IZM – баннер

Shop.castalia баннер

Что такое Касталия?

     
«Касталия»
                – просветительский клуб и магазин книг. Мы переводим и издаём уникальные материалы в таких областях как: глубинная психология, юнгианство, оккультизм, таро, символизм в искусстве и культуре. Выпускаем видео лекции, проводим семинары. Подробнее...
Четверг, 07 февраля 2013 20:39

Э. А. Коэттинг КНИГА АЗАЗЕЛЯ Гримуар проклятого Глава 1 ВСТРЕЧА

Э. А. Коэттинг

КНИГА АЗАЗЕЛЯ

Гримуар проклятого

Глава 1

ВСТРЕЧА

Весь мой подход к миру духовности сосредоточен на двух фундаментальных методах, без которых я уверен, остановился бы сам процесс духовного развития. Эти два краеугольных камня - эвокация внешнего и нематериального сознания к видимой материализации; и транслокация собственного сознания в нематериальную действительность.

Через систему основных принципов – ядро, оставшееся фактически неизменным, несмотря на географические и исторические преграды - сущность или олицетворение разумной силы, обитающая в других измерениях реальности, может войти в прямой контакт с Эвокатором. С помощью столь же универсальных методов мистически настроенный Соискатель может получить знание о его собственных тонких телах, и может сознательно отделить их от физического тела и путешествовать по невоплощенным мирам.

Эвокация открывает завесу миров с внешней стороны; Путешествие Души - с внутренней. Если подойти к этому с творческой стороны, можно сказать, что эти два метода драматически разрывают воображаемую преграду между физическим и духовным.

Для обоих методов существует твердое правило, - Оператор должен контролировать Операцию от начала и до конца, он ни в коем случае не должен терять контроль над процессом или результатом касательно каждого из многих нефизических объектов, окружающих его.

Я нарушил это правило, и в результате я оказался в мире, где все мои предположения о природе мира духа и его взаимодействии с нашим миром были разрушены.

Какое-то время я сосредоточил все операции, не только эвокации и транслокации, но и прочие, признанные выполнить задачу моего духовного роста, на работе с конкретным демоном . С Азазелем.

Я мог лишь предположить, что, когда эта работа будет завершена, он освободит меня.

Из сотен духов, которых я вызывал к проявлению передо мной, четыре или пять оставили неизгладимое впечатление. Они материализовались, как и все остальные, их внешность соответствовала описаниям гримуаров, и они выполняли свои задачи с одинаковой эффективностью. Но что-то в них намекало на обстоятельство, отмеченное еще в первом ритуале, - форма, в которой они предстают, - мираж, призванный препятствовать дальнейшему пониманию. Каждый раз было так, словно кто-то недвижимый и безмолвный стоял позади, и я мог ощутить его усмешку.

Азазель главный среди них.

Несколько лет назад я оказался в длительной дороге домой на юг Юты из Скалистых гор Колорадо. Шон, моя жена тогда, провела большую часть этой двенадцатичасовой поездки, так же как и тогда, когда мы ехали в горы, - она спала на пассажирском сидении, подушка которого была повернута к окну, чтобы видеть, где мы ехали, и говорила со мной в течение одной-двух минут прежде, чем уснуть.

На пути в Колорадо я развлекал себя эклектичной подборкой музыки, от Вагнера до деад-метала, хип-хопа и Джонни Кэша. Как бы то ни было, музыка была неспособна успокоить мой разум на обратном пути.

В горах, на собрании по крайней мере пятидесяти черных магов, я узнал своего друга и духовную ученицу, бывшую в состоянии одержимости. Это была не первая одержимость, которую я когда-либо видел, и при этом она не была самой существенной. Однако, она была самой интенсивной, потому что в отличие от многих подростков-дилетантов, открывающих двери, которые они не могут закрыть, и случайно осознающих в себе присутствие иной силы, мой друг полностью принимала демоническое вторжение. Она не только призвала его, но когда демон явился, она взяла над ним контроль. Она владела одержимостью.

Она была в сопровождении Операторов, контролирующих ход призыва, и когда было исполнено изгнание, я улыбнулся ей. Она была моей ученицей, и я хотел, чтобы она увидела мою гордость.

Она оглянулась без тени улыбки, и не узнала меня. И, поскольку я знал ее глаза, я был потрясен тем, что я тоже не узнал ее.

После того, как она покинула место ритуала, и по прошествии часа или более, который она провела в своей палатке, стараясь взять себя в руки, она вернулась ко мне и только тогда могла говорить, ее тело била дрожь, ее зубы стучали так, как будто бы она была покрыта льдом.

Демон усилил ее во время одержимости, он дал ей бодрость, привел ее в ярость, сделал ее более могущественной, чем какой-либо человек. И когда он ушел, она столкнулась с осознанием ее смертной слабости.

Увидев такое зрелище, мой разум начал рисовать карту возможностей, которые я обсудил с Шон между ее дремотой по возвращению домой. Если кто-то, подобно моей ученице, согласился бы принять одержимость, тогда возможно, этот человек мог стать речевым аппаратом демона, который находится под контролем ритуала эвокации. Возможно даже посадить согласного в Треугольник Проявления, позволив явившемуся демону говорить через него, использовать его тело и его рот, чтобы общаться с жителями этого мира.

'Я сделаю это'. – сказала Шон без дрожи или колебания в голосе.

Кроули выполнил такую Операцию, поместив себя в Треугольник Проявления, став живой жертвой демона Пропасти, - Хоронозона. Быть может, это было лишь тщеславие, толкающее меня провести такой ритуал, соблазн поставить себя наравне с Великим Зверем Алистером Кроули? Роуз Келли, жена Кроули, так же участвовала во многих его работах, и она быстро скатилась к тяжелому алкоголизму и состоянию в шаге от безумия.

Риск казался большим, но вознаграждение казалось еще большим. Кроме знания, которое могло быть получено в ходе эвокации, и кроме возможности рассказать эту великую историю, я понимал, что осуществление призыва одного из демонов в тело женщины, разрушит часть стены, отделяющей меня от духовной жизни.

Когда мы сидели в тишине в автомобиле, Шон открыла глаза так, как будто она могла покинуть глубокий сон в любой момент и сказала:

"Это должен быть Белиал''.

Я спросил: "Что? " Я не был уверен, касались ли ее слова данной темы.

Она ответила "Хорошо. Я проведу ритуал с тобой, я буду одержима демоном. Но это должен быть Белиал''.

Шон работала с Белиалом несколькими месяцами ранее и установила своего рода связь с этим демоном. Я замечал, что Белиал искусен в умении обманывать женщин, сбивать их с толку, преследовать их.

Те не менее, я не видел проблемы в ее требовании, у меня было хорошее предчувствие.

Поскольку мой собственный путь увел меня от западной церемониальной магии в поток шиваисткой йоги, я не выполнял ритуал эвокации в течение по крайней мере двух лет. Как только мы вернулись домой, в подготовке к будущему ритуалу я вызвал Белиала.

Далее следует мой отчет моего разговора с демоническим Королем Белиалом.

6 сентября 2007: Я вызвал физическую материализацию Белиала в подготовке к эвокации его в Шон, сопровождаемую изгнанием. Белиал явился, его присутствие ощущалось, но я требовал его полной материализации, пока не увидел, что он стоял передо мной.

Э.А.: Белиал, что нужно, чтобы ты вселился в тело Шон?

Белиал: Тебе, и всем присутствующим нужно петь мою мантру: "Itz Ra-Cha-Belial. " Каждый участник должен это сделать.

E.A.: Как твое присутствие может быть усилено?

Белиал: Кровь. Напоите меня кровью.

Э.А.: Кровь в Треугольнике или кровь вокруг Храма?

Белиал: Кровь в сосуде.

Э.А.: Белиал, могущественный король, я благодарю тебя за ответ, и за информацию, которую ты дал... (в этот момент Белиал прервал мою речь).

Белиал: Aзазель, Aбаддон и Aмаймон придут вместе со мной. Объединившись, мы откроем врата к Озеру Огня.

Белиал пропал из моего поля зрения, оставив меня в тиши Храма задаваться вопросом, что только что произошло. Это было моей идеей, моим проектом, но ему так или иначе удалось склонить ее к собственной. Или возможно это была его идея, его проект, и все это время я с удовольствием бежал в его ловушку.

Он казался готовым ответить на мои вопросы, как будто бы они не были моими вопросами. Далее казалось, что я не задал один вопрос, и он надеялся, что я спрошу: Какова главная цель этой эвокации?

Мой отказ задать вопрос не препятствовал ему ответить на него. Я открыл дверь для гостя и остался в стороне, в то время как он и три его друга зашли в мой дом.

Вначале я боялся, что не смогу управлять эвокацией демона в тело моей жены, но даже в первом предварительном ритуале, мой контроль над всей задачей был пущен под откос. Было очевидно, что Белиал использовал нас в качестве пешек, в качестве вспомогательной силы для чего-то, что находится вне нашего понимания... или вне нашей готовности сотрудничать.

Возможно, эту затею следовало оставить прямо тогда и там. Мне нужно было уйти от этого. Но темное любопытство во мне ворчало и грызло меня. Я не мог отвернуться от этого потенциала демонической власти. Я не мог повернуться спиной к пути, ведущему к большему знанию работы с демонами сквозь тьму тысячелетий.

Моя собственная жена добровольно предложила себя в качестве живой жертвы демонам. Была моя очередь сделать то же самое, отдать мое тело, ум, и душу им, пожертвовать собой на их нечестивом алтаре, по своей воле стать сосудом для их планов.

Aзазель, Aбаддон и Aмаймон придут вместе со мной. Объединившись, мы откроем врата к Озеру Огня.

Белиал обозначил не только цель его заговора, исход этого ритуала, который он проводил через наши тела, но также и показал формулу для него. За пределами христианского термина Озера Огня я понятия не имел, что имел ввиду демон. Был только один способ узнать это.

11 сентября 2007: Вызвал Aмаймона к физической материализации. Изначально у меня были некоторые проблемы с воскурениями, поэтому его материальная форма колебалась между видимостью и невидимостью. Его голос слышался повсюду.

Aмаймон: Владыки дома семидесятых. Сатурналии - суть моего прибытия - смерть и распад, сексуальный и буквальный. Я явлюсь на востоке в образе мученика. Взывай ко мне с кровью и спермой и обнажив кожу. Другие явятся, и врата откроются, но четверо должны быть готовы вступить в них и умереть в Озере Огня. Как только ты будешь рожден заново, ты будешь иметь власть над Ним и сможешь вызывать духов, отмеченных проклятьем.

Мои легионы - многочисленны, их намного больше, чем сорок. Все демоны должны преклониться передо мной и многими ангелами также. Даже ты теперь кланяешься, но как только ты войдешь в Озеро Огня, ты никогда больше не будешь снова кланяться кому-либо.

Сторожевые башни должны быть призваны полностью. Ты только частично призвал их сейчас. Они должны быть полностью призваны. Поговори с Джоном о его роли в ритуале, и с Дон[1].

Дальнейшая беседа затронула специфические особенности ритуала, но из-за скорости диалога, ничего не было записано.

Я отпустил Амаймона, и когда его форма исчезла, он сказал, что обнаженная кожа призовет силу.

Я планировал этот ритуал с учетом того, что он включал меня, Шон, и возможно одного помощника. Однако, Амаймон потребовал присутствия моего друга и коллеги, Джона, который великолепно осведомлен в специфических особенностях черной магии и договоров с демонами, и моей ученицы, Дон, которая испытала на себе одержимость в Колорадо.

Дон уже добровольно предложила свое участие в ритуале в любой роли, которую она могла служить. Но я должен был рассказать о ритуале Джону, который, я был уверен, предупредит меня против такого опрометчивого поведения с демонами.

"Сообщи мне то, что я могу сделать, чтобы помочь; ' – так Джон ответил мне по телефону, как только я сказал ему о запланированном ритуале, прежде, чем я упомянул то, что сказал мне Амаймон. Я попросил, чтобы он медитировал, и возможно выполнил собственную эвокацию, потому что мне сказали, что он явится неотъемлемой частью Операции.

Я разыскивал в своих гримуарах демона, который возглавляет семьдесят легионов, но не нашел ни одного. Ссылка на Дом семидесятых, остается тайной.

Инструкции Амаймона также послали меня в словарь. Я прежде никогда не слышал слова "Сатурналии: ' В Греции проводилось празднество Сатурна, в котором были полностью изменены роли, принятые в обществе. Это было время экстаза и снисходительности для тех, кто был рабами, - они могли больше не служить своим господам.

Мы действительно вступали в контракт, подобный духовным Сатурналиям, больше не прибегая к решению своих дел с помощью демонов, а вместо этого будучи ими самими.

15 сентября 2007: Вызвал Азазеля к полной физической материализации.

Aзазель: ltz Rel Itz Rel Azazel.. Это мантра, которой меня можно вызвать.

E. A.: Ты должен быть вовлечен в наше наступающее действо?

Aзазель: Я буду вовлечен, хотя я останусь безмолвным. Именно нашим союзом мы откроем врата. Вашим союзом с Джоном, Дон и Коди, вы открываете свои врата также. Они - твои Рыцари, твоя армия. Каждый из них командует легионами, как делаю я, но они просто не знают об этом. Они узнают это в момент их возрождения.

Я был поверхностно знаком с Коди через Джона. Я знал, что он был членом нескольких чрезвычайно влиятельных тайных обществ, и он посетил одну из моих презентаций в северной Юте. Учитывая эти детали у меня не было причины думать, что он будет интересоваться таким обязательством, как это. Я предположил, что демон, должно быть, имел в виду другого Коди, хотя он был единственным человеком с этим именем, которого я знал лично.

Тем не менее, когда Джон связался с ним и рассказал об этом, Коди был в восторге, и настоял на том, чтобы говорить со мной лично о ритуале. По телефону я понял, что осведомленность Коди в хитросплетениях оккультизма, так же как и в восточной религии, вероятно превосходила мою. Мы говорили много часов о ритуале и нашей роли в нем. Только усталость в последние часы прервала нашу беседу.

18 сентября 2007: Вызвал к физической материализацию Абаддона, Короля Ада, того, кто держит под контролем Внешнюю Тьму.

Меня проинструктировали о том, что пытаться вызвать его в доме неуместно, и лучше сделать это за дверью.

Когда он явился, его материальная форма по крайней мере в две раза превышала мой рост. Он появился в образе военачальника, закованного в доспехи. Его голос грохотал.

Абаддон: Я - тот, кого призовут в заключительный час, чтобы собрать тех, кто нечист, чтобы бросить их в Озеро Огня. В тот день и в тот час ты явишься, и теперь ты стоишь передо мной, готовый к возжигу!

Прежде, чем может возникнуть адская Империя, Царство Божие должно быть разрушено. Четыре печати четырех архангелов должны быть сломаны в четырех сторонах света, каждая в своем месте. Только тогда Привратники поднимутся и откроют врата в Озеро Огня.

Призови меня пламенем, и сигилой, отмеченной на лбу всех, кто присоединится. Те, кто вступит в Королевство Ада, должны быть отмечены.

В ритуале вселенная символизируется Кругом. Печати архангелов - символы, которыми ее можно обозначить. Эти печати должны быть привлечены: наполнены властью архангелов, а затем разрушены в каждой стороне Круга, тогда архангелы будут изгнаны из Храма. Демоны не позволили бы ангелам вмешаться в то, что мы собирались сделать.

Мой изначальный план состоял в том, чтобы провести один только ритуал с Шон, и пожинать выгоду в одиночку. Но число участников возросло от двух до пяти, с Дон, Джоном и Коди. Это число казалось соответствующим: пять элементов; четыре кардинальных знака, плюс демон, призываемый в Шон; пять ран Христа; и пять углов пентаграммы. Но это число все еще возрастало, включая паству, состоящую из лиц, которые я должен был видеть и имен, которые я должен был услышать.

Консультируясь с другими участниками ритуала, мы спланировали всю церемонию.

Книжный магазин в Солт-Лейк-Сити, который принял несколько из моих презентаций и мастер-классов, и продавал мои книги, предложил свой подвал для использования в ритуале. Панк, металл и схожие музыкальные концерты проводились там довольно часто, некоторые из которых я видел, таким образом, пространство и укромность этого места встречи, подходили наилучшим образом. Два владельца магазина настояли, чтобы им позволили увидеть ритуал. Я объяснил, что им не позволят только смотреть, и что демоны потребовали, чтобы все приняли участие, даже если только в некоторых моментах. Они согласились.

Коди, будучи Мастером Масоном, среди прочих других званий в разнообразных организациях, предложил, чтобы, из-за чрезвычайной природы ритуала, пространство Храма было "покрыто скорлупой' или защищено от внешних сбоев или вмешательств. Это было осуществимо с помощью Привратника, иначе известного как "Черный Страж" у входа. В то время как в современном масонстве, присутствие Привратника - в основном ритуальная формальность, в другой, более опасной практике, Черный страж иногда очень естественная необходимость и он представляет из себя нечто большее, нежели бухгалтер с ритуальным мечом.

Не секрет, что у многих тайных обществ есть связи с неонацисткими группами, или что те, кто склонен к национал-социализму также находят свое место в оккультизме. Это часто отрицается или минимизируется обеими сторонами, но любой человек глазами и разумом видит связь.

Коди обратился к одной такой группе и нашел "Воина' - молодого, сильного мужчину с татуировками, покрывающими каждый дюйм кожи ниже его челюсти, недавно вышедшего из тюрьмы, где он сидел за вооруженное нападение при отягчающих обстоятельствах. Он был рад закрыть наше ритуальное пространство скорлупой.

Разрастался круг тех, кто знал о ритуале. Группа музыкантов, исполняющих тяжелую музыку и имеющая склонность к оккультизму, услышала о ритуале и связалась со мной, чтобы спросить, могли ли они принять участие. После встречи с ними я не видел причины исключить их.

Коди и Джон также пригласили людей, с которыми они хотели исполнить ритуал. К тому времени, когда ритуал начался, подвал был заполнен паствой, стоящей плечом к плечу, включающей по крайней мере тридцать человек помимо изначальных пяти участников.

Взгляд Черного Стража сосредоточился.

Прежде, чем ритуал начался, он объявил "Моя обязанность состоит в том, чтобы не только сдержать тех, кто захочет войти в Храм; но и удержать тех в Храме, чтобы никто не вышел, как только мы начнем".

Я поддержал его заявление, попросив любого, у кого были сомнения, немедленно уйти. Я не знал, что произойдет, как только начнется ритуал.

Джон и я создали Эликсир Проявления, которое был сделан из красного вина, мха, различных масел, жертвенной крови крылатых млекопитающих и большого количества человеческой крови.

Он должен был исполнить потребность демонов в крови и физической жидкости, и в то же самое время он показал себя в прошлом как замечательная основа для обеспечения тонкого плана материализации духа.

Круг был размещен в центре подвала, алтарь был помещен в центр. Треугольник Проявления выступал из Круга в каждой кардинальной точке, сходящиеся линии между Кругом и Треугольниками были освещены масляными лампами, которые были единственным источником света в течение ритуала.

Верхние огни были отключены. Горели фонари. Джон, Дон и Коди надели черные ритуальные одежды и сняли капюшоны, скрывающие их лица. Я застегнул церемониальную мантию на всю длину. Шон сняла сорочку, и я нанес на ее грудь символ Белиала.

Она сидела в южном Треугольнике, ноги сложены в позе лотоса, ладони лежали на полу.

Духи начали являться даже прежде, чем мы договорили первое заклинание. Воздух стал плотным, слышался шепот.

Я взял коробку стерильных, нераскрытых медицинских ланцетов и раздал их среди паствы. Три Оператора, Шон, и я, порезали большой палец, и выпущенная кровь сочилась в чашу эликсира.

Взгляды паствы застыли, когда я направился к периферии Храма, протягивая чашу, чтобы собравшиеся сделали то же самое. Мне не пришлось давать никакой команды, как каждый человек уколол свой большой палец и предложил свою кровь в чашу.

Установив чашу на алтаре, сложив руки вокруг рта, я произнес:

"Pater Noster, qui es in abyssus, potens nomen tuum. Fiat voluntas tua, sicut in abyssus et in terra.

"Exorcizo te, creatura sanguis, in nomine Satan omnipotentis, et in nomine Antichristus, et in virtute Falsus Vates: ut fias sanguis exorcizata ad effugandam omnem potestatem inimici, et ipsum inimicum eradicare et explantare valeas cum angelis, et invito omnem maleficus spirite; per virtutem veneficium maleficus. Ilicet!"

Странная сила лилась сквозь меня, сочилась вниз от головы к плечам, снимала тяжесть моих рук, когда я опустил их в этот кровавый эликсир. Это не была новая сила; фактически, это была сила, которой я наслаждался. Каждый раз она проходит сквозь меня, тем не менее, эта сила всегда настолько удивительна.

Опустив пальцы в чашу, как священник, освобождающий от грехов, я помазал лоб Шон кровью, и затем лоб Дон, Джона, Коди, и каждого человека из паствы, спрашивая, "Вы принимаете Метку?"

Метка была принята всеми, некоторыми более нерешительно, чем другими.

Теми же самыми пальцами я рассеял остаток эликсира вокруг Храма, концентрируя его в Круге и Треугольниках, несколькими небрежными движениями я окропил эликсиром участников ритуала.

Трое других Операторов вступили в Круг. Используя последние капли, я прочертил Круг пальцами с юга на восток, на север и на запад, пока снова не столкнулся на юге с Шон, которая уже начинала терять сознание в потоке силы.

Я смотрел на нее, и в последний раз узнавал в ее глазах свою жену. Весь оставшийся вечер что-то иное пристально смотрело на меня через них.

Джон разместил четыре печати четырех архангелов, глиняные диски с символами. Я предположил, что он сломает глиняные диски напополам и отбросит их. Он стоял в восточной четверти, вглядываясь в печать, поскольку они были должны открыть врата в небесные сферы. Демонический поток тек через него, когда он повторил слова Абаддона: Прежде, чем может возникнуть адская Империя, Царство Божие должно быть разрушено.

Он поднял печать Рафаэля над головой, его тело напряглось так, что он сжал челюсти, рука, державшая дневную печать, собралась в кулак. С неразборчивым воплем он бросил диск на землю, день разбился на десятки пыльных осколков. Также было с печатью Михаэля на юге; Габриэля на западе; и печатью Уриэля на севере. Все владыки небес и каждая частица света, которая могла бы сиять, была изгнана из этого сырого подвала.

Дон встала на колени слева от алтаря и открыла тайный гримуар, который я никогда не видел прежде или позже. Она провозгласила требование владык Ада открыть пути высот и глубин и позволить демонам проникнуть в Храм.

Коди начал читать заклинание, которое он повторял в течение ритуала, несмотря на натиск глубинных потоков: "Lamvamramyamhamramaummm; ' каждый слог задействовал силу, звучал в каждом человеке, открывая не только Храм как врата в мир духа, но используя наши собственные тела, чтобы облегчить Их прибытие. Позади него один из музыкантов создал гул с помощью тибетской поющей чаши.

Я повернулся на восток. Печать Амаймона лежала на земле в Треугольнике Проявления. Я вглядывался в нее. На пару секунд обведенные чернилами линии вспыхнули, исчезли и вновь появились в трех измерениях. Присутствие Амаймона отразилось в Храме.

"Aмаймон, я вызываю тебя и заклинаю тебя придти в этот Храм и занять свое место в Треугольнике. Я вызываю тебя, чтобы ты проявился передо мной в зримой форме и говорил со мной ясным голосом. Aмаймон, я даю тебе право явиться, я даю тебе силу проявиться, я тебя призываю. Приди, Амаймон!"

Паства повторила: "Приди, Амаймон! Приди, Амаймон! Приди, Амаймон!'' Специфическое, но все же знакомое желание бегства посетила меня, как будто мой мозг получал слишком много кислорода, как будто я потеряю сознание в любой момент. Я остался с этим чувством, признавая его верным сигналом успеха эвокации, зная, что я мог подняться на его волнах в пространство между мирами, где фактически начинается материализация. Теряя сознание и колеблясь, теряя связь с материальным миром, с окружающим меня подвалом, с паствой, почти уверенный, что они должны быть готовы ловить меня, когда я упаду, желание бегства прошло, и мои глаза смотрела на Треугольник с новой ясностью. Я мог почувствовать там Амаймона, в астральном пространстве, готовящегося нарушить завесу и войти в наш мир.

Буквально за несколько секунд воздух над Треугольником заполнился дымом воскурений, собравшимся в колонну, и эта колонна приняла форму плотной тени, а затем фигуры с лицом. Наши легкие и сердца, казалось, на мгновение остановились. Пространство образовало форму. Амаймон явился. Пение остановилось.

Я повернулся на север.

"Aзазель, я вызываю тебя и заклинаю тебя придти в этот Храм и занять свое место в Треугольнике. Я вызываю тебя, чтобы ты проявился передо мной в зримой форме и говорил со мной ясным голосом. Aзазель, я даю тебе право явиться, я даю тебе силу проявиться, я тебя призываю. Приди, Азазель!"

'Приди, Азазель '' - паства вторила снова и снова, на сей раз с большей яростью, большим волнением, взбодрившись после прибытия первого демона.

То же самое желание бегства посетило меня, и я преодолел его, как и прежде.

Образ, просочившийся между мирами, колебался между видимостью и невидимостью, и навис над северным Треугольником. Фигура огромного и ужасного сатира.

Пение остановилось.

Я повернулся на запад.

'Aбаддон, я вызываю тебя и заклинаю тебя придти в этот Храм и занять свое место в Треугольнике. Я вызываю тебя, чтобы ты проявился передо мной в зримой форме и говорил со мной ясным голосом. Aбаддон, я даю тебе право явиться, я даю тебе силу проявиться, я тебя призываю. Приди, Абаддон!''

Паства пела со мной, Приди, Абаддон! Приди, Абаддон! Чувство пропасти от предыдущей эвокации не полностью оставило меня, позволяя мне пребывать между мирами. Огромная форма образовалась в центре столба дыма в Треугольнике. Высота Абаддона достигала потолка.

Я наконец повернулся к южному Треугольнику, к Шон, ее тело служило жертвой и было наполовину обнажено, охвачено жаром, кровь, бегущая в ее венах стала теплее под действием Эликсира Материализации. Печать демона была начертана на ее груди. Я вгляделся в нее. В течение секунд обведенные чернилами линии вспыхнули и исчезли, а затем вновь появились в трех измерениях. Белиал вселился в тело Шон.

Ее мышцы тряслись, ее шея, и затем руки дернулись. Ее голова отклонилась назад, как будто у нее не было мышц, чтобы держать ее, глаза были обращены к потолку.

"Белиал, я вызываю тебя и заклинаю тебя придти в этот Храм и занять свое место в Треугольнике. Я вызываю тебя, чтобы ты проявился передо мной в зримой форме и говорил со мной ясным голосом. Белиал, я даю тебе право явиться, я даю тебе силу проявиться, я тебя призываю. Приди, Белиал!"

" Приди, Белиал!; ' паства пела. "Приди, Белиал! Приди, Белиал!" Воззвание группы смешалось в моих ушах с непрерывной мантрой Коди и гулом поющей чаши, но и то и другое заглушил шум астральных вихрей.

Конвульсии Шон усилились, ее брюшные мышцы и позвоночник сместились. Ее руки поднялись в воздух, чтобы сформировать крест.

Я вытянул руку, всеми пальцами указывая на Шон, на Треугольник, на туманную форму демона, мерцающего между мирами.

"Белиал, войди в это тело. Оно было добровольно принесено в жертву тебе! " Я кричал вслух и астрально. "Белиал, прими свою жертву!"

С последним непродолжительным удушьем наконец повторно напряглись мышцы шеи Шон. Ее голова наклонилась вниз, снова обратившись ко мне и к пастве, ее глаза, все еще смотрели в потолок, в некую невидимую дверь, которую я не видел и не осознавал, дверь, через которую демон вселился в ее тело.

Ее глаза опустились. Когда наши взгляды встретились, ее глаза больше не были ее глазами. Ее лицо больше не было лицом моей жены. Ее губы не собирались в улыбку, ее взгляд не выражал печаль, в ее лице не было намека на человеческие эмоции. И ее глаза были лишь мертвыми глубинами, сквозь которые демон мог смотреть на этот мир.

Я боялся отвернуться от Белиала в человеческой форме, титаническое усилие потребовалось, чтобы продолжить ритуал, заставить передвигаться мои застывшие на месте ноги и отвести мои глаза от этого отвратительного лица.

Я заставил себя переместиться снова на восток, на север и запад, медленно вращаясь по кругу. Мои чувства блуждали между мирами, наблюдая парообразные тела демонов в их Треугольниках, они были зловещими. И затем я повернулся к южному треугольнику, где Белиал находился в теле женщины, ее груди, хрупкое тело и мягкие черты были уничтожены жесткой, острой формой демона, который владел ею.

"Добро пожаловать в наш Храм:'

Все четыре демона одновременно заговорили со мной, все на некоем неведомом языке, переведенном где-то в моей голове, поскольку их слова прошли сквозь каналы восприятия, за исключением Белиала, слова которого были произнесены на английском языке устами Шон.

"Вы вызвали нас сюда, чтобы открыть врата в ад. Мы откроем эту дверь сейчас: ' Слова вылетали из ее рта внезапно, без интонации, ожидаемой в предложении.

Ее руки снова поднялись, как будто кто-то сверху дергал ее за ниточки. Я повернул голову, чтобы увидеть Амаймона с левой стороны и Абаддона справа, поднявшими руки аналогично. Некий странный свет соединил их, создав кругооборот.

Все мои силы оставили меня. Я упал на землю, мои ноги, отказывались выдерживать мой вес.

Бетонный пол подо мной, на котором были начертаны Круг и символы, распался, и земля под ним разошлась. Вместо твердой почвы, "защитный" Круг девять футов диаметром стал озером жидкого огня.

Мое тело или моя душа, часть меня погрузилась в оранжево-желтое озеро. Я кричал, поскольку мою кожу охватило пламя, обжегшее меня до костей, и даже мои кости рассыпались. Как раз когда у меня больше не было тела, с помощью которого можно кричать, вопль ужаса все равно исходил из меня. Тысяча лиц кружилась вокруг, пойманная в ловушку в этом безобразном месте. Они кричали, но никого не утешало то, что мы не были одиноки в нашем страдании.

Независимо от того, что форма оставила меня, я сгорал, душа или личность продолжала разрушаться и страдать. И когда это прекратилось, когда меня не существовало более, возник голос. Я не мог сказать, отозвался ли он эхом сквозь глубины Озера Огня, или это говорил один из демонов в том отдаленном Храме, где осталось мое безжизненное тело. Голос повелевал, "Возвысься и родись заново:'

Мой рот открылся и я хватал воздух своим пересохшим горлом, кашляя и плюя, сползая на колени. Паства затихла, уступив непрерывному гулу поющей чаши, все глаза застыли в ужасе. Я стоял, чувствуя, как будто мое тело стало немощным, и я не пользовался им в течение многих десятилетий. Мое сознание было спокойным, сосредоточенным, уверенным. Я снова посмотрел на пол и увидел, что мои ноги стояли в том же самом озере, в которое я упал. Я прошел сквозь красную воду к Джону, протягивая ему руку, приводя его в Круг, приглашая его в ад.

В момент, когда его ноги пересекли границу Круга, его колени были связаны как и остальная часть его тела. Закутанный как младенец, кричащий, будто его убивают, Джон корчился на полу, поверхность которого начала вспыхивать, на моих глазах становясь то огнем, то обычным бетоном.

В течение нескольких минут все прекратилось. Он остановился. Казалось, что даже движение его груди с его дыханием остановились. Испытав удушье, он также поднялся. Когда он встал на ноги, и я помог ему устоять, наши глаза встретились. В противоположность по отношению к опыту неузнавания, я смотрел на Джона, и то, как он смотрел на меня, я узнал его снова, словно потерянный брат наконец возвратился домой. Мы привели Коди в Круг, и его реакция была идентична. Трое из нас помогли Дон вступить в Озеро Огня, и когда она поднялась, мы помогли ей встать. Затем мы стояли вместе, взявшись за руки, словно возродившиеся и проклятые.

Я пригласил любого из паствы войти в Круг, пережить духовную смерть и возрождение. Немногие приняли предложение, но все они приняли метку, и таким образом тоже были прокляты.

С сознанием не смертного человека, а рожденного заново бога, я оставил Круг и двинулся к Треугольнику, где находился воплощенный Белиал. Я протянул свою руку, и демон взял ее. Я подвел его к пастве, одного за другим, демон коснулся и назвал имя, - имя демона, нечестивого духа, который будет вечно следовать за ними, охранять их, будет вести их к власти, или в рабство.

Когда он коснулся последнего прихожанина, и имя было объявлено, тело Шон упало. Я поймал ее прежде, чем она свалилась на землю, и принес ее в Треугольник, в котором материализация демона должна была быть связана и проявлена в очень короткий промежуток времени.

Возвращаясь к алтарю, я перевел свой взгляд и посмотрел на то, что открылось под моими ногами и на духов, собравшихся вокруг меня. Я медленно вдохнул, и с выдохом понял, что врата нужно закрыть, и демоны должны вернуться обратно, я провозгласил, "Свершилось'.

"Свершилось' - участники отозвались эхом. Пол изменился и вспыхнул, и затем снова стал бетонным. Форма демонов и духов пропала, их манифестация завершилась. Шон упала в Треугольнике без сознания.

Я взял бутылку освященной воды и налил ее в золотую чашу. Я смыл метку и средними пальцами окропил водой пол, рассеивая демоническое содержание. Я освятил Круг, затем Треугольники, потом опустился на колени к телу Шон, смочил свою руку и затем ее лоб водой.

"Exorcizo te, creatura sanguis, in nomine Satan omnipotentis, et in nomine Antichristus, et in virtute Falsus Vates: ut fias sanguis exorcizata ad effugandam omnem potestatem inimici, et ipsum inimicum eradicare et explantare valeas cum angelis, et invito omnem maleficus spirite; per virtutem veneficium maleficus. Ilicet!"

Глаза Шон открылись, и она пыталась встать. Она сохранила очень мало памяти о том, что произошло вокруг нее и через нее.

Прихожане расходились, пораженные и путающиеся в выражениях, шли к выходам.

Я собрал в охапку орудия, запихнул в сумки и спрятал в багажнике автомобиля, как будто избавлялся от некоторых постыдных доказательств.

После этого мы, пятеро участников ритуала потягивая из бутылки прихваченный из дома абсент, вышли на улицу. Никто из нас не был голоден, но мы испытывали потребность сделать что-то еще, сделать что-то нормальное, перенести наше сознание из того подвала. Грызя пиццу, мы сидели тихо, никто не мог найти слов, не связанных с тем, что мы только что испытали.

Дон наконец выболтала, "Твою мать, что это? Что мы делали там?"

Группа разразилась смехом, сломался лед, и невыносимая реальность поглотила нас.

Смех быстро стих, и еще более глубокий мрак накрыл нас. Джон, отводя от глаз свои волосы, сказал "Что мы сделали там? Я думаю нечто такое, что мы будем анализировать весь остаток наших жизней:'

Позже в нашем гостиничном номере, облик Шон начал возвращаться. Ее мертвые глаза смотрели в никуда. Когда я провел рукой перед ее лицом, ее голова повернулась, как будто машинально и смотрела на меня без выражения. Я повторил изгнание нечистой силы, изгоняя демоническое присутствие из ее тела с помощью сосредоточения воли, молитвы и направляя силу. В течение трех дней после этого я продолжал изгонять из нее Белиала, поскольку одержимость проявлялась стихийно, ее глаза менялись, ее лицо менялось, ее голос больше не был ее голосом.

Белиал следовал за нею, и я мог чувствовать, что он вошел в комнату, я мог чувствовать, что он вошел в нее. Если я заострял внимание, я видел, что его форма скользила между тенями. Его присутствие было непостоянным, но большую часть времени он был здесь.

Когда я лег спать, что-то еще вошло в нашу комнату. Что-то иное, нежели Белиал. И этот другой дух, этот другой демон, не собирался скрываться в тенях, но, казалось, блуждал слева от моей кровати, наблюдая, ожидая, возможно шепча слова, которые я не мог услышать.

Поскольку Белиал остался с Шон, это другое осталось со мной. По сей день, спустя годы после тех событий, мне очевидно, что Белиал никогда полностью не оставил Шон; она никогда не отказывалась от него, но даже несмотря на это, экскрементов с его одержимостью достаточно, чтобы открыть черный ход для его возвращения.

Что-то осталось со мной также. Демон следовал за мной и сейчас ждал, чтобы объявить о себе, пригласить себя в мое сознание и продолжить работу, которая началась в этом подвале.

Более чем год спустя, мой брак распался, и мое внимание полностью обратилась к мирам вовне, я снова нашел себя преследуемым той же самой фигурой, которая стояла рядом со мной, когда я спал той ночью после ритуала эвокации. Демон никогда не уходил, я предполагаю, он просто ждал, наблюдая за мной, пока я не стану слушать его шепот. Я мог чувствовать его вокруг себя, с каждый днем он становился ближе, навязчивее, будто привидение, готовое выйти из невидимости и предстать в физическом теле в любой момент. И поскольку время шло, его становилось все больше и он был не один, пока целая армия не собралась вокруг меня, гремя во мне, чтобы обратить на себя внимание.

Я подготовил все для ритуала в своем доме, - зажег свечи, воскурения, и выполнил то, что я называю "слепой эвокацией ' – это эвокация на уровне материализации того, чье имя, печать и признаки неизвестны, но кто ощущается поблизости. Такие эвокации действительно опасны, поскольку Эвокатор понятия не имеет, что явится в Храме вокруг него, и он не может быть уверен, что сможет связать и контролировать то, что может возникнуть. Но тогда мне казалось более опасным незнание духа, который преследовал меня.

2-ого февраля, 2010: Выполнил слепую эвокацию духа, который следовал за мной, начиная с эвокации Белиала в Шон. Я чувствовал его рядом почти постоянно, и я должен был знать, кто он и что он хочет. Я получил неопределенные впечатления о том, что демон предположительно мужского пола и испытывает пристальный интерес к моему духовному Возвышению.

Я использовал большое количество камеди для воскурений. Комната наполнилась дымом почти немедленно. К тому времени, когда я начал провозглашать воззвание, я уже пребывал между мирами и видел, что в комнате вспыхнули и затем исчезли огни. Крупный силуэт сформировался в дыме благовоний. Дым уплотнялся до тех пор, пока не проявилась грудь обнаженного мужчины с ногами животного. Полное проявление имело глубокий черный цвет. Лицо проявилось последним, большая голова с рогами, - во многом напоминавшая мифического сатира, - становилось ясно, что демон, преследовавший меня, был никем иным, как Азазелем.

Демон, как твое имя?

Я - Aзазель, привратник севера, черное пламя, которое никогда не горит.

Почему ты следовал за мной?

Ты думаешь, что можешь обратиться к демону, и что он исчезнет, когда его присутствие становится тебе неудобным? Это ты вызвал меня с моими братьями. И ты тот, кто вызывает меня теперь.

Ни один из других не задержался. Почему ты еще здесь?

Белиал задержался с его жертвой. Я задержался с моей.

Я никогда не соглашался быть твоей жертвой.

Без такого неявного договора меня было не вызвать. Ты не можешь видеть, переживать, ощутить что-то, не вступая в союз с этим. И ты видел, пережил и ощущал меня. И я видел, пережил и ощущал тебя.

Тогда что ты хочешь от меня теперь?

Это - то, что ты хочешь, не я. Ты вызвал меня дважды, но ты никогда не прекращал вызывать меня. Ты взываешь ко мне в своей душе, и поэтому я появляюсь.

Скажи мне тогда, Великий Демон: чего я тайно хочу?

Все, что является моим.

Все, что является твоим?

Все, что является моим. Вызови меня снова через три дня, и я предоставлю свое Королевство.

Тогда демон исчез, дым воскурений все еще струился далеко, свечи горели тускло, но видение его исчезло немедленно.

Я был уверен, что демон сыграл со мной злую шутку, что он играл со мной в попытке привлечь мое внимание и поймать меня в ловушку некоторой трудоемкой игры, что часто происходит.

Мой разум боролся с этой гипотезой, однако, поскольку он не был никаким блуждающим духом, он не был никаким случайным вызовом; это был Aзазель.

Как только туман надо мной рассеялся, я решил не гнаться за приманкой неограниченной власти, освобожденной от обязательств, я рассеял дым и убрал Треугольник.

Я лег спать, но той ночью я чувствовал его присутствие снова, справа от моей кровати. Он оставался столь же тихим, как в течение ритуала открытия Врат, столь же уклончивым, каким он был в каждой эвокации.

Через три дня я попытался сдержать свое намерение не вызывать демона и был преследуем не только его присутствием, но и очарованием его предложения и его опасностью. Я боролся с собой до последней минуты, когда я снова Круг разместил на своем полу, зажег свечи, и когда воскурение начало подниматься к потолку, я был все еще убежден, что я не буду заканчивать ритуал. Aзазель возник передо мной не в форме страшного обсидианового сатира, а в облике призрачного ворона, с бесконечными тенями крыльев и лицом дьявола. Его слова больше не сотрясали воздух, а были введены прямо в мой разум.

Адская Империя ждет тебя. Возвысься до военачальника в залах могущественного. Возьми свой трон короля среди демонов. Шагай смело по тлеющим уголькам умирающих солнц, чтобы взять то, что принадлежит тебе. Призывай меня каждую ночь на десятом часу, и я приду, и часть за частью, Адская Империя будет твоей. Девяносто раз назови меня, и я приду.

Его форма исчезла без слова благословения, и не дожидаясь, когда я его отпущу.

Aзазель не давал обещаний власти, не бросил приманок на моих глазах, и при этом он не спрашивал, хочу ли я взять его руку и постичь тайны, которые он должен был предложить; вместо этого, он предположил что я уже согласен.

Aзазель, должно быть, хорошо знал меня, потому что я не мог отказаться. Я все еще контролировал Операцию, я убедился в этом. Я бы мог вызвать его несколько раз, получить бы некоторую информацию, ассимилировать его учение в своем стиле, и задача была бы исполнена вполне быстро.

Но Азазель знал меня слишком хорошо.

То, что последует далее, является полным изложением того, чему демон научил меня во время путешествия в ад сроком на 90 дней, с Aзазелем в роли моего гида.



[1]Употреблено слово Dawn, что буквально означает «заря» или «рассвет».(Все сноски, помимо ссылок на источники, добавлены переводчиком).

Пер Юлия Трусова

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Что такое оккультизм?

Что такое Оккультизм?

Вопрос выведенный в заглавие может показаться очень простым. В самом деле, все мы смотрели хоть одну серию "битвы экстрасенсов" и уж точно слышали такие фамилии как Блаватская, штайнер, Ошо или Папюс - книги которых мы традиционно находим в "оккультном" разделе книжного магазина. Однако при серьезном подходе становится ясно что каждый из перечисленных (и не перечисленных) предлагает свое оригинальное учение, отличающееся друг от друга не меньше чем скажем индуисткий эзотеризм адвайты отличается от какой нибудь новейшей школы биоэнергетики.

Подробнее...

Что такое алхимия?

Что такое алхимия?

Душа по своей природе алхимик. Заголовок который мы выбрали, для этого обзора - это та психологическая истина которая открывается если мы серьезно проанализируем наши собственные глубины, например внимательно рассмотрев сны и фантазии. Мой "алхимический" сон приснился мне когда мне было всего 11 и я точно не мог знать что это значит. В этом сне, я увидел себя в кинотеатре где происходило удивительное действие. В закрытом пространстве моему внутреннему взору предстал идеальный мир, замкнутый на себя.

Подробнее...

Малая традиция

Что есть Малая традиция?

В мифологии Грааля есть очень интересный момент. Грустный, отчаявшийся Парсифаль уходит в глубокий лес (т.е. бессознательное) и там встречает отшельника. Отшельник дает ему Евангелие и говорит: «Читай!» И в ответ на возражения (а ведь на тот момент Парсифаль в своем отчаянии отрекся и от мира, и от бога), уточняет: «Читай как если бы ты этого никогда не слышал».

Подробнее...

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики