованные в статье «Дурной ветер дует» в Starfire, Vol. I No. 5 London, 1994). Однако, он был крайне недоволен всяким, кто отклонялся от принципа, согласно которому, после смерти Кроули, единственное, что оставалось делать – это сохранять и продвигать работу Кроули. Кроме того, он был недоволен тем, что Грант отказался собирать деньги с членов Ложи. Но больше всего он разозлился, когда узнал, что Грант установил связь с Ойгеном Гроше, давним противником Гермера в Германии в 20-х годах. Он потребовал, чтобы Грант отозвал Манифест; когда тот отказался, Гермер выпустил Извещение об Исключении. Грант попросту проигнорировал исключение и продолжил работу в Ложе Новой Исиды как независимой ложе O.T.O., уверенный, что его магическая работа позволила установить прямую связь с магическим потоком с ядром O.T.O., тем самым превзойдя авторитет Гермера и обессмыслив исключение. Эта уверенность в своем положении преемника Кроули крепла в нем последующие годы по мере развития его магической и мистической работы.

Ложа Новой Исиды имела программу работы, которая была начата в 1955 г. и завершилась в 1962 г., хотя Ложа продолжала действовать вплоть до середины 60-х. В ней развивались некоторые интересные и передовые магические техники, отчет о некоторых работах был опубликован в Фонтане Гекаты, книге, написанной в начале 80-х, но опубликованной лишь десять лет спустя. Опыт Гранта в Ложе Новой Исиды был основой его последующей работы, что, вероятно, стало более очевидно в последних томах Трилогий с публикацией двух передач, полученных в процессе Работ Ложи. Одной из этих передач была изысканная и утонченная Мудрость С'лба, помещенная в седьмом томе Трилогий, Внешних Вратах, опубликованном в 1994 г. Другой была Книга Паука, вокруг которой Грант соткал повествование последнего тома Трилогий, Девятого Свода (2002).

Ложа Новой Исиды не часто упоминается в ранних книгах Гранта. У меня сложилось такое впечатление, что хотя опыт, вынесенный Грантом из работы в Ложе, стал фундаментальным для него, основой всей последующей работы, кроме этого, только целостное постижение этого опыта, занявшее годы, позволило Гранту вполне понять достижения тех ранних лет и вывести работу на новый уровень. Потенциал тех лет расцвел через много лет после того, как Ложа прекратила свою работу. Я вспоминаю, как в начале 90-х годов он поделился со мной, что недавно обнаружил архивный материал, который хранился много лет, и что после его изучения перед ним блеснул новый поток посвящения.

С 1959 по 1963 гг. Гранты опубликовали серию монографий, Монографии перепутья (Carfax Monographs), каждая из который была посвящена отдельной теме. Годы спустя, в 1989 г., они были опубликованы в одном томе как Тайное наследие (Hidden Lore). Недавно они были изданы снова, на этот раз с дополнительным материалом, как Тайное наследие, герметические глифы («Hidden Lore, Hermetic Glyphs», Fulgur, 2006).

Особенное влияние на Кеннета Гранта оказал Спейр. В 1949 г. он и его жена Штеффи встретили оккультного художника и писателя. Они оставались друзьями вплоть до смерти Спейра в 1956 г., поддерживая его всем необходимым для жизни, а также материалами для работы, и эта связь запустила возрождение работы Спейра. Грант некоторое время питал искренний интерес к магии и мистицизму Спейра, как и к его искусству, и в частности к системе сигил, которую Спейр представил в Книге наслаждения (The Book of Pleasure), впервые опубликованной в 1913 г. Несмотря на примечательные исключения вроде картины 1928 г. «Теургия», сигилы в основном отсутствовали в работах Спейра после Первой Мировой Войны, и он признался Гранту, что за годы позабыл основные принципы, лежащие в основе систем. Стимулируемый интересом и энтузиазмом Гранта, Спейр посвятил себя восстановлению этих принципов, и сигилы появились во многих его картинах и рисунках в конце 40-х и начале 50-х годов. Исходом последних лет его жизни стало своего рода возрождение, поздний расцвет.

Это возрождение включало в себя письменные работы, которые Грант для него набирал, в процессе предлагая критику и комментарии и указывая на необходимость объяснений там, где это казалось необходимым. Многое из этих последних работ было опубликовано Грантами в Зос Говорит! (Zos Speaks!, Fulgur, 1998), наряду с письмами и отрывками из дневников, документирующих их жизнь со Спейром, а также репродукциями художественных работ Спейра. Спейр завещал Кеннету свои рукописи, машинописные тексты и книги. Неустанно продвигая работу Спейра в последующие годы, в 1975 г. Гранты опубликовали прекрасные Образы и Предсказания Остина Османа Спейра (Images and Oracles of Austin Osman Spare, Muller, 1975; Fulgur, 2003), представив его работы – письменные и художественные – новой аудитории. Возрождение интереса к Спейра в последние годы во многом следствие их усилий.

Как и Спейр, Грант в своих работах подчеркивал первоочередную важность воображения. Не будучи простой фантазией или иллюзией, оно в действительности является основным средством для восприятия и изучения вселенной и наших с ней отношений. Работа Гранта преимущественно адресована воображению, вызывая отклики в сознании читателя. Как мы уже видели, Грант описывал восточные мистерии как свою первую любовь, и в 50-е годы он погрузился в адвайта-веданту – осознание, что сознание неделимо – написав серию статей для азиатских журналов, впоследствии собранных и опубликованных много лет спустя в книге У ног гуру (At the Feet of the Guru, Starfire Publishing, 2006). Хотя телему зачастую считают культом, прославляющим индивидуальность, она в действительности укоренена в этой почве, имея много общего с даосизмом.

Вместе с Джоном Саймондсом, литературным распорядителем Кроули, Грант редактировал расползшуюся и бурную автобиографию, Исповедь (The Confessions, Cape, 1969). Она играла важную роль в привлечении общественного внимания к работе Кроули. Саймондс и Грант рассчитывали на это, продолжая редактировать и публиковать другие работы Кроули в 70-е годы, в частности, Магический дневник Зверя 666 (The Magical Record of the Beast 666, Duckworth, 1972), избранные дневники Кроули, и Магические и философские комментарии к Книге Закона Magical and Philosophical Commentaries of the Book of the Law, 93 Publishing, 1974).

Годами Кеннет Грант создавал свой корпус работ, и в статье о работе Кроули – «Любовь в согласии с Волей», опубликованной в InternationalTimes в 1969 г. – он ссылается на свое исследование, ожидающее публикации, озаглавленное «Алистер Кроули и Тайный Бог» (Aleister Crowley and the Hidden God), которая последовала в 1973 г. Это было начало Тифонианских Трилогий, девятый и последний том которых, Девятый Свод, был опубликован в 2002 г. в Starfire Publishing. Эти тома составляют значительный корпус работ, которые, хотя и будучи эклектичными и покрывающими обширные области магии и мистицизма, глубоко укоренены в Телеме. В процессе работы Грант вывел Телему в области, далеко выходящие за пределы, достигнутые Кроули, в этом процессе выделяя универсальность Телемы и ее сходства с широким спектром традиций и дисциплин. Далее следует краткий обзор каждого тома Трилогии; кроме того, отдельные темы будут обсуждаться особо.

Магическое возрождение (Magical Revival, Muller, 1972; Starfire Publishing, 2009) было исследованием и анализом различных оккультных традиций, которые просуществовали многие тысячи лет, и которые теперь возрождаются в свежих формах и с обновленной энергией. В частности, прослеживается происхождение и развитие Драконического культа в египетских династиях, и на фоне этой древней предыстории исследуются более современные проявления, такие как Блаватская, Кроули, Золотая Заря, Дион Форчун и Спейр. В книге демонстрируется, что хотя это достаточно недавние проявления, они укоренены в куда более древнем магическом потоке, который питал и поддерживал все последующие ответвления. В книгу была включена врезка с репродукцией изображения Лама, нарисованного Кроули, опубликованного впервые после своего появления в BlueEquinox в 1919 г.

В главе «Варварские имена эвокации» Грант представил идею о сходсте между элементами Мифов о Ктулху, разработанных в прозе Лавкрафта, и аспектами работы Кроули. Предположение заключалось в том, что они покоятся на схожих архетипах в коллективном бессознательном. В последующих работах Грант иногда обыгрывал этот пантеон божеств, но никогда не полагал, что они реальны или что их следует почитать.

За этой книгой последовал второй том, Алистер Кроули и тайный бог (Aleister Crowley and the Hidden God, Muller, 1973). Это было исследование преимущественно системы сексуальной магии Кроули, расширенное описаниями Каула-комментария, упомянутого выше. Грант резюмирует книгу следующим образом:

Эта книга содержит критическое исследование системы сексуальной магии Кроули и ее сходств с древними тантрическими ритуалами Кали, темной богини крови и разрушения, представленной в Культе Кроули как Багряная Жена. Это попытка предложить ключ к работе Адепта, который по своим обширным познаниям оккультизма превосходит всякого предшествующего западного авторитета. Я подчеркнул сходство между Культом Телемы Кроули и тантрой, потому что нынешняя волна интереса к тантрической системе предоставляет читателям возможность более полно оценить важность вклада Кроули в оккультизм в целом и Магический Путь в частности.

В этой книге есть также глава «Ню-Исида и сияние по ту сторону пространства», в которой Грант упоминает Ложу Новой Исиды и ее программу работы.

Третий том, Культы Тени (Cults of the Shadow, Muller, 1975), исследует малоизученные аспекты оккультизма, которые зачастую негативно рассматриваются как «черная магия», «путь левой руки» и т.д. Главная тема этой книги раскрывается во вступительных абзацах Введения:

Эта книга объясняет аспекты оккультизма, которые часто путают с «черной магией». Цель ее в том, чтобы восстановить Путь Левой Руки и заново истолковать это явление в свете его некоторых недавних проявлений. Этого не достигнуть без изучения первобытных культов и символических формул, которые они предложили. Нет более богатого поля для такого исследования и более совершенной структуры, на которой его можно было бы основать, чем фетишистские системы Западной Африки и их расцвет в до-монументальных египетских культах. Исследование это представлено в первых трех главах, после чего эти символы возникают в свете исторического времени и появляются в форме тантрического потока, описанного в пятой и шестой главах.

Этот Поток, похоже, разветвляется на два главных потока, которые бесконечно отражают изначальный раскол между почитателями женского и мужского творческих начал, технически известных как Пути Левой и Правой руки. Это пути Луны и Солнца, и их слияние пробуждает Огненную Змею (Кундалини), Великую Магическую Силу, которая освещает тайный путь между ними – Срединный Путь – путь Высшего Просветления.

Практически всеобщая неспособность осознать должное назначение Пути Левой Руки привела к его очернению – преимущественно на основе общественно неприемлемых практик - а также неполному осознанию окончательных Тайн теми, кто оказался неспособен привести оба пути к синтезу.

Следует особо отметить главу о работе Брата Ахада (Чарльз Стенсфилд Джонс) и Эоне Маат, в которой Грант занимает несколько скептическую позицию к утверждениям Брата Ахада о начале Эона Маат. Впоследствии, как мы увидим, Грант пересмотрел свои взгляды. В книге также содержатся главы о работе Майкла Бертье, представившая Бертье новым читателям и приведшая к повышению интереса к его работе.

Вторая Трилогия открылась книгой Ночная сторона Рая (Nightside of Eden, Muller, 1977). В центре ее – исследование Туннелей Сета, которые лежат по ту сторону путей Древа Жизни. Работа Гранта была преимущественно основана на краткой и неясной работе Кроули, Liber 231, впервые опубликованной в TheEquinox. Эта Liber 231 состоит из сигил гениев 22 извивов Змея, принадлежащих к 22 обителям Клиппот, и некоторых неясных предсказаний; она, очевидно, очаровала Гранта, и исследование этих обителей Клиппот стало важным элементом работы Ложи Новой Исиды. Очень часто Гранта критиковали с тем, что некоторые считают порочными и извращенными аспектами магии. Однако, темные аспекты опыта необходимо постигнуть так же, как и светлые; необходимо понимание обеих сторон. Следующий отрывок из Введения к Ночной стороне Рая говорит как раз об этом:

Это приводит меня к заключению: пока оккультизм не станет творческим в смысле открытия новых подходов, модифицирования и развития традиционных представлений, в общем, открывая понемногу ту Высшую Богиню, которая прячется за завесой Исиды, Кали, Нюит или Сотис, будет продолжаться стагнация в болоте верований, ставших инертными из-за недавнего ускорения развития сознания человечества, которое можно считать почти чудесным. Если наука о непроявленном не собирается оставаться в младенчестве, пока науки о проявленном взмывают ввысь, зрелый оккультист должен отложить игрушки суеверий и бесстрашно встретиться с Деревьями Вечности, стволы и ветви которых пылают солнечными огнем, но корни их питаются во тьме.

Хотя этот отрывок относится конкретно к Ночной стороне Рая, подчеркнутая здесь необходимость в новшествах и креативности относится и ко всей работе Гранта в целом.

В книге есть несколько упоминаний об Эоне Маат, и очевидно, что теперь Грант пересмотрел свою прошлую, несколько скептическую точку зрения на этот аспект работы Ахада. На самом деле в это время он получил от Маргарет Ингаллс (Soror Andahadna) новый материал, который привел его к переоценке работы Гранта о начале в 1948 г. другого Эона, который течет наряду с Эоном Гора, и два этих эона составляют двойной поток.

В 1980 г. Грант опубликовал книгу За пределами кругов времени (Outside the Circles of Time, Muller, 1980; Starfire Publishing, 2008), которая покрывает крайне широкую область и описывает, если процитировать аннотацию на обложке, «сеть более сложную, чем можно себе вообразить; сеть, схожую с темными видениями Лавкрафта о зловещих силах, скрывающихся у окраин вселенной». В это богатое и великолепное полотно вплетено много нитей, важнейшая из которых – это не-дуальное:

Феноменальный мир не имеет подлинного существования в отрыве от своего ноуменального источника. Мир никого не ищет, мир ни о ком ничего не знает; но люди ищут мир и не могут его найти, потому что они и есть мир и на самом деле ищут самих себя. Но поскольку они не очищены, не тонки, не безмолвны; поскольку они грубы и полны шума, мир тоже кажется им грубым и полным шума. Они отождествляются с этими качествами, становятся ими и потому не могут их контролировать.

Только отделяя грубое от тонкого, мир объекта от мира субъекта, мир сознания от мира снов, только так можно найти ключ к «оккультной» силе. Его можно найти только в полном безмолвии, когда разум перестает мыслить, когда уста перестают говорить, когда глаз перестает проецировать образы. Только тогда формула управления сном может привести к полному пробуждению от заблуждения о жизни.

Потому необходимо привыкнуть к идее, постоянно жить с идеей, что вся жизнь индивидуума – все, что можно о ней вспомнить – была им составлена, как драматург сочиняет пьесу. Это фабрикация, лила, маска или танец, в котором индивидуум единственный актер; и даже этот актер лишь действующее лицо. Он нереален; никакой объект не может быть реальным, потому что ни-что на самом деле не существует. Ни-что – это Нюит, и она ни-что именно в этом смысле игры силы (шакти), сплетающей бесконечную драму света и тени, которая воплощается как субъект и объект. Но объективность – это сон, ведь субъекта не существует, нет сновидца; есть только сам процесс сна. Только когда эта истина воспринята на самом глубоком уровне, сон возвращается к своему источнику, бинду, известному как Хадит, возвращается в сердце Нюит…

Хадит растворяется в Нюит, нечто и ничто, объект в субъекте, а субъект, в конечном счете, в абсолютной субъективности, которая, свободная как от объективности, так и от субъективности, остается неописуемой.

Прежде всего книга известна своим описанием работы Сестры Андахадны, современной Жрицы Маат, чья работа параллельна работе Брата Ахада за несколько десятилетий до нее. Многие телемиты испытывают проблемы в связи с Эоном Маат. Как они считают, каждый Эон длится 2000 лет; мы в начале Эона Гора, так что Маат пока тут пока не место. Они повторят знаменитую реплику Кроули, обращенную к юному Гранту: «Маат может подождать!» Однако, следующий отрывок из За пределами кругов времени представляет проблему в гораздо более интересном свете:

Мифы и легенды принадлежат прошлому, но о Маат не следует думать в терминах прошедших или будущих эонов. Маат существует сейчас для тех, кто, зная «священые выравнивания» и «Врата Промежуточности», воспринимает Слово вечно становящееся, вечно эманируемое из Уст в вечно новых и вечносущих формах, которые постоянно порождаются мистическим Ату или Домом Маат, Ма-ату…

Но книга повествует и о многом другом. Это убедительное сплетение множества кажущихся противоречивыми нитей в единый, обширный и мощный поток. Хотя каждая из книг Гранта отличается от предыдущих, За пределами кругов времени, похоже, предвещала прыжок в иные измерения.

За пределами кругов времени была последней из книг Гранта, опубликованных в издательстве Muller, и наступил перерыв, длившийся 12 лет до 1992 г., когда Skoob Publishing опубликовало Фонтан Гекаты (Hecate's Fountain). Грант изначально задумал ее как описание ритуалов Ложи Новой Исиды. Однако, как это часто бывает, книга обрела собственный импульс и расцвела совсем другим цветом. Содержание книги по-прежнему вращалось вокруг работы Ложи. Однако, эта работа была проиллюстрирована анекдотическими случаями отдельных работ, ярко демонстрирующих то, что Грант называл «тангенциальной тантрой», когда магическая работа имела любопытные, а иногда тревожные, побочные эффекты, противоречащие видимой цели. Грант проследил источник этих аномалий до каталитической границы, которую назвал «Лиловой Зоной», существующей между областями сна и глубокого сна без сновидений. В Лиловой Зоне существуют движения, завихрения и течения, которые порождают тонкие видения, сны, образы, которые достигают сознания и облекаются воображением.

Третья Трилогия открылась книгой Внешние Врата, опубликованной издательством Skoob Publishing в 1994 г. Эта книга продолжила и прояснила некоторые темы из Фонтана Гекаты. Она содержала обширное описание различных нитей повествования в Книге Закона, в ней исследовалась работа Кроули в связи с Шуньявадой, а также встречались примечательные места, рассказывающие о творческом потенциале гематрии:

Воспринимаемый объект, концепция, число – в действительности, любой объект – не имеет никаких реальных связей с другим воспринимаемым объектом, концепцией или числом. Связи существуют только в сознании, которое является фоном, на котором объекты появляются как образы на экране. Не может быть никаких ассоциацией идей, никаких соответствий любого рода между числами или идеями, которые они представляют, кроме как в сознании их субъекта, потому что ничто не существует как объективная сущность.

Приложения этих доводов обычно не учитываются, хотя они имеют чрезвычайное значение. Числа могут обладать для каббалиста именно тем значением, которое он хочет им придать в структуре его магической вселенной. Они обладают относительным существованием, но не объективной реальностью. Числа потому могут быть использованы как магические средства вызывания определенных энергий, спящих в сознании мага. Иными словами, числа могут рассматриваться как сущности, обладающие кажущимися объективными идентичностями, или личностями, потому что они едины с объективной силой мага.

Сила чисел лежит не в самих числах, но всегда только в маге. Если его разум хорошо оснащен магическими числами (т.е. числами, имеющими для него значение), то, количественно выражаясь, не может быть предела мирам, которые он может создать из их энергий (шакти). Это основа науки чисел и разумное объяснение нумерологии как творческого искусства, отличное от толкования мер феноменальных возможностей. Маг стремится не к предсказанию будущего (это предполагает, что оно уже существует), а скорее к сотворению его по законам его магической вселенной. Творческая гематрия потому есть наука и искусство проецирования других миров и порядков бытия в гармонии с вибрациями, символизированными числами, которые делают вибрации доступными.

Гематрия используется в работах Гранта как опора для озарения, которое уже существует, а не для выведения заключений из гематрических связей.

Однако, сердцем книги, безусловно, является Мудрость С'лба и несколько дополнительных глав анализа. С'лба - это прекрасная, напряженная и богатая передача, которую Кеннет Грант принимал долгие годы, начиная с 30-х годов, большая ее часть была получена в годы Ложи Новой Исиды.

Очень многие не понимают природу передач. Это не простая диктовка от развоплощенной сущности. Контакт с тем, что называют внутренними планами, гораздо сложнее и тоньше. Взять хоть следующее вводное замечание Гранта:

Серии высказываний, собирательно названных Мудрость С'лба … не были записаны в конкретное время и в конкретном месте, хотя состояние сознание, в котором они были получены, было безусловно одинаковым. Этот процесс был инициирован уже в 1939 г., когда Видение Аоссика впервые проявилось, как описано в За пределами кругов времени (глава 8). Это видение спорадически развертывалось в годы, когда Аоссик поддерживал отношения с Алистером Кроули и Остином Османом Спейром. Но динамический аспект Делания, так сказать, интеграция Видения в связное целое, проявился в период существования Ложи Новой Исиды.

В интервью Skoob, опубликованном до выхода Внешних врат, отвечая на вопрос о С'лба, Грант сказал: «Она была получена «перегонкой» интенсивных Ритуалов, проводившихся в Ложе Новой Исиды между 1955-1962 гг., в длительном процессе, растянувшемся на много лет».

Как упомянуто выше, Грант впервые выдвинул свой тезис о существовании убедительных сходств между элементами пантеона Лавкрафта и некоторыми аспектами работы Кроули, в Магическом возрождении. Во Внешних вратах есть отрывок, который проливает иной свет на функцию этих и схожих «божеств»:

…Как и другие описания неклассифицированных фаз истории земли, Культ Ктулху представляет подсознание и силы вне земного осознания. Можно упомянуть, что подлинная креативность появляется, только когда эти силы призывают, чтобы наполнить их светом магическую сеть разума. Для удобства объяснения разум можно вообразить разделенным на три комнаты, а здание их содержащее является единственным реальным или неизменным принципом. Эти комнаты:

1) Подсознание, состояние сна;

2) Повседневное сознание, пробужденное состояние;

3) Трансцендентальное сознание, у непосвященного сокрытое в состоянии сна.

Эти составные части можно также считать соединенными с домом, в котором они находятся, серией проходов или туннелей. Дом представляет внеземное сознание. Призванные силы – Ктулху, Йог-Сотот, Азатот и др. – тогда считаются не враждебными или разрушительными сущностями, а динамическими энергиями сознания, функции которого в том, чтобы разрушить иллюзию отдельного существования (комнаты в нашей иллюстрации).

Следующий том, По ту сторону Лиловой Зоны (Beyond the Mauve Zone), был выпущен Starfire Publishing в 1999 г. Как и предполагает название, это более глубокое изучение той области между сном без сновидений и сном, которая подпитывает воображение, и в частности описание различных методов достижения Лиловой Зоны. В книге есть три главы о Ритуале Огненной Змеи Каула, в которых предоставляется больше материала из посвященного комментария Каула, полученного от Дэвида Карвена. Также в книге есть обширный анализ LiberPennaePraenumbra, полученной от Сестры Андахадны, а также обзор работы сербского автора Живорада Михайловича Славинского.

Заключительный том Трилогий, Девятый Свод (The Ninth Arch), был выпущен в издательстве Starfire Publishing в 2002 г. Он состоит из подробного, стих за стихом, комментария на передачу, полученную в работах Ложи Новой Исиды, LiberOKBISh, «Книгу Паука». Эта передача была начата во время магических работ над Qulielfi, 29-ым туннелем Сета, около 1952 г. Основным медиумом была жрица, известная как Сестра Арим. Она появляется в романе Гранта Против Света (Against the Light) как Маргарет Лисинг. Она была не единственным медиумом, но играла основную роль и координировала работу нескольких жриц Ложи.

Книга Паука в сущности собрание таинственных предсказаний, которые были получены за много лет, и ретроспективно разделена на 29 глав, каждая на 29 стихов; некоторые стихи не были услышаны или оказались утрачены, но такова основная структура. Через несколько лет после получения первоначальной передачи Поток снова стал активен. Эта последующая передача принесла немного стихов, и была разделена на 3 дополнительных главы, опять-таки по 29 стихов каждая.

Передачи – это не установление своего рода радиоконтакта с развоплощенной сущностью и записывание того, что она скажет. Передача может быть получена через любые чувства. Часто она будет предчувствована или тонким образом воспринята, причем катализатором послужит воображение. Воображение – это не просто иллюзия или пустая фантазия, хотя именно этот багаж значений это слово приобрело в современности. Оно космично, хотя есть индивидуальные области осознания воображения, и именно эти области вокруг индивидуума он или она скорее всего осознает, их мы и считаем «нашим» воображением. Истина в том, что оно не наше, это общая или космическая область – континуум, досягаемые области которого мы непосредственно осознаем.

Передача принимает различные формы. Это приток вдохновения в более личные области воображения, и чаще всего оно будет облечено в формы, заимствованные в личном подсознании. Мы видим это, например, в работах Лавкрафта, когда большая часть воображения приходит через сон и выражается в образах, заимствованных из широкого круга чтения, а также мечтаний в детстве Лавкрафта. Как свет преломляется, проходя через призму или окрашенное стекло, или как заходящее солнце, видимое через толщу атмосферы, создает пышную картину великолепных и волнующих цветов, так и передача Потока будет окрашена личными областями воображения, через которые он проходит. Ветер, например, проявляется, только когда шевелятся листья на деревьях, когда он приносит запахи, когда ощущается кожей, когда взметает пустынную пыль.

Во времена магических работ Ложи Новой Исиды, которые привлекли и культивировали этот познавательный Поток, главная Жрица, Маргарет Лисинг и другие были запечатлены в оккультных романах, и в частности в двух книгах – Опиум Сакса Ромера и Жук Ричарда Марша. В это время Ложа Новой Исиды разработала магическую ритуальную технику, которая включала в себя драматизацию художественной литературы. Кеннет Грант так описывает это в Девятом Своде:

Как уже упоминалось в Общем Введении к этой книге, ритуалисты Ложи Новой Исиды использовали некоторые романы и истории, как другой маг использовал бы картины или музыкальные композиции для вызывания perichoresis и астральных встреч. Они входили в историю, как можно войти в какую-нибудь картину, сцену, пустыню, переполненную гостиную или другое место совершения действия. Применительно к роману, процесс развивается драматически как яркий кинетический опыт, который становится поразительно пророческим. Мы использовали, преимущественно, роман Ричарда Морша «Жук» и сочинение Сакса Ромера «Повесть о Чайнатауне» или «Опиум», единственная причина заключалась в том, что главный Видящий недавно читал эти сочинения, а другие члены Ложи тоже были с ними знакомы. Повесть Марша была, в частности, выбрана. потому что содержала единственное известное автору опубликованное упоминание о Детях Исиды и потому казалась en rapport с Мудростью С'лба и другими пророчествами OKBISh.

Таковы обстоятельства, призма, окрашенное стекло, через которые были выражены стихи Книги Паука. В ней есть упоминания, например, таких персонажей, как Шоа, Порочная Женщина; Син Си Ва, китайский злодей и мудрец; Тлинг-а-Линг, его ручной ворон и дух-хранитель; Сам Тук, его почтенный Предок; все эти персонажи заимствованы из Опиума Сакса Ромера. Там есть упоминания Лаймхауса, Хэнань, Чанду, Желтой Реки, маковых караванов; все это места, известные из Опиума. В ней присутствует вялость сна, задумчивости; образы скользят, смещаются, сливаются – чтобы появиться, вспыхнуть, угаснуть снова. Есть также упоминания персонажей, заимствованных из других произведений, например, Элен Воэн и миссис Бьюмонт из произведения Артура Мэйчена Великий Бог Пан. Это маски, одеяния, и они предназначены не для того, чтобы указывать на глубины смысла, скрытые в историях, из которых эти персонажи заимствованы. Есть также упоминания сцен из романов, таких как Отродье королевы ведьм Сакса Ромера; или персонажи из историй Лавкрафта, такие как Джозеф Карвен из Случая Чарльза Декстера Уорда.

Многое в Книге Паука основано на жизни Кеннета Гранта, и временами кажется, что этот Поток направлен в первую очередь к нему. Все мы выражаем Поток магической энергии. Никто не может выразить абсолютную истину, но мы сообщаем истину, какой ее видим. Работа адепта всегда в некотором смысле присуща ему или ей. Свет един, но светильников много, и каждый светильник передает этот свет свойственным ему образом.

В эту Паучью Сеть также вплетены некоторые невыдуманные персонажи. Из Книги Паука мы узнаем о доктрине аватаров, согласно которой несколько людей, живущих в одно и то же время, могут воплощать одну сущность. Как знает каждый, читавший Против Света, это касается ведьмы по имени Аврид, предка Гранта, которая была казнена во время охоты на ведьм в XVI в. Аврид возвращается в облике Маргарет Лисинг, Сестры Арим, главной видящей; а перед ней в облике Йельды Патерсон, ведьмы-наставницы Спейра. Однако, ситуация усложняется, когда несколько людей, живущих в одно и то же время, оказываются аватарами Аврид – например, Маргарет Лисинг и Кланда Фейн, обе современницы Гранта из Ложи Новой Исиды. Некоторые аватары были заимствованы из художественной литературы, такие как Элен Воэн из Великого Бога Пана Артура Мэйчена, или Беца Лориэль из романа Гранта Звездная жила. Есть упоминания Дэвида Карвена, современника Гранта по Ложе Новой Исиды, который глубоко интересовался алхимией; в Паучьей Сети он воплощен как аватар Джозефа Карвена, алхимика, чье темное присутствие постоянно маячит в одном из лучших произведений Лавкрафта Дело Чарльза Декстера Уорда.

После этого краткого обзора Тифонианских Трилогий, что же составляет Тифонианскую Традицию, которая находится в центре работ Гранта? «Тифонианский» - это не точный ярлык, что очевидно после беглого просмотра в глоссарии Тифонианских Трилогий статей о Тифоне, Драконе, Та-Урт и связанных с ними темам; тут присутствует разнообразие. Хотя основной упор менялся за тридцать лет между публикациями первого и последнего томов, ни одна из этих статей сама по себе не является точным определением Тифонианской Традиции. Вместо этого они подчеркивают ее определенные грани, неважно, насколько эти индивидуальные грани могут показаться важными на первый взгляд. Следовательно, гораздо плодотворнее не искать точного и ясного определения, а позволить интуиции найти лежащую в их основе связность и непрерывность, проходящую через эти отрывки.

Если можно как-то охарактеризовать Тифонианскую Традицию, то характеристикой было бы сообщение с тем, что некоторые называют «Внешним», считать ли им космос за пределами земного пространства или бездны сознания по ту сторону человеческого. В этом контексте «Внешнее» может быть лишь относительным термином, поскольку в перспективе континуума сознания не существует ни внешнего, ни внутреннего.

В книге По ту сторону Лиловой Зоны Грант анализирует переданный Маат текст LiberPennaePraenumbra с Тифонианской перспективы, и делает следующее замечание:

Именно в этой точке появляется расхождение между путем Айвасса-Лама и путем Н'Атона, который служит прообразом будущего воплощения человеческого сознания – иными словами, нас самих, какими мы окажемся в некоем будущем времени. Как должно быть очевидно к этому моменту, мы возражаем на это утверждение тем, что сознание в его человеческой форме всецело преходящий феномен, лишь вспышка в безмерности Пространства-Времени (Ню-Исиды). Передачи, такие как Станцы Дзиан, Liber AL, Некрономикон и, как мы утверждаем, сама LiberPennaePraenumbra, не поддерживают уверенности в узнаваемой человеческой маске сознания, безгранично продлевающего свое существование. Но все, в чьей воле – как это выражает Нема – «мутационный прыжок к превращению в новый вид», должны быть готовы отказаться от концепции «человеческого» сознания со всеми присущими ему дуальностями.

Эти глубины сознания гораздо глубже и шире человеческого сознания, которое, как указано в вышеприведенной цитате, преходяще и относительно поверхностно. Тифонианский Гнозис связан со погружением и изучением этих глубин. Как упомянул Кроули в заключении к тридцатой главе Магии без слез:

Я решил, что неплохой идеей было бы поместить мою основную идею как она есть в заключение; оформить ее. Мои наблюдения за Вселенной убеждают меня, что есть сущности гораздо более высокого интеллекта и силы, нежели те, что мы считаем присущими человеку; что они не обязательно основаны на позвоночной и нервной структуре, известной нам, и что единственный шанс на дальнейшее развитие для человечества в целом заключается в установлении индивидуального контакта с такими Сущностями.

Кроули был убежден, что Каирское Делание 1904 г., приведшее к контакту с Айвассом и получению Книги Закона, было первым в серии контактов. Ясно заявив в Исповеди о своей убежденности в том, что не существует априорных причин сомневаться в существовании развоплощенных разумов, он утверждает:

Таким образом, передо мной встает ясная возможность выступить и четко заявить, что я установил контакт с одним из таких разумов; или, скорее, был выбран им для получения первого сообщения от нового уровня существ.

И действительно, были последующие сообщения и контакты. Вслед за Каирским Деланием 1904 года через семь лет последовало Делание Абулдиза, а через семь лет после него Делание Амалантры. Все три магических работы характеризуются контакт с претер-гуманоидными разумами, поделившимися информацией. Также существует некоторое количество полученных текстов, известных как Святые Книги, например, сигилы и гномические изречения, составляющие Liber 231.

Этот контакт не ограничивался Кроули. Он продолжился после его смерти в LiberOKBISh и Мудрости С'лба, обе они были материализованы - как описано выше – в период активности Ложи Новой Исиды. Без сомнения, были и другие передачи и их будет еще больше в будущем. Таков подъем из глубинных слоев сознания к уровню нашего осознания.

Наряду с Трилогиями Грант опубликовал несколько томов поэзии и несколько рассказов и романов. В 1963 г. увидел публикацию первый том поэзии, Черное к Черному и другие стихотворения (Black to Black and other poems). Чувственное и трогательное собрание стихотворений, оно было продолжено в 1970 г. томом Клюв Чайки и другие стихотворения (The Gull’s Beak and other poems). Третий том был выпущен в Starfire Publishing в 2005 году, Вьюнок: Стихи о Любви и Иная Тьма (Convolvulus: Poems of Love and the Other Darkness). Этот том включал в себя наброски Остина Османа Спейра, некоторые из них были специально нарисованы Спейром для Гранта.

Грант начал писать рассказы в юном возрасте и написал свой первый роман в начале 50-х, На чью мельницу? (Grist to Whose Mill?) (вскоре будет опубликован впервые). За ним последовали другие, они начали публиковаться с 1996 г. Большинство этих романов было написано в период Ложи Новой Исиды и переработано для публикации. В них появляются персонажи, большинство из которых в большей или меньшей степени основано на членах Ложи. Грант сообщил об этом в примечании на суперобложке второго тома серии, Змеиный жезл и неясные черты:

Эти истории и другие произведения в этой серии были написаны на заре ритуалов, исполненных в период семи лет в Ложе Новой Исиды. Множество магов и медиумов прошло через Ложу, и некоторые из них появляются в серии романов. Их мирские личности могут не показаться необычными для беглого взора, но при звездном удалении и должном угловом расстоянии с тех уникальных перспектив, которые для них создала магическая роль, они достигали обожествления, эпифании. Это исключительное явление демонстрировало высоты и глубины, которые человеческая природа способна покорить и охватить в сумасшедшем неистовстве, вдохновленном искусством. Эти истории также ориентированы на другую сторону реальности, редко проявляющуюся за пределами магически заряженного Круга.

Хотя оставаясь преданным Кроули, Спейру и многим другим мистикам и оккультистам, чья работа вдохновляла его всю жизнь, Грант никогда не был последователем, но, напротив, создал собственный путь из многочисленных влияний, преображенных в тигле его мистического и магического опыта. Он остро осознавал принцип парампары или духовного наследования, когда обязанностью посвященного является развитие работы его предшественника, а предшественников в его случае был Кроули. В процессе такого развития были открыты совершенно новые подходы, тогда как другие были признаны ныне излишними. В этом случае корпус работ – это живая вещь, развитая последовательными поколениями посвященных.

Работа Кеннета Гранта была богатой, разнообразной и эклектичной, сплетенной из многих нитей и извлеченной из многих источников. Однако, его главным влиянием оставался Кроули, а в центре работы была Телема. Теперь, после его смерти, самая главная задача заключается в том, чтобы заново опубликовать все его работы и сделать их доступными для читателя, продолжая разъяснять принципы, которые лежат в их основе. Кроме того, весь тот корпус работ, который разрабатывал он, нуждается в продолжении и дальнейшем развитии теми, кто придет после него. Это то величайшее завещание, на которое каждый из нас может рассчитывать.

Я хотел бы закончить этот предварительный обзор отрывком из введения к книге За пределами кругов времени. Здесь Грант дает ясное понимание целей своей работы; этот отрывок лаконичен и прекрасно выражен:

Здесь существенен один заключительный вопрос, и я утверждаю его без всяких извинений. Моя цель не в том, чтобы что-то доказать; моя цель в том, чтобы сконструировать магическое зеркало, способное отразить некоторые иначе ускользающие образы, различимые как тени будущего эона. Это я делаю посредством внушения, эвокации и посредством тех косвенных и «промежуточностных концепций», которые Остин Спейр определял как «Ни то, ни то». Стоит понять это, и разум читателя становится чувствительным к притоку некоторых представлений , которые могут, будучи приняты неискаженными, усилить неведомые измерения его сознания. Чтобы достигнуть этой цели, следует развить новый способ коммуникации; сам язык должен быть перерожден, возрожден к жизни, ему должно быть придано новое направление и новый импульс. Подлинно творческий образ рождается из творческого воображения, и это, в конечном счете, иррациональный процесс, который превосходит границы человеческой логики.

Хорошо известно, что ученые и математики разработали загадочный язык, язык столь трудный для понимания, столь сложный анализа, и в то же время в высшей степени всеобъемлющий, что он образует практически каббалистический способ коммуникации, зачастую неправильно истолковываемый даже посвященными в него! Наше положение не столь отчаянное, так как мы имеем дело преимущественно с комплексом разума-тела в его связи со вселенной, и телесный аспект глубоко укоренен в способности ощущать. Наши разумы могут не понимать, но на более глубоких слоях подсознания, где все человечество делит одно ложе, существует мгновенное осознание. Схожим образом, маг разрабатывает свою церемонию в гармонии с силами, которые собирается вызвать, так что автор должен уделять значительное внимание созданию атмосферы, подходящей для такой операции. Слова – его магические инструменты, и их вибрации должны производить не случайный шум, а детально разработанную симфонию тональных ревербераций, которые запускают серию все более глубоких отзвуков в сознании читателей. Невозможно переоценить важность этой тонкой формы алхимии, так как она в нюансах, и не обязательно в рациональных значениях использованных слов и чисел обретается магия. Более того, во внушении очень часто некоторые слова не используются, но отмечаются или предполагаются другими словами, не имеющими с ними прямой связи, что помогает произвести наиболее точные определения. Сооружение конструкта реальности может быть возведено только архитектурой отсутствия, когда реальное строение в одно и то же время открывается и скрывается чуждой структурой, наполненной возможностями. Имя им легион, и только творческие способности читателя – пробужденного и активного – могут населить этот дом душами. И вот тогда книга может многое значить для многих читателей, и для всех разное; но ни для кого не останется незначительной, ведь дом возведен так, что в нем не потеряется ни один отзвук.

Перевод Sedric

(1) Позиция Автора может не совпадать с позицией Касталии. Следует заметить, что не смотря на великолепное изложение жизни и учения Гранта, автором этой статьи, в том что касается взгляда автора касательно преемственности ОТО то надо заметить что оно весьма спорно. С объективными свидетельствами на этот счет вы можете ознакомится на сайте www.oto.ru в разделе "история Ордена".

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики